Опубликовано Общество - пн, 09/23/2019 - 10:20

Святая преподобномученица Мария Гатчинская

В истории русской святости имя преподобномученицы Марии Гатчинской стоит в одном ряду с именами таких святых, как блаженные Ксения Петербуржская и Матрона Московская. Но, как и эти святые жены, стяжав благодатные дары прозорливости утешения, и молитвенной помощи скорбящим и страждущим, мать Мария была ещё и исповедницей веры Христовой в годину лютых гонений на Церковь. И закончила она свой жизненный путь подвигом мученичества.

Почитание матери Марии ещё при её жизни было настолько велико, что её дом в дворцовом пригороде Петербурга – Гатчине – стал местом паломничества верующих со всех концов России. Уже тогда, в двадцатые годы прошлого столетия, её именовали не иначе, как «святая мать Мария», настолько очевидными были её духовные дарования и чудеса, являемые по её молитвам.

…Ту февральскую ночь, которая для тысяч монашествующих стала началом пути на Голгофу, называют страстной пятницей русского монашества. По всей стране прошли массовые аресты монахов и монахинь уже закрытых и ограбленных обителей. Черные «воронки» сновали без устали. Камеры домов предварительного заключения и районные отделения ОГПУ были переполнены арестованными, большинство из которых выглядели как простые советские граждане. Но «органам» хорошо было известно, что это – монахи и монахини, продолжавшие свой исповеднический подвиг.

Сколько было изъято старинных книг и икон, сколько мощей святых вместе с ними были сожжены потом в топках котельных!

18 февраля 1932 года в Гатчине были арестованы сёстры закрытого Нежадовского монастыря и монахини бывшего Покровского подворья Пятогорского женского монастыря. В Стрельне ОГПУ арестовало насельников Свято-Троицкой Сергиевой пустыни. Все они вскоре будут проходить по одному и тому же групповому уголовному делу, по которому будет осуждена и мать Мария Гатчинская.

В Ленинградской области тогда, как считают исследователи, в застенки ОГПУ попали 900 монахинь и их друзей из мирян. Всех их потом сослали в Среднюю Азию и расселили в разных местах. Из этого числа остались в живых человек 70. Сыпной тиф, дизентерия и голод скосили остальных. Из глиняных и бетонных бараков и тюремной больницы с утра до вечера возили трупы.

…В двух толстых томах этого следственного дела более пятисот пожелтевших страниц: анкеты, протоколы допросов обвиняемых и свидетелей, медицинские справки, постановления об аресте… И за каждой страницей, если не сказать – за каждой строкой, – человеческие судьбы, лукавство или исповедничество, малодушие или мученичество. Многим из проходивших по делу суждено будет восприять от Господа венцы, судьбы многих нам до сих пор неизвестны…

_ak_2.jpgМатушка Мария Гатчинская не была арестована вместе со всеми. Это произойдёт через сутки. Видимо, следователям пришла в голову мысль во главе мифической контрреволюционной организации монашествующих поставить именно матушку, потому что она обладала высоким духовным авторитетом среди верующих и была последовательной противницей любого, пусть даже формального, подчинения Церкви безбожной власти.

Кто же такая монахиня Мария Гатчинская? Что мы знаем о жизни матушки, наполненной физическими страданиями, духовными борениями, молитвой, постом и смирением? Какие свидетельства дошли до нас об этом неподражаемом примере христианского подвига, который увенчался подвигом мученичества?

Детство и юность

Родилась Лидия Александровна Лелянова (имя матери Марии до пострига) в 1874 году в Санкт-Петербурге. Леляновы проживали в доме №101 на Забалканском проспекте, неподалеку от Новодевичьего монастыря. Отец Лидии, Александр Иванович Лелянов имел сургучный завод и собственный дом при нем. Родной брат Александра Ивановича – Павел – был владельцем крупного мехового магазина на Большой Морской и принимал деятельное участие в общественной и городской жизни: он несколько лет был гласным Петербургской Думы. Купеческая династия Леляновых была в столице известной, уважаемой и богатой, ибо давно числилась по первой гильдии.

Первые скорби начались для Леляновых, когда умер глава семьи. Тогда Лидии было 3,5 года, а ее сестре Юлии – 1,5. Для Лидии это было лишь началом великих испытаний, которые будут ей посланы Господом. Через тяжкую неизлечимую болезнь она будет призвана Божественным Промыслом к равноангельскому служению Богу и ближнему.

Отрешение ее от мира и всецелое предание в руки Божии совершались постепенно.

В шестнадцать лет девушку поразил тяжелый недуг – болезнь Паркинсона, которая стала следствием заболевания энцефалитом. На выпускные экзамены в женской гимназии, которую она заканчивала, Лидию привезли в инвалидной коляске.

Не помогли долгие курсы лечения, в том числе и за границей. Болезнь продолжала неумолимо отнимать у девушки телесное здравие: у нее стали сохнуть руки и ноги, все тело ссыхалось и уменьшалось в размере. По воспоминаниям современников, никакое лечение не помогало. Она не стала владеть ногами и всегда вынуждена была лежать, так как сидеть ей не давала постоянная страшная боль во всех тканях. Со временем и руки ей отказали, и все тело ссохлось. Только голова и лицо оставались без всякого изменения. Лицо оставалось благообразным и светлым.
В том, что болезнь будущей матери Марии протекала таким образом, видится особое действие Промысла Божиего. Тяжелый недуг не приобрел тех форм, которые обычно бывают неизбежными и, кроме поражения телесного, приводят также к разрушению личности.

Как отмечал первый составитель жизнеописаний многих новомучеников и исповедников Российских, в том числе, и м. Марии, протопресвитер Михаил Польский, «оказавшись полным физическим инвалидом, (мать Мария) не только не деградировала психически, но обнаружила совершенно необычные, не свойственные таким больным черты личности и характера: она сделалась чрезвычайно кроткой, смиренной, покорной, непритязательной, сосредоточенной в себе, углубилась в постоянную молитву, без малейшего ропота перенося свое тяжкое состояние».

Тяжкие страдания и многообразные искушения претерпевала раба Христова, находясь в непрестанном борении с духами злобы поднебесными. По рассказу одной из ее духовных дочерей можно понять, что в первые годы у болящей была нелегкая борьба с плотью, в которой давали помощь молитва и слезы. «Уткнитесь в подушку и плачьте – и почувствуете Христа, узнаете какой Он любящий, какой чистый», – говорила матушка своей духовной дочери, провидя, что та в будущем будет страдать от плотской брани. Борясь с искушениями и телесными страданиями, подвижница постепенно стяжала благодатный дар утешения скорбящих и страждущих. Забывая собственную боль, она принимала на себя боль и страдания других людей. Силы для своего подвига страдалица черпала в непрестанной молитве и частом причащении Св. Христовых Таин.

С 1912 года раба Божия Лидия полностью потеряла подвижность и вынуждена была лежать все время на спине. Руки и ноги у нее не действовали.

В 1913 году сестры, мать и братья переехали в Гатчину, где жил брат болящей, Владимир Александрович (скончался в 1927 г.), в дом №41 по улице Багговутовской (ныне ул. К. Маркса), неподалеку от Гатчинского Павловского собора. Именно этому зеленому двухэтажному деревянному дому в центре Гатчины суждено было на два десятилетия стать местом паломничества многочисленных людей, ехавших в Гатчину с одной целью: посетить смиренную страдалицу, чтобы от нее получить и утешение, и духовный совет. Среди посетителей матери Марии были люди всех сословий и положений: простые крестьяне и мещане, бывшие генералы, священнослужители, монашествующие, и даже архиереи.

Начало исповеднического служения

Но до времени великий дар утешения и молитвы, которым наградил Господь подвижницу, был скрыт от людей. Открытие этого дара совершилось через замечательного священника протоиерея Иоанна Вакуловича Смолина (1867- 1927), служившего в 1920-х годах Гатчине на Покровском подворье Пятогорского женского монастыря. Добрый пастырь стал духовником монахини Марии.

Основой молитвенного союза о. Иоанна и матушки Марии было твердое и безкомпромиссное стояние в православной вере. Духом исповедничества дышат слова пастыря: «Нет, не уступим ни на один шаг врагам веры и Церкви; постоим за истину Христову твердо, даже до крови, как и постояли уже многие, и сохраним во всей целости и чистоте веру апостольскую, веру церковную, веру православную». Эти слова очень точно отражают жертвенный христианский дух, который был присущ многим лучшим представителям Православной Церкви того времени. Несомненно, был он присущ и монахине Марии, которая сподобится принять за Христа страдания, которые приведут к смерти страдалицы.

Ее высокий молитвенный настрой, исключительная добросердечность и сострадательность, в сочетании с даром прозорливости и духовного рассуждения обнаруживали в матушке Марии подлинную угодницу Божию, щедро наделенную дарами Духа Святаго. «…Духовное рассуждение, – пишет святитель Игнатий Брянчанинов, – есть достояние совершенных христиан; участвуют в этом благе значительно преуспевшие в благочестивом подвиге; чуждо оно новоначальных и неопытных…».

Поначалу к болящей приходили лишь знакомые, потом они приводили своих знакомых, и так число посетителей постоянно росло. Как вспоминала дочь протоиерея Иоанна Смолина, «верующий народ стал к ней [матушке Марии] ходить за утешением и добрым советом… К ней стало приезжать и духовенство, ее постригли в монахини и дали имя Мария».
На стенах большой комнаты, которая служила приемной и прилегала к келье м. Марии, можно было увидеть фотографии священномученика митрополита Вениамина Петроградского и митрополита Иосифа (Петровых). Владыка Вениамин написал на своей фотографии: «Глубокочтимой страдалице матушке Марии, утешившей, среди многих скорбящих, и меня грешного». Владыка Иосиф оставил на своей фотографии большую выписку из своего духовного дневника «В объятьях Отчих».
Именно по благословению священномученика Вениамина раба Божия Лидия была пострижена в монахини с наречением имени Мария в честь равноапостольной Марии Магдалины. Произошло это в год мученической кончины владыки. Постриг совершил архимандрит Александро-Невской лавры Макарий (Воскресенский), который в 1922-1924 годах был благочинным монастырей и подворий Петроградской епархии. Постриг проходил торжественно на Покровском подворье Пятогорского монастыря в Гатчине. «Помню, – пишет сестра из кружка при м. Марии Анна Алексеевна Епанчина, – что было много приезжих из Санкт-Петербурга архиереев, священников, диаконов, было очень торжественно, огромный монастырский храм был полон народу».

Ровно десять лет после принятия ангельского чина продолжалось благословенное Господом служение матери Марии. Мать Мария лежала всегда на спине; тела ее не было видно; от шеи она была покрыта, до конца постели, черной мантией. На голове был черный монашеский апостольник. Руками она не владела совершенно, но на мантии ее всегда лежали четки. Многие посещали Матушку…и пользовались ее советами, мудрыми, полными нежной любви к каждому наставлениями.

Свидетельства святости

«Мать Мария пользовалась большой известностью, к ней приходила масса народу, особенно из окружающих деревень», – вспоминает современница. Вдова вице-адмирала Сильман на следствии показала: «Живу я в г. Красногвардейске [Гатчине] 25-26 лет, за это время уже давно слышала, что в городе по ул. К. Маркса [Багговутовской] живет Мария, которая слыла в городе как исцелительница и святая. Нередко проходя по улице, меня останавливали прохожие и священники и спрашивали, где живет святая Мария». Таких свидетельств в следственном деле множество. Приходившие приносили деньги и продукты, а сестра матушки Юлия Александровна раздавала их нуждающимся, среди которых были бывшие генералы и их семьи. Таких «бывших людей» (как они именуются в следственном деле) было немало. Постоянными посетителями матушки были генерал Алексей Епанчин, генеральша Екатерина Теляковская, генеральша Ираида Дубровина, вдова адмирала Пац-Помарнацкая и другие.

Почитание м. Марии усиливалось с каждым годом. Ее имя постепенно сделалось известным далеко за пределами Гатчины. Как явствует из материалов следственного дела, фотографии подвижницы «распространялись по всему СССР». Среди верующего народа м. Марию называли не иначе как «святая Мария». Такое именование было укоренившимся и обиходным. Большая комната, примыкавшая к келье монахини Марии и служившая приемной, бывала полна приезжих не только из Петрограда и Москвы, но и из разных концов России. «Посещало м. Марию очень много народу, – показывала на следствии Александра Ивановна Анц, – служились у нее на квартире молебны и бывало духовенство. В городе она пользуется большой известностью и если она помолится, то после все сбывается. Поэтому к ней ходит народ и просят помолиться для того, чтобы исполнилось какое-либо желание». Лишь в последние годы количество посетителей м. Марии уменьшилось, поскольку многие были арестованы, некоторые умерли. Но и тогда к матушке приходило по 5-10 человек в день.
Среди посетителей м. Марии были такие известные личности, как архиепископ Димитрий (Любимов), священномученик протоиерей Викторин Добронравов, священник Алексий Кибардин, м. Варсонофий, служивший в Федоровском соборе Царского Села, архимандит Лев (Егоров), его брат Гурий (будущий митрополит) и другие. Многие из посетителей м. Марии позже примут мученическую кончину. В непоколебимом стоянии за истину Христову и Его Церковь укрепляла этих исповедников и мучеников благодатная страдалица.

Священномученик
протоиерей Викторин Добронравов

Живую картину служения монахини Марии запечатлел в своих воспоминаниях профессор Иван Михайлович Андреевский, побывавший в марте 1927 года у праведницы и получивший от нее духовную помощь. Сила слов и молитвы матери Марии была такова, что посетитель, по его собственному признанию, вышел от нее «другим человеком». Он пожаловался матери Марии на приступы тоски, на что та сказала ему: «Тоска есть крест духовный – посылается она в помощь кающимся, которые не умеют раскаиваться, то есть после покаяния снова впадают в прежние грехи… А потому – только два лекарства лечат это, порой крайне тяжкое, душевное страдание. Надо или научиться раскаиваться и приносить плоды покаяния, или со смирением, кротостью и терпением и великой благодарностию Господу нести этот крест духовный, тоску свою, памятуя, что несение этого креста вменяется Господом за плод покаяния… А ведь какое это великое утешение – сознавать, что тоска твоя есть неосознанный плод покаяния, подсознательное самонаказание за отсутствие требуемых плодов. От мысли этой – в умиление придти надо, и тогда тоска постепенно растает, и истинные плоды покаяния зачнутся…» На этих глубоких, безценных словах лежит отпечаток святоотеческой мудрости, глубокого смирения и личного опыта терпения скорбей, приведшего м. Марию ко всецелому покаянию перед Господом и полной покорности Его святой воле.
Андреевский, сам получивший утешение от матушки Марии, был также свидетелем ее чудесного воздействия на других. «Юноша, унывающий после ареста и ссылки отца-священника, вышел от матушки с радостной улыбкой, сам решившись принять сан диакона. Молодая женщина от грусти пришла к светлой радости, также решившись на монашество. Пожилой мужчина, глубоко страдавший от смерти сына, вышел от матушки выпрямленный и ободренный. Пожилая женщина, вошедшая с плачем, вышла спокойная и твердая». И таких людей были не десятки, а многие и многие сотни.

Воспоминания современников м. Марии, собранные в последние годы, говорят о силе молитвы матушки и ее даре прозорливости.

По свидетельству уроженки Пулкова Юдиной О.Н., матушка Мария (ок. 1929 г.) предсказала судьбу их семьи. Произошло это так. Мать взяла ее, тогда еще маленькую девочку, в Гатчину, где они побывали на приеме у м. Марии. В Гатчине они подошли к небольшому домику вблизи Павловского собора, поднялись на второй этаж. В приемной сидело очень много людей, среди которых было немало священства. Ждали очереди довольно долго. Когда их очередь подошла, они вошли в комнату. Монахиня Мария была недвижима и принимала посетителей лежа. Лицо ее было очень красиво, «как будто вытесано из мрамора». Гостей она встретила очень приветливо. В конце беседы матушка сказала, что их большую семью ожидает трагедия. Хозяина посадят в тюрьму, где он и сгинет. Семья распадется, а ты вот с этой девочкой поедешь очень далеко в ссылку…

Прошло пять лет, и когда девочке было 14 лет, однажды ночью в их дом ворвались… Главу семьи арестовали и увезли в тюрьму, откуда он не вышел. Мать с дочкой отправили в ссылку в Красноярский край. Долгих пять лет они проработали на лесоповале. Когда же им удалось вернуться в Пулково, они узнали, что глава семьи Н. Н. Юдин умер в тюрьме. Простой пулковский крестьянин был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 58-4, 58-10 УК РСФСР (оказание помощи международной буржуазии и контрреволюционная агитация).

Уроженка Гатчины Н. А. Кармозина 1922 г.р. сообщила, что ее мать, Евдокия, носила матушке Марии молоко и молочные продукты. Матушка молилась с ней об исцелении ее мужа, который страдал запоями, а после молитвы часто говорила: «Иди, Евдокия, домой. Муж твой уже пришел». И действительно, муж, которого не было несколько дней, оказывался дома. Дар прозорливости м. Марии проявлялся еще и так: бывали дни, когда она не принимала, но когда приходила упомянутая молочница Евдокия, она узнавала об этом и просила, чтобы та пришла к ней помолиться. Сама Н.А. Кармозина страдала в детстве нервным заболеванием, что выражалось в подергивании головой. Когда матушка Мария узнала об этом, то попросила привести к себе девочку (ей было около 7 лет). После совместной молитвы матушка сказала, что девочке будет лучше, но полного исцеления она не получит. Матушка неоднократно молилась с ней в своей келье. Наступило значительное улучшение, но болезнь до конца не прошла, как и было предсказано.

Как вспоминают гатчинские старожилы, вокруг матери Марии находили утешение люди, имевшие физические недостатки, а также их родственники. Так, одна из дочерей генерала А.А. Епанчина, почитателя матери Марии, была слепа. По благословению матери Марии иконописью занималась инвалид Лилия Александровна Тюлина, а помогала по хозяйству матери Марии женщина, имевшая безрукого сына. Все эти скорбящие люди находили поддержку и утешение у матери Марии, в которой жил дух христианской любви к ближнему.

На пути мученичества

Большое влияние оказала личность м. Марии и на духовную атмосферу Гатчины 1920-х годов. Среди мрака воинствующего безбожия и нравственного растления появляется община девушек, чьи чистые души тянулись ко Господу и стремились выстраивать свою жизнь в соответствии с заповедями Божиими. Вокруг матери Марии образуется православное сестричество, занимающееся молитвой, чтением и изучением Священного Писания и помощи ближним. Сестричество это называлось кружком почитания о. Иоанна Кронштадтского. Почитать память святого пастыря в то лютое время было большим дерзновением, но небесное заступничество святого хранило и укрепляло сестер в их благом делании. Основан кружок почитания был 11 сентября 1921 г. «Вокруг матери Марии, – вспоминала А. А. Епанчина, – сложились два «кружка» – большой и маленький, большой помогал в разных домашних делах, маленький – большей частью пел молебны… В малом кружке нас было примерно 16 девочек, руководил нами о. Иоанн Смолин, с которым мы много пели у матушки Марии, навещали больных, отпевали покойников… На Рождество и Пасху мы ходили… «славить» к жителям Гатчины, почитателям матушки Марии». «Целью кружка, – по свидетельству одной из сестер – Ольги Эдуардовны Вейерт, – было поддержание духовно-нравственного общения с больной, а также воспитание в этом духе; проведение в квартире болящей панихид, молебнов, молитвенных собраний в наше развращенное и безбожное время».
Матушка Мария с самого начала направляла духовную жизнь кружка, определяла необходимость тех или иных дел, которые осуществляли во славу Божию сестры. Со смертью отца Иоанна, последовавшей в январе 1927 года, значение ее руководства еще более возросло. Молитвенно поддерживая сестер кружка, мать Мария стала его фактической духовной руководительницей, направляя и ориентируя сестер в сложной обстановке церковной и общественной жизни тех лет, уча их непоколебимой твердости в вопросах веры и благочестия. Более десяти лет просуществовал кружок монахини Марии, и трудно переоценить духовную пользу, которую он принес.

В ближайшее окружение м. Марии входили: ее сестра Юлия Александровна, посвятившая свою жизнь служению Богу, а также уходу за болящей сестрой и вместе с ней осужденная и сестры кружка, две из которых пострадали за веру и были отправлены карательными органами в ссылку.

После кончины о. Иоанна Смолина духовником матери Марии становится молодой батюшка о. Петр Белавский (1892-1983), служивший в это время в церкви святителя Алексия митрополита Московского в Тайцах. Отец Петр был рукоположен во священника священномучеником митрополитом Вениамином 19 декабря/1 января 1921 г. Таким образом, и он, и матушка Мария получили благословение на служение у этого святого архиерея. Светлый образ священномученика Вениамина являл им пример стойкости и непреклонности в отстаивании правды Божией, и вместе с тем, – молитвенности, смирения и любви к ближнему.

Матушка Мария подарила служившему у нее в комнате, исповедовавшему и причавшавшему ее о. Петру небольшой складень с изображением Спасителя, Пресвятой Богородицы и св. Георгия Победоносца, который чудом сохранился и прошел вместе с пастырем-исповедником все тюрьмы и ссылки…
Духовное окормление отцом Петром матушки Марии и сестер Иоанновского кружка длилось без малого три года. Осенью 1929 г. он вместе с архиепископом Димитрием (Любимовым) был арестован в своем доме в Тайцах и затем отправлен в Соловки. С заключенным в Соловки о. Петром м. Мария поддерживала переписку.

Она диктовала свои письма сестре Юлии. Одно из писем к о. Петру, пришедшее в Соловки, сохранилось. Духом христианской любви и надежды веет от его проникновенных строк. Написано оно в Прощеное воскресенье, 22 февраля 1931 года, то есть за год до ареста страдалицы, и подписано мирским именем монахини Марии (для глаз тех, кто будет его просматривать). Из письма мы узнаем, что и после ареста о. Петра кружок вокруг матери Марии продолжал существовать, а также, что ее физические страдания невероятно усилились и даже любое прикосновение вызывало сильную боль. «Сестра и птенцы низко кланяются, поздравляют, целуем твою отеческую руку. – Говорится в письме. – Скажу несколько слов о себе. Здоровье сильно ухудшилось; чувствуется болезненность во всем, стала недотрога, но все же Господь милостив ко мне».

Дочь о. Петра Белавского Ксения Петровна свидетельствует, что когда они с матерью Ксенией Васильевной и сестрой Александрой приходили к матери Марии, Ксения Васильевна предупреждала девочек, чтобы ни в коем случае они не сделали неосторожного движения: не толкнули кровать, на которой лежала мать Мария или не задели ее саму, так как любое прикосновение приносило ей тяжкие физические страдания. Это подтвердит и медицинское заключение, сделанное главврачом дома предварительного заключения…

…В изголовье кровати, на которой лежала м. Мария, неизменно находилась икона Спасителя, несущего Свой крест, безмолвно напоминая всем, кто приходил к ней, о необходимости мужественного перенесения всех тягот и скорбей жизни, которое святые называют безкровным мученичеством. Умерщвление своей воли и подчинение ее святой и всесовершенной воле Божией ради служения Богу и ближнему стало для матери Марии ее крестным путем. Видя перед своими духовными очами Господа, мать Мария являла собой пример безропотного крестоношения и самоотвержения, и путем мученичества земного шла к славе небесной.

18 февраля 1932 г. повсеместно прошли массовые аресты монашествующих. В Гатчине были арестованы сестры закрытого Нежадовского монастыря и сестры Покровского подворья Пятогорского Вохоновского женского монастыря. А на следующий день, в пятницу 19 февраля арестовали и мать Марию с сестрой Юлией Александровной. В постановлении на арест м. Марии прямо вменялось в вину исповедание веры: «Участвует на нелегальных сборищах, где читается евангелие, на которые приглашается местное население и в беседах на религиозные темы ведет антисоветскую пропаганду»

Как вспоминали современники, «мать Марию волокли со второго этажа их дома два чекиста, прямо по полу, несмотря на ее крики от боли, погрузили в грузовую машину и увезли в Ленинград». Вместе с м. Марией, кроме ее сестры, были также арестованы сестры кружка М. Е. Клячина и В. И. Максимова.

Можно представить, какие невероятные физические страдания испытывала м. Мария и во время ареста, и во время транспортировки в кузове промерзшего грузовика. Но на этом ее муки не кончатся…

Страдалицу привезли в больницу, которая находилась на Фонтанке и называлась больницей им. 25 октября (бывшая Александровская). На следующий день после ареста в больнице ДПЗ безпомощную монахиню подвергли осмотру. Главным врачом было подписано медицинское освидетельствование тяжелого заболевания м. Марии, в котором говорилось, что больная страдает «ревматизмом и подагрой в течение двадцати лет, настолько в сильной форме, что находится в вынужденном лежачем положении на спине в течение всего времени своей болезни. В настоящее время она представляет из себя редкую уродливость и болезнь ее в данном состоянии неизлечима». Здесь же было отмечено, что больная нуждается в постоянном уходе не менее 2-х человек. Кроме того, главврач указал, что больная подлежит переводу в гражданскую больницу или в дом призрения… Но жестокий механизм не дал обратного хода…

Проходила м. Мария по делу «группы монашек Вохоновского, Нежадовского монастырей, Покровского подворья Пятогорского монастыря и Сергиевой пустыни». Монахине Марии было предъявлено обвинение по статье 58/10.

На самом же деле причиной ареста было огромное духовное и общественное значение матушки Марии. Она, как отмечается в уголовном деле, «была настолько популярна, что ее считают даже ясновидящей и предсказательницей… Слава ее святости была большая и далеко за пределами района».

Действительно, какую опасность для властей могла представлять прикованная к постели монахиня-инвалид? Тем не менее, безбожные власти эту опасность осознавали. Духовная сила и авторитет, а также полная безбоязненность м. Марии были страшны богоборцам. К ней обращали взоры те, кому требовалось укрепление в противостоянии антихристианскому обществу, насаждаемому на месте Святой Руси. Видя смиренное ежедневное мученичество и неземной дар Божественной любви м. Марии, а также твердое стояние в вере, страждущие чувствовали живое дыхание Духа Божия, воочию созерцая, как «немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1Кор.1:27). И это живое веяние благодати укрепляло их на путях исповедничества.

Показания Юлии Александровны Леляновой и жителей Гатчины дали Коллегии ГПУ вполне ясную картину жизни и служения матери Марии, а ее собственные показания, зафиксированные 16 марта 1932 г., подписали ей приговор. Мать Мария заявила следователю, что по религиозным убеждениям она является истинно православной. Кроме того, она сказала: «Я считаю, что митрополит Сергий напрасно велел молиться за соввласть, так как ей это не нужно. И вообще, пусть за нее молится кто сам хочет…» На вопрос следователя о том, кто приходил к ней, мать Мария отвечала кратко, что «народ меня посещал, но не в большом количестве. Приходили за советами по разным вопросам». Имен тех людей, кто приходил, м. Мария не назвала, кроме имен нескольких священнослужителей, которые были хорошо известны «органам», и были к тому времени уже отправлены в ссылку …

В обвинительном заключении по делу, подписанном 19 марта 1932 г., говорится: «В условиях обостренной классовой борьбы и ожесточенного сопротивления, оказываемого контр-революционными элементами развитию социалистических форм хозяйства, активную роль играют церковные сектанты, пытаясь всяческими способами противодействовать делу социалистической стройки…». Приговор Коллегии ОГПУ от 22 марта 1932 года гласил: «Лелянову Лидию Александровну лишить права проживания в Московской, Минской, Харьковской, Одесской областях , Дагестане, Казани, Чите, Иркутске, Хабаровске, Ташкенте, Тифлисе, Омске, Омском районе, на Урале и пограничный округах сроком на 3 года, с 22/III-32 г. с прикреплением к избранному месту жительства». Это означало ссылку в глухую провинцию, что было равносильно смертному приговору, потому что этого пути мать Мария выдержать бы не смогла.

Но Господь избавил мученицу от дальнейших страданий. Однажды тем, кто носил передачи для матери Марии было объявлено: «Скончалась в госпитале». По сведениям из архива ЗАГСа смерть последовала 17 апреля 1932 г. Последняя дата согласуется и с другими данными, например, записями современников м. Марии. Скончалась страдалица в больнице 2-го отделения дома предварительного заключения.

Так исполнилось над матерью Марией то, о чем говорил святитель Василий Великий, повествуя о подвигах первохристиан, принимавших мученические венцы: «Иные из них не знали обвинителей, не видали судилищ…, но безвременно ночью похищены насильственно, сосланы , и злостраданиями, какие должны были терпеть в пустыне, доведены до смерти».
Посмертное почитание и прославление
Честные останки блаженной страдалицы были выданы ее невестке. Похоронить тело матери Марии было велено без огласки. Погребение состоялось на Смоленском кладбище неподалеку от часовни Ксении Петербургской.

Буквально сразу после погребения, смиренная могилка страдалицы стала местом непрекращающегося паломничества верующих людей. Начало этому почитанию положил убиенный протоиерей Сергий Западалов, служивший в самом начале 20-го века в Гатчинском Павловском соборе. Он лично и в сослужении многих других священнослужителей совершал панихиды на могиле мученицы.
Эти служения были безстрашными свидетельствами веры и безкомпромиссного стояния в истине за Церковь Христову, ведь меньше чем через месяц после мученической кончины матушки, 15 мая 1932 года, декретом правительства за подписью Сталина была объявлена "безбожная пятилетка", которая поставила цель: к 1 мая 1937 г. «имя Бога должно быть забыто на территории страны». Репрессии 1930-х годов затронули уже всех верующих: и лояльных, и нелояльных, и православных, и иноверных.

И служение панихид на могиле мученицы, принявшей смерть за веру, было открытым вызовом богоборческим властям. Образ матери Марии призывал к исповедничеству даже до смерти за Христа, которую многие из её почитателей удостоились принять.

Несмотря на полный разгром общин сторонников митрополита Петроградского Иосифа (Петровых), не принявших, как и мать Мария, декларацию митрополита Сергия о сотрудничестве с советской властью, почитание матери Марии продолжало сохраняться в церковном народе. Гатчинские старожилы рассказывают, что приезжая на Смоленское кладбище поклониться блаженной Ксении, паломники непременно шли потом помолиться на могилку матушки Марии Гатчинской.

Не был забыт подвиг святой страдалицы и русскими изгнанниками, жившими в эмиграции. В книге протопресвитера Михаила Польско го её житие заняло достойное место среди имён других мучеников за веру в годы гонений на Церковь в России. В 1981 году монахиня Мария Гатчинская была прославлена в сонме Новомучеников и Исповедников Российских Русской Православной Церковью Зарубежом.

источник материала

Исторические материалы о святых местах.

aАхтырский Троицкий монастырь

aАфон и его окрестности

aНовый русский скит св. апостола Андрея Первозванного на Афоне

aХарьковский Свято-Благовещенский Кафедральный собор

aВифлеем

aВИЛЕНСКИЙ СВЯТО-ДУХОВ МОНАСТЫРЬ

aВладимирская пустынь

aСказание о чудотворной Высочиновской иконе Божией Матери и создании Высочиновского Казанского мужского монастыря. Книга 1902 года.

aГефсимания. Гробница Богородицы

aГефсиманский скит.

aГлинская пустынь

aГора Фавор и долина Изреель

aГолгоѳо-Распятскій скитъ

aДИВНОГОРСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

aОписание Зилантова монастыря

aЗмиевской Николаевский казацкий монастырь

aСпасо-Преображенский Лубенский Мгарский мужской монастырь.

aКосьмо-Дамиановский монастырь

aКраснокутский Петропавловский монастырь

aЛеснинский монастырь

aНазарет

aСИОНСКАЯ ГОРНИЦА

aмонастыри Афона

aЕлеонская гора - место Вознесения Господня

aЕлецкий Знаменский монастырь на Каменной горе.

aМОНАСТЫРЬ СВЯТОЙ ЕКАТЕРИНЫ

aКиевский Богородице-Рождественский монастырь в урочище «Церковщина».

aКуряжский Старохарьковский Преображенский монастырь

aСпасо-Вифанский монастырь

aНиколаевский храм на Святой Скале

aНиколаевский девичий монастырь

aВсехсвятский кладбищенский храм.

aОзерянская пустынь

aИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СКИТА ВО ИМЯ СВ. ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ГОСПОДНЯ, НАХОДЯЩАГОСЯ ПРИ КОЗЕЛЬСКОЙ ВВЕДЕНСКОЙ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

aРека Иордан

aИсторическое описание Саввино-Сторожевского монастыря

aЛЕТОПИСЬ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ.

aКРАТКАЯ ИСТОРИЯ ПОДВОРЬЯ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТРЫРЯ В ХАРЬКОВЕ

aСЕРАФИМО — ПОНЕТАЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

aСофийский собор

aСвято-Успенская Святогорская пустынь

aСпасо-Вознесенский русский женский монастырь

aПокровский храм Святогорской обители.

aПещеры Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aПещерный храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских

aСеннянский Покровский монастырь

aХорошевский Вознесенский женский монастырь.

aСобор Христа Спасителя в Спасовом Скиту возле с.Борки.

aСвято-Успенская Почаевская Лавра

aУспенский собор Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aУспенский собор Киево-Печерской лавры

aУспенский собор в городе Харькове.

aСвято-Успенский Псково-Печерский монастырь

aЧасовня апостола Андрея Первозванного

aПещерная церковь Рождества Иоанна Предтечи

aИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА ВОСКРЕСЕНИЯ СЛОВУЩЕГО. ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ХРАМ.

aИстория Святогорского Фавора и Спасо-Преображенского храма

aСвятая Земля. Хайфа и гора Кармил

aХеврон. Русский участок и дуб Мамврийский (дуб Авраама)

aХрамы в Старобельском районе.

aХрамы Санкт-Петербурга

aПамять о Романовых за рубежом. Храмы и их история.

aШАМОРДИНСКАЯ КАЗАНСКАЯ АМВРОСИЕВСКАЯ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ

Церковно-богослужебные книги и молитвословия.

aАрхиерейский чиновник. Книга 1

aАрхиерейский чиновник. Книга 2

aБлагодарственное Страстей Христовых воспоминание, и молитвенное размышление, паче иных молитв зело полезное, еже должно по вся пятки совершати.

aБогородичное правило

aБогородичник. Каноны Божией Матери на каждый день

aВеликий покаянный Канон Андрея Критского

aВоскресные службы постной Триоди

aДРЕВНЯЯ ЗААМВОННАЯ МОЛИТВА НА ПАСХУ.

aЗаклинание иже во святых отца нашего архииерарха и чудотворца Григория на духов нечистых

aЕжечасныя молитвенныя обращенія кающагося грѣшника къ предстательству Пресвятой Богородицы

aКанонник

aКанонник

aКоленопреклонные молитвы, читаемые на вечерне праздника Святой Троицы.

aМОЛЕБНОЕ ПѢНІЕ ВО ВРЕМЯ ГУБИТЕЛЬНАГО ПОВѢТРІЯ И СМЕРТОНОСНЫЯ ЗАРАЗЫ.

aМОЛИТВА ЗАДЕРЖАНИЯ

aМолитвы иерея

aМолитва ко Пресвятей Богородице от человека, в путь шествовати хотящаго.

aМолитва Михаилу Архистратигу, грозному воеводе

aМОЛИТВА ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

aМолитва по соглашению

aМОЛИТВА Cвященномученика Киприана

aМолитва святителя Иоасафа Белгородского

aМОЛИТВЫ ПОКАЯННЫЕ КО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ

aМолитвенное поклонение святым угодникам, почивающим в пещерах Киево-Печерской Лавры

aМолитвы священномученика Серафима (Звездинского), составленные в заключении.

aМолитвы митрополита Филарета (Дроздова)

aМОЛИТВЫ ВЪ НАЧАЛѢ ПОСТА СВЯТЫЯ ЧЕТЫРЕДЕСЯТНИЦЫ.

aМолитвослов

aМолитвослов

aМолитвослов

aОктоих воскресный

aПанихидная роспись в Бозе почивших Императорах и Императрицах, Царях и Царицах и прочих Высочайших лицах. С-Петербург. - 1897г.

aПассия

aПѢСНЬ БЛАГОДАРСТВЕННА КЪ ПРЕСВЯТѢЙ ТРОИЦЫ, ГЛАГОЛЕМА ВО ВСЮ СВѢТЛУЮ НЕДѢЛЮ ПАСХИ

aПОЛНЫЙ СЛУЖЕБНИК 1901 ГОДА

aПоследование молебного пения, внегда Царю идти на отмщение против супостатов. 1655 г.

aПсалтирь

aПсалтирь

aПсалтирь Божией Матери

aПоследование во святую и великую неделю Пасхи

aПоследование седмичных служб Великого поста

aПостная Триодь. Исторический обзор

aПОХВАЛЫ, или священное послѣдованіе на святое преставленіе Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Марíи

aСлужбы предуготовительных седмиц Великого поста

aСлужбы первой седмицы Великого Поста

aСлужбы второй седмицы Великого поста

aСлужбы третьей седмицы Великого поста

aСлужбы четвертой седмицы Великого поста

aСлужбы пятой седмицы Великого поста

aСлужбы шестой седмицы Великого поста

aСлужбы Страстной седмицы Великого Поста

aСОКРАЩЕННАЯ ПСАЛТЫРЬ СВЯТОГО АВГУСТИНА

aТипикон

aТребник Петра (Могилы) Часть 1

aТребник Петра (Могилы) Часть 2

aТребник Петра (Могилы) Часть 3

aТриодь цветная

aТРОПАРИОН

aЧасослов на церковно-славянском языке.

aЧинъ благословенія новаго меда.

aЧИНЪ, БЫВАЕМЫЙ ВЪ ЦЕРКВАХЪ, НАХОДЯЩХСЯ НА ПУТИ ВЫСОЧАЙШАГО ШЕСТВІЯ.

aЧИНЪ «НА РАЗГРАБЛЯЮЩИХЪ ИМѢНІЯ ЦЕРКОВНЫЯ»

aЧИН ПРИСОЕДИНЕНИЯ КЛИРИКОВ ПРИХОДЯЩИХ ОТ ИЕРАРХИИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ УСТАНОВЛЕННЫЙ СОБОРОМ ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ (27 ОКТЯБРЯ/9 НОЯБРЯ 1959 Г.)

aЧин чтения 12-ти псалмов