Опубликовано Общество - сб, 11/23/2019 - 20:52

«Ересь царебожия»: правда и вымыслы.

 

Обзор некоторых статей по критике монархии и идеи «Царя-искупителя»

 

Часть 1.

Появившиеся некогда статьи, разсматриваемые ниже, затронули такую важную тему, как взаимоотношения Святой Православной Церкви и Самодержавной Монархии, касаясь также и такой важной темы, как осмысление подвига Святого Царя-мученика Николая Александровича. Они несли в себе совершенно определённую тенденцию, и, к сожалению, так и остались безо всякого ответа и даже разбора их аргументации. Получилось, таким образом, что они претендуют как бы на «официальную» точку зрения по разсматриваемым в них вопросам и сделанным выводам.

Но так ли это на самом деле? Каково подлинное, основанное на святоотеческом учении и, что не менее важно, на исторической практике, взаимоотношение Церкви и Монархии? Не претендуя, разумеется, на то, чтобы дать ответ на такой вопрос во всей его полноте, мы для начала, постараемся разобраться в той аргументации авторов, которой они оперировали в своих статьях. Не относясь предвзято к позиции данных священников, можно сказать, что их мнения по данной теме оставляют больше вопросов, чем дают ответов. Т.к. необходим максимально полный анализ, то мы, в тех случаях, где это возможно, даём ссылки как на электронную версию разбираемых статей, так и на печатный вариант. Но т.к. некоторые читатели будут, возможно, лишены возможности посмотреть их в интернете – мы, в необходимых случаях, специально даём наиболее полные цитаты из разсматриваемых статей, чтобы было ясно, что мы не выдёргиваем их из контекста и не искажаем общего смысла разсуждений данных священнослужителей.

Мы не станем пересказывать самих статей и их вводных патетических мест, иногда понятных, а иногда и довольно, на наш взгляд, надуманных. Но будем сразу выбирать из текстов те места, которые, на наш взгляд, нуждаются в анализе и ответе.

Кроме того, в статьях разных авторов есть повторения их аргументов. В таких случаях мы, не повторяя разбора, выбираем тезис у того автора, который нам кажется наиболее ярким – и рассматриваем именно его. Так мы просто сократим работу и сэкономим время читателей. Но, в любом случае, оговоримся: интересующимся темой было бы полезно вначале прочесть названные статьи, и лишь после – читать к ним наш комментарий.

Курсивом даны цитаты из разбираемых работ, все другие цитаты приводятся обычным шрифтом с указанием источников.

диакон Даниил Сысоев: «Богословские соблазны монархического движения».
.....................................................................
Богословские соблазны монархического движения
Диакон Даниил СЫСОЕВ

После падения безбожной власти и начавшегося оживления церковной жизни среди православных христиан стали возрождаться позабытые ранее большинством идеи восстановления монархии. Церковная мысль не могла остаться в стороне от оценки этого явления.
Особую остроту обсуждения этой темы придала предстоящая канонизация святого царя-мученика Николая, с которой многие связывают надежды на возрождение нашей Родины. Однако это замечательное явление осложняется тем, что, кроме здравых семян святоотеческого богословия, в сознание православных людей падают и еретические взгляды, некоторые из которых прямо отвергают основные догматы Церкви и дискредитируют светлый образ последнего русского царя. После канонизации царя-мученика Николая Александровича эти взгляды среди всего прочего могут вызвать в церковной среде немалое смущение, соблазн и даже неправославные мнения.

Кто такой «удерживающий», о котором говорил апостол Павел?

Среди многих православных монархистов бытует мнение, что единственным удерживающим (см.: 2 Фес. 2, 7) мир от прихода антихриста является православный Царь, само существование которого, вне зависимости от степени его влияния на мировые процессы, не дает прийти отступнику. Соответственно, считается, что после убийства Царя-мученика Николая II удерживающий уже взят от среды и мир вступил в предантихристову эпоху (что, кстати, нелогично, ибо о такой эпохе Священное Писание не упоминает в связи с удерживающим). Утверждение это считается чуть ли не самоочевидной аксиомой, но вошло оно в сознание православных христиан не из чистых родников святоотеческой мысли, а почерпнуто из трудов деятелей карловацкого раскола и катакомбных сектантов. Конечно, нельзя сказать, что раз нечто проповедуется людьми, находящимися вне общения с Кафолической Церковью или же в расколе, то это уже ложь по определению. Но, с другой стороны, к идеям, происходящим из таких источников, должно относиться со здравым недоверием и проверять их светом Откровения Божия и учением святых Отцов.
Итак, является ли православный Царь тем удерживающим, о котором писал апостол? Первоначально приведем сами слова Священного Писания: «День тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею... Не помните ли, что я, еще находясь у вас, говорил вам это? И ныне вы знаете, что не допускает открыться ему в свое время; ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего» (2 Фес. 2, 3–8). Итак, мы видим из рассмотрения самого текста, что удерживающий настолько мощен, что может сдерживать натиск мирового зла, а с другой стороны, заметим, что апостол не дает нам возможности втиснуть какое-либо значительное время между взятием удерживающего от среды и явлением антихриста.
Если мы примем мнение, что удерживающий — именно православный Царь, тогда мы встаем перед рядом проблем. Как мог сдерживать разгул мирового зла царь Константинополя на закате Византии, когда его владения ограничивались лишь пределами города и окрестностей? Почему прошло уже более восьмидесяти лет со дня убийства последнего православного Императора, а антихрист еще не пришел? Где был удерживающий в первые три века христианства (а ведь именно тогда о нем упоминает апостол Павел)?
Но посмотрим, как понимали эти стихи апостольского послания святые Отцы. Для начала развеем заблуждение, возникшее благодаря сочинениям архиепископа Аверкия (Таушева) и архимандрита Константина (Зайцева), что все святые Отцы якобы учили, что удерживающий — именно православный миропомазанный Царь. Напротив, нет ни одного Отца Церкви, который учил бы так, и это толкование вовсе не известно Древней Церкви. Святые отцы дали три вида толкований этого места.
Первое толкование говорит, что удерживающим является Римская империя, боязнь могущества которой не дает воцариться последнему узурпатору-антихристу. Это толкование восходит к видению пророка Даниила.
«Тебе, царь, было такое видение: вот, какой-то большой истукан; огромный был этот истукан, в чрезвычайном блеске стоял он пред тобою, и страшен был вид его. У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его — из серебра, чрево его и бедра его медные, голени его железные, ноги его частью железные, частью глиняные. Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их. Тогда все вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер унес их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю. Вот сон! Скажем пред царем и значение его. Ты, царь, царь царей, которому Бог Небесный даровал царство, власть, силу и славу, и всех сынов человеческих, где бы они ни жили, зверей земных и птиц небесных Он отдал в твои руки и поставил тебя владыкою над всеми ими, ты — эта золотая голова! После тебя восстанет другое царство, ниже твоего, и еще третье царство, медное, которое будет владычествовать над всею землею. А четвертое царство будет крепко, как железо; ибо как железо разбивает и раздробляет все, так и оно, подобно всесокрушающему железу, будет раздроблять и сокрушать. А что ты видел ноги и пальцы на ногах частью из глины горшечной, а частью из железа, то будет царство разделенное, и в нем останется несколько крепости железа, так как ты видел железо, смешанное с горшечною глиною. И как персты ног были частью из железа, а частью из глины, так и царство будет частью крепкое, частью хрупкое. А что ты видел железо, смешанное с глиною горшечною, это значит, что они смешаются чрез семя человеческое, но не сольются одно с другим, как железо не смешивается с глиною. И во дни тех царств Бог Небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно, так как ты видел, что камень отторгнут был от горы не руками и раздробил железо, медь, глину, серебро и золото. Великий Бог дал знать царю, что будет после сего. И верен этот сон, и точно истолкование его!» (Дан. 2, 31–45).
Согласно общепринятому толкованию, первое царство — нововавилонское, второе — персидское, третье — македонское, четвертое — римское, разделившееся сначала на две империи (Восточную и Западную), а затем на несколько царств разной силы, связанных единством культурного наследия. А взамен их Бог воздвигнет Царство Христа, которое вовеки не разрушится. В другом видении пророка Даниила «...зверь четвертый, страшный и ужасный и весьма сильный; у него большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами; он отличен был от всех прежних зверей, и десять рогов было у него. Я смотрел на эти рога, и вот, вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним, и вот, в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно» (Дан. 7, 7–8). Четвертый зверь — римское царство, на развалинах которого появится антихрист.
Итак, мы видим, что римское царство является удерживающим не по каким-то высоким соображениям, а лишь по причине грубой силы, которой она сдерживает разгул зла (или, по словам святителя Феофана, говорит властное veto, не давая сатане проводить свою пропаганду). Тут нет места для мистики миропомазания на царство, необходимого для симфонии царства и священства, но не являющегося обязательным для удерживания. Нужно сказать, что такое понимание этого апостольского пророчества никогда не было общепринято на Востоке (в отличие от Запада, где оно стало таковым начиная с Тертуллиана). Из толкователей так понимали этот стих святой Иоанн Златоуст (с оговорками склоняясь к данному толкованию, зная при этом и о существовании другого толкования) и блаженный Феофилакт Болгарский.
Второе понимание этого места было известно Златоусту и принималось блаженным Феодоритом, Севиром (у Экумения) и святителем Фотием. Согласно ему, приход антихриста сдерживается Божиим определением о времени его явления и благодатью Святого Духа, которая отойдет от людей (хотя и не ото всех) за их грехи, особенно за оскудение любви. Этого толкования придерживается как основного и святитель Феофан Затворник, допуская в качестве дополнительного и первое толкование.
Третье понимание раскрывает второе. Согласно ему, Божиим определением, сдерживающим приход антихриста, является слово Господа: «И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24, 14). Этого толкования придерживались преподобный Ефрем Сирин, блаженный Феодорит, святой Иоанн Дамаскин. Святитель Феофан так связывает два последних толкования. Когда Евангелие пройдет по всем народам, обитающим на земле, и соберет всех, способных принять его и переродиться благодатью Духа, то не останется смысла в существовании мира в этом виде, и тогда наступит конец. И добро, и зло уже засеменено, развивается, растет. Созреет и то и другое в свое время. Раньше определенного срока сему быть нельзя. Мир стоит затем, чтобы вложенная Господом в род наш — как квас в тесто — сила спасения произвела свое дело. Ходит Слово Божие по земле, возбуждает спящих и приводит их к источникам благодати. Этого рода явления повсюду — и среди неверных, и среди заблудших, и среди правоверующих. Мир стоит потому, что еще не все, гожие в Царство Христово, вступили в него или еще не столько их вступило, сколько нужно. Сила спасения, вложенная Господом в род наш, действием своим удерживает явление антихриста. Перестанет она действовать — тогда и он выступит на среду. Разложив это общее на части, составляющие его, получим: мешает явиться антихристу то, что еще не всеми слышано, не всеми предузнанными принято Евангелие и что благодать Духа Святого еще пребывает и имеет еще поле деятельности в человеческом роде [1].
Итак, первое толкование святых Отцов сравнивает удерживающего с Римской империей, второе — с благодатью Святого Духа, а третье — с проповедью Евангелия всему миру. Второе и третье подразумевают существование в мире сем Православной Вселенской Церкви, призывающей людей ко спасению.
Мы видим, что богомудрые Отцы не дают нам повода впадать в апокалипсическую лихорадку и не позволяют считать, что удерживающий уже взят из среды в 1917 году. Он еще здесь, и нет никакого оправдания тем, кто под предлогом приближения антихриста презирает каноны, разрывает узы любви и уходит в раскол из Вселенской Церкви, в которой одной спасение и в которой одной воздается вечная слава Всемогущему Богу — единственному Правителю Истории.

Существует ли наследственный грех цареубийства?

Часто приходится слышать со стороны некоторых священнослужителей, что до сего дня над всем русским народом якобы продолжает тяготеть грех цареубийства, следствием чего выдвигается требование всенародного (?!) покаяния в этом грехе, а все христиане должны на таинстве исповеди принести покаяние в этом преступлении. Однако здесь возникает справедливый вопрос: где находится этот таинственный механизм, благодаря которому люди, родившиеся спустя годы после этого события, несут вину греха, сделанного их предками? Из какого Откровения взят этот новый догмат, вводящий новый, неведомый православному богословию второй наследственный грех, тогда как Церковь знает только один наследственный грех — первородный, вследствие падения наших прародителей Адама и Евы, от которого мы избавляемся таинством святого крещения? Почему вообще русские люди должны отвечать за предательство высших офицеров в 1917 году и за действия евреев и других инородцев-убийц, захвативших нашу страну и казнивших императора? В ответ на это проповедники нового учения или ссылаются на раскольничьи авторитеты, или говорят, что русские несут ответственность за то, что они не защитили царя в дни революции.
Безусловно, те люди, которые виновны в клевете на государя или в доверии к тем гнусностям, которые распространяла против него безбожная пропаганда, несут на себе грех свой, и, если это беззаконие совершалось ими после святого крещения, они должны принести в нем покаяние. Но точно так же должно каяться и во всех бесчисленных грехах, совершенных не против смертного, а против Бессмертного Царя: например, участие в деятельности компартии и ее дочерних организаций, безбожие и т. п. Все эти грехи более страшны, чем пассивное соучастие в цареубийстве, которое сейчас пытаются выдать чуть ли не за единственное и главное преступление русского народа. Но ведь и сама революция стала возможна вовсе не по причине одного предательства идеалов самодержавия. Напротив, Бог говорит через пророка: «Я дал тебе царя в гневе Моем и отверг – в негодовании Моем» (Ос. 12, 11). А негодование Господа вызвано было отступлением от Него (а не только от смертного царя) всего народа нашего, и каяться нам нужно именно в этом, в чем виноват лично почти каждый из нас, а не в преступлениях наших предков, которые уже дали за себя ответ Богу.
Если же мы примем столь популярную ныне доктрину о втором наследственном грехе русских – грехе цареубийства, который вдобавок не смывается и крещением, тогда мы неизбежно придем к ереси против 10-го члена Символа веры. Ведь получается, что величайшее таинство крещения не в силах смыть с наших душ предполагаемую скверну цареубийства, переданную нам от предков. Уже не приходится говорить, насколько противоречит эта доктрина прямым словам Писания:
«И было ко мне слово Господне... Вот, он умрет за свое беззаконие... Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается. И беззаконник, если обратится от всех грехов своих, какие делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет, не умрет... Но вы говорите: "неправ путь Господа!" Послушайте, дом Израилев! Мой ли путь неправ? не ваши ли пути неправы? Если праведник отступает от правды своей и делает беззаконие и за то умирает, то он умирает за беззаконие свое, которое сделал... И беззаконник, если обращается от беззакония своего, какое делал, и творит суд и правду, — к жизни возвратит душу свою. Ибо он увидел и обратился от всех преступлений своих, какие делал; он будет жив, не умрет» (Иез. 18, 1, 18, 20, 21, 25–28).
Как актуальны теперь эти слова Божии, обращенные к русским людям, также говорящим, как и древний Израиль: «неправ путь Господа»!
Итак, слово Господа прямо отвергает все спекуляции на тему наследственного греха цареубийства.

Можно ли называть Царя искупителем?

Но самым возмутительным заблуждением, распространяемым некоторыми современными монархистами, является новоизмышленное и ставшее расхожим в монархической среде учение, согласно которому мученическая смерть императора будто бы искупила грехи России и поэтому царь называется «искупителем». Корни этого лжеучения, безусловно, уходят в хлыстовство, также приписывающее смертным людям свойства, присущие только Христу. Можно даже генеалогически связать появление этой доктрины с послереволюционными сектами хлыстов-николаевцев, считавших царя Николая воплощением Бога Отца. Очевидно, что человек, искренне считающий императора искупителем, не может быть христианином, ибо тем самым он считает, что дело Господа было неудачно и потому нуждается в дополнении. Голгофа не смогла спасти русский народ, и Богу потребовалась еще одна жертва, которую Он принял в лице царя. Если эта мысль верна, у нас остается два выхода: или признать царя Богом (и нечто подобное нам слышится в наименовании августейшей семьи святым семейством), или утвердиться в том, что человек может быть спасен человеком же, тогда Христос становится явно ненужным.
Это кощунственное учение о «царе-искупителе» в корне противоречит Новому Завету и учению Вселенской Церкви, на V Вселенском Соборе осудившей ересь Оригена, говорившего о возможности повторного Искупления (хотя этот еретик и не зашел так далеко, как современные монархисты, ибо он приписывал второе распятие не человеку, а самому Господу Иисусу). Отметим, кстати, что понятие «царь-искупитель» полностью противоречит учению о «не искупленном русским народом грехе цареубийства», о чем шла речь выше. Учение о «царе-искупителе» является не просто хлыстовской ересью, но и откровенной хулой на Господа нашего Иисуса Христа — Единственного Искупителя рода человеческого, в том числе и русского народа.
Приведем ряд мест Священного Писания, которые камня на камне не оставляют на этом заблуждении.
«Сей, как пребывающий вечно, имеет и священство непреходящее, посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них» (Евр. 7, 24, 25).
«Но Христос, Первосвященник будущих благ, пришед с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть не такового устроения, и не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление. Христос вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие, и не для того, чтобы многократно приносить Себя, как первосвященник входит во святилище каждогодно с чужою кровью; иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира; Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею. И как человекам положено однажды умереть, а потом суд, так и Христос, однажды принесши Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение» (Евр. 9, 11, 12, 24–28).
«Един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех» (1 Тим. 2, 5, 6).
Как говорит Писание, при устах двух или трех свидетелей станет всяк глагол, и потому этих трех мест из Библии достаточно для осуждения ревнителей не по разуму. Удивительно: осуждая латинян за то, что некоторые из них хотят признать Пречистую Деву соискупительницей, что является сущей ересью, сами они совершают не меньший грех, считая искупителем смертного царя. Заметим, что любая попытка богословствовать в данном направлении приближает богословствующего к идеологии «Богородичного центра» и подводит его под те же анафемы, которые наложил на «богородичников» Архиерейский Собор 1994 года.
Итак, мы считаем, что при канонизации государя-мученика Николая (о которой справедливо молится вся Русская Церковь) должно отвергнуть все вышеперечисленные заблуждения и разъяснить, что святой царь-мученик Николай – это только свидетель Христов, а не искупитель. Оправдание же вышеотмеченных несуразиц [2] может создать впечатление, что православные веруют не в Господа Иисуса Христа — Спасителя нашего, а в одного из Его свидетелей, от чего да избавит нас Господь!
Святии царственнии мученицы, молите Бога о нас!

Примечания

[1] См.: Творения иже вo святых отца нашего Феoфана Затворника. Толкование Пoсланий апостола Павла. Послания к Солунянам, к Филимону, к Евреям. М., 1895. С. 316–322.
[2] К ним можно отнести и такие нелепицы, как акафист «старцу» Григорию Распутину, службы на день рождения и день отречения (!) Царя-мученика и т. п.

.........................................................
Разбирая статью трагически погибшего о. Даниила, необходимо сделать оговорку.

Внезапная смерть от руки убийцы любого православного человека, в том числе священника – является, без сомнения, событием горестным, явно демонстрирующим ту непреложную истину, что «мир во зле лежит» и «в мире скорбны будете». И мы хотим надеяться, что милостивый Господь, учитывая такой образ смерти, тем более простит человеку прегрешения и упокоит во Своих обителях.

Но всё-таки не следует из этого делать непреложный вывод, что после подобного немотивированного убийства – все писания такого священника должны быть канонизированы как «святоотеческие писания», как то, например, изо всех сил пытаются преподносить чада загадочно погибшего о. Александра Меня. Смерть последнего, например, случилась тогда, когда, по «странному» стечению обстоятельств в РПЦ было принято решение дать его богословским трудам надлежащую оценку (что, вне сомнения, привело бы к выведению из обращения в православных кругах его книжек) и эта работа практически была завершена. И как раз такая смерть о. Александра – не только позволила устроить одну из первых русофобских компаний, но и фактически блокировала столь необходимую для православного сознания оценку его писаний, развязав при этом руки (а более – языки) обновленцам и экуменистам.

Не ставя этим примером, разумеется, знака равенства между о. А. Менем и о. Даниилом Сысоевым, мы считаем необходимым подчеркнуть, что письменные труды любого невинно убиенного христианина, как носителя священного сана, так и мирянина, должны разсматриваться в зависимости от их соответствия общему духу предания Православной Церкви, а не от частного случая формы их кончины. И поэтому, в смысле их разбора на соответствие самому учению Церкви, они не могут быть неприкосновенны.

Статья о. Даниила была написана ещё до прославления в 2000 году Царя Николая II, но с тех пор многократно переиздавалась. Начинает её он с того, что считает нужным разсмотреть смысл церковного понятия «удерживающий»:

«…Среди многих православных монархистов бытует мнение что единственным удерживающим (см.: 2 Фес. 2, 7) мир от прихода антихриста является православный Царь …» (выделено - о. Д.С.). Надо, во-первых, сказать, что это не только среди «монархистов», а мнение и святых отцов тоже, к мнению которых и призывает о. диакон прислушаться через несколько строк.

Интересно то, что далее он пишет о том, что ничего «втиснуть» между отъятием Удерживающего и антихристом – не получается. Здесь можно вспомнить мнение некоторых богословов, да и святых начала ХХ века тоже, о том, что «вождь пролетариата всего мира», оскверняющий главную площадь страны, сакральное сердце Православного Царства – и есть сущий антихрист. То необходимо из этого следует. Но это частное богословское мнение мы здесь лишь для порядка отмечаем и идём дальше.

«…Напротив, нет ни одного Отца Церкви, который учил бы так, и это толкование вовсе не известно Древней Церкви» – ой!

Но далее начинаются одни странности. Ибо тут же о. диакон подтверждает, что действительно – именно царская власть понималась как удерживающая, что верно. Дальше о. Д., надо сказать, очень смело и легко толкует сложнейшее место из пророка Даниила – о. Даниилу, в отличии от святых отцов, в оном всё ясно, в том числе сроки, а потому, ничтоже сумняся он завершает своё понимание слов пророка фразой: «Четвертый зверь – римское царство, на развалинах которого появится антихрист» (!). Надо заметить, что если под Римским царством здесь понимать вообще царскую власть, что не лишено логики, то из этих слов о. Д. следует лишь то, что антихрист после февраля 1917 – действительно пришёл.

Следующее выражение «римское царство является удерживающим не по каким-то высоким соображениям, а лишь по причине грубой силы, которой она сдерживает разгул зла» – является несколько обезкураживающим. Ибо из него необходимо сделать вывод что злу духовному, именно злу «князя мира сего», а не человеческому – можно противостоять «грубой силой». Если честно, то такое богословствование автора – удивляет, ибо очевидно, что оно не соответствует самым элементарным догматам учения Церкви. Но идём дальше.

А дальше мы встречаем странное. Автор, вынимая из Свт. Феофана правильную цитату, сознательно отрезает её продолжение. О. Даниил пишет: «Тут нет места для мистики миропомазания на царство, необходимого для симфонии царства и священства». Хорошо, посмотрим теперь это место у Свт. Феофана Затворника – действительно ли здесь он не усматривает мистики миропомазания?

Вот как пишет о Царской власти Свт. Феофан Затворник:

"Господь благоустрояет на земле государства и даёт им главу в царе, чтобы они, под управлением единого, согласным действованием всех, созидали своё благоденственное временное, для благоуспешнейшего достижения вечного спасения. …

а) Дело Государя, Богом поставленного и являющего лице Промысла Божия о людях, сознать сие великое значение своё и выполнять его со страхом, вниманием к своему внутреннему, в непрестанном благоговении, чтобы принимать от Бога, чрез сердце, Его промыслительные распоряжения: любить народ, как своё тело, или как отец своё семейство... главное же насаждать веру истинную и заботиться о благоденствии и цвете Церкви, по чувству благоговения или любви к Богу, Его возвеличившему, по любви к народу...;

б) Общество – тело под главою – Государем. Каждый член его должен иметь отношение к лицу Государя – главы, и к целому обществу – телу;

аа) Обязанности к лицу Государя Императора: с благоговением принимать его, как Богом поставленного, как помазанника освящённого; являть ему молчаливую покорность во всём, как изрекающему волю Божию; прилепляться к нему благодарною любовию...; чтить его в себе чувством ...; денно и нощно возсылать о нём усердные молитвы, ибо и он день и ночь не имеет покоя, заботясь о нас;..." и т.д. (Свт. Феофан Затворник, "Начертание христианского нравоучения", изд. 2-е, М., 1895 г., стр. 513-515, орфография подлинника сохранена - А.М.).

И это можно назвать «отсутствием мистики» в отношениях Царя и православного народа? Интересно, в какой тогда ещё «ереси» за эти слова обвинят нашего великого Святителя выпускники перестроечных семинарий?..

Довольно путанное дальше идёт у о. Даниила место о противоречии «общепринятости» понимания «удерживающего» на Западе и Востоке. Здесь необходимо возразить, что Православные Восток и Запад, существовавшие параллельно тысячу лет, нельзя противопоставлять, ибо это единое учение Св. Духа единых в Нём Святых Отцов. Действительно – бывали случаи, когда что-то в одном ареале страдало, а в другом нет (вспомним иконоборчество или монофелитство, поражавшее исключительно Восток, тогда как Запад оставался стоять в Истине – что, впрочем, не имеет никакого отношения к нынешнему католицизму). Но нельзя из этого делать вывод, что не было единого Учения Церкви.

Оспаривая далее утверждение «некоторых священнослужителей», что «над всем русским народом якобы продолжает тяготеть грех цареубийства…», причём этот грех «наследственный» – о. Д. здесь спорит не с монархической идеей, а с тезисом частным, который к ней ни малейшего отношения вообще не имеет, и является претыканием для тех, кто ищет покаяние вовсе не там, где надо. Это мы ещё разсмотрим ниже.

Говоря «но ведь и сама революция стала возможна вовсе не по причине одного предательства идеалов самодержавия… негодование Господа вызвано было отступлением от Него (а не только от смертного царя) всего народа нашего, и каяться нам нужно именно в этом» – он едва ли прав. Ведь формула Самодержавного Царства как раз и имеет своей первейшей ценностью Православную веру (вспомним: «Православие, Самодержавие, Народность»). А потому, говоря далее об измене русского народа Царю Небесному, о. Д. прав, но противоречия, которое как-то странно обнаруживает он – здесь как раз и нет.

Далее, начиная тему «Царя-искупителя», о. Д. с ходу делает довольно странное и безапелляционное заявление, что: «Корни этого лжеучения, безусловно, уходят в хлыстовство», присовокупя сюда некую, ему одному ведомую секту «хлыстов-николаевцев, считавших царя Николая воплощением Бога Отца». Чего только не приходилось читать за четверть века по монархической теме, но такого эксклюзива – ни разу не попадалось. Ссылки на хоть какой-то источник у автора отсутствуют, хорошо если это им не выдумано, а то в борьбе за «линию партии» – с некоторыми станется. Понятно, что комментировать такое – безсмысленно.

Дальше о. диакон спорит с выдуманным антимонархистами мнением о смысле формулировки «Царь-искупитель». Он пишет: «Очевидно, что человек, искренне считающий императора искупителем, не может быть христианином, ибо тем самым он считает, что дело Господа было неудачно и потому нуждается в дополнении.» и т.д. Дальнейшую его риторику и разсматривать не стоит – она понятна любому православному. Соответственно, это спор с собственными вымыслами о монархистах, а не с аргументами тех, кто хотя бы даже и неудачно, но пытаются всё же честно разобраться: в чём же высота подвига последнего русского Государя?

Некоторые другие положения о. Даниила также будут разсмотрены ниже.

Ересь царебожия. Протоиерей Петр Андриевский

...........................................................................
Ересь царебожия
Протоиерей Петр АНДРИЕВСКИЙ

…Будет время, когда здравого учения принимать не будут,
но по своим прихотям будут избирать себе учителей,
которые бы льстили слуху, и от истины отвратят слух,
и обратятся к басням (2 Тим. 4, 3–4).

Эти слова апостола Павла приходят на ум, когда знакомишься с содержанием и условиями распространения в нынешнее время ереси царебожия, ереси, уподобляющей земного царя, а именно святого Императора Николая II, Самому Христу Богу. Конечно, еретики не пишут и не говорят, что св. Царь Николай есть Бог, однако в своих сочинениях награждают последнего русского Царя атрибутами Божества. «Сим же, яко первосвященник за грехи народа твоего, ходатай не без крови ко престолу Троицы Святыя пришед...» — внушают царебожники воспевать св. Царя Николая как Христа Бога и «первосвященника» через составленный ими «акафист». А вот тропарь из того же «акафиста Царю-Искупителю»: «Жертве Христовой в подобие, яко Агнец непорочный, волею полагаешися во искупление греха народа Российского...» А «Русский вестник» (1999, № 36–37), говоря об иконе св. Царя Николая II, устами некоего иеромонаха Паисия (Яценко) в восторге восклицает: «Ведь это образ не просто мученика или священномученика, а Царя-Искупителя, перед которым вся Россия виновата».

Царь, согласно учению царебожников, является главой Церкви, через Царя, как главу Церкви, Бог подает православным христианам благодать Святаго Духа. Как учат царебожники, Царь, не идущий против своей облагодатствованной совести, не погрешает; он неподотчетен даже перед Вселенскими Соборами. По мнению царебожников, удерживающий, о котором пишет апостол Павел (2 Фес. 2, 7), есть Православный Царь, который и удерживает мир от зла и пришествия антихриста. Как учат царебожники, Бог от века распределил между Царями русскими различные служения Иисуса Христа, самая ответственная часть досталась якобы Николаю II. В своем земном царском служении Царь Николай был подобен Христу и так же, как Христос, стал искупителем грехов русского народа. Не Христос, а Царь якобы станет победителем антихриста (!) и произведет свой царский суд над врагами Православия. Как древние иудеи ожидали, что грядущий Мессия восстановит им земное могущественное царство, точно так же и царебожники ожидают грядущего Царя-Христа, который восстановит им земное могущественное царство, которое они именуют «православным». Мы имеем налицо «православный иудаизм».

«В будущей России, — заверяет один известный монархист, — предстоятелем Церкви будет являться Православный Государь» («Славянское единство», 11.11.1998). То есть «православным иудаистам» будущий царь представляется не только царем, но и Первосвященником!

Нагло искажая догматы православной веры, царебожники тем не менее представляют себя исповедниками истинного Православия и даже борцами за него. Свои ложные мнения они пытаются подкрепить ссылками на Священное Писание. Хотя чаще всего, конечно же, в основание своего лжеучения они поставляют предсказания неизвестного происхождения, слухи, вещие сны и т.п. И, к сожалению, пустословие царебожников находит себе приверженцев не только среди некнижных людей, но и среди священнослужителей и монашествующих нашей Церкви.

Конечно же, заблуждения царебожников не имеют никакого основания в Слове Божием и учении Православной Церкви. Потому совершенно напрасно в своем обосновании главенства царя над Церковью Христовой и прочих своих ложных мнений они пытаются сослаться на Священное Писание. Хотя царская власть имеет несомненно богоустановленное происхождение, однако известно, что само поставление царя над народом Божиим — древним Израилем — было фактом не Божиего благоволения, а попущения, было ответом на требования неблагодарных иудеев иметь над собой царя по примеру окружающих народов. Почему, поставляя израильтянам царя, пророк Самуил от лица Божия и говорит им: а вы теперь отвергли Бога вашего, Который спасает вас от всех бедствий ваших и скорбей ваших, и сказали Ему: «царя поставь над нами» (1 Цар. 10, 19).

Будучи введенным, институт царей, конечно же, никак не мог возвыситься над Церковью Божией. Это главенство царя над Церковью царебожники пытаются обосновать словами пророка Исаии: и будут цари питателями твоими; и царицы их кормилицами твоими; лицом до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих, и узнаешь, что Я Господь, что надеющиеся на Меня не постыдятся (Ис. 49, 23). Интересно, какой кривизны воображением нужно обладать, чтобы в этих словах пророка можно было усмотреть главенство царя над Православной Церковью? Чтобы правильно понять слова пророка, нужно рассмотреть их в контексте с другими, ранее сказанными. И ныне говорит Господь, образовавший Меня от чрева в раба Себе, чтобы обратить к Нему Иакова и чтобы Израиль собрался к Нему... Так говорит Господь, Искупитель Израиля, Святый Его, презираемому всеми, поносимому народом, рабу властелинов: цари увидят, и встанут; князья поклонятся ради Господа, Который верен, ради Святаго Израилева, Который избрал Тебя (Ис. 49, 5, 7). Как видим, в этой главе Исаия пророчествует о Христе, о том, что Ему, прежде всеми презираемому, поклонятся цари и царицы, но нет и намека на то, что цари должны быть во главе Христовой Церкви.

Также безосновательно главенство царя над Церковью царебожники подкрепляют ссылкой на апостола Павла. По их ложному мнению, поскольку апостол пишет, что муж есть глава жены (Еф. 5, 23), то, значит, «Боговенчанный Царь является главой земной Православной Церкви». Но апостол пишет здесь в обоснование повиновения жен своим мужьям, что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви. То есть самым наглым образом царебожники перевирают слова апостола Павла и вопреки ясному указанию апостола на то, что Христос есть Глава Церкви, забирают эту власть у Христа и передают царю.

В Священном Писании также нет никаких намеков на существование некой «благодати Соборности», которая, по мнению царебожников, якобы подается православным христианам через Царя, а со смертью Царя якобы отходит от всех, вызывая некую мифическую «Соборную смерть». Само введение таких понятий, как «Соборная смерть» и «Соборная личность» наводит на мысль об отсутствии у составителей подобных бредней здравого мышления.

Центральное место в царебожнической ереси занимает Земский Собор 1613 года, избравший русского Царя и поклявшийся в верности ему. Этот Собор в представлениях царебожников является Собором вселенского масштаба и значения. Они пишут: «Из поколения в поколение, со дня Соборного обета верности 1613 года, измена Царям из рода Романовых “росла и умножалась”. Ко времени царствования Государя Николая Второго чаша Божьего долготерпения разнообразными грехами неверности народа наполнилась до краев. 2 марта 1917 года Господь “взял от среды (христиан) Удерживающего” (Фес. 2, 7), то есть Православного Самодержца вместе с благодатью Соборности, подаваемой народу через его главу».

Таким образом, по представлениям царебожников, Собор 1613 года и клятва, которую принесли участники Собора вновь избранному русскому царю, является главнейшим событием всемирной истории. Именно нарушение соборной клятвы русскими людьми наполняло и в конечном итоге в 1917 году переполнило чашу Божиего долготерпения, так что Бог взял от среды удерживающего.

Когда апостол говорит о взятии от среды удерживающего, он говорит о взятии удерживающего от всего мира, и очевидно, что будет взят удерживающий за грехи всего мира, а не за грехи неверности русских людей царям из рода Романовых. Допускать, что Бог может взять от мира удерживающего, потому что где-то в России некто нарушил клятву некоего Земского­ собора, есть верх безумия. Царебожники не сомневаются, что удерживающий — это царь, точнее — православный царь. Но православный царь не может быть тем удерживающим, о котором писал апостол, поскольку во время написания этого послания апостолом православного царя вообще не было и не будет еще почти четыре века, но удерживающий мир от пришествия антихристав мире был. Ясно, что под удерживающим апостол не понимал православного царя. Если же царебожники скажут, что в то время роль удерживающего выполнял римский император, то есть не православный государь, то почему бы эту роль удерживающего после отречения Царя Николая II не выполнять одному из неправославных монархов, которых после отречения русского Царя в мире было немало? Каким образом русский Царь удерживал мир от пришествия антихриста, в чем заключалось это удержание? Может быть, русские цари сдерживали зло и приход антихриста, когда тайно и явно поддерживали масонство, когда имели у себя учителями оккультистов, когда всячески притесняли Церковь Божию, закрывая огромное число монастырей, когда преследовали духовенство за распространение книг против протестантизма и мистицизма? Вспомним и некоторых византийских императоров, которые защищали арианскую ересь и иконоборчество, преследовали великих православных святителей, запрещали всякие споры между православными и монофелитами, требовали прекратить богословские дискуссии с католиками, заключая унии. Вот такое удержание... Никак не вяжутся с удержанием всего мира от зла некоторыми русскими царями характеристики, данные им, и в частности последнему русскому Царю-страстотерпцу, святыми людьми. Нисколько не сомневаясь в правомерности канонизации последнего русского Царя, но оставаясь верными исторической правде, приведем нелицеприятные высказывания св. праведного Иоанна Кронштадтского о Государе Николае Алексадровиче. Так, батюшка Иоанн Кронштадтский сделал в своем дневнике такую запись: «…Земное Отечество страдает за грехи Царя и народа, за маловерие и недальновидность Царя, за его потворство неверию и богохульству Льва Толстого…» (запись от 3 октября 1908 г.)1. «...Господи, да воспрянет спящий Царь, переставший действовать властью своею» (запись от 10 октября 1908 г.)2. Однако все это отнюдь не должно бросать тень на сам богоустановленный институт монархии.

Захваченные собственными ложными мнениями, царебожники уже учат, что «Царь-Искупитель» Николай II удерживает мир от зла и пришествия антихриста и после своей смерти. Основываясь на весьма сомнительных высказываниях и видениях, они начинают учить и о грядущем православном Царе, который победит самого антихриста и установит всемирное православное царство. Но Отцы и Учители Церкви давно предупредили нас об опасности, которая грозит всем православным от этого последнего всемирного царя, пусть даже он свое царство наименует «православным». Последним всемирным царем, тем, который победит всех прочих царей, и будет антихрист, какими бы благочестивыми именами он себя ни называл (Дан. 7, 23–25).

Центральным догматом православного вероучения является догмат об искуплении грехов всего мира Господом нашим Иисусом Христом на Голгофском Кресте. Но может быть, Иисусу Христу и не нужно было восходить на Крест для искупления наших согрешений? Может быть, искупить грехи людей могли и некоторые благочестивые люди? Царебожники отвечают: да, могут. Святой Царь Николай II, по их мнению, пострадал и искупил грехи, правда, не всего мира, а только русского народа. А если в каждом из народов найти по такому «царю Николаю», тогда, пожалуй, и жертва Христова не нужна.

Возможность искупления грехов людей другими людьми фактически упраздняет жертву Христову, делает ее ненужной. Царебожники тем самым как бы указывают на ошибку Бога в домостроительстве нашего спасения: страданий Сына Божиего можно было избежать. Получается, что Бог не предвидел стольких великих людей, и в числе их царя Николая II, способных своей жертвой в избытке загладить беззакония грешников. Но очевидно, что царебожники заблуждаются: Человек никак не искупит брата своего и не даст Богу выкупа за него (Пс. 49, 7) — говорит Псалмопевец. И не только брата своего, но и самого себя. «Что может человек найти столько ценного, чтобы дать в искупление души своей?» — задается вопросом вселенский учитель св. Василий Великий. Ничего. Ничего не может человек найти столько ценного, чтобы дать в искупление даже своей души. Потому что в праотце нашем Адаме мы согрешили Богу, став по природе чадами гнева Божия (Еф. 2, 3), став должниками смерти, ибо, как говорит апостол, возмездие за грех смерть (Рим. 6, 23). Потому, будучи от своего рождения должником смерти, никто из потомков Адамовых не мог даже ценой своей смерти искупить души своей. «Но нашлось одно, — говорит далее св. Василий Великий, — равноценное всем вместе людям, что и дано в цену искупления души нашей, — это святая и многоценная кровь Господа нашего Иисуса, которую Он пролил за всех нас»3. Ипостасное соединение Божества и человечества во Христе сообщило жертве Христовой бесконечную цену. «Не мал был умирающий за нас, — говорит св. Кирилл Иерусалимский, — не чувственное овча, не простой человек, не Ангел только, но вочеловечившийся Бог. Не таково было беззаконие грешников, какова правда умершего за нас»4. При этом Сын Божий принимает такой образ Своего воплощения, который, как пишет преп. Иоанн Дамаскин, «не от желания или похоти, или соединения с мужем, или рождения, связанного с удовольствием, но от Святого Духа и первого Источника Адамова»5. Если бы Господь зачался и родился обычным человеческим образом, то на Него распространился бы грех нашего праотца и Христос был бы, как и все прочие люди, должником смерти и, нося в Своей человеческой природе вину за грех Адама, умер бы за этот грех, а не за грехи человеческого рода. Вот в чем тайна Боговоплощения! А царебожники, умаляя эту тайну, пустословят, что один из грешников искупил своей смертью грехи других грешников….

Таким образом, все царебожническое лжеучение не имеет никаких оснований в Священном Писании и учении Православной Церкви. Это лжеучение оказывается основанным только на бабьих баснях, отвращаться которых повелевает нам апостол (1 Тим. 4, 7).

* * *
Ярчайший пример богохульной царебожнической «иконографии»: «Жертва Усердная» — «икона», на которой св. Иоанн Предтеча указывает перстом своей десницы на голову «Царя-Искупителя Николая», тогда как на каноническом образе св. Иоанн указует на Христа Спасителя, Предтечей Которого он являлся: Вот Агнец Божиий, Который берет на Себя грех мира (Ин. 1, 29). В контексте этих слов св. Предтечи мы видим на «иконе» явную хулу на Христа Спасителя. Как справедливо пишет церковный публицист И.Смыслов: «Предтеча может указывать перстом только на того, чьим предтечей он является, то есть на Мессию, и если вдруг вместо Христа мы видим другого помазанника — перед нами может быть только антихрист — неужели не очевидно? Чаша же на иконе Крестителя всегда была символом Крестной Жертвы, и в ней как Агнец может изображаться только Спаситель, Искупитель. Любой другой в этой чаше — богохульство, но царь в этой чаше — богохульство с антихристовым смыслом».

Примечания
1. Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Предсмертный дневник. М., 2003. С. 68.

2. Там же. С. 72.
3. Св. Василий Великий. Творения, М., 1845, Ч. 1. С. 360.

4. Св. Кирилл Иерусалимский. Творения, М., 1855. С. 219.

5. Преп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. СПб., 1894. С. 371.
....................................................................................

Начало данной статьи определяет как всю дальнейшую логику, так и образ «полемики»: «…ересь царебожия, ересь, уподобляющая земного царя, а именно святого Императора Николая II, Самому Христу Богу». Сразу ясно «с чем» будет спорить автор. Забавно, что после слов: «Конечно, еретики не пишут и не говорят, что св. Царь Николай есть Бог…», автор, тем не менее – с этим то, как раз, долго и нудно спорит.

Здесь азарта больше и подлоги поочевиднее. Цитата: «Царь, согласно учению царебожников, является главой Церкви, через Царя, как главу Церкви, Бог подает православным христианам благодать Святаго Духа.»

Обратим внимание на эту фразу. «Царь, согласно учению царебожников, является главой Церкви…» Трудно сказать, читал ли автор сих строк вообще когда-нибудь не только «свод законов Российской Империи», а хотя бы Русских Святителей XVIII-XIX вв. и Св. Прав. Иоанна Кронштадтского? Ибо они достаточно подробно объясняли именно этот тезис. Но, независимо от уровня своих познаний, ревностный обличитель, попросту, лихо, кавалерийским налётом, записал в еретики всех русских людей до 1917 г., которые были верны и присягали Царю и, соответственно, российским законам (в которых именно эта формулировка записана дословно), а заодно – и массу русских святых. Зачем такое говорить? – не ясно.

Во второй части фразы: «через Царя, как главу Церкви, Бог подает православным христианам благодать Святаго Духа», представленную именно в таком виде, говорится действительно некая несуразность. Но цитирование такого рода, напоминает, как если бы кто из цензоров в 30-е гг. на комиссии Главлита так процитировал «Мойдодыра»: «Вдруг из маминой из спальни, кривоногий и хромой, выбегает…» А потом бы вопросил комиссаров от детского литературоведения: «Это чему же тов. Чуковский учит наших советских детей? Не пора ли ему на свежий воздух, в Заполярье?» Ибо из того, что здесь нагородил автор, надо выбираться осторожно, как из завалов после землетрясения. Итак, разбираем: что же здесь на самом деле и кому подаётся?

Подаётся Помазаннику Божию благодать Святаго Духа для прохождения своего поприща в служении в своём чине (см. 11 анафематизм Недели Торжества Православия). И кто отвергает данное утверждение, тому анафема трижды (там же). А как быть с народом? Народ получает благодать для личного спасения непосредственно от участия в таинствах церковных, и никак иначе.

Помазанник Божий в следствие водительства в своих государственных решениях сугубым действием Святого Духа (см. выше цитату из Свт. Феофана) –– облагодатствован пониманием (мудростью свыше) в своих государственных решениях в несравненной степени, чем какой бы то ни был государственный чиновник во всём мире (!). И вот здесь, опосредованно, Царём, действительно, как особо освящённой именно для этого личностью, проводится в народ действие Промысла Божия. И силой его Помазания – таинственным образом приводится в действие и сохраняется тот особый порядок, который без Помазанника – будет не только немедленно разрушен – но и, при самом горячем человеческом желании, недостижим! И всё последнее – более чем красноречиво доказали события, последовавшие в гигантской и сильнейшей Российской Империи после февраля 1917 г. Таким образом можно говорить о том, что действительно, та благодать, которая подаётся в таинстве помазания на Царство Царю – опосредованно действует и на жизнь народа, который живёт в послушании и любви ко своему Помазаннику. Ибо всё это вместе, по Апостолу – «в Господе».

«Как учат царебожники, Царь, не идущий против своей облагодатствованной совести, не погрешает». Цитата свидетельствует о том, что у автора подлинно нет совести. Ибо он осмеливается хулить еретиком-«царебожником» Св. Прав. Иоанна Кронштадтского. Вот эта цитата из Св. о. Иоанна: "Если мы православные, то мы обязаны веровать в то, что Царь, не идущий против своей облагодатствованной совести, не погрешает". Не правда ли – прискорбно? А далее в статье – идёт ряд утверждений того, чему учат «царебожники», где необходимо прямо подставлять по смыслу «православные».

Далее идёт повторение белиберды про «искупителя» вместо Христа, но дальше (!): «Не Христос, а Царь якобы станет победителем антихриста (!) и произведет свой царский суд над врагами Православия. Как древние иудеи ожидали, что грядущий Мессия восстановит им земное могущественное царство, точно так же и царебожники ожидают грядущего Царя-Христа, который восстановит им земное могущественное царство, которое они именуют «православным». Мы имеем налицо «православный иудаизм».» (во всех цитатах – орфография и выделения авторов сохранены. – А.М.).

Ни больше, не меньше.

Здесь мы осмелимся г-на протоиерея несколько тормознуть и объяснить читателю источники его волнений и безпокойств. Он перемешал две совершенно самостоятельные темы – что, видимо, произошло у него просто от лютой ненависти к монархии вообще. А именно.

Жуткие «царебожники» тут вовсе не при чём. В данном куске своей статьи он, в самой сжатой форме, суммирует те пророчества, которые – из самых разных источников (от Прп. Серафима Саровского до прот. Николая Гурьянова) – имеются о возстановлении, после небывалого сокрушения, Российской Империи. Но скажем прямо. Можно исполнения таких пророчеств желать, можно бояться и ненавидеть подобный «разворот истории». Только надо, всё же, быть элементарно честным и признавать: никакие вымышленные «царебожники» здесь вовсе не при делах. Это не они, бяки нехорошие, это всё выдумали. А этой «ереси» о возрождении России, которой как чёрт ладана боятся некоторые обладатели богословских степеней, – уже более 2-х веков, начиная с Прп. Монаха Авеля-Тайновидца.

Причём, далее видно, что это всё автору данной статьи хорошо известно. И он это предъявляет не без изящества: «Нагло искажая догматы православной веры, царебожники тем не менее представляют себя исповедниками истинного Православия и даже борцами за него. …чаще всего, конечно же, в основание своего лжеучения они поставляют предсказания неизвестного происхождения, слухи, вещие сны и т.п.…»

Упоминая далее, для порядка, что «царская власть имеет несомненно богоустановленное происхождение…», о. протоиерей далее показывает своё подлинное отношение к ней. Хотя в его оправдание здесь необходимо заметить, что такова была вся, за последние 90 лет, сама тенденция воспитания корпорации российского духовенства (за крайне редким исключением). Говоря о самом установлении царской власти, он пишет, что оно «было фактом не Божиего благоволения, а попущения, было ответом на требования неблагодарных иудеев иметь над собой царя по примеру окружающих народов». И далее, само собой, приводит в пример царя Саула – этому примеру учат в семинариях теперь с тем же усердием, как любящие родители учат своё дитя в храме правильно ставить свечки.

Но что интересно. Всегда, такие «богословы», приводят в пример Саула, которого выбрал народ, но при этом, совершенно сознательно, даже не упоминают про Давида, про его поставление в цари, и про слова Господа про него пророку Самуилу: «…и ты помажешь Мне того, о котором Я скажу тебе» (1 Цар. 16;3). здесь неиспорченный мазоретами церк.-слав. текст важнее для понимания, ибо если русский далее передаёт «встань, помажь его, ибо это он», то Септуагинта: «востани, и помажи Давида, яко сей благ есть». (1 Цар. 16;12) (выделено - А.М.) Ибо из этого становится совершенно понятным, что это уже другой Царь. Не того, которого в волнении страстей хотел видеть над собой народ, но уже тот, которого захотел Сам Бог. И дальнейший конфликт между ними – не спор между «хорошим» и «плохим», не заурядная борьба за власть, примеров которой полно в священной истории. А именно между тем, который поставлен «народным волеизъявлением» (даже и с учётом необходимой обрядовой части инаугурации, как сказали бы теперь) и Промыслом Божиим, кто Ему угоден! И этот мистический конфликт – никуда не делся, ему надо и ныне уделять немалое внимание. Недаром в Св. Писании именно этот конфликт так подробно и тщательно расписан. Ведь и в последние моменты всемирной истории та же борьба – если верить и желать исполнения пророчеств о спасении России – повторится с новой и доселе невиданной силой! Антихрист тоже будет принят и ожидаем всеми народами (одним особенно) в правители, а тот Русский Царь, как о нём нам донесли пророчества, будет именно избранником Божиим, а не нашего народа, к тому времени почти поверженного. Другое дело, повторимся, что для кого-то такой поворот событий видится нежелательным. Но давайте тогда, всё же, согласимся, что обвинять желающих исполнения таких пророчеств в наспех и неуклюже выдуманной «ереси» – всё-таки не есть правильно… Честнее было бы прямо заявить о себе как о «цареборцах», не желающих более на земле никакой царской власти. А насчёт пророчеств – так ведь будет то, что будет…

Далее о. Пётр пишет:

«Это главенство царя над Церковью царебожники пытаются обосновать словами пророка Исаии: и будут цари питателями твоими; и царицы их кормилицами твоими; лицом до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих, и узнаешь, что Я Господь, что надеющиеся на Меня не постыдятся (Ис. 49, 23). Интересно, какой кривизны воображением нужно обладать, чтобы в этих словах пророка можно было усмотреть главенство царя над Православной Церковью?»

А это, спрашивается, про что? А вот про что.

На мvропомазании Царя Николая II в Успенском соборе Кремля 14 (27) мая 1896 г. первоиерарх Империи митрополит Санкт-Петербургский Палладий после коленопреклонённой молитвы, произносимой от лица всего народа, говорит Императору: «Святая Церковь Православная видит в лице Твоём Царя по сердцу Божию, Богом просвещённого ревнителя веры и благочестия, высокого своего покровителя и защитника, преемственного исполнителя древнего о ней проречения: и будут царие кормители твои (Ис. 49;23)…» Т.ч. охота уважаемого о. П.А. на «еретиков-царебожников» в данном случае идёт не с позиции Православной Церкви, а с позиции скорее большевистского антимонархического агитпропа. Ибо, согласитесь: странно всё-таки считать, что весьма почтенный и высокой жизни первоиерарх Российской Церкви XIX века – точку зрения Православной Церкви не выражает, а современный батюшка эпохи «либеральной демократии» – выражает больше… Другое дело, если пришла пора учение Церкви подменить. Но в такой ситуации православный человек обязан на такую попытку указать. Причём – даже независимо от того, в каком чине ты находится сам: в священном сане или мирянина…

И обратим внимание на стиль речи о. Петра. Так, Митр. Палладий говорит что: «Святая Церковь Православная видит в лице … Царя … высокого своего покровителя и защитника…». Вот, наконец, как об этом говорится в «Своде Основных государственных Законов Российской Империи» (глава 7): «Закон 64. Император, яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры, и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния. 1721 Янв. 25 (3718) ч. I, введ. - В сем смысле Император, в акте о наследии Престола 1797 Апр. 5 (17910) именуется Главою Церкви. - 1906 Апр. 23, собр. Узак., 603, ст. 24.» Сравним, как выражается обо всём этом прот. Пётр Андриевский: «какой кривизны воображением нужно обладать, чтобы в этих словах пророка можно было усмотреть главенство царя над Православной Церковью? …нет и намека на то, что цари должны быть во главе Христовой Церкви.» Понятно, это «главенство» можно по разному понимать, но ведь никакой монархист и не понимает его так, как пытается представить дело прот. П.А.

Далее о. протоиерей приводит невнятные странные иконы (мы разберём это дальше, во 2-ой части - А.М.), всякие несуразности, которые якобы утверждают «цареборцы». О. Пётр, кстати, вообще между этими мифическими еретиками «царебожниками» и монархистами по убеждениям – разницы именно в принципе никакой не желает делать, заметим. Признаюсь, будучи монархистом и плотно общаясь с этим кругом, хотелось бы задать автору (и иже с ним) простой вопрос: ну где они нашли такое количество глупцов, объединённых, по их словам, в некое «монархическое» сообщество, среди которых вся эта ахинея якобы процветает? М.б. он служит в каком-то уникальном приходе, и они к нему идут на исповедь стройными рядами? Нельзя ли адресочек? Или он окормляет психбольницу? Благое дело, конечно, и низкий ему за то поклон (и галочка от благочинного в придачу). Но не надо же всех своих пациентов превращать в богословское сообщество. Тенденциозно оно, всё-таки…

Но, откровенно говоря, более всего статья смахивает на заурядный «заказ»: замарать монархическую тему, как таковую, даже с помощью собственных фантазий, и изображать, причём постоянно, её последователей опасными для спасения еретиками, от которых надо держаться как можно дальше. И от темы монархии – соответственно тоже… Противнее всего то, что чаще всего проглядывает здесь такой подтекст: не надо и опасно над этим думать, мы уже всё «за вас» продумали. Так что: или повторяйте за нами, как попугаи, или – что ещё лучше – идите-ка вообще отсюда подальше… Обратим внимание, что в других областях блудомыслие в форме «богословия» – почему-то не только не возбраняется, а даже весьма поощряется. «Вчера в курительной комнате богословского института – состоялась интереснейшая дискуссия по теме природы Фаворского света. Самые интересные и смелые мысли высказали второкурсницы…»

Чьи то мнения о «соборной смерти», упомянутые далее о. Петром в его статье, как таковые, выдернутые из контекста (который из статьи о. П. совершенно неясен, и потому остаётся его читателю неизвестен) – конечно, несуразны. А вот скрытая ненависть к Собору 1613 г. – симптом у новых «богословов», стоящих против монархии со стойкостью чекистов 1919 года, примечательный. И его стоит разсмотреть.

«Центральное место в царебожнической ереси занимает Земский Собор 1613 года, избравший русского Царя и поклявшийся в верности ему» - пишет о. протоиерей. Давайте выяснять, кому же помешал этот Собор, выведший Русь из Смутного времени, и как нам теперь с ним и его обетами быть? Особенно после всего нашего замечательного советского «освобождения Церкви» от недостойных Царей. Ведь вот, что пишет дальше о. Пётр: «Может быть, русские цари сдерживали зло и приход антихриста, когда тайно и явно поддерживали масонство, когда имели у себя учителями оккультистов, когда всячески притесняли Церковь Божию, закрывая огромное число монастырей, когда преследовали духовенство за распространение книг против протестантизма и мистицизма?» Знакомые речи, правда?

Итак, какова же высота обетов 1613 года? О. Пётр неумолим: ниже плинтуса:

«Допускать, что Бог может взять от мира удерживающего, потому что где-то в России некто нарушил клятву некоего Земского собора, есть верх безумия». Далее: «Царебожники не сомневаются, что удерживающий – это царь, точнее – православный царь. Но православный царь не может быть тем удерживающим, о котором писал апостол, поскольку во время написания этого послания апостолом православного царя вообще не было…» (всё выделено о. Петром Анд.). Как видим, у авторов данного направления мысли – довольно много повторений: они всё тщатся доказать, что «удерживающий» и царская власть – вещи едва ли не противоположные. По логике о. Петра и его соименник Апостол Пётр – также царебожник, ибо написал сразу после «Бога бойтесь, царя чтите» (1 Петр. 2;17). Да и Ап. Павел явно, по этой логике, неблагонадёжен, ибо сказал: «Молю убо прежде всех творити молитвы, моления, прошения, благодарения за вся человеки, за царя» (1 Тим. 2;1-2) (!). Ибо, как сказал выше о. протоиерей: «поскольку во время написания этого послания в данном месте о. П.А. имеет в виду послание Ап. Павла к Солунянам, где он говорит об «удерживающем» апостолом православного царя вообще не было и не будет еще почти четыре века» (выделено прот. П.А.). А коли так – за кого же молиться? Жаль, о. протоиерей не может научить правильной вере Первоверховных Апостолов, и ему теперь, бедному, приходиться насмерть биться с жуткой ересью царебожников – а всё из-за их, апостолов, неосторожности. И о. П., надеясь, наверное, на ещё большую безграмотность своих читателей, тщится доказать: «Ясно, что под удерживающим апостол не понимал православного царя. Если же царебожники скажут, что в то время роль удерживающего выполнял римский император, то есть не православный государь, то почему бы эту роль удерживающего после отречения Царя Николая II не выполнять одному из неправославных монархов, которых после отречения русского Царя в мире было немало?»

Здесь, как видим, в «царебожники» опять попадают те святые отцы, которых, хотя бы ради приличия, упомянул предыдущий автор, о. Даниил Сысоев. Но о. Пётр, не обременяя читателя подобной информацией, отказываясь хотя бы малость опереться на учение Церкви – пытается «взять» читателя логикой. При этом его обращение к письменам святых носит очень своеобразный характер. Так, он умудрился найти в дневниках Св. Иоанна Кронштадтского, опубликованных не Св. Иоанном при его жизни (!), а взятых из его записей, вовсе не предназначенных им для публикации, 2 крохотных места, где говориться о Государе Николае, например, так: «батюшка Иоанн Кронштадтский сделал в своем дневнике такую запись: «…Земное Отечество страдает за грехи Царя и народа, за маловерие и недальновидность Царя…»». При этом о. П. то ли делает вид, то ли и впрямь не знает того, что говорил при жизни и во всеуслышание Св. Иоанн о Царской власти и Царе. И подобный поиск клопа при игнорировании слона – конечно, выдаёт не столько предвзятость (она и так слишком выпирает), сколько именно недобросовестность автора.

Что же до Собора 1613 года, то автор лишь плюнув в него – быстренько вопрос свернул. Мы, пока отметив этот момент, не будем здесь давать своих объяснений, а дадим их более развёрнуто в своём месте.

О. протоиерей своё отношение к возрождению России, по крайней мере, не таит: «Основываясь на весьма сомнительных высказываниях и видениях, они (т.е. – монархисты - А.М.) начинают учить и о грядущем православном Царе, который победит самого антихриста и установит всемирное православное царство. Но Отцы и Учители Церкви давно предупредили нас об опасности, которая грозит всем православным от этого последнего всемирного царя, пусть даже он свое царство наименует «православным». Последним всемирным царем, тем, который победит всех прочих царей, и будет антихрист, какими бы благочестивыми именами он себя ни называл (Дан. 7, 23–25).» Впрочем, здесь о. прот. делает некое открытие: никакого учения или пророчества о всемирном православном царстве как раз неизвестно. Жаль, что автор не указал, в который уже раз, источник. А вот его трогательную заботу, чтобы ни в коем случае православные не вздумали с антихристом воевать, и – ни-ни! – не вздумали помышлять о возстановлении Царской власти, ибо она непременно обернётся «властью антихриста» – это, как раз, и стоит положить рядом с хорошо известными нам пророчествами о России. И разсудить: какой нам вариант выбирать – наших святых, или о. протоиерея? И никакие здесь «ереси царебожников» вовсе не при чём. Правильнее сказать, что мы здесь поставлены лицом к лицу с известными словами Христа, предлагающими человеку право выбора: «по вере вашей будет вам».

Про «искупление» Царём Николаем русского народа разсуждения о. протоиерея много более вульгарны, чем предыдущего о. диакона. То ли он не составил себе труда хоть что-то на эту тему почитать (потому что и читать особо негде), то ли просто, выполняя заказ, решил себя не обременять тонкостями, что понятно. И решил, что проще спорить с собственной выдумкой – проще будет разбомбить. Он так и сделал. Он описывает смысл «искупления» так, как если бы «царебожники» прямо механически подставили Св. Царя-Мученика Николая II вместо Христа («царебожники, умаляя эту тайну, пустословят, что один из грешников искупил своей смертью грехи других грешников…» - пишет о. П.А.). Ни одного такого, даже с «залётами», монархиста я, при большом своём общении в этом кругу, не видел. И ни одного текста, трактующего «искупление» Царём чего бы то ни было таким образом – не встретил, даже пустившись на соответствующие поиски. Т.ч., извините, но приходится признать, что то, о чём пишет почтенный о. протоиерей – существует именно в его воображении, но никак не в действительности. Если же он всё же и отыскал какого-то человека, который думает так, как он описывает – это слишком частный случай, чтобы называть это ересью и строить из взглядов этого несчастного «учение».

Резюмируя данную статью, приходишь к выводу, что она не против какой-то ереси (ибо представление о ней, даже если допустить существующим то, что описывает о. П.А. – крайне сумбурное и путанное), а совершенно конкретно против монархии, как неотъемлемого элемента церковного сознания. Это набор хулы на царей и их служение, вполне в духе весны 1917 и программ советских духовных школ. Новым в данном «труде» является лишь одно: атака на пророчества о возможном возстановлении Монархии в России. Этого не было ни в 1917, ни при совке.

3. Еще раз о «Царе-Искупителе». Священник Петр Андриевский
..............................................................
Еще раз о «Царе-Искупителе»
Священник Петр АНДРИЕВСКИЙ

Статья диакона Даниила Сысоева "Богословские соблазны монархического движения", опубликованная в 4-м номере журнала "Благодатный Огонь", вызвала острую реакцию ряда публицистов. Приветствуя долгожданную канонизацию святых Царственных мучеников, мы решили снова коснуться темы, затронутой в статье о. Даниила.

Искупил ли Царь Николай II своей смертью грехи русского народа?

Аще мы, или Ангел с небесе благовестит вам паче
еже благовестихом вам, анафема да будет (Гал.1, 8).

Спросим себя: неужели для апостола Павла и самих небесных Ангелов возможно было проповедовать что-либо противное Евангелию?
Конечно, нет. Но этими словами апостол свидетельствует, что "не признает авторитета, когда заходит речь о догматах" (блаж. Феофилакт Болгарский). Когда речь идет о Евангельской истине, тогда, говорит св. Иоанн Златоуст, "достоинство лиц не принимается во внимание". И не сказал апостол, говорит св. Златоуст, что "если будут проповедовать противное, или — ниспровергнут все, но — если бы и маловажное что стали благовествовать несогласно с тем, что благовествовали прежде апостолы, да будут анафема" [1]. Потому как важно для православных христиан даже в малой степени не погрешать в догматах истины. И какое извинение на Страшном Суде Христовом будут иметь те, кто измышляет догматы, противные Божественному Откровению?
Один из таких догматов, распространяемых в последнее время среди православных христиан, — лжеучение об искуплении грехов народа русского мученической смертью последнего русского Императора. Догмат об искуплении грехов всего мира крестной смертью Господа нашего Иисуса Христа является одним из важнейших догматов православного вероучения. Грехопадение и искупление являются двумя средоточиями, вокруг которых вращается все христианское вероучение, как об этом говорил еще блаж. Августин. Христос и только Христос искупил всех нас от наших беззаконий, почему только Христос именуется нами Искупителем. Приложение некоторыми ревнителями не по разуму наименования искупителя к простому человеку, пусть даже несшему в своей земной жизни служение Императора, свидетельствует о явном недопонимании ими смысла православного догмата об искуплении.
"Что может человек найти столько ценное, чтобы дать в искупление души своей?" — вопрошает св. Василий Великий. Ничего.... Ничего не может человек найти столько ценного, чтобы дать, замечу, в искупление души своей. Не других душ, не грехов всего русского народа, а своей души. Почему? Потому, что в нашем праотце Адаме мы согрешили Богу, став естеством чадами гнева Божия (Еф. 2, 3), став должниками смерти, ибо, как говорит апостол, оброцы бо греха, смерть (Рим. 6, 23). И, будучи должниками смерти, никто из потомков Адамовых ценою даже своей смерти не мог искупить своей души. По причине греха, довлеющего со времени грехопадения праотца над всеми его потомками, никто из людей не мог дать Богу измены за ся и цену избавления души своей (Пс. 48, 8). "Но нашлось одно, — говорит далее св. Василий Великий, — равноценное всем вместе людям, что и дано в цену искупления души нашей, — это святая и многоценная кровь Господа нашего Иисуса, которую Он пролил за всех нас. Почему мы и куплени ценою (1Кор. 6, 20)" [2]. Кровь Единого Безгрешного Господа нашего Иисуса Христа, которую Он излиял на Кресте Голгофском, явилась той ценой, которая искупила все наши прегрешения. "Не мал был Умирающий за нас, — говорит св. Кирилл Иерусалимский, — не чувственное овча, не простой человек, не Ангел только, но вочеловечившийся Бог. Не таково было беззаконие грешников, какова правда умершего за нас" [3]. Ипостасное соединение Божества и человечества во Христе сообщило жертве Христовой бесконечную цену. Св. Иоанн Златоуст: "Христос заплатил гораздо больше того, сколько мы были должны, и настолько больше, насколько море беспредельно в сравнении с малою каплею. Итак, не сомневайся, человек, видя такое богатство благ, не спрашивай, как потушена искра смерти и греха, как скоро излито на нее целое море благодатных даров" [4].
На Голгофском Кресте искуплены все наши грехи, заглажены все беззакония; о каком искуплении грехов смертными людьми может идти речь? Подобные мнения разрушают православное вероучение, почему диакон Даниил Сысоев совершенно справедливо пишет, что "человек, искренне считающий императора «искупителем», не может быть христианином, ибо тем самым он считает, что дело Господа было неудачно и потому нуждается в дополнении. Голгофа не смогла спасти русский народ, и Богу потребовалась еще одна жертва, которую Он принял в лице царя". Это означает, что "человек может быть спасен человеком же, причем Христос становится явно ненужным" [5].
Очевидно, что статья отца Даниила привела в явное замешательство тех православных христиан, среди которых распространено хождение цареискупительской ереси. Понять их можно. Ересь эта получила уже широкое распространение и проникла даже в некоторые богослужебные тексты, которые должны воспевать царственных страстотерпцев. Приведем слова из акафиста Царю-мученику, в котором есть такие слова: "...радуйся, царю Николае, искупителю грехов народа росссийского!" Или слова из 1-го икоса другого варианта акафиста Царю и великомученику Николаю: "...Тя бо избра по образу Сына Своего Единороднаго в жертву искупления за грехи людей российских". Такие еретические словеса и прочие безумные глаголы некоторые ревнители не по разуму мечтают услышать в наших православных храмах. Эти слова акафиста восторженно повторяют сотни и тысячи православных христиан, а о. Даниил обличает это как ересь, ниспровергающую Православие. Конечно, от приверженцев цареискупительской ереси следовало ожидать ответа. И он появился. Православное обозрение "Радонеж" (2000, № 9–10) опубликовало некоторые мысли в защиту ереси писателя-историка М.В. Назарова. Эти мысли интересны тем, что они являются едва ли не первой попыткой теоретического обоснования цареискупительской ереси.
Писатель Назаров пишет, что ему, дескать, "неизвестно, чтобы кто из монархистов придерживался той странной еретической трактовки, с которой полемизирует о. Даниил". То есть Назаров пытается поначалу внушить читателю мысль, что о. Даниил борется с ветряными мельницами: никто из монархистов якобы не исповедует ересь, обличаемую им. Но этой мыслью, понятно, Назаров не ограничивается, а дает развернутое обоснование цареискупительской ереси.
Во-первых, он делает различие между искуплением от первородного греха, от которого искупил нас Христос, и грехами личными потомков Адамовых, от которых искупать могут и смертные люди. "Проблема заключается в том, — пишет Назаров, — что понимать под искуплением — избавлением, освобождением от греха, так это слово объясняется в православных словарях — и на каком уровне происходит искупление в каждом конкретном случае. Есть искупление рода человеческого Христом как освобождение от безысходного рабства первородному греху. Никто не спорит о том, что единственный Искупитель такой — Иисус Христос. Но на более низком уровне в православной литературе под искуплением иногда понимается избавление одного человека другим от иных уже грехов ценою собственного подвига. Скажем, если человек может вымолить у Бога облегчение участи другого человека, то, наверно, и искупление собственной жертвой сродни такому духовному подвигу. ...Поэтому мне кажется, что критики вот этого положения напрасно смешивают два разных уровня: искупление первородного греха Сыном Божиим — и человеческую искупительную жертву Царя-Мученика...".
Во-вторых, в обоснование искупительного характера смерти мучеников Назаров ссылается на слова Спасителя: "...нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин. 15, 13). А также на слова Апокалипсиса (Откр. 6, 9–11), говорящие, что "земная история продолжается еще, ибо должно быть «дополнено число» мучеников". "Значит, — делает вывод Назаров, — они нужны как-то в Божием плане для победы над злом, для искупления греха. И известно, что они способны быть ходатаями за нас пред Богом. В таком смысле, — продолжает Назаров, — мне кажется, любая мученическая жертва искупительна. Как писал в 1918 г. новомученик прот. Иоанн Восторгов: «Грех требует искупления и покаяния. А для искупления прегрешений народа и для пробуждения его к покаянию всегда требуется жертва. А в жертву всегда избирается лучшее. Вот где тайна мученичества»".
В-третьих, Назаров подчеркивает христоподражательный характер искупительного делания христианских мучеников. Искупая своей мученической смертью грехи других, мученики, дескать, подражают в этом Христу. Подобным образом рассуждает и прот. Максим Козлов, заявивший в том же номере газеты, что "каждый, кто жертвует собою — по слову Евангельскому — ради других, кто душу свою полагает за братьев, тот, конечно, является не чуждым искупительному деланию Спасителя".
Таким образом, ересь об искупительном характере смерти христианских мучеников (что мученики, страдая, искупали грехи других) изложена Назаровым довольно подробно. И хотя он не говорит, что Царь Николай искупил своей смертью грехи всего русского народа, это очевидно следует из его представлений о неизмеримой великости Царя-мученика в сравнении с другими христианскими мучениками. По его мнению, убиенный Царь больше (!), нежели один из свидетелей Христовых. И очевидно, что если мученики своей смертью искупают многих грехи, то ничего удивительного нет в том, что Царь искупил своей смертью грехи всего русского народа. Назаров вряд ли станет это отрицать. Он не согласен только с теми, кто понимает "подвиг Царя так, что он уже всех нас искупил и от нас ничего не требуется, мол, возрождение России неизбежно и произойдет автоматически". Назаров пишет, что "искупление и прощение духовно действует лишь вместе с осознанием греха грешниками и с их покаянием, — а до тех пор оно остается невостребованным. Также и само искупление человечества Христом, — ведь далеко не все люди воспринимают это искупление, приобщаются к нему, спасаются и выбирают путь в царство диавола".
Но замечу, что искупление наших грехов, которое совершил Господь наш Иисус Христос на Голгофском Кресте, мы воспринимаем в таинствах церковных: крещении и покаянии. Каким образом Назаров с единомышленниками будут приобщаться к тому искуплению, которое совершил для них Царь-искупитель? Очевидно, что цареискупительская ересь при своем дальнейшем развитии может вполне перерасти в ересь царебожническую, когда место Христа Спасителя займет "Царь-искупитель".
Ересь, защищаемая Назаровым с единомышленниками, не есть ересь совершенно новая, она повторяет основные положения католического лжеучения о сверхдолжных заслугах святых. Отпав от Святого Православия, католичество, сохраняя внешне веру во Христа, на самом деле измышляемыми новыми догматами постоянно хулит Христа. В частности, хулит через умаление вселенского характера искупительного делания Христова, ложно уча, что грешники могут оправдываться пред лицом правды Божией заслугами святых. По ложному католическому учению, святые своими подвигами не только искупают свои грехи, что является тоже безусловной ложью, но их заслуги пред Богом так велики, что могут искупать согрешения грешников. Именно это католическое лжеучение повторяет ныне Назаров со своими единомышленниками, говоря, что христианские мученики своим мученическим подвигом искупают грехи других. Это католическое лжеучение давно отвергнуто и опровергнуто Православием. Так, наш выдающийся богослов митр. Макарий (Булгаков) еще в прошлом веке писал: "Заслуги святых как бы ни были велики, никогда нельзя считать сверхдолжными, преизбыточествующими, ненужными для них самих, и вменять другим людям — грешникам для оправдания их в очах правды Божией".
В частности, митрополит Макарий, как бы опровергая Назарова, пишет, что "из того, что Бог щадил и всегда готов щадить грешников ради праведников (Быт. 18, 33; Исх. 33, 32), не следует заключать, будто Он щадил и щадит первых за излишние заслуги последних, удовлетворяясь этими заслугами и вменяя их грешникам, а не по другой причине. Праведники суть истинные, возлюбленные чада Его и други (Иоан. 15, 14–15); все пути их для Него угодны (Пс. 1, 6); все желания их пред Ним благи (Притч. 11, 23); все их прошения и молитвы Ему приятны (Притч. 15, 29). Вот по этой-то любви к Своим угодникам и особенно по их ходатайству и мольбам, какие воссылают они к престолу Его за других, нередко с такою силою, что сами, как Моисей и Павел, желают быть лишенными Царствия Божия ради ближних (Исх. 32, 32; Рим. 9, 3), Господь и щадит грешников, — щадит преступных чад Своих по мольбам возлюбленных, истинно Ему благоугодивших; щадит, очевидно, по бесконечной Своей благости к тем и другим, а не по правосудию, которое будто бы удовлетворяется за грехи первых преизбыточествующими заслугами последних" [6].
Своим смиренным перенесением скорбей, заточения, унижений, издевательств и самой смерти Царь Николай, без сомнения, стяжал немалые заслуги пред Богом, однако эти заслуги, эти добрые дела никак нельзя считать сверхдолжными, считать их излишними для души самого Государя Императора. Заповедь закона христианского, ведущая в жизнь вечную, как справедливо пишет митрополит Макарий, широка зело (Пс. 118, 96), и в дому Отца Небеснаго для Христовых праведников обители многи суть (Иоан. 14, 2). Как бы полно ни исполнил Государь закон Евангельский, нельзя сказать, что он исполнил его в совершенстве. И для совершеннейшего праведника имеется у Бога соответствующая его добродетелям награда. Никакая добродетель святого, включая даже мученическую смерть, не может быть "излишней" для святого, чтобы она искупала чужие грехи. К тому же все добродетели святых не вполне принадлежат им, а совершились при помощи благодати Божией, благодати, которую стяжал для нас Господь наш Иисус Христос и которая туне подается верующим во Имя Его, как об этом тоже справедливо пишет митрополит Макарий. Без мене не можете творити ничесоже (Иоан. 15, 5), говорит Господь, и эту истину Православная Церковь всегда твердо исповедовала и исповедует. Признавая за потомками Адамовыми возможность делать добро по естеству, Церковь называет это добро естественным или нравственным, которое "делает человека только душевным, а не духовным, и (оно) одно без веры не содействует ко спасению" [7]. Содействует ко спасению только духовное добро, совершающееся в душах верующих благодатию Христовой, которая, не уничтожая свободной воли святых, предваряет и совершает все их добродетели. "Если кто утверждает, — говорят Отцы Аравсийского II Собора (529 г.), — что человек может, по силам своей природы, помышлять, как должно, или избирать нечто доброе, относящееся к вечному спасению, и соглашаться на принятие спасительной, то есть евангельской проповеди без просвещения и внушения от Духа Святаго, — тот обольщается духом еретическим" [8]. Все добродетели святых и самая мученическая смерть их не принадлежат вполне им, а совершились в них благодатию Христовой, и они никак не излишни для душ самих святых, чтобы ими искупать беззакония грешников.
Если бы Назаров кроме православных словарей, на которые он ссылается, имел обыкновение читать и "Православно-догматическое богословие", то он не сомневался бы, что Христос искупил нас не только от одного первородного греха, но и от всех грехов вообще: прежних и будущих. Св. Иоанн Златоуст учит нас, что Христом "истреблен не один только первородный грех, но и все прочие грехи; даже не только истреблены грехи, но и дарована нам праведность; и Христос не только исправил все, что повреждено Адамом, но все сие восстановил в большей мере и в высшей степени" [9]. А св. Григорий Нисский учит, что Христос "Самого Себя принес Отцу в выкуп не за одного Израиля, но за все народы, и стал Первосвященником исповедания всех людей" [10]. Так что Назаров с единомышленниками нисколько не должны сомневаться во вселенском характере искупительной Жертвы Христовой — русский народ искуплен Христом, как, впрочем, и все прочие народы.
Хотя апостол и призывает нас всех: подражайте мне, как я Христу (1 Кор. 4, 16), но эта христоподражательность не может простираться у христиан до искупления чужих грехов. Подражать Христу мы должны в кротости, смирении, прочих добродетелях, чему научиться призывает нас Сам Спаситель, говоря: возьмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29). И вот эти добродетели Христовы не должны быть чуждыми нам, если мы желаем вечного спасения, но искупительное делание Спасителя являлось и является, безусловно, онтологически невозможным всем христианам. "Человек никак не искупит брата своего и не даст Богу выкупа за него" (Пс. 48, 8). Только Богочеловек Господь наш Иисус Христос мог, восхотел и искупил на Голгофском Кресте все человеческие прегрешения.

О грехе цареубийства

В своей статье о. Даниил Сысоев обличает еще одну тягчайшую ересь, весьма распространенную среди современных монархистов: ересь о наследственном грехе цареубийства. Сущность ереси заключается в том, что грех убийства Государя Императора распространился на всех русских людей, почему все русские люди должны принести покаяние в этом грехе. Но "из какого откровения, — пишет о. Даниил, — взят этот новый догмат, вводящий новый, неведомый православному богословию второй наследственный грех, тогда как Церковь знает только один наследственный грех — первородный, вследствие падения наших прародителей Адама и Евы, от которого мы избавляемся таинством святого Крещения?" [11]
Почему мы рождаемся на свет виновными в прародительском грехе, мы знаем из Откровения: единем человеком грех в мир вниде, и грехом смерть, и тако смерть во вся человеки вниде, в немже вси согрешиша (Рим. 5, 12). В нем же, в Адаме, согрешили все люди, почему этот грех Адамов и перешел на всех его потомков. Но почему русские люди рождаются виновными в грехе цареубийства? "Где находится этот таинственный механизм, благодаря которому люди, родившиеся спустя годы после этого события, несут вину греха, сделанного их предками?" — спрашивает о. Даниил.
Ответить на этот вопрос решил тот же Назаров в упоминавшемся выше номере "Радонежа". Где находится этот таинственный механизм, он не знает, но не сомневается, что он есть. "Думаю, — говорит Назаров, — что тут, наверно, действительно, есть какая-то тайна, недоступная нашему полному уразумению, которая, возможно, объясняется тем, что народ тоже несет в себе некое личностное начало, что члены его связаны друг с другом в какое-то нравственное целое, — иначе как, например, тогда понять слова Евангелия, что в конце времен Господь будет судить народы, — так сказано в евангелии от Матфея (Мф. 25, 32)? Народ тут выступает как бы в виде соборной личности, как говорил Достоевский".
Если бы Господь на Страшном Суде судил каждый народ в отдельности, то, может быть, предположение Назарова о существовании у народов некого личностного начала и имело бы некий вид правдоподобия. Но св. Иоанн Златоуст, толкуя означенное Назаровым место, говорит, что на Суд Христов соберутся вси языцы, "то есть весь род человеческий", — поясняет святой Отец [12]. Здесь нет, как видим, никаких оснований для богословских спекуляций. Вси языцы, то есть весь род человеческий будет предстоять Христу на Страшном Суде, и не народы, а каждый отдельный человек, каждая человеческая личность получит свое последнее определение. Во всяком языце бояйся Бога и делаяй правду, приятен Ему есть (Деян. 10, 35). В будущем же веке не будет и понятия народ.
Еще одно основание для исповедуемой некоторыми монархистами ереси о наследственном грехе цареубийства Назаров видит в тех местах Священного Писания, где, по его мнению, говорится о том, "что грехи отцов сказываются и на детях «до третьего и четвертого рода», если они не сознают этих грехов и не каются в них". "Одно из таких мест из книги Чисел (Числ. 14, 18), — продолжает Назаров, — отметил сам Государь Николай II в принадлежавшей ему Библии".
Неужели дети должны сознавать и каяться в грехах своих отцов? Безусловно, Назаров явно ложно понял те места Священного Писания, на которые он ссылается. Ибо наша Православная вера — это и есть вера Священного Писания. Но нашей вере неизвестен тот догмат, который озвучивает Назаров: догмат, согласно которому дети виновны в грехах своих родителей, должны сознавать и каяться в этих грехах. О том, что мы должны каяться в грехах своих отцов, молчат творения Святых Отцов, ничего не говорят и определения Поместных и Вселенских Соборов. А ведь догмат, измышленный Назаровым вкупе с другими монархистами, если бы он был истинным, принадлежал бы к числу важнейших догматов. Если бы дети были виновны в грехах своих родителей, то они, безусловно, должны были бы каяться в этих грехах. Без этого покаяния они не могли бы наследовать жизнь вечную. Но Церковь как в древности, так и сейчас не требовала и не требует от приступающих к таинству исповеди покаяния в грехах своих родителей. Неужели Святая Православная Церковь вот уже две тысячи лет заблуждается, не требуя у приступающих к таинству исповеди покаяния в грехах своих отцов?
Очевидно, что заблуждается не Церковь, а Назаров вкупе с другими монархистами. В богословии, в отличие от мирских наук, нельзя сделать революционных открытий, нельзя открыть вероучительную истину, неизвестную ранее Церкви. Эта новооткрытая истина всегда будет еретическим заблуждением. Таким еретическим заблуждением и является ересь о наследовании детьми грехов своих родителей.
Грех предательства Царя и Самодержавия высшим командным составом, государственными чиновниками и членами Дома Романовых является личным грехом каждого предателя. Этот грех никак не распространяется даже на прямых потомков предателей, не говоря уже о простом народе российском, к предательству высшим дворянством самодержавной России никакого отношения не имеющем. Это особенно хорошо видно на примерах бесплодных попыток апологетов всенародного покаяния переложить вину подлинных виновников цареубийства на весь русский народ. Тем самым на наших глазах зарождается новый вид русофобии; цель ее — привить русским людям комплекс вины и неполноценности (примером этому наглядно служит навязанный современным немцам комплекс вины за Холокост)**.
Откуда же берет свое начало этот новоизмышленный еретический догмат? Из зарубежного раскола, к которому принадлежит, в частности, и писатель Назаров. Вот что сказал епископ-зарубежник Нектарий (Концевич) накануне прославления Зарубежной церковью Царя-мученика: "Подобно тому, как Христос был распят за грехи всего мира, всеми оставленный, так и Государь принесен в жертву за грехи всей России, так же всеми оставленный... Поэтому смертный грех цареубийства тяготеет над всем русским народом, а следовательно, в той или иной степени над каждым из нас"[13].
О том, что Искупителем грехов русского народа является Христос, а вовсе не Государь Император, повторяться не станем. Рассмотрим подробнее тот образ, при помощи которого епископ Нектарий пытается вину цареубийства переложить на русский народ. Как Христос умер на Голгофе, всеми оставленный, говорит он, так умер оставленный всеми и Государь. Государь Император умер, будучи оставленным русским народом. Но кем оставлен был Христос Спаситель? Разве жидами? Да нет. Именно жиды толпились вокруг Голгофы, взывая к Пилату: возми, возми, распни его (Ин. 19, 15), кровь его на нас и на чадех наших (Мф. 27, 25). Оставлен был Христос ближайшими Своими учениками апостолами. Но вменил ли Христос после Своего славного Воскресения им это в вину? Нет. Напротив, явившись Своим ученикам, сидевшим в Сионской горнице страха ради иудейска запертыми, Господь не только не вменил им оставление Его, но сказал: мир вам: якоже посла Мя Отец, и Аз посылаю вы. И сие рек, дуну, и глагола им: приимите Дух Свят (Ин. 20, 21, 22). Одного только апостола Петра, который лично трижды отрекся от Христа, через троекратное исповедание Господь восстановил в апостольском достоинстве. Таким образом, оставление своего Государя русским народом (хотя и само это оставление не является доказанным фактом) нисколько не свидетельствует о вине русского народа в убиении своего Царя, как не виновны в убиении Спасителя апостолы, оставившие Христа в саду Гефсиманском.
Кровь Царя вовсе не на всем русском народе, а конкретно на тех лицах, которые предали Царя, и на тех, которые его убили. Грех убийства не переходит по наследству. Даже грех предания смерти Господа нашего Иисуса Христа не перешел в виде наследственного греха на весь народ еврейский. Хотя и кричали иудеи у Креста Христова: кровь Его на нас и на чадех нашех (Мф. 27, 25), тем не менее грех убийства Богочеловека не перешел на потомков убийц. В этом нетрудно убедиться, познакомившись с чинопоследованием: "Како подобает приимати приходящих от жидов к правей вере христианстей" (Большой Требник). Согласно этому чинопоследованию, перед Крещением приходящие от жидов должны отрекаться от всех лжеучений и обычаев жидовских, от всех их лжеучителей, и в их числе от имеющего прийти антихриста. Однако от приходящих от жидов Церковь не требует покаяния в грехе убийства Господа нашего Иисуса Христа. Это значит, что клятва, которой связали себя иудеи (Мф. 27, 25), никак не распространилась на их потомков. Как учит нас святитель Иоанн Златоуст, "хотя они (иудеи) и неиствовали так безумно против себя и детей", однако человеколюбивый Господь "не подтвердил согласием этого приговора не только по отношению к детям, но и по отношению к ним самим" [14]. А значит, и русские люди не должны каяться не только в цареубийстве, но и в цареотступничестве. Последнее апологеты покаяния русского народа выводят обычно из клятвы, которую дали участники Земского Собора 1613 года, поставившего на царство Царя Михаила Феодоровича, поклявшиеся в верности роду Романовых и за своих потомков. Но, во-первых, отречения Царя от престола требовали сами члены династии, а во-вторых, как и в случае с иудеями, клятва эта никак не может распространяться на потомков.
Это мнение о необходимости для русского народа покаяния в цареотступничестве не столь безобидно, как может показаться на первый взгляд. Из этого мнения апологетами покаяния делаются далеко идущие выводы. Так, Т. Миронова в своем докладе, прочитанном на Международной историко-богословской конференции "Проблемы прославления Царственных мучеников" (16–17 июля 1999), утверждает, что за грех цареотступничества вся Церковь якобы тяжко согрешила пред Богом и навлекла на себя праведный гнев Божий. По ее мнению, граничащему с кощунством, новомученики российские вовсе не страдали за Христа, а пострадали за свой грех отступничества от Государя. "Стоит ли удивляться, — пишет Миронова, — размерам бедствий, что карающей десницей послал Господь на Церковь. «Страшно, братие, впасть в руце Бога живаго»". Приведя несколько примеров мученичества за Христа (а по мнению самозваного историка Церкви Мироновой — наказания за грех цареотступничества), она продолжает: "Сколько таких имен и таких мест, где вчера приветствовали «новый строй» и проклинали «двухсотлетнее пленение» (по выражению епископа Пекинского Иннокентия), а ныне оказались в настоящем пленении и приняли страдания — все — за многих. Ибо участвовали в этом клятвопреступном душепагубном деле все: одни — своими решениями, другие — своими прошениями, третьи — своим молчанием, поскольку и молчанием предается Бог. Молчанием же большинства русских был предан Богоносный Царь" [15].
Получается, что мы не успели еще прославить всех новомучеников российских, а уже следует приступать к их деканонизации. Истинный мученик Христов, по мнению Мироновой, этот тот, кто встал в оппозицию Синоду, повелевшему в своем Послании молиться за Временное правительство. Сколько таковых? "Горстка", — заявляет Миронова. Все же великое множество исповедников Христовых, по мнению самозваного историка Церкви, вовсе не мученики Христовы, а "впавшие в руце Бога живаго". В руце Бога живаго можно действительно впасть, если хулить подвиг новомучеников российских.

Об Удерживающем

Во втором послании к фессалоникийцам апостол Павел, говоря о пришествии Христовом, сказал, что день тот не приидет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха..., то есть антихрист (2 Фес. 2, 3). Но хотя тайна беззакония уже в действии, сам антихрист не явится, говорит апостол, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Фес. 2, 7). Кто такой этот удерживающий? Вопрос этот не является чрезвычайно важным в догматическом отношении и споров в Церкви до самого последнего времени не вызывал. Впрочем, Святые Отцы, толкуя послание апостола, высказали некоторые свои мысли и об "удерживающем". По толкованию св. Иоанна Златоуста, "удерживающий" — Римская империя, другие Святые Отцы считали, что удерживает мир от прихода антихриста благодать Святого Духа. Третьи — определение Божие: когда настанет время, определенное Богом, тогда явится и антихрист. Сообщив своему читателю обо всех этих толкованиях, блаж. Феофилакт Болгарский добавляет: "Но ты следуй толкованию святого Иоанна, как более истинному" [16].
Казалось бы, Назаров, который держится мнения, что удерживающий, о котором говорил апостол Павел, есть последний русский Император, следует в этом св. Иоанну Златоусту. Назаров пишет, что если некоторые святые, и св. Златоуст в их числе, "считали удерживающим римскую имперскую власть — так что же, после того как эта власть стала православной, эти святые перестали ее считать удерживающей?"
Но св. Иоанн Златоуст считал римскую императорскую власть удерживающей приход антихриста не потому, что римская власть была властью императорской, а потому, что эта власть была вселенской. Римская империя простиралась на всю тогдашнюю вселенную, римский император господствовал над всеми тогдашними народами земли. Существование Римской империи со столицей в "вечном городе" совершенно исключало воцарение над миром антихриста, который должен будет воцариться в Иерусалиме — столице уже его всемирной империи. "До тех пор пока будут бояться этого (римского) государства, — пишет св. Златоуст, — никто скоро не подчинится (антихристу); но после того как оно будет разрушено, водворится безначалие, и он будет стремиться похитить всю — и человеческую, и божескую — власть" [17].
Римское царство было показано пророку Даниилу в виде четвертого зверя. Он отличен был от всех прежних зверей, и десять рогов было у него (Дан. 7, 7). Десять рогов четвертого зверя значат, что из этого царства восстанут десять царей (Дан. 7, 24). Очевидно, что до самого прихода антихриста на земле будет владычество четвертого зверя — вначале в виде единого римского государства, а впоследствии различных государств. Тем не менее как единое римское государство, так и множество государств, восставших из него, являются одним и тем же четвертым зверем, показанным в видении пророку Даниилу. И как единое римское государство удерживало приход антихриста, так удерживают и государства, восставшие из него, пока не будут одолены антихристом. "Подобно тому, — говорит св. Златоуст, — как прежде того разрушены были царства, именно: мидийское — вавилонянами, вавилонское — персами, персидское — македонянами, македонское — римлянами, так и это последнее разрушено будет антихристом, а он сам будет побежден Христом и более уже не будет владычествовать. И все это с большой ясностию передает нам Даниил" [18].
Святой Отец не случайно отсылает нас к пророку Даниилу, ибо пророку было показано в видении воцарение антихриста. Когда Даниил смотрел на десять рогов четвертого зверя, то он увидел, как вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним, и вот, в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно (Дан. 7, 8). Таким образом, антихрист воцарится над миром после разрушения римского царства (государств, восставших из этого царства).
Как говорил преп. Лаврентий Черниговский своим духовным чадам, боявшимся ходить на выборы в послевоенное время (конец 40-х – начало 50-х гг.): "Вот сейчас голосуем... это ничего, да еще не за одного во всем мире. А если будут голосовать за одного — это уже он самый, и голосовать нельзя" [19]. Существование многих государств на земле, очевидно, и является тем удерживающим началом, которое препятствует приходу антихриста.
О. Даниил Сысоев справедливо спрашивает: "Как мог сдерживать разгул мирового зла царь Константинополя на закате Византии, когда его владения ограничивались лишь пределами города и окрестностей?" Назаров на этот вопрос ничего не отвечает, как не дает вразумительного ответа на вопрос: "Почему прошло уже более восьмидесяти лет со дня убийства последнего православного Императора, а антихрист еще не пришел?" Каким образом мир удерживается от антихриста эти восемьдесят лет? Неужели удерживается верными Царю-мученику православными христианами, которые, по мнению Назарова, могут, "держась за своего святого Царя на Небесах, еще какое-то время удерживать Россию и мир от окончательной гибели". Но о таком "удержании" ничего не говорит апостол, который никак не мог утаить от православных христиан, что после взятия от среды "удерживающего" сами христиане будут еще долгое время удерживать мир от прихода антихриста, держась за своего святого Царя на небесах.
И конечно же, никак не мог утаить апостол от православных христиан, что "удерживающий" может быть возвращен миру на некоторое время. Но это так. Ибо если именно православный Царь является тем "удерживающим", о котором говорит апостол Павел, то с восстановлением в России или же любой другой стране мира православного царства в мир снова возвратится и "удерживающий". Но это уже явная клевета на апостола, который недвусмысленно говорит, что после того как будет взят от среды удерживающий теперь... откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего (2 Фес. 2, 8). Ни о каком возвращении "удерживащего" вновь в мир апостол не говорит. И вне всякого сомнения, что если бы "удерживающий" имел возвратиться в мир, апостол об этом обязательно сказал, потому что целью апостола было вовсе не введение христиан в заблуждение. И как вообще возможно возвращение удерживающего в мир? Если умножившееся зло привело к тому, что "удерживающий" (то есть тот, кто удерживал зло от распространения по земле) взят от среды, то неужели зло в мире без "удерживающего" ослабело, что стало возможным возвращение в мир "удерживающего"? Неужели верные Царю-мученику, которые, по мысли Назарова, удерживают в нынешнее время зло на земле, настолько хорошо справляются с этой обязанностью удержания, что зло ослабело и становится возможным возвращение на землю самого "удерживающего" — православного Царя? Тогда какой смысл вообще в "удерживающем" на земле, если на небесах он (Царь-мученик) вместе с верными ему людьми на земле лучше справляются с обязанностью "удерживающего"?
Нередко искренние и честные монархисты в своих попытках соединения двух постулатов — взятия от среды "удерживающего" и необходимости восстановления в России монархии — начинают противоречить сами себе. Доходит порой до курьеза. Так, известный и искреннейший почитатель Царственных мучеников Виктор Саулкин пишет, что "скипетр и держава Русского государства сегодня в руках Царицы Небесной". Спорить не станем. Но тогда как понять следующие за этим слова В. Саулкина: "Необходимо, чтобы Господь услышал вопль сердец русских людей, переставших надеяться «на князи и сыны человеческие»: «Господи, ну нет больше сил терпеть! Даруй Царя!»" (Радонеж. 1999. № 9–10. С. 13). Получается, по В. Саулкину, что мы должны воскликнуть: "Господи, забери у Царицы Небесной скипетр и державу и даруй их Царю земному — человеку грешному!" Конечно, Виктор Саулкин так не думает, но из логики его высказывания так получается.
Царь-мученик Николай II имеет столько добродетелей истинных, что не нуждается в добродетелях ложных. Поэтому он не нуждается в приписывании ему ложных заслуг: удержания мира от зла и искупления грехов русского народа. Апологетам этих ложных учений следовало бы оставить попытки превратить почитание Царственных Страстотерпцев православными людьми в царебожническую ересь, а, взирая на подвиг Царственных Мучеников, стремиться украсить и свои души теми добродетелями, которыми прославились они: смирением, терпением скорбей, незлобием, нищелюбием, милосердием к страждущим, а особенно — верностью Матери-Церкви.

От редакции.

Если бы какой-либо иконописец изобразил лик святого или даже лик Божией Матери с крестчатым нимбом, с которым, согласно всем иконописным канонам, может изображаться один лишь Спаситель, то такую икону сочли бы кощунственной и богохульной. Точно так же определенные богословские термины (например, "искупитель") могут использоваться применительно лишь к Господу нашему Иисусу Христу, если не хотим оскорбить Спасителя. Приходиться печалиться и одновременно удивляться, что некоторые богословы не только не порицают, но и косвенно оправдывают откровенно богохульный тезис "Царь-искупитель". Недопустимо оправдывать кощунственную псевдобогословскую терминологию.
Возникает вопрос: почему до сих пор ни один богослов не додумался назвать, например, священномученика Патриарха Ермогена "Патриархом-искупителем", или новомученика, митрополита Киевского Владимира — "митрополитом-искупителем"?

Примечания

[1] И только для них! Спаси нас, Господи, от приобщения к таковому искуплению!
[2] В иных «православно-патриотических» изданиях русофобские высказывания ничуть не уступают демпрессовским: «Русские… сделались народом клятвопреступником… Отныне наше имя — народ-цареубийца» (Русь Православная. 2000. № 6–7. С. 3).

ЛИТЕРАТУРА
1. Св. Иоанн Златоуст. Творения, СПб., 1904, Т. 10. С. 744.
2. Св. Василий Великий. Творения. М., 1845, Ч. 1. С. 360.
3. Св. Кирилл Иерусалимский. Творения. М., 1855. С. 219.
4. Св. Иоанн Златоуст. Творения, СПб., 1903, Т. 9. С. 596.
5. Диакон Даниил Сысоев. Богословские соблазны монархического движения //Благодатный Огонь. 2000. № 4. С. 61, 62.
6. Митр. Макарий (Булгаков). Православно-догматическое богословие. СПб.,1883, Т. 2. С. 458—459.
7. Догматические Послания православных иерархов XVII—XIX вв. о Православной Вере. Свято-Троицкая Лавра, 1995. С. 167.
8. Митр. Макарий (Булгаков). Православно-догматическое богословие. СПб.,1883, Т. 2. С. 262.
9. Св. Иоанн Златоуст. Указ. соч. С. 157.
10. Св. Григорий Нисский. Указ. соч. С. 156.
11. Диакон Даниил Сысоев. Указ. соч. С. 60.
12. Св. Иоанн Златоуст. Указ. соч. Т. 7. С. 792.
13. Цит. по: Марьянова Е. Весь народ виновен в пролитии крови своего Царя // Русь Державная. 2000. № 5.
14. Св. Иоанн Златоуст. Указ. соч. Т. 7. С. 855.
15. Т. Миронова. И Русь спасать его не встала // Русский вестник. 2000. № 19—20.
16. Толкования на Новый Завет блаженного Феофилакта архиепископа Болгарского. СПб., 1911. С. 799.
17. Св. Иоанн Златоуст. Указ. соч. Т. 11. С. 598.
18. Там же. С. 598.
19. Поучения и пророчества старца Лаврентия Черниговского и его жизнеописание. М., 1994. С. 118.
.................................................................

Уже одним своим подзаголовком («Искупил ли Царь Николай II своей смертью грехи русского народа?») статья говорит о том, что будет полемизировать с воображаемым врагом-еретиком, ибо такая постановка вопроса – вообще чужда монархическому сознанию.

Статья начинается с пересказа азов семинарского курса и объяснение искупительного подвига Христа на уровне воскресной школы.

Например, начинается полемика с… акафистом, что, конечно, несколько удивительно, т.к. такой поэтический жанр (да ещё – неизвестно из под чьей «лёгкой» руки вышедший) – едва ли подходящий материал для разбора вообще какого бы то ни было учения. Этот жанр, хотя и должен непременно «быть в рамках», тем не менее – допускает некую поэтическую широту и обобщающую символику, которая в известных пределах допустима, и должна разсматриваться (если уж разсматриваться вообще) – в цельном виде, а не в надёрганных кусочках. Посмотрим, каким уловом похвастается автор.

"...радуйся, царю Николае, искупителю грехов народа российского!" (так в тексте о. П.А.). Да, такое выражение, в таком виде, разумеется неприемлемо, ибо под «грехов» – необходимо имеются в виду сумма личных прегрешений. А раз речь про личные прегрешения каждого, то личным Спасителем каждого является, конечно же, только Господь наш Иисус Христос. А вот вторая цитата уже не так однозначна: "...Тя бо избра по образу Сына Своего Единороднаго в жертву искупления за грехи людей российских". Обратим здесь внимание на слова «избра по образу». Ибо, если вспомнить слова прп. Максима Грека: «Царь земной есть образ одушевлен Царя Небесного», то это и является ответом на смущение, если оно у кого-то возникло. Речь здесь идёт о том «подобии» Христу, о котором говорит каждый из ликов святости. И, в том числе, та «самодержавная» власть Царя земного, которая есть именно «подобие», икона той абсолютной и всеобъемлющей власти, которую имеет Господь на небе. Т.о. уже понятно – о чём, о каких измерениях идёт речь. Речь об образа и подобиях. Это надо чётко понять, прежде чем говорить о том, в чём есть или только может быть некое отступление от истины.

Интересна в данной статье о. П.А. цитата из М. Назарова что ему, дескать, "неизвестно, чтобы кто из монархистов придерживался той странной еретической трактовки, с которой полемизирует о. Даниил" (т.е. на статью, помещённую первым номером из перечисленных)…

Далее в статье о. П.А. даются коротенькие отрывки из объяснений М. Назарова: что же всё-таки имеется в виду под «искуплением» Царём-Мучеником и в чём именно. Хоть за это спасибо.

О. протоиерей весьма смел и скор на суд, он пишет: «ересь об искупительном характере смерти христианских мучеников (что мученики, страдая, искупали грехи других) изложена Назаровым довольно подробно». Примечательно, что будет далее. Он так увлёкся охотой за еретиком, что ему не важно – что говорит Назаров, а то, что он наверное думает, взгляните: «И хотя он (М.Н.) не говорит, что Царь Николай искупил своей смертью грехи всего русского народа, это очевидно следует из его представлений о неизмеримой великости Царя-мученика в сравнении с другими христианскими мучениками. По его мнению, убиенный Царь больше (!), нежели один из свидетелей Христовых» (здесь выделено - А.М.).

Последнее утверждение, даже в виде предположения, вызывает у о. П.А. особую скорбь. (Также прот. А. Шмеман очень переживал, что Св. Равноап. Царь Константин – был призван особым родом, небесным явлением Креста, и что его «исключительный способ» вхождения в Церковь и привёл потом к исключительной роли Царя в Церкви. Оба протоиерея здесь тоже подобны своими страданиями, правда пользы кому бы то ни было от их богословских терзаний – ноль).

Дальше начинается, простите, некая галиматья. Остаётся только иллюстрировать её цитатами (просим прощения у читателя за длинноты – ничего не поделаешь):

Прот. П.А.: «Он (М.Назаров) не согласен только с теми, кто понимает "подвиг Царя так, что он уже всех нас искупил и от нас ничего не требуется, мол, возрождение России неизбежно и произойдет автоматически". Назаров пишет, что "искупление и прощение духовно действует лишь вместе с осознанием греха грешниками и с их покаянием, — а до тех пор оно остается невостребованным. Также и само искупление человечества Христом, — ведь далеко не все люди воспринимают это искупление, приобщаются к нему, спасаются и выбирают путь в царство диавола".

Но замечу, что искупление наших грехов, которое совершил Господь наш Иисус Христос на Голгофском Кресте, мы воспринимаем в таинствах церковных: крещении и покаянии. Каким образом Назаров с единомышленниками будут приобщаться к тому искуплению, которое совершил для них Царь-искупитель? Очевидно (кому?! - А.М.), что цареискупительская ересь при своем дальнейшем развитии может вполне перерасти в ересь царебожническую, когда место Христа Спасителя займет "Царь-искупитель".» (подчёркнуто - А.М.)

Ереси у нашего охотника за царебожниками плодятся как кролики: цареискупительская, царебожническая… (Скоро он с дрожью обнаружит ещё «цареожидательскую», и – о, ужас!!! – «цареподготовительскую»! Далее умолкаю, чтобы не злить филологов) И уж конечно, только одному о. протоиерею понятно, как именно «место Христа Спасителя займет "Царь-искупитель"», когда ему по-русски и неоднократно повторяют, что «Никто не спорит о том, что единственный Искупитель такой – Иисус Христос» (М. Назаров – см. выше).

Высасывая из пальца свои обоснования для доказательства ереси «царебожия» отец П.А. ни к селу ни к городу притаскивает сюда за уши «католическое лжеучение о сверхдолжных заслугах святых», обвиняя Назарова в криптокатолицизме. Сказать по правде, если нашему охотнику не наскучило, и он всерьёз решил поохотится на криптокатоликов – в этом ему можно подсобить и подкинуть парочку адресов неподалёку. Но т.к. подобная охота митры ему явно не добавит, а возможно даже станет небезопасна для его дальнейшей священнической карьеры – тут-то мы и увидим, как этот охотник за «ересями» на самом деле Бога любит…

И совершенно напрасно автор здесь ёрничает: «Если бы Назаров кроме православных словарей, на которые он ссылается, имел обыкновение читать и "Православно-догматическое богословие", то он не сомневался бы, что Христос искупил нас не только от одного первородного греха, но и от всех грехов вообще: прежних и будущих.» Только стремлением выворачивать наизнанку слова тех, кого он стремится уличить в измышлённой им ереси, и можно понять подобные репризы. Автор пытается весьма в базарном тоне всех без исключения оппонентов выставить неграмотными. Но подобные статьи – подразумевают несколько иной уровень, а не то бы перед ними, с точки зрения о. П.А., авторы, видимо, должны сначала продекламировать «Символ веры», а затем присовокупить утренние молитвы… Назаров, также как и все монархисты, знают эти прописные истины ничуть не хуже прот. Петра Андриевского.

Далее автором приводится в большом количестве переложение «Закона Божия», что мы опускаем для сокращения. Нам важно понять то, что прот. П.А. хочет доказать по сути, потому что на некоторые его фразы пришлось бы отвечать целыми абзацами – столько там всего «намотано».

А доказывает он, по сути, всё то же самое, что нам предложила комиссия по канонизации к 2000 году: что подвиг Царя Николая – это лишь только мученичество хорошего человека от нехороших людей; что ничего особенного в мистическом смысле ни с Россией, ни русским народом после его свержения – НЕ СЛУЧИЛОСЬ (т.е. он «удерживающим» во-первых – не являлся, а во-вторых – и не был); и что, наконец, его смерть для будущего России и её народа (народов) – есть сама по себе – НИЧТО, а лишь та же искорка святости, которую засвидетельствовали миллионы русских людей, перебитых изуверами в невероятном количестве, и его «искорка», по размеру и значению – ничем от других не отличается. «Своим смиренным перенесением скорбей, заточения, унижений, издевательств и самой смерти Царь Николай, без сомнения, стяжал немалые заслуги пред Богом, однако эти заслуги, эти добрые дела никак нельзя считать сверхдолжными, считать их излишними для души самого Государя Императора.» - пишет о. П.А. И писанина эта, должно заметить, – весьма дерзкая. Ибо о. протоиерею ясно за что «Царь Николай стяжал немалые заслуги пред Богом». Но на самом деле – это всегда тайна, а в таком особом случае, как Царское служение, да ещё в самой гуще страстей мира сего – тайна тем более сугубая. И говорить здесь впору о прокатолическом сознании не воображаемых злодеев-царебожников, а как раз самого о. Петра. Так как в его сознании явно превалирует первичность юридического «акта канонизации» (в котором рационально формулируется «за что» канонизируется святой) перед самим прославлением Богом Своего угодника. Вполне латинское представление о первенстве церковно-административных «актов» перед свободной волей Божией, что прямо записано в догмате папства.

Вот, всё это и есть «богословие» того священства, благодаря которому мы живём в «свободной» от Царя Церкви 95 лет, наслаждаясь её «полнотой» и «возстановленными правами»…

Обнаружена о. Петром и ещё одна «ересь» (хватает же выдумки!): «ересь о наследственном грехе цареубийства», да не какая-нибудь завалящая, а самая, что ни на есть «еще одна тягчайшая ересь» (увы – это всё дословно). Скоро язык отвалится повторять, что не утверждают такого монархисты.

Далее опять идёт пересказ «Закона Божия» для подростков и уже привычный нам спор с тем, с чем никто не спорит. Автор засыпает всё словесной шелухой. Самой по себе, оговоримся –правильной до банальности. Но в данном случае она должна закрывать, по замыслу автора прот. П.А., само существо проблемы. А проблема есть и должна быть названа.

Поэтому, если стряхнуть эту богословскообразную шелуху и весьма неискренние эмоции автора, то вот, наконец, смысл того, о чём говорят монархисты, за что их пытаются выставить еретиками: нужно каяться в деяниях февраля 1917 г. – или не нужно? Лежит на русских людях вина за отречение от Царя – или не лежит? А если каяться надо – то как, какие плоды такого покаяния нужны Богу от Русского народа? В чём на самом деле каяться, как плоды такого покаяния в Русском народе должны изменить его отношение к Богу, к власти и самому себе?

О. Петру очень не нравится разсуждение Мих. Назарова о том, «что в конце времен Господь будет судить народы», и он торопится это опровергнуть: «Здесь нет, как видим, никаких оснований для богословских спекуляций. Вси языцы, то есть весь род человеческий будет предстоять Христу на Страшном Суде, и не народы, а каждый отдельный человек, каждая человеческая личность…» Такая суетливая поправка понятна: он изо всех сил пытается выставить «царебожников» утверждающими, что Св. Царь-мученик искупил личные грехи отдельных людей, а не коллективную вину народной измены. И понятие «народ» – может только мешать тому, чисто еретическому пониманию «искупления», на чём наши антимонархисты настаивают. «В будущем же веке не будет и понятия народ» - выворачивается о. П.А., с чем, конечно, вроде бы и можно было согласиться, если бы… не Священное Писание. «Спасённые народы будут ходить во свете его…» - говорит возлюбленный Апостол, описывая уже Небесный Иерусалим (!), и далее: «И принесут в него славу и честь народов» (Откр. 21; 24 и 26, выделено – А.М.). Так что, о. Петру тоже бы не мешало книжку почитать. Новый Завет называется…

Да ведь и речь то в этом споре идёт о жизни ещё нынешней, а не будущей.

Вообще, главное в разсуждениях наших цареборцев, как их справедливо называют, именно избегать всячески понятия «народная вина» или «народная измена» – в понимании чего и может возникнуть мысль об исцелении от этой «порчи» подвигом того, кто верность и обеты сохранил. И тогда вообще главное, что необходимо разбирать, это два, связанные между собой, фундаментальных понятия: 1). Что есть в очах Божиих народ, как таковой? и 2) Что есть коллективный обет, данный народом Богу с клятвою? Без более-менее определённого уяснения этих понятий – смысл не только термина «Царь-искупитель» (на котором, кстати, ради мира и согласия в Церкви – можно и не настаивать), но и вообще «Православное Царство» – расплывается до невнятного и неопределённого.

Тоскливы непрерывные придирки и наезды, которыми полон текст статьи о. П.А.: «…нашей вере неизвестен тот догмат, который озвучивает Назаров: догмат, согласно которому дети виновны в грехах своих родителей, должны сознавать и каяться в этих грехах…» Вообще то, к сведению о. П.А., М. Назаров здесь никакого «догмата» не «формулировал», он лишь привел ясное выражение Св. Писания, при этом чётко место оного указав: «Господь долготерпелив и многомилостив, прощающий беззакония и преступления, и не оставляющий без наказания, но наказывающий беззаконие отцов в детях до третьего и четвёртого рода» (лучше на церк.-слав.: «отдая грехи отцев на чада, до третияго и четвертаго рода») (Числ.14;18). Спрашивается: причём тут Назаров? Если о. Петру не нравится определение Божие – то это другое дело, но это – всё же его личные проблемы…

Поэтому, ничем иным, как отсебятиной и нельзя назвать «резюме» о. П.А., ищущему у монархистов любые ереси: «Таким еретическим заблуждением и является ересь о наследовании детьми грехов своих родителей». Писание не говорит в приведённом месте о возможности и необходимости покаяния детей «за» родителей, а лишь свидетельствует о наказании, которое дети грешников могут хлебнуть – независимо от веса собственных личных грехов, накопленных в своей жизни. Другое дело, что кто-то из этих несчастных детей – будет от этого «наследия» страдать, а иной – будет в нём жить как рыба в воде, нисколько его не замечая, ибо для него уже с рождения данный грех есть «норма жизни». И действительно, здесь более всего поможет преодолеть этот «груз» именно личная свобода выбора каждого такого чада. Как в нашем российском случае: либо выбор богохульства, демократии и корысти, либо выбор покаяния, веры и возвращения к монархическим началам государственности.

Ибо, если говорить об «отдании грехов отцев» на нас, то мы и так уже нахлебались по уши: ограбленная и униженная страна, вековой геноцид русских, осквернение всех святынь, совершенно деморализованный народ и т.д. Или это всё не видно о. Петру, что он «не понимает» – каким это образом мы наказаны за «грехи отцов»? Ведь он прямо пишет: «Грех предательства Царя и Самодержавия высшим командным составом, государственными чиновниками и членами Дома Романовых является личным грехом каждого предателя. Этот грех никак не распространяется даже на прямых потомков предателей, не говоря уже о простом народе российском, к предательству высшим дворянством самодержавной России никакого отношения не имеющем…»

Ничего себе – «не распространяется»… Того гляди – страна и народ погибнет, а наши горе-богословы – никаких последствий февраля 1917 так и не видят. И, конечно, здесь примечательно указание о. Петром А. на узкий круг виновных. Остальные, по этой логике – вовсе не при чём. Это что: слепота духовная или сознательный подлог? Ведь следующим после такого, с позволения сказать, «богословия», логическим посылом будет то, что Бог… жесток и несправедлив! Раз Он 15 млн. человек наказал в России за чужие грехи (!) страшными смертями и изгнанием в первые же годы после свержения Царя. Или же – что вообще нет Промысла Божия, и Бог оставил Русскую землю злу в полную власть на многие годы – творить в ней свою сатанинскую волю безо всяких ограничений. Это кабинетное богословие с зажмуренными глазами и отбитой исторической памятью – много хуже даже м.б. и корявых, но живых поисков выхода из пропасти, которые ищут так раздражающие о. Петра А. злые «царебожники».

А в цареубийстве, повторимся, «весь русский народ», как пишет о. П.А. – никто и не обвиняет (по крайней мере, автору такая точка зрения среди монархистов – просто не известна).

Далее следует обвинение «зарубежного раскола», и в частности еп. Нектария (Концевича), в авторстве теории «вины в убиении» Русским народом Св. Царя Николая. Некорректно вырванная из контекста патетическая фраза на проповеди (неосторожная, согласимся) – подаётся о. Петром за «новоизмышленный еретический догмат». Вообще для данного автора характерно сказанную кем-то фразу – немедленно называть «догматом».

Далее о. П.А. пишет эдакое (просим прощения за долгую цитату): «…оставление своего Государя русским народом (хотя и само это оставление не является доказанным фактом) (?!? - А.М.) нисколько не свидетельствует о вине русского народа в убиении своего Царя, как не виновны в убиении Спасителя апостолы, оставившие Христа в саду Гефсиманском. …Даже грех предания смерти Господа нашего Иисуса Христа не перешел в виде наследственного греха на весь народ еврейский. Хотя и кричали иудеи у Креста Христова: кровь Его на нас и на чадех нашех (Мф. 27, 25), тем не менее грех убийства Богочеловека не перешел на потомков убийц. В этом нетрудно убедиться, познакомившись с чинопоследованием: "Како подобает приимати приходящих от жидов к правей вере христианстей" (Большой Требник). Согласно этому чинопоследованию, перед Крещением приходящие от жидов должны отрекаться от всех лжеучений и обычаев жидовских, от всех их лжеучителей, и в их числе от имеющего прийти антихриста. Однако от приходящих от жидов Церковь не требует покаяния в грехе убийства Господа нашего Иисуса Христа. Это значит, что клятва, которой связали себя иудеи (Мф. 27, 25), никак не распространилась на их потомков» (выделено о. П. Андриевским)

К сожалению, видимо, о. П.А. просто не до конца понимает само упомянутое и процитированное им чинопоследование. Смысл которого, короче всего, можно выразить такими из него же словами: «Ещё проклинаю всякия еврейския обычаи, и начинание не преданное от Моисея, и всякое их чародеяние,…еще проклинаю всякаго ребы, кроме Моисейскаго закона учивша, или учаща…» (лист 250 об., Большой Требник, 1884). Т.е. еврей, в данном случае, именно отрекается и проклинает всякое талмудическое, как бы это поделикатнее выразиться, изобретение, а вовсе не приносит покаяние. Понятно, что в талмуде нет такого «догмата» – «кровь Его на нас и на детях наших», такое – там было бы странно искать. Но разъяснение именно этого места – есть у Св. Отцов, и совершенно прямое. Приведём хотя бы наиболее общеизвестное толкование Блж. Феофилакта: «…А те (иудеи) возмездие за убиение Его принимают на себя; каковое возмездие и постигло их, когда римляне истребили их и детей их. Впрочем и доныне иудеи, будучи чадами тех, – убивших Господа, – имеют на себе кровь Его, ибо за неверие в Господа преследуются от всех, и когда преследуются они, нет им никакого помилования» (Толк. на Еванг. от Матф., гл. 27, стр. 168, С-Пб, изд. Сойкина, б.г.) (выделено - А.М.). Так что в данном случае о. Пётр Андриевский совершенно сознательно зачем-то извращает учение Церкви о «невинности» иудейских потомков, вводя православных в заблуждение. И опять же, уж если быть педантом, «невинностью» в сем страшном на все века деле – порадовал нынешних жителей Палестины именно нынешний понтифик Рима в прошлом году, когда в своём послании к Пасхе и объявил о «невиновности» в Крови Богочеловека еврейского народа, перенеся этот грех на римлян…

А пока – о. Пётр Андриевский предлагает нам совершенно конгениальный вывод: «А значит, и русские люди не должны каяться не только в цареубийстве, но и в цареотступничестве» (выделено - А.М.). И добавляет: «во-первых, отречения Царя от престола требовали сами члены династии, а во-вторых, как и в случае с иудеями, клятва эта никак не может распространяться на потомков». Хоть стой – хоть падай!..

Но и это ещё не всё. «…Покаяние в цареотступничестве не столь безобидно», - вещает далее о. П.А. Ибо есть мнение (!), «что за грех цареотступничества вся Церковь якобы тяжко согрешила пред Богом и навлекла на себя праведный гнев Божий» (выделено - А.М.), а это уже «граничит с кощунством».

Вот, наконец-то. Как говорят детишки, играя в прятки: «Теплее…»

Здесь мы незаметно дошли до темы, которая по своему значению едва ли не перевесит всё, затронутое прежде. И трогать её надо чрезвычайно деликатно, хотя, прямо скажем – немалая часть наших православных братий предпочла бы, чтоб её не трогали вообще ни в коем случае. И это значит – что её трогать совершенно необходимо. Просто потому, что дальше – может быть поздно. Итак, в чём же этот «крамольный» вопрос?

Может ли Церковь согрешать? – Нет, не может!

А могут ли клирики любого уровня согрешать? – Да, ещё как!

А священноначалие и Церковь – это одно и то же, или нет? И вот тут…

Парадоксально, но твёрдые ответы и «Да» и «Нет» – в обоих случаях будут правильны. И это есть не «приспособление» под мнения века сего, трусливого и лукавого, а точное указание на истинную, Богочеловеческую природу Церкви. И здесь грань тонкая и опасная, надо быть чрезвычайно осторожным, но очень важно найти правильный ответ, отделяющий одно от другого. Нет, это не поиск «консенсуса», чтобы и волки были сыты и овцы целы – такого среди овец Христовых и волков вообще невозможно. Это именно раздельное видение двух природ Церкви, которая, при этом, имеет одновременно качество совершенно нераздельное и неслиянное.

Дух Святый, который живёт в Церкви во всей Своей полноте – хранит в Ней Истину так, что её не могут исказить никакие мятежи мнений человеческих. И в этом смысле – Она свята. Но в последнее время, Церковь всё более выступает как «общественный институт», участвуя в делах мира сего не просто на понятном тому языке, но и вообще действуя именно в этой «системе координат». Итак, мы осмелимся утверждать, что именно подобная жизнь и образ действий – очень легко повреждаемы. Церковь, выступая как общественный институт – вовсе не обязательно является «выразителем Истины», т.к. она, в данном случае, в различной социальной среде ищет также различные формы для своего существования, а чаще – для элементарного самосохранения. Те лица из её руководства, которые начинают «играть в политику» – начинают, как показывает недавняя история, искать порою вполне «своего», а не Божьего. И найденные, а лучше сказать принимаемые, ими решения или компромиссы никакими «внушениями от Святого Духа» – не являются и в малейшей степени. Глядя издалека на нравственную составляющую некоторых таких решений – думать, что на такое наставил Дух Истины, Сам Господь Святый Дух – было бы и впрямь кощунством.

Но можно ли говорить о том, что в результате такого управления – Церковь потеряет благодать вовсе и перестанет быть Святой? Нет, пока ещё нельзя. Но из некоторых пророчеств от святых мужей и из прямых слов Св. Писания видно, что наступит время, когда внешние церковные формы перестанут соответствовать благодатному внутреннему содержанию, и «вот тогда то – придёт конец». Если точнее, то святость из Церкви не так, чтобы «уйдёт», а скорее – скроется, в том числе – и внутри Её самой. Внешнее же благочестие – станет совершенно пустым и безполезным. И – безопасным, добавим.

Важнейший вопрос, встающий здесь, – это совершение таинств, точнее – действенность такого совершения. Что должно произойти в Церкви, чтобы главное таинство Тела и Крови Господней – перестало происходить? Ответ только один: это произойдёт именно при повреждении веры, при некоем переходе физически невидимой границы, когда ложь, прикинувшаяся Истиной, станет такой, что Господь Дух Святый не сможет освящать души, принявшие таковую ложь в преизбытке. Ибо вопрос, видимо, должен ставиться не «когда перестанет пресуществляться хлеб и вино в Тело Спасителя?» – ибо нет в мире силы, способной помешать Богу. А именно так: когда эта Святыня не сможет действовать на сердце человека? Ибо там уже поселилось полное и мрачное богоотступление, причём такой выбор был сделан вполне сознательно и добровольно…

При этом никто не говорит, что в эту страшную минуту – Церковь исчезнет как общественный институт. Отнюдь. Вполне может статься так, что как раз к этому то времени – Церковь и получит, наконец, ту максимальную степень «уважения» и «достойного положения», к которому (не странно ли это в постхристианском обществе?) она теперь так стремится.

И в свете этого вопрос «может ли Церковь согрешать?» – решается неоднозначно, ибо необходимо уточнять: какую из её ипостасей мы имеем в виду – (назовём их условно) «административно-человеческую» или «Бого-человеческую»? Ибо первая – это наш современный срез, наполненный нами, грешными людьми. А вторая, также, разумеется, не чуждая нам – вообще вневременного масштаба, Она со всеми ангелами и святыми, ибо здесь под «Церковью» имеются в виду вообще все разумные силы мирозданья, не разорвавшие союза с Творцом.

Прот. Пётр Андриевский, похоже, придерживается той, «корпоративной», точки зрения, что священноначалие в виде иерархии есть совершенно буквальный «выразитель» решений Святого Духа, и еретик тот, кто не исповедует этого тезиса. «А кто не с нами – тот против нас». Трудно сказать, в какой степени данный автор знает историю Православной Церкви, но небольшое знакомство с нею не помешало бы. Тогда автору стало бы известно, что порою священноначалие откалывало такие «номера», что хоть святых выноси. И «выносили»: полуторавековая иконоборческая ересь, поддержанная многими иерархами и патриархами, тому наглядный пример.

Очень возмутила о. П.А. «самозваный историк Церкви Миронова»: «По ее мнению, граничащему с кощунством, новомученики российские вовсе не страдали за Христа, а пострадали за свой грех отступничества от Государя. "Стоит ли удивляться, - пишет Миронова, - размерам бедствий, что карающей десницей послал Господь на Церковь.»»

Ну, нравится кому-то это утверждение или нет – всё же немалая доля горькой правды в словах Т. Мироновой есть. И убедиться в этом можно очень наглядно. Стоит просто положить рядом те допросы, которые зафиксировали вполне безпристрастные писцы судов времён Диоклетиана и стенограммы допросов времён Ежова. Автору этих строк приходилось это читать, и должен признаться – что это совершенно разный дух веры. Всего одна деталь: практически нигде в советских допросах не встречается предложение отречься от веры, как условие обретение свободы, что в древнем Риме было нормой. Напротив, всем здесь было ясно: тебя не отпустят, происходящее – не суд, а геноцид, а потому предстоящая смерть от этих слуг антихриста – совершенно неизбежна. Но никакого того «древнего» дерзновения – это понимание никому не придавало. В большинстве случаев – это допросы запуганных, измученных людей, боящихся как-то «спровоцировать» своих мучителей. Тогда как здесь какой-либо диалог и оправдания – были совершенно безполезны, надеяться, в земном смысле, на какой-то благоприятный исход – было нечего. И глядя на эту скорбь, на ум более приходят слова Апокалипсиса «И дано было ему вести войну со святыми и победить их…» (Откр. 13;7), но никак не то победное исповедание Имени Христова, которое древние мученики имели в преизбытке. Надо здесь оговориться, что имевшиеся исключения – подтверждают правило. По свидетельству автору иг. Дамаскина (Орловского), которому были доступны протоколы допросов имяславцев-исповедников (т.е. Афонских монахов-исихастов), те прямо говорили чекистам, что они монархисты и таковыми останутся, о «лояльности» советской власти и слушать не желают, а мучителей своих считают за слуг антихриста. По словам о. Дамаскина – эти протоколы были необычайно контрастны по сравнению с другими «церковными» стенограммами допросов, следователи терялись и – что примечательно! – никакого обычного измывательства после таких ответов со стороны стушевавшихся чекистов не было. Также, чрезвычайно достойно вёл себя Свщмч. Митр. Кирилл (Смирнов), также прямо исповедавший себя монархистом…

Необходимо подчеркнуть, что нет ни в наших словах, ни в мнении Т. Мироновой как такового «уничижения» новомучеников, многие миллионы людей были замучены от богоборцев именно за то, что они были православными – это непреложный факт. Но всё-таки, не менее очевидный факт в том, что такого гонения вообще не могло бы быть, если бы эти люди остались верны присяге и Царю в феврале 1917! А не пошли бездумно по мятежным стихиям мира сего вслед за лукавыми бесами, так легко соблазнивших всех «свободой» от Царя земного и Царя Небесного. Пожар надо сразу тушить, а не греться возле него…

И «деканонизация» новомучеников, о которой иронизирует здесь о. Пётр А. цитируя (что редкость!) Татьяну Миронову – тут совершенно не при чём. Это всё те же поросли прокатолического «канонического юридизма». Ибо именно Бог прославляет святых Своих. А люди на земле – либо видят эту святость, и обращаются к этому источнику благодатной помощи в виде нового святого, или же – не видят её и, соответственно, не обращаются – только и всего. Кто в Боге действительно свят – решает не некая «комиссия» из грешников, со своей линейкой по «измерению степени благочестия», а слава Богу, – Он Сам. Причём, осмелимся дерзко предположить, – независимо от того, что смутило ту или иную земную комиссию… И если о. Пётр полагает, что новомученики Российские перед смертью не каялись в том, что он лично считает таким вредным и опасным, а именно: в том, что оставили Царя и преступили присягу – то это его личное мнение. А правду про их исход – мы, видимо, узнаем лишь на Страшном Суде.

Далее о. П.А. утверждает, что «св. Иоанн Златоуст считал римскую императорскую власть удерживающей приход антихриста не потому, что римская власть была властью императорской, а потому, что эта власть была вселенской. Римская империя простиралась на всю тогдашнюю вселенную…». С таким утверждением едва ли можно согласиться. Римлянам прекрасно было известно о существовании Китайской империи и Индийских царств, а уж с Персидским царством – у них были постоянные «тёплые» отношения. Т.ч. такое рациональное суждение – едва ли стоит приписывать древним отцам.

О. Петр А., толкуя 7 главу пророка Даниила, пишет: «Очевидно, что до самого прихода антихриста на земле будет владычество четвертого зверя — вначале в виде единого римского государства, а впоследствии различных государств. …как единое римское государство, так и множество государств, восставших из него, являются одним и тем же четвертым зверем, показанным в видении пророку Даниилу. И как единое римское государство удерживало приход антихриста, так удерживают и государства, восставшие из него, пока не будут одолены антихристом» Мнение о. А.П. нетрадиционно: под четвёртым зверем никто не понимал «вначале римское, а впоследствии различные государства», это абсолютно личное мнение о. Петра.

Замечание о. Петра: «Существование многих государств на земле, очевидно, и является тем удерживающим началом, которое препятствует приходу антихриста», конечно, отчасти справедливо (и банально), но видеть в этом уже давно кажущемся «разнообразии» действительно некое «удерживающее начало», да ещё духовное – представляется, всё-таки, совершенно несерьёзным. Существующий сегодня «однополярный мир» и уже реальное «мировое правительство» – с лихвой всё это кажущееся «разнообразие» нейтрализуют в момент.

Вопрос о. П.А. «Каким образом мир удерживается от антихриста эти восемьдесят лет? Неужели удерживается верными Царю-мученику православными христианами, которые, по мнению Назарова, могут, "держась за своего святого Царя на Небесах, еще какое-то время удерживать Россию и мир от окончательной гибели"» – вроде бы и впрямь логичен (смысл выражения М. Назарова здесь непонятен, ибо, скорее всего, – вырван из своего контекста).

Но самое важное идёт дальше:

«Ибо если именно православный Царь является тем "удерживающим", о котором говорит апостол Павел, то с восстановлением в России или же любой другой стране мира православного царства в мир снова возвратится и "удерживающий". Но это уже явная клевета на апостола, который недвусмысленно говорит, что после того как будет взят от среды удерживающий теперь... откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего (2 Фес. 2, 8). Ни о каком возвращении "удерживающего" вновь в мир апостол не говорит. И вне всякого сомнения, что если бы "удерживающий" имел возвратиться в мир, апостол об этом обязательно сказал, потому что целью апостола было вовсе не введение христиан в заблуждение. И как вообще возможно возвращение удерживающего в мир? Если умножившееся зло привело к тому, что "удерживающий" (то есть тот, кто удерживал зло от распространения по земле) взят от среды, то неужели зло в мире без "удерживающего" ослабело, что стало возможным возвращение в мир "удерживающего"? Неужели верные Царю-мученику, которые, по мысли Назарова, удерживают в нынешнее время зло на земле, настолько хорошо справляются с этой обязанностью удержания, что зло ослабело и становится возможным возвращение на землю самого "удерживающего" — православного Царя? Тогда какой смысл вообще в "удерживающем" на земле, если на небесах он (Царь-мученик) вместе с верными ему людьми на земле лучше справляются с обязанностью "удерживающего"?»

Очень колоритное место. Но, опуская ерничанье о. Петра А. по поводу «удерживающего» и его тихую радость по поводу, как ему представляется, невозможности «возвращения в мир "удерживающего"» и тем более «ненужности» – пусть, дескать, теперь там, на небесах, «справляется» – мы, подошли к очень важной теме. Она поможет нам приблизиться к пониманию глубины подвига Царя-мученика именно в её мистической полноте. Уже не в гуманистическом сюсюкании, «птичку жалко», что с большим трудом «позволит» канонизировать Царя как хорошего обиженного человека, «полковника Романова с чистыми детьми в изгнании». А именно в той полноте, в которой видна безусловно главнейшая высота его подвига – в его царственном служении перед Царём Небесным (за что, как раз, комиссия РПЦ по канонизации совершенно чётко отказалась канонизировать Царя). Но для этого надо немного вернуться к истории.

Если внимательно посмотреть: чего хотели от Царя февральские заговорщики, то мы с удивлением обнаружим, что как раз главного – они от него и не получили. Хотя по видимости, именно внешне – их победа полная и абсолютная. Но это – только по видимости. Здесь надо сказать однозначно: именно не отдав им этого главного – Государь и был обречён ими на страшную смерть, но то уже было их актом сатанинской злобы и безсилия. Так что же это, вокруг чего был завязан вопрос жизни и смерти самого Святого Царя в Русской истории?

«Ответственное министерство».

Чего-чего, переспросит читатель – что за ерунда? Они же получили всю власть в стране?! Причём здесь эта чепуха? Но смысл этих обыденных слов – гораздо глубже…

Дело в том, что Николая II никто, вообще то, не собирался «свергать». Безпрецедентное многолетнее давление, оказываемое на него как великокняжескими и военными заговорщиками, так и жёлтой прессой вкупе с «мировым сообществом» – было лишь средством вынудить Царя передать свою реальную власть тем, кто её давно и страстно домогался. А он (или другой из рода Романовых), как фигура «олицетворяющая» нацию, как некий её «символ», наделённый «представительскими функциями» (что мы и видим сейчас в Европах) – был им как раз даже нужен. Если посмотреть на их планы – там не было ликвидации монархической формы власти, вот что интересно. Как декорация – она в их планах именно была. Они не были глупы и понимали, что сам русский народ не примет вводимых ими глобальных новшеств, и они, в иной ситуации неплавного захвата власти – с ситуацией могут не справиться (как позже и случилось). А эти масонские «товарищи» (в отличии от нынешних чиновников РФ) – имели очень большой опыт управления на всех уровнях, от земства до министерств. И всё-таки мозгов хватало – понимали, что их умения не хватит и корабль опрокинется. В Бога они, конечно, уже не веровали, и о благодатности власти Богопомазанника могли, разве что, процитировать свой детский «Закон Божий», но в сердцах своих были уверены, что если всё обделают правильно и без резких движений, то «справятся» и у них «получится» и без благодати. Что у них получилось в итоге – мы хорошо знаем.

Но всё описанное – лишь формальная, внешняя и самая малозначимая часть процесса. У всех этих прохвостов, Родзянок и Милюковых – подлых и тщеславных базарных Петрушек – были кукловоды на порядок умнее. И те понимали, что задача на самом деле перед ними стоит вовсе не политическая, а духовная. Свержение власти Богопомазанника или её подмена – лишь по внешности политический процесс. Тогда вопрос: а в чём же может быть духовное поражение Православной Монархии и её Боговенчанного главы? Именно здесь мы и подходим к пониманию подлинной высоты подвига нашего величайшего Государя. И без евангельских параллелей, как бы это кого-то не раздражало, – нам не обойтись:

«Опять берёт Его диавол на весьма высокую гору, и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе, если падши поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана; ибо написано: «Господу Богу твоему покланяйся и Ему одному служи».» (Мф. 4;8-10)

Вот здесь и есть ключ к началу (лишь к началу!) понимания подвига Царя Николая. Помазанник Божий, по замыслу слуг антихриста, должен был именно поклониться им, а после этого продолжать своё внешнее «царствование», точнее уже – играть роль царя. И можно не сомневаться, что кончил бы свои дни Николай II и в достатке, и в почёте, и на троне. Только этот трон уже, по своей сути, ничем бы не отличался от «царского трона», который вытаскивают рабочие сцены при постановке какой-нибудь оперы на «царскую тему» – с позолотой, но из папье-маше. И благодати Божией вся эта «царская» декорация была бы также чужда, как подлинной благодати – какая-нибудь театральная постановочка, в которой лицедеями в фелонях изображается церковная служба…

Повторим ещё раз, для ясности: сатане был нужен Помазанник Божий поклонившийся ему, а не Богу. Живым образом («иконой») Самодержавной власти Бога Небесного является Православный Император – и эта живая икона, прообраз Божественного Царя, теперь поклонялась бы сатане! Диавол, не добившийся этого от Христа – теперь получал бы это поклонение себе от живого образа Христова, который, в свою очередь, почитал, в любви и преданности, весь Русский народ! Только здесь – круг замыкается, только здесь – та подлинная духовная победа зла, которая единственно ему и была нужна.

Понятно, что то, о чём мы здесь говорим – можно принять или не принять только верой. Тот, кто чужд веры – для того всё сказанное будет бредом.

Но на то и расчёт. Для диавола главное – убедить, что его нет, нет его действия на мир – одна лишь «свободная воля» свободных людей… И чтобы внешне, для «всех» – всё осталось как прежде. Сатана, в данном случае, скрыл бы себя здесь под маской «народовластия», хотя какое это к лешему народовластие – видно по тем несметным горам трупов этого самого «народа», наваленным впоследствии.

И далее. Принуждение Царя Николая II к подобному шагу – вообще бы закрывало так называемую «Константиновскую эпоху», как окрестили её демократы от богословия. Причём заканчивало – именно изменой. Теперь государственная власть, уже – именно как таковая! – становилась совершенно подменённой. В православной «симфонии властей», как известно, действуют два освящённых от Бога начала: власть духовная (Церковь) и власть светская (Монарх). И в новой ситуации Церковь получала бы в виде власти либо только врага, либо, в случае хитрой подмены, с попыткой выстраивания очередной «симфонии» – Церковь бы начинала её строить уже с сатаной; чем бы подобное закончилось – объяснять не надо. Таким образом, сатаной и его слугами решались бы все вопросы по полному торжеству своей власти как в государстве, так, в скором времени, и в Церкви.

И Помазанник Божий Николай Александрович, видящий происходящее лучше, чем многие современные ему духовные лица – выбирает Крест и идёт на свою Голгофу, ни капли от своего Божественного Мvропомазания не расплескав по дороге и не дав его на поругание сатане. Диавол, как и в случае со Христом – не получил от Государя ничего.

В какой степени благодарные современники поняли поступок Государя, видно по той характеристике, которая им была получена в огромном корпусе всевозможных «воспоминаний». Если постараться подытожить их в двух словах, причём – речь даже не о характеристиках, данных врагами, а вполне от «лояльных», то можно выразить так: «непонятное упрямство». Это всё, что поняли 99 % тех, за кого Государь положил свою святую жизнь.

И теперь, можно вернуться к обидевшемуся за апостола Павла о. Петру Андриевскому: «если… в мир снова возвратится "удерживающий". Но это уже явная клевета на апостола…» Давайте попробуем всё-таки поискать ответ на этот серьёзный вопрос, хотя, похоже, подобный найденный ответ огорчит о. П.А. ещё больше. Варианта ответа два (хотя есть ещё третий – «китайская ничья»: объявить всё это чушью, и не благословить читать ничего, кроме «ЖМП»).

Первый. Ленин и антихрист – суть одна тварь, поскольку большевики и впрямь наглядно доказали возможность «устроения конца света в одной, отдельно взятой, стране».

Ответ. Подобная точка зрения не так уж безосновательна, как может показаться привычному сознанию на первый взгляд. Дело в том, что раскрытие некоторых мест Апокалипсиса и пророка Даниила – дают возможность и такого понимания тоже. Наибольшим основанием для такого понимания служит конец 19 и начало 20 главы Апокалипсиса (стихи 1-7), но такая точка зрения, в основном, не принимается современным церковным сознанием (хотя не совсем понятно, порою – где не принимается, а где её просто не замечают и проходят мимо). Не останавливаясь подробно на этом, действительно, очень интересном вопросе, можно лишь сказать, что в такой координатной сетке – всё совпадает: удерживающий – Император Николай II, антихрист – Вил («человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею…») продолжающий отравлять своим присутствием нашу землю и действительно «возсевший в храме» многих человеческих сердец «яко бог» (2 Сол. 2;3-4). «Отношение которого ко «всему называемому Богом или святынею» выражено кратким, по своему гениальным, тезисом: «Всякий боженька есть труположество» (ПСС, т. 48, стр. 227). В этом тезисе всё доведено до крайних пределов богоненавистничества, превзойти которое абсолютно невозможно», - писал о нём один современный пастырь.

Данное понимание этих мест Св. Писания видимо не исключает возможности появления Царя, но уже в другом качестве, ибо теперь эта функция удержания в руках Ангела (Откр. 20;2-3).

Второй вариант. Здесь необходима оговорка, что это «частное мнение» автора, которое не может претендовать на истину, это то обобщение, которое вытекает из его понимания вопроса.

Св. Царь Николай, не давший совершиться подмене власти Богопомазанников, сохранил всю мистическую полноту «Удерживающего» до времени, т.ч. именно благодаря его подвигу – возстановление Царской власти и произойдёт непременно, раз, по слову Св. Апостола Павла, – лишь после отъятия удерживающего появится «сын погибели». Это значит, что «Константиновская эпоха» – ещё не кончилась, к радости одних и огорчению других, а в настоящий момент престол Богопомазанника находится в некоем «вдовстве», как бы в затянувшемся междуцарствии. И ценой своей смерти Государь Николай Александрович сохранил в неприкосновенности и неповреждённости всю чистоту и, главное, полноту Царской власти для будущих поколений, чего бы не могло произойти, если бы, например, эту власть «законно» получил кто-то из его недостойных и маловерных родственников.

Не исключено, что образ Пресвятой Богородицы «Державная» – должен был как раз и свидетельствовать именно об этом: что Царская власть «отъята», но не «пресечена навсегда».

Здесь надо сказать действительно об одном важном «мнении», которое справедливо (но, на наш взгляд – весьма поверхностно) высмеивает о. Пётр А., и которое ни с какой стороны – ни с нравственной, ни с догматической – совершенно недопустимо, и которым действительно грешит некоторая часть ревнителей не по разуму, но относящаяся, как раз таки, не к монархическому сообществу (если о нём ещё вообще можно говорить), а к церковному народу, чающему утешения. Речь идёт о том утверждении, что со 2 марта 1917 – Россией правит Сама пресвятая Богородица. И интересно то, что такое своеобразное мнение встречается как раз среди тех церковных деятелей, которые к Монархии в принципе никакой симпатии не выражают. Приходилось даже с амвона слышать, дескать: зачем теперь монархия – нами и так Сама Пречистая правит?

Здесь на помощь должен придти даже и рационализм, ибо справедливо задать простой вопрос: как, в представлении утверждающих такое, это происходит? Как через Помазанника Божия – как раз понятно: на то и есть таинство второго миропомазания, на Царство, Император – единственная личность, над которым оно совершается дважды. Соответственно, на Царей «…и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великого сего звания в них изливаются» (из чина анафемы антимонархистам в Неделю Торжества Православия). Т.о. очевидно, что Православный Государь правит посредством Благодати Божией, умудряющей его в государственных делах, повторимся. Но каким образом – через кого?! – может править земным государством Пресвятая Богородица? Кто и как должен получать от Неё указания? Ибо осуществление власти – это совершенно конкретная деятельность, ради определённых целей, и имеет, как результат таких «властных решений» – совершенно определённые земные плоды, всеми зримые.

Да, мы веруем, что Пресвятая Дева Своими молитвами сохраняет православных и их государства под Своим Покровом, что Она и не раз являла в случаях чудесной помощи, когда абсолютно все земные способы сопротивления злобным врагам были исчерпаны. Недаром, в величайшем произведении христианской догматической поэзии, Великом покаянном каноне Прп. Андрея Критского завершающий его последний тропарь («богородичен») звучит так: «Град Твой сохраняй Богородительнице Пречистая; в тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.» (выделено - А.М.). Многим православным мирянам (и читающим его иереям Вел. Постом тоже) даже и невдомёк, что эта дивная песнь – относится именно к Помазаннику Божию и к Константинополю («град Твой»). В котором Император («сей») «верно», т.е. – православно – царствует, в Богородице – т.е. в Её всесильной помощи – утверждается; и Богородицею же, силою Её всесильных молитв, побеждает, и искушения, и «ратующих», т.е. – воюющих на Царя и Империю врагов. И замечателен последний мазок этого стиха «и проходит послушание», т.е. здесь говорится, что такое служение Помазанника Божия – это вид Его послушания Церкви и Самой Божией Матери! И только торопливость и, видимо, безграмотность цареборцев февраля 1917 г. – не дала им изуродовать и это место Великого канона, как многие другие места в церковных службах. Так Император здесь упомянут прикровенно – «Сей», что и замечательно: ибо за 13 веков (с появления этого канона) Царей сменилось много, но суть их служения Церкви и Пречистой – неизменна. Но всё это ясно говорит именно о том, что под особым покровительством Пречистой находится именно Царская власть, но никак не многомятежная толпа богоборцев, эту власть уничтожившая, и после этого захотевшая «хорошей жизни».

А изображать дело так, словно народ, после такого предательства, как отдание своего Святого Государя на убийство антихристу, а после этого разорившего в бесновании безчисленное количество святынь, покрывавших некогда его землю – достоин того, чтобы им, в таком его нераскаянном состоянии, правила Сама Пресвятая Богородица?!.. Ну, извините, это какое-то крайнее недомыслие – если выражаться чрезвычайно мягко.

Да и «плоды» такого, якобы «Её», правления – очень странные, согласитесь. Положение в стране таково, что впору срочно вызывать «антикризисного менеджера», как сейчас ругаются. Впрочем, некоторые полагают, что оно как бы и есть, и что антикризисное «внешнее управление» банкротом РФ – уже действует. Но неужели мы в том станем винить Пречистую – что это происходит как результат Её управления? Да не будет!

Спасибо о. Петру в конце статьи за добрую фразу: «Царь-мученик Николай II имеет столько добродетелей истинных, что не нуждается в добродетелях ложных». Совершенно верно. И о. Пётр заканчивает эту статью перечисление того, за что, с его точки зрения, Государь с семьёй свят: «…прославились они: смирением, терпением скорбей, незлобием, нищелюбием, милосердием к страждущим, а особенно — верностью Матери-Церкви».

Мы ответим на это таким аналогом. Представим себе, что это относится (а оно – действительно полностью относится) к российскому фельдмаршалу Александру Васильевичу Суворову. И мы бы тогда сказали: вот за эти-то добродетели (а не за военные подвиги!) – и помнит русский народ и его армия раба Божия Александра, за них его Господь и прославил. Что бы ответил на такое «открытие» русский воин и читатель?

фото

Конец 1-ой части (обзор первых 3-х статей)

17 июля, 2012 - 13:29

К 94-летию Мученического подвига Царя Николая II.

Александр Махотин

9 января (22.01) 2012. Мч. Полиевкта и Свт. Филиппа, митр. Московского.

http://www.rosimper.ru/monarhiya/eres-tsarebozhiya-pravda-i-vymysly.html
источник материала

Исторические материалы о святых местах.

aАхтырский Троицкий монастырь

aАфон и его окрестности

aНовый русский скит св. апостола Андрея Первозванного на Афоне

aХарьковский Свято-Благовещенский Кафедральный собор

aВифлеем

aВИЛЕНСКИЙ СВЯТО-ДУХОВ МОНАСТЫРЬ

aВладимирская пустынь

aСказание о чудотворной Высочиновской иконе Божией Матери и создании Высочиновского Казанского мужского монастыря. Книга 1902 года.

aГефсимания. Гробница Богородицы

aГефсиманский скит.

aГлинская пустынь

aГора Фавор и долина Изреель

aГолгоѳо-Распятскій скитъ

aДИВНОГОРСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

aОписание Зилантова монастыря

aЗмиевской Николаевский казацкий монастырь

aСпасо-Преображенский Лубенский Мгарский мужской монастырь.

aКосьмо-Дамиановский монастырь

aКраснокутский Петропавловский монастырь

aЛеснинский монастырь

aНазарет

aСИОНСКАЯ ГОРНИЦА

aмонастыри Афона

aЕлеонская гора - место Вознесения Господня

aЕлецкий Знаменский монастырь на Каменной горе.

aМОНАСТЫРЬ СВЯТОЙ ЕКАТЕРИНЫ

aКиевский Богородице-Рождественский монастырь в урочище «Церковщина».

aКуряжский Старохарьковский Преображенский монастырь

aСпасо-Вифанский монастырь

aНиколаевский храм на Святой Скале

aНиколаевский девичий монастырь

aВсехсвятский кладбищенский храм.

aОзерянская пустынь

aИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СКИТА ВО ИМЯ СВ. ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ГОСПОДНЯ, НАХОДЯЩАГОСЯ ПРИ КОЗЕЛЬСКОЙ ВВЕДЕНСКОЙ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

aРека Иордан

aИсторическое описание Саввино-Сторожевского монастыря

aЛЕТОПИСЬ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ.

aКРАТКАЯ ИСТОРИЯ ПОДВОРЬЯ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТРЫРЯ В ХАРЬКОВЕ

aСЕРАФИМО — ПОНЕТАЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

aСофийский собор

aСвято-Успенская Святогорская пустынь

aСпасо-Вознесенский русский женский монастырь

aПокровский храм Святогорской обители.

aПещеры Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aПещерный храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских

aСеннянский Покровский монастырь

aХорошевский Вознесенский женский монастырь.

aСобор Христа Спасителя в Спасовом Скиту возле с.Борки.

aСвято-Успенская Почаевская Лавра

aУспенский собор Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aУспенский собор Киево-Печерской лавры

aУспенский собор в городе Харькове.

aСвято-Успенский Псково-Печерский монастырь

aЧасовня апостола Андрея Первозванного

aПещерная церковь Рождества Иоанна Предтечи

aИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА ВОСКРЕСЕНИЯ СЛОВУЩЕГО. ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ХРАМ.

aИстория Святогорского Фавора и Спасо-Преображенского храма

aСвятая Земля. Хайфа и гора Кармил

aХеврон. Русский участок и дуб Мамврийский (дуб Авраама)

aХрамы в Старобельском районе.

aХрамы Санкт-Петербурга

aПамять о Романовых за рубежом. Храмы и их история.

aШАМОРДИНСКАЯ КАЗАНСКАЯ АМВРОСИЕВСКАЯ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ

Церковно-богослужебные книги и молитвословия.

aАрхиерейский чиновник. Книга 1

aАрхиерейский чиновник. Книга 2

aБлагодарственное Страстей Христовых воспоминание, и молитвенное размышление, паче иных молитв зело полезное, еже должно по вся пятки совершати.

aБогородичное правило

aБогородичник. Каноны Божией Матери на каждый день

aВеликий покаянный Канон Андрея Критского

aВоскресные службы постной Триоди

aДРЕВНЯЯ ЗААМВОННАЯ МОЛИТВА НА ПАСХУ.

aЗаклинание иже во святых отца нашего архииерарха и чудотворца Григория на духов нечистых

aЕжечасныя молитвенныя обращенія кающагося грѣшника къ предстательству Пресвятой Богородицы

aКанонник

aКанонник

aКоленопреклонные молитвы, читаемые на вечерне праздника Святой Троицы.

aМОЛЕБНОЕ ПѢНІЕ ВО ВРЕМЯ ГУБИТЕЛЬНАГО ПОВѢТРІЯ И СМЕРТОНОСНЫЯ ЗАРАЗЫ.

aМОЛИТВА ЗАДЕРЖАНИЯ

aМолитвы иерея

aМолитва ко Пресвятей Богородице от человека, в путь шествовати хотящаго.

aМолитва Михаилу Архистратигу, грозному воеводе

aМОЛИТВА ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

aМолитва по соглашению

aМОЛИТВА Cвященномученика Киприана

aМолитва святителя Иоасафа Белгородского

aМОЛИТВЫ ПОКАЯННЫЕ КО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ

aМолитвенное поклонение святым угодникам, почивающим в пещерах Киево-Печерской Лавры

aМолитвы священномученика Серафима (Звездинского), составленные в заключении.

aМолитвы митрополита Филарета (Дроздова)

aМОЛИТВЫ ВЪ НАЧАЛѢ ПОСТА СВЯТЫЯ ЧЕТЫРЕДЕСЯТНИЦЫ.

aМолитвослов

aМолитвослов

aМолитвослов

aОктоих воскресный

aПанихидная роспись в Бозе почивших Императорах и Императрицах, Царях и Царицах и прочих Высочайших лицах. С-Петербург. - 1897г.

aПассия

aПѢСНЬ БЛАГОДАРСТВЕННА КЪ ПРЕСВЯТѢЙ ТРОИЦЫ, ГЛАГОЛЕМА ВО ВСЮ СВѢТЛУЮ НЕДѢЛЮ ПАСХИ

aПОЛНЫЙ СЛУЖЕБНИК 1901 ГОДА

aПоследование молебного пения, внегда Царю идти на отмщение против супостатов. 1655 г.

aПсалтирь

aПсалтирь

aПсалтирь Божией Матери

aПоследование во святую и великую неделю Пасхи

aПоследование седмичных служб Великого поста

aПостная Триодь. Исторический обзор

aПОХВАЛЫ, или священное послѣдованіе на святое преставленіе Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Марíи

aСлужбы предуготовительных седмиц Великого поста

aСлужбы первой седмицы Великого Поста

aСлужбы второй седмицы Великого поста

aСлужбы третьей седмицы Великого поста

aСлужбы четвертой седмицы Великого поста

aСлужбы пятой седмицы Великого поста

aСлужбы шестой седмицы Великого поста

aСлужбы Страстной седмицы Великого Поста

aСОКРАЩЕННАЯ ПСАЛТЫРЬ СВЯТОГО АВГУСТИНА

aТипикон

aТребник Петра (Могилы) Часть 1

aТребник Петра (Могилы) Часть 2

aТребник Петра (Могилы) Часть 3

aТриодь цветная

aТРОПАРИОН

aЧасослов на церковно-славянском языке.

aЧинъ благословенія новаго меда.

aЧИНЪ, БЫВАЕМЫЙ ВЪ ЦЕРКВАХЪ, НАХОДЯЩХСЯ НА ПУТИ ВЫСОЧАЙШАГО ШЕСТВІЯ.

aЧИНЪ «НА РАЗГРАБЛЯЮЩИХЪ ИМѢНІЯ ЦЕРКОВНЫЯ»

aЧИН ПРИСОЕДИНЕНИЯ КЛИРИКОВ ПРИХОДЯЩИХ ОТ ИЕРАРХИИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ УСТАНОВЛЕННЫЙ СОБОРОМ ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ (27 ОКТЯБРЯ/9 НОЯБРЯ 1959 Г.)

aЧин чтения 12-ти псалмов