Опубликовано Общество - ср, 08/21/2019 - 11:28

"Черновщина": «Путь к «славе» и «величию» чрез ложь и обман»

(Недавно нам любезно предоставили для просмотра стопку листов различного содержания, принадлежавших покойной катакомбнице мат.А.. Среди личных писем и листков духовного содержания был найден и этот документ, который мы и помещаем ниже. Кто автор этой стаьи, пока неизвестно - Общ.)

Пожалуй, самой одиозной и противоречивой личностью в истории Катакомбной Церкви был некий Александр Чернов, выдававший себя то за «белого генерала», то за "отца Антония", то за "схимонаха Епифания", то вовсе за "тайного епископа" или "митрополита".
Родился сей самозванец в 1909 г. в Ростовской области в безпоповско-старообрядческой казачьей семье. Как утверждал он сам, в 8-мь лет его отдали в Новочеркасский Донской кадетский корпус (что само по себе маловероятно), а уже в 1919 г. «с оружием в руках» эмигрировал за границу в рядах отступающей Белой Армии. В эмиграции его судьба до 1927 г. никому неизвестна. Существовали подозрения, что Чернов А.А. - выпускник школы контрразведки в Москве, засланный ОГПУ в кон. 20-х гг. в рамках операции «Трест» в белоэмигрантскую среду в Болгарии. Через бывших активистов т.н. «Союза возвращения на Родину» (Совнарод), активно действовавшего в Болгарии и организовавшего в период 1922-1923 гг. репатриацию в СССР около 14 тыс. белоэмигрантов (в частности белых генералов Я.Слащева, А.Секретова, Ю.Гравицкого, И.Клочкова, Е.Зеленина и др.), Чернов А.А. осваивается в Варне. Здесь он поступает в русскую гимназию, устраивается пономарем в русском православном приходе. В 1929 г. А.Чернов уже в Софии, где поступает в Военную Академию, а также на историко-филологический и богословский факультет Софийского Университета, который, правда, закончить не удалось. Все это время агент Чернов не проявляет особой политической активности, как бы ненавязчиво втираясь в белоэмигрантскую среду. Однако уже в нач. 30-х гг., в период повсеместной активизации советских агентов, деморализации и расколов белого движения, он внедряется в ряды русской молодежной эмигрантско-политической организации НТСНП (Национально-Трудовой Союз Нового Поколения), осуществлявшей террористические диверсии против советских представителей за рубежом.
НТСНП возник в 1930 г. (изначально он носил название «Национальный Союз Русской молодежи») в результате расколов «Русского Обще-Воинского Союза» (РОВС), созданного в 1924 г. бароном Врангелем из остатков белых армий. После скандала с чекистской провокацией под названием «Трест», смерти барона Врангеля и Великого князя Николая Николаевича, «исчезновения» генерала Кутепова, убийства президента Франции П.Думера и т.п. РОВС очень быстро стал терять свою значимость в белоэмигрантской среде. В свою очередь советская агентура поощряла малейшие очаги разногласий и расколов. Спекулируя на разных подходах к борьбе старого и нового поколений эмиграции, она усиленно пыталась отторгнуть молодежь от участия в объединенном монархическом движении. Новосозданное молодежное объединение НТСНП, членов которого старшее поколение часто называло «нацмальчиками», отказалось от идеалов монархии и отличалось особым радикализмом. В его среде особенно наблюдалось тяготение к зарождавшемуся в то время в Европе нацизму. Члены НТСНП готовились к отправке и диверсионной деятельности на территории СССР, проходя соответствующее обучение. Однако все их нелегальные походы в советскую Россию оканчивались трагически, что свидетельствовало о наличии мощной агентурной сети в их рядах.
Одним из таких агентов, по всей видимости, оказался А.А.Чернов. Уже в 1934 г. он избирается секретарем организации в Софии. Его деятельность не была столь заметной, поэтому в архивах НТСНП непосредственно о нем практически, не сохранись никаких свидетельств. Известно, что не без его участия болгарское отделение НТСНП «с помощью советских моряков» нелегально переправляло в СССР партии оружия и взрывчатки. По официальной версии оружие предназначалось для антисоветского подполья в России, однако куда попадало оно на самом деле - догадаться не трудно. ОГПУ, как и в случае с «Трестом», водило представителей НТСНП «за нос». Кстати, интересный факт – Чернов неоднократно подчеркивал, что был особенно дружен с В.В.Шульгиным, возглавлявшим в Белграде Комитет содействия НТСНП. Этот Шульгин, будучи одним из активистов РОВСа, в кон. 1925 - нач. 1926 гг. при помощи «Треста» безпрепятственно совершил «нелегальную» поездку в СССР, которая, как оказалось, происходила под прямым надзором ОГПУ. По возвращении он написал книгу «Три столицы», изданную в Берлине. Она же была переведена на французский и издана во Франции под названием «Возрождение России». В ней он описывал «невероятные» посещения Киева, Москвы и Ленинграда, отмечая «несомненное воскресение» русского народа. По собственному признанию автора, книга редактировалась «Трестом». Следует заметить, что этот же Шульгин, приняв после II-й Мировой войны советское гражданство, издал в 1961 г. в СОЦЭКГИЗе книгу «Письма к русским эмигрантам», преисполненную хвалебными одами «советской действительности» и генеральному секретарю ЦК КПСС Н.Хрущеву. В это же время вновь пересекались и пути «двух товарищей» - Чернова и Шульгина.
Но вернемся к кон. 30-х гг. В это время в Болгарии советский полпред Ф.Ф.Раскольников перебегает на сторону «западных противников». Чекистская агентура готовит масштабную операцию по уничтожению перебежчика. Возглавил ее агент Чернов, пытавшийся осуществить задание ОГПУ руками молодых боевиков-активистов НТСНП. Однако контрразведка РОВСа вовремя раскрыла заговор: лидер белой эмиграции в Болгарии генерал Ф.Ф.Абрамов и капитан К.А.Фосс предупредили болгарскую полицию о планах НТСНП... Чернов был арестован, однако не на долго. В годы II-й Мировой войны сотрудничал на стороне нацистов. В 1944 г. женился.
С вступлением советских войск в Болгарию Чернов пытался перейти на сторону Красной Армии, выдав НКВД ряд белоэмигрантских активистов, однако по обвинению в сотрудничестве с нацистами был арестован и специальным авиарейсом доставлен в Москву. После этого его судьба вновь окутывается мраком. По официальной версии, распространенной самим Черновым, он вместе с Шульгиным В.В. был арестован и приговорен к смертной казни, замененной 10-ю годами лишения свободы. Однако в данном случае выходит неувязка, поскольку Шульгин проживал не в Софии, как Чернов, а в Белграде, где его и арестовало НКВД. В списке «отсидок» Чернова числятся Лефортово, Бутырка, Карлаг, Печлаг, Степлаг, Спасский лагерь. Однако в своем «послужном списке» А.А.Чернов столько раз оказывался непоследовательным, что даже был уличен во лжи. Вполне возможно, что 10-ти годов в вышеупомянутых лагерях он вовсе не отбывал. Известно одно - до 50-х гг. Чернов отбывал срок не в «политических», а «бытовых» лагерях для уголовников, где успел дважды «поджениться», оставив после себя потомство. Затем он переводится в особый лагерь для политзаключенных - «Спасский», что в 40 км от Караганды, где начинает выдавать себя за «белого офицера». Позже вообще претворился «старцем-молчальником». Там же (видимо, по заданию МГБ) втирается в доверие к отбывавшим срок катакомбникам, в частности - к молодому и доверчивому еще послушнику Ф.Журбенко (будущий архиепископ Лазарь). Выдавая себя за «старца», А.Чернов для пущей убедительности пишет для ссыльных истинно-православных христиан (ИПХ) свои первые послания противосектантского содержания. Утверждал, что знает однадцать языков. Его также несколько раз помещали в психиатрическое отделение медицинского специзолятора, искусственно создавая вокруг него ореол «исповедника». Заполучив адреса катакомбных пастырей, остававшихся на свободе, он претворяется полным инвалидом, после чего его переводят в Инвалидное отделение Песчанлага, что в 60-ти км от Караганды. Здесь ему выдают диагноз - «мутизм» (потеря речи) и «парапарез нижних конечностей», после чего в марте 1955 г. отпускают на свободу. При этом Чернов, еще до освобождения, для пущей убедительности в письме к ранее вышедшему из лагеря Ф.Журбенко просил походотайствовать за него для «передачи на поруки». Доверяя бывшему солагернику, молодой Ф.Журбенко договорился со своей знакомой медсестрой Александрой Марковой из с. Кропоткино Краснодарского края, чтобы та приняла Чернова «на поруки» и ухаживала за ним.
Здесь следует уточнить, что практически никто из активистов НТСНП, арестованных НКВД после Н-й Мировой войны, не вышел на свободу. А таковых было не мало. Среди них генералы Трухин и Меандров, Д.В. Брунст, Д.М. Завжалов из Болгарии, М.А. Георгиевский и Е.И. Дивнич из Югославии, и многие другие. 25 мая 1953 г. центральный орган ЦК КПСС «Известия» официально сообщал о расстреле активистов этой организации С.Горбунова, А.Лахно, А.Макова и Д.Ремиги. По словам Н.Назарова, «советская пресса сообщала о расстрелах или арестах членов НТС в 1953, 1954, 1955, 1957, 1960 годах» (Назаров Н. Миссия русской эмиграции. - М.: Родник, 1994. - С. 389) . На этом фоне досрочное освобождение Чернова выглядит более чем странно.
Как уже упоминалось, еще в лагере Чернов втирается в доверие к репрессированному молодому катакомбному послушнику Ф.Журбенко. После освобождения, с его помощью, он выходит на «тихоновских» катакомбных священников Кубани и Северного Кавказа, а также на архиепископа Антония (Михайловского-Галынского), проживавшего в г. Сочи. Чтобы избавиться от нежелательного свидетеля, Чернов клевещет перед катакомбниками на своего бывшего благодетеля Ф.Журбенко, под страхом риска приютившего его после ссылки. Одной из причин послужил случай, когда Чернова разыскала его бывшая сожительница по общему лагерю Антонина из Днепропетровска, родившая от него ребенка. Чернов усыновлять ребенка отказался. На глазах у Ф.Журбенко произошла страшная ссора, открывшая ему глаза на пригретого «старца». Помимо этого, Ф.Журбенко оказался свидетелем, как к Чернову в с. Кропоткино персонально заезжал начальник районного отделения МГБ и о чем то дружелюбно беседовал. Чернов также вел активную переписку с неизвестными лицами, а когда Ф.Журбенко случайно одно из писем начал читать, то тот набросился на него и стал жестоко избивать ногами.
Все эти случаи усилили и так не скрываемое недоверие и подозрительность катакомбников к Чернову. Дабы скрыть правду, он избавляется от нежелательного свидетеля - Ф.Журбенко. Оклеветав и отдалив молодого послушника, он втирается в доверие к архиеп. Антонию (Галынскому-Михайловскому) и пытается заполучить от него сан. Однако тот вскоре распознает «волка в овечьей шкуре» и вместо рукоположения отлучает от Церкви. Такие меры вызвали ответную реакцию: Чернов устраивает в среде «галынцев» смуту, распространяя среди катакомбников сплетни, будто бы архиеп. Антоний «самозванец» и «агент ГБ». В качестве доказательств он предъявляет нелепые аргументы, согласно которым архиеп. Антоний, цитируем: «был на службе в Кремле в качестве секретаря при Ленине и был введен «вождем революции» в состав Центрального Комитета Партии Большевиков Третьего Созыва», а также: «Ленин решает, что во главе Церкви надо поставить своего человека и останавливается на Галынском» (Чернов Е. Путь к «славе» и «величию» чрез ложь и обман. Машинопись) . Для пущей «убедительности» он фальсифицирует «справку», будто бы выданную архиеп. Антонию за подписью самого Ленина, и предъявляет ее верующим. Правда на вопросы, откуда могла взяться такая «справка» у Чернова, вразумительных объяснений дать он не мог.
Своей клеветническо-провокационной деятельностью Чернову удалось достичь желаемых результатов: паства архиеп. Антония была расколота, наиболее авторитетные катакомбные подвижники и пастыри были либо введены в заблуждение, либо дискредитированы, а некоторые даже арестованы. Помимо этого везде, где появлялся Чернов, вскоре происходили повальные обыски, виновником чего он пытался представить самого архиеп. Антония. В результате, укрываясь от облав, в 1958 г. Владыка Антоний вынужден был покинуть Сочи и тайно перебраться в Киев.
Чернов же, успешно выполнив задание КГБ по дискредитации архиеп. Антония (Галынского-Михайловского) и разгрому его тайных общин на Кавказе, принимается за паству умершего в 1957 г. катакомбного схиепископа Петра (Ладыгина). Внедрившись в их среду под видом «тайного епископа» он попытался переманить их под свой «омофор», после чего все общины были выявлены и разгромлены КГБ, а многие активисты
арестованы. При этом многие катакомбники свидетельствовали, что Чернов, выдавая себя за «тайного епископа», обманным путем выманивал у простодушных верующих последние деньги, старинные иконы и драгоценности.
Разорив катакомбные общины на Кавказе и Кубани, в нач. 60-х гг. в догонку за архиеп. Антонием (Галынским-Михайловским), тайно обосновавшемся в Киеве и восстановившем духовное управление своей паствой (на это время под омофором архиеп. Антония находилось около 40 катакомбных священников) Чернов тоже переезжает в Киев, предприняв новые попытки разрушения тайных общин ИПЦ.
В Киеве, помимо катакомбных общин архиеп. Антония, действовала довольно влиятельная оппозиционная монашеская группа последователей схиархиеп. Антония (Абашидзе,+1943), с определенной натяжкой признававшая таинства «сергианской церкви», однако не посещавшая ее храмы, а собиравшаяся тайно на молитвы в домах верующих. Эта группа поддерживала отношения с архиеп. Антонием (Галынским-Михайловским), хотя и не считалась в числе его паствы. Аналогичная группа существовала в Чернигове, где ее возглавляли иером. Тихон (духовный сын старца Лаврентия Проскуры) и прот. Александр Маков, имевшие домовые храмы в р-не Лесковицы и Пятиуглов. Подобные нелегальные группы монашествующих и верующих существовали и в других городах. Все они признавали духовный авторитет бывших насельников Киево-Печерской Лавры. Поэтому, переехав в Киев, Чернов пытается проникнуть и в ее среду. С этой целью в Киево-Печерской Лавре (Московская патриархия) он заново принимает «монашеский постриг» и, войдя в доверие к ее духовным лидерам, сдает их КГБ.
С кон. 50-х гг. Чернов появляется в различных концах СССР, где были тайные общины Катакомбной Церкви. Выведывая их адреса, имена духовных наставников, месторасположение тайных домовых храмов и монастырей, он сдает их КГБ. Так известно о разорении после посещений Черновым катакомбных общин в Абхазии, Казахстане, Киргизии, Урале, Средней России. Пытался Чернов опорочить и оттургнуть паству от катакомбных священников о. Герасима из Гудаут (Абхазия), о. Михаила из Уфы, о. Александра из Турунтаево, иеросхим. Феодосия (Белова) Киево-Печерского, о. Филарета из Ахтырки Сумской обл., о. Никиты из Харькова, о. Михаила Рождественского из Санкт-Петербурга и других. Многие из свидетелей, видевшие эти преступления собственными глазами или пострадавшие от доносов Чернова, живы и по сей день.
В период застойно-коммунистической «антиизраильской кампании» в СССР, когда «еврейский вопрос» становится в «моде» даже среди партийной номенклатуры, Чернов пишет памфлет «Большое Почему или Стратегический План в действии», где во всех бедах русского народа обвинял «жидомасонство». Подписавшись под псевдонимом «Степан Калашников» - по имени героя поэмы М.Лермонтова «Песня про царя Ивана Васильевича и молодого опричника Калашникова», Чернов массово тиражирует ее в подконтрольном КГБ самиздате и распространяет как в среде катакомбников, так и диссидентствующей интеллигенции.
Подлинный смысл такой его провокации раскрылся позже. В 1975 г. в Киеве Чернова арестовывают за массовое тиражирование и распространение вышеупомянутого самиздата. При этом в этот раз он попадает не в «психушку» или «лагерь для политзеков», но спецтюрьму для иностранцев в Мордовии. Именно отсюда в 1978 г. Чернов прямиком «эмигрирует» в Швейцарию по подставному вызову «племянницы»...
Интересно, что выехав за рубеж бывший «болгарский гражданин» не пытается разыскать свою жену, оставшуюся в Болгарии. Из Швейцарии Чернов сразу же переезжает во Францию, где пытается внедриться в среду русской эмиграции и выдает себя за одного из вождей ИПЦ. Однако здесь советский резидент терпит провал. Игуменья Лесненского монастыря во Франции м. Магдалина (графиня Граббе), Архиепископ Женевский и Заподноевропейский Антоний (Бартошевич) РПЦЗ, тесно поддерживавшие нелегальные связи с Катакомбной Церковью в СССР, наведя о нем справки, изобличили Чернова в провокации. Вспоминал о знакомстве с Черновым и прот. Вениамин Жуков из Парижа:
«Я встретился с этим человеком, - пишет о. Вениамин, - в Свято-Богородицком Леснинском монастыре во Франции, когда я был еще молодым дьяконом в 1978 году. Рекомендуют: человек приехал «оттуда», был в лагерях, катакомбник... Мы встретились в саду обители и разговорились. И что же стал говорить сей катакомбник, в чем он меня стал убеждать, причем очень настойчиво? Он «там» был, он был везде, поверьте, в России нет никаких катакомб!.. Я насторожился и вскоре прекратил с ним разговор, но вынес крепкое убеждение, что этот человек подосланный. Когда я поделился такими своими впечатлениями с м. настоятельницею монастыря, игуменьей Магдалиной (гр. Граббе), то она, тонкая, умная, высококультурная женщина, более искушенная чем я в таких вопросах, полностью подтвердила мои подозрения. Она имела с Черновым беседу, во время которой задала ему несколько вопросов с целью «вскрыть» его. У нее сложилось убеждение, что монах Антоний невольный исполнитель чужих заданий. Долго он в монастыре не оставался...» (Жуков В., прот. Не всякому духу верьте//Возвращение, № 12-13,1999. - С. 78) .
Провалив задание по внедрению в РПЦЗ и не сумев стать не то чтобы епископом, но даже рядовым прихожанином, Чернов оказывается как бы не у дел. Все его попытки достичь какого либо положения в среде русской эмиграции неудачны. Для КГБ такой агент малоинтересен; оно прекращает резидентское субсидирование и Чернов оказывается на положении изгоя.
Обвинив РПЦЗ в «еретичестве», «жидомасонстве» и «продажности ЦРУ» (избитые ГБистские клише) Чернов обосновывается в католическом монастыре Лавардак на юге Франции. Следует уточнить, что группа, к которой присоединился Чернов, во главе с монахом Антонием (в миру - Оливье Контамин) была изгнана из римско-католической церкви в 1971 г. Присоединившись к т.н. «Католической Латинской Церкви», ее лидер получил «священство». В 1974 г. они покинули и эту организацию, и, получив от неизвестных "ер1зсор1 уа§ап1ез" епископство, Оливье Контамин создал собственную т.н. «Католическую Апостольскую традиционную церковь». В 1975 г. он примкнул уже к некой «Галликанской Церкви». По словам прот. Вениамина Жукова из Парижа, в те дни в местной прессе, например, можно было прочитать такую рекламу: «Советы, специальные молитвы и окропления святой водой против невзгод и болезней, экзорсизм: монсеньер Оливье принимает каждый день, утром по соглашению» (Жуков В., прот. Не всякому духу верьте // Возвращение, № 12-13, 1999. - С. 78) . Данная группа прославилась практикой магии, употреблением в своих ритуалах маятника, наперсного креста и т.п. После неудачной попытки присоединиться к утрехтским старокатоликам, Оливье переходит в т.н. «Христианскую Православную Церковь Франции» (ЕСОР), созданную Евграфом Ковалевским (отколовшимся от РПЦЗ), где принимает перерукоположение. Позже, в 1996 г. он покидает и их, присоединившись к грекам-старостильникам «матфеевского» толка, где повторно был перерукоположен. В 1986 г. его изгнали и от сюда, после чего Оливье примкнул к «хризостомовцам». Но в 1994 г. его и здесь прогнали. В общих чертах аналогично складывается судьба и примкнувшего к ним Чернова.
Обосновавшись в латинском монастыре Лавардак, Чернов создает миф, будто бы он являлся «келейником» Свят. Феофана (Быстрова,+1940) Полтавского, в кон. 20-х гг. незначительное время служившего в Болгарии, а в 1931 г. переехавшего во Францию и ушедшего в затвор. Имя Свят. Феофана из-за его причастности к миссионерской деятельности во Франции в группе Е.Ковалевского, к которой тогда принадлежал и данный монастырь, было очень авторитетным. Более того, данная группа пыталась заполучить его мощи, чему помешала РПЦЗ. Таким поворотом событий воспользовался Чернов, занявшись сочинением мифов о будто бы «полном неприятии» архиеп. Феофаном «еретичества» РПЦЗ. Фальсифицируя историю, перемешивая правду с ложью, Чернов пишет целый трактат против РПЦЗ, при этом постоянно ссылаясь на вымышленные им
«факты из биографии владыки Феофана», подкрепляя их ложными утверждениями, будто бы он сам, являясь «келейником святителя», видел все своими глазами.
Но это не помогло фальсификатору. Разоблачив провокатора, Оливье вскоре со скандалом изгняет Чернова. После этого он переходит под греко-старостильную группу «хризостомовцев», но и здесь его провокационная деятельность была раскрыта. Тогда Чернов присоединяется к самой неканонической из существующих греко-старостильных расколов - «матфеевскому». Какое то время он живет в Лондоне у В.Мосса, который даже помогает ему написать ряд статей по истории Катакомбной Церкви в СССР. Затем Чернов, видимо изгнанный В.Моссом, обитает у какого то англиканского пастора, а позже объявляется на острове Мэн в Ирландском море у иером. Симона Йенсена, принадлежавшего к «матфеевской» группе греков-старостильников.
У греков Чернов заканчивает свою книгу о вымышленном им т.н. «еретичестве» РПЦЗ (т.н. «догмат искупления» митр. Антония Храповицкого), объявляя ее «безблагодатной схизмой». Помимо этого, пытаясь реабилитироваться перед КГБ, он неустанно пишет письма известным ему катакомбным истинно-православным христианам в СССР, дабы предотвратить их духовное сближение с «отступнической иерархией» РПЦЗ, очерняя ее митрополита, иерархов и духовенство. Особенно неистовствовал Чернов по поводу тайной хиротонии иерархами РПЦЗ архим. Лазаря (Ф.Журбенко) во епископа Катакомбной Церкви в СССР. Того самого Журбенко, который в 50-е гг. сидел с Черновым в лагере, через которого он вышел на катакомбников, и который оказался непосредственным свидетелем его провокационно-подрывной деятельности. Это был еще один провал. Чернов и предположить не мог, что именно тому, совсем еще юному и неискушенному молодому послушнику, которого, казалось бы, ему так «удачно» удалось оклеветать и устранить, со временем суждено стать каноническим епископом ИПЦ и даже возглавить процесс ее возрождения. Многолетние и непрестанные труды агента Чернова по разложению Катакомбной Церкви в один миг, когда казалось, что с нею уже фактически покончено, вдруг были сведены на нет.
Более того, вокруг Епископа Лазаря объединились сотни катакомбных общин и духовенство, на дискредитацию, выявление и уничтожение которых столько усилий прилагал агент КГБ Чернов.
Не удивительно, что после открытия в СССР в нач. 90-х гг. легальных приходов ИПЦ-РПЦЗ под управлением катакомбного епископа Лазаря (Журбенко) и «угрожающе распространившихся фактов» присоединения к нему приходов и духовенства Московской патриархии, «старец» Чернов из Москвы получает новое «приглашение» - в замен на право вернуться на родину - продолжить диверсионною работу в среде ИПЦ.
Уже летом 1991 г. под видом «схимонаха Антония» Чернов безпрепятственно возвращается в Москву. Для большей презентабельности вместе с собой в СССР он привозит греческого «матфеевского» архиеп. Хризостома (Митропулоса) и о. Симона Йенсен. Они открыто встречаются с общественностью, участвуют в сергианском Съезде Союза Православных Братств Московской патриархии и других мероприятиях, выступают с докладами, дают интервью в советской прессе, знакомятся с ситуацией на местах. Пытался в это время Чернов встретиться и с еп. Лазарем (Журбенко), дабы отвратить его от общения с РПЦЗ. Но Владыка во встрече отказал, изобличив его в провокаторстве. После этого Чернов разворачивает новую кампанию по искусственной травле, дискредитации и очернению еп. Лазаря, усиленно распространяя сплетни, будто бы он «агент КГБ», или, цитируем: «Он - шизофреник, он - параноик, он - обманутый обманщик» (Чернов Е. Путь к «славе» и «величию» чрез ложь и обман. Машинопись), -как высказывается в одном из своих пасквилей «старец-резидент». Для пущей «убедительности» Чернов, как и в случае с катакомбным архиепископом Антонием (Голынским-Михайловским,+1976), фальсифицирует «справку», будто бы выданную ему в 50-е гг. в тюрьме на имя заключенного Ф.Журбенко с диагнозом «шизофрения». Такими дешевыми инсценуациями он только в очередной раз раскрыл агентурно-провокационную цель своей деятельности и интриг. Мало того, что подобных диагнозов в той форме, как его представил Чернов, в те годы не выдавали (тем более, что придуманная им формулировка подпадала не под «диагноз», но уголовную статью, по которой в советские годы должны были бы не освободить, а наоборот увеличить срок заключения), для любого здравомыслящего человека понятно, что получить у начальства советской тюрьмы справку или досье на заключенного - все равно что «слетать в космос». Подобные документы настолько строго были засекречены, что получить к ним доступ проблематично ученым с мировым именем даже в наши дни. Здесь Чернов явно просчитался, выдавая дешевую подделку за подлинник. Но таков его «путь к «славе» и «величию» чрез ложь и обман». Воистину до такой моральной низости и нечистоплотности мог дойти только глубоко падший человек, сам подверженный подобным недугам, откровенный безбожник, не имеющий не только веры и страха Божия, но элементарных совести и стыда. В данном случае можно смело сказать словами народной пословицы: «Каждый меряет по собственной мерке». Своими действиями и заявлениями Чернов полностью оправдал данную ему еще при рождении фамилию, черня, дискредитируя и разрушая все и всех. Ничего другого он, видимо, и не умел.
В свое время сломленный ГБ и завербованный в качестве агента-осведомителя, Чернов (как многие «сергиане»), не раскаявшись, всю жизнь пытался оправдать это свое падение будто бы тем «благом», что работая на ГБ он все же работал против мнимых им «врагов» России и Православия - архиеп. Антония (Галынского-Михайловского, на которого он тоже сфальсифицировал «справку», будто бы подписанную самим Лениным), архиеп. Лазаря (Журбенко), РПЦЗ в целом, других катакомбных пастырей, оклеветанных им во «благо правого дела», - как он сам считал.
Трагедия Чернова заключалась в том, что, работая на КГБ и пытаясь найти этому оправдание, в последствии, видимо, он действительно поверил, что своими откровенно разрушительными и провокационными действиями он будто бы «созидает Церковь», что он сумел «заставить» даже сатану «служить правому делу», - критерий которого известен был лишь ему одному. В этом заключалось его глубочайшее падение, духовная прелесть, от которой до конца своей жизни он так и не смог избавиться, искусственно посеяв смертоносные плоды соблазнов, расколов и недоверия в среде истинно-православных верующих.
Подтверждением сказанному служит тот факт, что даже после т.н. «августовского путча» 1991 г. и распада богоборческого СССР 80-ти летний старик не остановился в своем безумии. На какое то время уехав из России, вскоре, подталкиваемый своими новыми «товарищами» - одержимыми разрушительной миссией «матфеевскими» греками-схизматиками, он возвращается обратно, начав формировать альтернативную сектантскую структуру под «омофором» Афин. Будучи талантливым ораторам и фальсификатором, ему даже удается привлечь в собственную секту некоторых,- умышленно введенных им в заблуждение катакомбников.
Теперь ему уже не нужны были предписания КГБ. Озлобленный, одержимый гордынею и завистью в безудержном порыве к саморазрушению, этот несчастный, духовно поврежденный человек по другому, видимо, уже не мог мыслить и действовать. Пытаясь самооправдаться и скрыть многие факты своей биографии, он, вместо того, чтобы на старости лет опомниться, покаяться и остановиться, с еще большим пристрастием начинает клеветать на деятелей Катакомбной Церкви, внося в ее среду новые расколы и смуты. Здесь уместно вспомнить, что в годы заключения он неоднократно проходил лечение в психиатрическом отделении медицинского специзолятора, чем в какой то мере возможно объяснить его неадекватные поступки.
Первым, кто в России стал массово раскручивать имидж новобъявившегося «старца» Антония Чернова, - была Московская патриархия, издавшая в нач. 90-х сергианско-апологетический сборник «Россия перед вторым пришествием», буквально пестрящий его «пророчествами». Там же была впервые опубликована его художественная фотография... Позже этот сборник Московской патриархией неоднократно переиздавался многотысячными тиражами, навязывая читателю в лице Чернова образ «прозорливого старца».
Тем временем Чернов, обосновавшись в Железноводске на Северном Кавказе, образовал несколько новых псевдокатакомбных общин, обеспечив себе таким образом (по праву «старца» и «духовного лидера») безбедную старость и присмотр ухаживавших за ним до фанатизма преданных последовательниц. Кроме этого, Чернов от государства получал какую-то пенсию, что однажды вызвало серьезное смущение среди его сторонников, поскольку себя он выдавал за «безпаспортника». Конечно, «безпаспортничество» Чернова - это блеф, поскольку именно в это время он неоднократно выезжает за границу... Но интересно не это, а то, что Чернов, официально не работавший и не имевший паспорта, получал от государства пенсию. Не за работу ли в КГБ?
Создав на Кавказе новую секту, Чернов категорически отверг благодатность РПЗЦ и других православных юрисдикции. Себя именовал «схимонах Епифаний». Среди многих катакомбников бытовали слухи, что матфеевцами был тайно возведен в «митрополиты». Хотя, по утверждению некоторых его последователей, он до конца жизни оставался несвященным. Вполне возможно, Чернов самозванно примерял на себе сан митрополита, как это делал он в 50-е - 60-е гг. В созданной им «юрисдикции» по началу было три «священника», рукоположенных греками. Однако они подчинились не Чернову, а назначенному «матфеевскйм» Синодом т.н. «экзарху в России» митр. Хризостому (Митропулосу). Фактически произошел раскол. Общины, созданные Черновым, и духовенство, их возглавившее, не признали за ним власть, создав «Российское Представительство Церкви ИПХ Греции», тогда как Чернов хотел полной автокефалии.
Летом 1993 г. он едет в Грецию, пытаясь добиться встречи с лидером «матфеевцев» архиеп. Андреем Афинским. При этом Чернов, используя излюбленные методы, пробует дискредитировать и устранить митр. Хризостома. Но греки его даже не стали слушать, вытолкав из Синода в буквальном смысле слова.
С позором возвратившись в Россию, Чернов и несколько оставшихся преданными ему общин отпочковались от «матфеевцев». В этой секте не было ни епископов, ни священников, а общинами руководили монахи или миряне, в основном женщины, которые «безпоповским чином» совершали «богослужения». Сам Чернов считал, что «апостольская преемственность в Церкви пресеклась», и что теперь «спасение возможно лишь постом и молитвой». Среди тех, кто остался преданным Чернову, была киевская сектантско-безпоповская группа т.н. «михайловцев», поклоняющихся самозванной «Великой княгине Елизавете Федоровне», похороненной на Байковом кладбище г. Киева..
фото
Из подлинных катакомбников новоявленную секту никто не признавал. По сути ее справедливо будет считать одним из безпоповских изводов, ведущих свои корни не от ИПЦ-ИПХ, а секты «странников» XIX в., к последователям коих он и сам себя неоднократно относил.
Умер Чернов 15 ноября 1994 г., после чего его секта фактически распалась.
Незначительная часть «черновцев» пошла за «экзархом» митр. Хризостомом (Митропулосом), который в 1995 г. с группой греческих епископов откололся от «матфеевцев». Вместо него «матфеевский» Синод в Россию назначил нового «экзарха» -митр. Кирика (Контогианниса) Месогейского. Так в России к псевдоправославным лжекатакомбно-сектантским группам добавилось еще и два миниатюрных «матфеевских экзархата», предающих друг друга анафемам. В июле 2003 г. «российский экзарх» митр. Кирик (Контогианнис) тоже откололся от «матфеевского» Синода, создав собственную «юрисдикцию». Таким образом греко-старостильная болезнь к расколам и размножениям передалась и в Россию. Причем в обоих случаях новые расколы возглавили т.н. «российские экзархи», что само по себе довольно символично, поскольку греки канонически не имели права как принимать к себе отлученного от Церкви провокатора Чернова, так и вмешиваться в дела другой, Русской Поместной Церкви.

Исторические материалы о святых местах.

aАхтырский Троицкий монастырь

aАфон и его окрестности

aНовый русский скит св. апостола Андрея Первозванного на Афоне

aХарьковский Свято-Благовещенский Кафедральный собор

aВифлеем

aВИЛЕНСКИЙ СВЯТО-ДУХОВ МОНАСТЫРЬ

aВладимирская пустынь

aСказание о чудотворной Высочиновской иконе Божией Матери и создании Высочиновского Казанского мужского монастыря. Книга 1902 года.

aГефсимания. Гробница Богородицы

aГефсиманский скит.

aГлинская пустынь

aГора Фавор и долина Изреель

aГолгоѳо-Распятскій скитъ

aДИВНОГОРСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

aОписание Зилантова монастыря

aЗмиевской Николаевский казацкий монастырь

aСпасо-Преображенский Лубенский Мгарский мужской монастырь.

aКосьмо-Дамиановский монастырь

aКраснокутский Петропавловский монастырь

aЛеснинский монастырь

aНазарет

aСИОНСКАЯ ГОРНИЦА

aмонастыри Афона

aЕлеонская гора - место Вознесения Господня

aЕлецкий Знаменский монастырь на Каменной горе.

aМОНАСТЫРЬ СВЯТОЙ ЕКАТЕРИНЫ

aКиевский Богородице-Рождественский монастырь в урочище «Церковщина».

aКуряжский Старохарьковский Преображенский монастырь

aСпасо-Вифанский монастырь

aНиколаевский храм на Святой Скале

aНиколаевский девичий монастырь

aВсехсвятский кладбищенский храм.

aОзерянская пустынь

aИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СКИТА ВО ИМЯ СВ. ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ГОСПОДНЯ, НАХОДЯЩАГОСЯ ПРИ КОЗЕЛЬСКОЙ ВВЕДЕНСКОЙ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

aРека Иордан

aИсторическое описание Саввино-Сторожевского монастыря

aЛЕТОПИСЬ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ.

aКРАТКАЯ ИСТОРИЯ ПОДВОРЬЯ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТРЫРЯ В ХАРЬКОВЕ

aСЕРАФИМО — ПОНЕТАЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

aСофийский собор

aСвято-Успенская Святогорская пустынь

aСпасо-Вознесенский русский женский монастырь

aПокровский храм Святогорской обители.

aПещеры Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aПещерный храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских

aСеннянский Покровский монастырь

aХорошевский Вознесенский женский монастырь.

aСобор Христа Спасителя в Спасовом Скиту возле с.Борки.

aСвято-Успенская Почаевская Лавра

aУспенский собор Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aУспенский собор Киево-Печерской лавры

aУспенский собор в городе Харькове.

aСвято-Успенский Псково-Печерский монастырь

aЧасовня апостола Андрея Первозванного

aПещерная церковь Рождества Иоанна Предтечи

aИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА ВОСКРЕСЕНИЯ СЛОВУЩЕГО. ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ХРАМ.

aИстория Святогорского Фавора и Спасо-Преображенского храма

aСвятая Земля. Хайфа и гора Кармил

aХеврон. Русский участок и дуб Мамврийский (дуб Авраама)

aХрамы в Старобельском районе.

aХрамы Санкт-Петербурга

aПамять о Романовых за рубежом. Храмы и их история.

aШАМОРДИНСКАЯ КАЗАНСКАЯ АМВРОСИЕВСКАЯ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ

Церковно-богослужебные книги и молитвословия.

aАрхиерейский чиновник. Книга 1

aАрхиерейский чиновник. Книга 2

aБлагодарственное Страстей Христовых воспоминание, и молитвенное размышление, паче иных молитв зело полезное, еже должно по вся пятки совершати.

aБогородичное правило

aБогородичник. Каноны Божией Матери на каждый день

aВеликий покаянный Канон Андрея Критского

aВоскресные службы постной Триоди

aДРЕВНЯЯ ЗААМВОННАЯ МОЛИТВА НА ПАСХУ.

aЗаклинание иже во святых отца нашего архииерарха и чудотворца Григория на духов нечистых

aЕжечасныя молитвенныя обращенія кающагося грѣшника къ предстательству Пресвятой Богородицы

aКанонник

aКанонник

aКоленопреклонные молитвы, читаемые на вечерне праздника Святой Троицы.

aМОЛЕБНОЕ ПѢНІЕ ВО ВРЕМЯ ГУБИТЕЛЬНАГО ПОВѢТРІЯ И СМЕРТОНОСНЫЯ ЗАРАЗЫ.

aМОЛИТВА ЗАДЕРЖАНИЯ

aМолитвы иерея

aМолитва ко Пресвятей Богородице от человека, в путь шествовати хотящаго.

aМолитва Михаилу Архистратигу, грозному воеводе

aМОЛИТВА ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

aМолитва по соглашению

aМОЛИТВА Cвященномученика Киприана

aМолитва святителя Иоасафа Белгородского

aМОЛИТВЫ ПОКАЯННЫЕ КО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ

aМолитвенное поклонение святым угодникам, почивающим в пещерах Киево-Печерской Лавры

aМолитвы священномученика Серафима (Звездинского), составленные в заключении.

aМолитвы митрополита Филарета (Дроздова)

aМОЛИТВЫ ВЪ НАЧАЛѢ ПОСТА СВЯТЫЯ ЧЕТЫРЕДЕСЯТНИЦЫ.

aМолитвослов

aМолитвослов

aМолитвослов

aОктоих воскресный

aПанихидная роспись в Бозе почивших Императорах и Императрицах, Царях и Царицах и прочих Высочайших лицах. С-Петербург. - 1897г.

aПассия

aПѢСНЬ БЛАГОДАРСТВЕННА КЪ ПРЕСВЯТѢЙ ТРОИЦЫ, ГЛАГОЛЕМА ВО ВСЮ СВѢТЛУЮ НЕДѢЛЮ ПАСХИ

aПОЛНЫЙ СЛУЖЕБНИК 1901 ГОДА

aПоследование молебного пения, внегда Царю идти на отмщение против супостатов. 1655 г.

aПсалтирь

aПсалтирь

aПсалтирь Божией Матери

aПоследование во святую и великую неделю Пасхи

aПоследование седмичных служб Великого поста

aПостная Триодь. Исторический обзор

aПОХВАЛЫ, или священное послѣдованіе на святое преставленіе Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Марíи

aСлужбы предуготовительных седмиц Великого поста

aСлужбы первой седмицы Великого Поста

aСлужбы второй седмицы Великого поста

aСлужбы третьей седмицы Великого поста

aСлужбы четвертой седмицы Великого поста

aСлужбы пятой седмицы Великого поста

aСлужбы шестой седмицы Великого поста

aСлужбы Страстной седмицы Великого Поста

aСОКРАЩЕННАЯ ПСАЛТЫРЬ СВЯТОГО АВГУСТИНА

aТипикон

aТребник Петра (Могилы) Часть 1

aТребник Петра (Могилы) Часть 2

aТребник Петра (Могилы) Часть 3

aТриодь цветная

aТРОПАРИОН

aЧасослов на церковно-славянском языке.

aЧинъ благословенія новаго меда.

aЧИНЪ, БЫВАЕМЫЙ ВЪ ЦЕРКВАХЪ, НАХОДЯЩХСЯ НА ПУТИ ВЫСОЧАЙШАГО ШЕСТВІЯ.

aЧИНЪ «НА РАЗГРАБЛЯЮЩИХЪ ИМѢНІЯ ЦЕРКОВНЫЯ»

aЧИН ПРИСОЕДИНЕНИЯ КЛИРИКОВ ПРИХОДЯЩИХ ОТ ИЕРАРХИИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ УСТАНОВЛЕННЫЙ СОБОРОМ ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ (27 ОКТЯБРЯ/9 НОЯБРЯ 1959 Г.)

aЧин чтения 12-ти псалмов