Опубликовано Общество - ср, 01/01/2020 - 16:54

ПРЕПОДОБНЫЙ ПИМЕН УГРЕШСКИЙ

 

 

ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО ПИМЕНА УГРЕШСКОГО

Пре­по­доб­ный Пи­мен (в ми­ру Петр Дмит­ри­е­вич Мяс­ни­ков) ро­дил­ся 10 ав­гу­ста 1810 го­да в го­ро­де Во­лог­де. Ро­ди­те­ли его, Дмит­рий Афа­на­сье­вич и Ав­до­тья Пет­ров­на, бы­ли лю­ди бла­го­че­сти­вые, чест­ные и до­ста­точ­ные и про­ис­хо­ди­ли из тор­го­во­го со­сло­вия.
Ко­гда Пет­ру ми­ну­ло семь лет, его ста­ли учить гра­мо­те. На­род­ных учи­лищ в то вре­мя в Во­лог­де не бы­ло, и де­ти лю­дей сред­не­го клас­са учи­лись гра­мо­те, где при­дет­ся. Непо­да­ле­ку от до­ма Мяс­ни­ко­вых жи­ла од­на ста­руш­ка – Кры­ло­ва, из ду­хов­но­го зва­ния, зы­рян­ка из го­ро­да Ни­коль­ска. Ста­руш­ка эта име­ла неболь­шой до­мик и за­ни­ма­лась пе­че­ни­ем сдоб­ных ва­тру­шек; у нее бы­ли три до­че­ри немо­ло­дых уже лет – стар­шая, Пе­ла­гея Его­ров­на, бы­ла порт­ни­ха, а обе млад­шие – баш­мач­ни­цы и неуго­мон­ные пе­ву­ньи. Пе­ла­гее Его­ровне вы­па­ло на до­лю быть пре­по­да­ва­тель­ни­цей гра­мо­ты маль­чи­ку Пет­ру. Он и его то­ва­рищ, по име­ни Ан­дрю­ша, еже­днев­но хо­ди­ли к этой учи­тель­ни­це.

Но, ве­ро­ят­но, уче­ная порт­ни­ха не в рав­ной ме­ре об­ла­да­ла спо­соб­но­стью шить и спо­соб­но­стью пре­по­да­вать; про­шло два го­да, что маль­чи­ки учи­лись, а все еще чи­тать по­ряд­ком не уме­ли. То­гда уче­ни­ков от Пе­ла­геи Его­ров­ны взя­ли. Ан­дрю­шу от­да­ли в мед­ни­ки, а Пет­ру­шу по­ме­сти­ли к крест­но­му от­цу, ко­то­рый и до­вер­шил об­ра­зо­ва­ние сво­е­го крест­ни­ка, до­учив его гра­мо­те. Впро­чем, и тут успех был непол­ный: чи­тать крест­ник вы­учил­ся хо­ро­шо и бой­ко, но что ка­са­ет­ся чи­сто­пи­са­ния – эта на­у­ка ему во­все не да­лась, и он усво­ил се­бе по­черк мел­кий и ма­ло­раз­бор­чи­вый.

Ко­гда Пет­ру бы­ло уже лет де­сять-один­на­дцать и он мог сво­бод­но чи­тать, он при­нял­ся за чте­ние Биб­лии круп­ной и чет­кой пе­ча­ти ели­за­ве­тин­ских вре­мен, быв­шей в ро­ди­тель­ском до­ме. Чте­ние бо­же­ствен­ной кни­ги име­ло на него боль­шое вли­я­ние и оста­ви­ло в уме от­ро­ка неиз­гла­ди­мые сле­ды: он охла­дел ко все­му вре­мен­но­му и, по­мыш­ляя бо­лее о небес­ном. неже­ли о зем­ном, на­чал ду­мать, как бы ему по­сту­пить в мо­на­стырь. Отец его был цер­ков­ным ста­ро­стой в сво­ем при­хо­де, и Петр, ко­гда толь­ко мог, непре­мен­но бы­вал в церк­ви. Он ча­сто так­же хо­дил в Ду­хов мо­на­стырь и, встре­ча­ясь там с од­ним по­движ­ни­ком, по­зна­ко­мил­ся с ним. Он был че­ло­ве­ком бла­го­че­сти­вым и, кро­ме хра­ма Бо­жье­го, по­чти ни­где не бы­вал. Жил он в уеди­нен­ной ке­лей­ке, ко­то­рую для него вы­стро­и­ли у се­бя на дво­ре все­ми ува­жа­е­мые в Во­лог­де по­жи­лые де­ви­цы Ачя­бье­вы. Этот по­движ­ник, к ко­то­ро­му Петр на­чал хо­дить, под­дер­жи­вал в юно­ше его бла­го­че­сти­вое на­стро­е­ние.

До­стиг­нув сем­на­дца­ти­лет­не­го воз­рас­та, Петр до­стал се­бе кни­гу «Ал­фа­вит Ду­хов­ный» и, про­чи­тав ее, окон­ча­тель­но утвер­дил­ся в мыс­ли от­ка­зать­ся от ми­ра.

Зная кру­той и несго­вор­чи­вый ха­рак­тер сво­е­го от­ца, не слиш­ком рас­по­ло­жен­но­го к мо­на­ше­ству, Петр весь­ма опа­сал­ся от­крыть­ся ему, пред­ви­дя с его сто­ро­ны силь­ное со­про­тив­ле­ние. К сча­стью, две из его млад­ших се­стер от­про­си­лись у от­ца всту­пить в Го­риц­кий Тро­иц­кий мо­на­стырь. Это об­лег­чи­ло и Пет­ру объ­яс­не­ние с от­цом, и тот, хо­тя и не весь­ма охот­но и не вдруг, од­на­ко со­гла­сил­ся не ме­шать бла­го­че­сти­во­му юно­ше по­сле­до­вать при­ме­ру се­стер.

Юный по­слуш­ник Петр на­хо­дил­ся на по­слу­ша­нии в ке­лар­ной, по­мощ­ни­ком ке­ла­ря. Не без поль­зы про­вел он вре­мя сво­е­го но­во­на­ча­лия в Но­во­е­зер­ском мо­на­сты­ре и по про­ше­ствии мно­гих лет, вспо­ми­ная о сво­ем там жи­тель­стве, рас­ска­зы­вал мно­гие по­дроб­но­сти ви­ден­но­го им и раз­лич­ные об­сто­я­тель­ства та­мош­не­го жи­тья, глу­бо­ко вре­зав­ши­е­ся в его па­мять.

По­сле кон­чи­ны ар­хи­манд­ри­та Фе­о­фа­на, по­сле­до­вав­шей 3 де­каб­ря 1833 го­да, Петр про­жил еще несколь­ко ме­ся­цев в Но­во­е­зер­ском мо­на­сты­ре, а в июне от­пра­вил­ся на ро­ди­ну, в Во­лог­ду, хло­по­тать о сво­ем уволь­не­нии от об­ще­ства.

Отец Иг­на­тий (Брян­ча­ни­нов), быв­ший в то вре­мя игу­ме­ном Ло­по­то­ва мо­на­сты­ря, снаб­дил Пет­ра дву­мя пись­ма­ми, из ко­то­рых од­но бы­ло адре­со­ва­но из­вест­но­му Оп­тин­ско­му стар­цу и учи­те­лю, от­цу Лео­ни­ду (На­гол­ки­ну), дру­гое – к от­цу Ила­рию млад­ше­му, жив­ше­му ко­гда-то в Свир­ском мо­на­сты­ре вме­сте с Брян­ча­ни­но­вым.

Бла­го­да­ря этим двум пись­мам Петр был ра­душ­но при­нят в Оп­ти­ной пу­сты­ни.

Иеро­мо­нах Ила­рий, к ко­то­ро­му Петр так­же имел пись­мо от от­ца Иг­на­тия, был в Оп­ти­ной пу­сты­ни риз­ни­чим, и так как, кро­ме него, был еще и дру­гой Ила­рий, то в от­ли­чие от то­го этот на­зы­вал­ся млад­шим.

По ре­ко­мен­да­ции игу­ме­на Иг­на­тия (Брян­ча­ни­но­ва) в 1834 го­ду иеро­мо­нах Ила­рий был на­зна­чен на­сто­я­те­лем Ни­ко­ло-Уг­реш­ско­го мо­на­сты­ря Мос­ков­ской епар­хии с воз­ве­де­ни­ем в сан игу­ме­на, и, от­бы­вая на свое но­вое ме­сто слу­же­ния, взял с со­бой по­слуш­ни­ка Пет­ра в ка­че­стве сво­е­го ке­лей­ни­ка.

При по­ступ­ле­нии сво­ем на Уг­ре­шу Петр был со­вер­шен­ный юно­ша, и хо­тя от ро­ду ему шел уже два­дцать чет­вер­тый год, он ка­зал­ся на вид несрав­нен­но мо­ло­же; неболь­шо­го ро­ста, креп­ко­го те­ло­сло­же­ния, но не слиш­ком плот­ный, с жи­вы­ми, про­ни­ца­тель­ны­ми гла­за­ми, ко­то­рые все ви­де­ли, все за­ме­ча­ли; с тем­ны­ми ши­ро­ки­ми бро­вя­ми и гу­сты­ми, как шелк, тем­но-каш­та­но­вы­ми во­ло­са­ми; бо­ро­ды и усов не бы­ло еще и при­зна­ков.

Он при­е­хал из Во­лог­ды в под­ряс­ни­ке из тол­сто­го чер­но­го сук­на «оп­тин­ско­го» по­кроя и в ко­жа­ном по­я­се из тю­ле­ня, из­вест­ном под на­зва­ни­ем «со­ло­вец­ких» по­я­сов. Та­кое оде­я­ние по­ка­за­лось очень стран­ным уг­реш­ской бра­тии; мно­го над ним тру­ни­ли; го­во­ри­ли, что в штат­ном мо­на­сты­ре так не оде­ва­ют­ся; на­зы­ва­ли его ко­жу­хом, од­на­ко Петр ни­сколь­ко этим не оби­жал­ся и, не об­ра­щая вни­ма­ния на то, что го­во­рят дру­гие, и хо­ро­шею ли, дур­ною ли на­хо­дят его одеж­ду, про­дол­жал но­сить свой под­ряс­ник, по­ка он ему го­дил­ся.

Неде­ли через две по при­ез­де он по­дал про­ше­ние о сво­ем при­ня­тии в брат­ство мо­на­сты­ря.

При на­сто­я­тель­ских кел­ли­ях для ке­лей­ни­ка осо­бой ка­мор­ки не бы­ло, а в пе­ред­ней был от­го­ро­жен угол с ок­ном, и здесь про­жил Петр пер­вые пять лет сво­е­го пре­бы­ва­ния на Уг­ре­ше.

26 мар­та 1838 го­да игу­мен Ила­рий по­стриг по­слуш­ни­ка Пет­ра в ман­тию и на­рек ему имя Пи­мен в честь ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка мо­на­ше­ства, как бы пред­ве­щая ему, что и его имя в совре­мен­ном мо­на­ше­стве бу­дет чти­мо и оста­нет­ся прис­но­па­мят­ным. По­сле то­го он це­лую неде­лю неис­ход­но пре­бы­вал в Успен­ской церк­ви, где был по­стри­жен, и в ско­ром вре­ме­ни, уво­лен­ный от долж­но­сти ке­лей­ни­ка, по­лу­чил от­дель­ную кел­лию.

Все преж­ние его по­слу­ша­ния оста­лись за ним, а вме­сто ке­лей­но­го он по­лу­чил по­слу­ша­ние цер­ков­ное.

В фев­ра­ле 1839 го­да мо­нах Пи­мен был хи­ро­то­ни­сан в сан иеро­ди­а­ко­на.

Уг­реш­ский каз­на­чей отец Се­ра­фим, очень хо­ро­ший мо­нах и че­ло­век спо­соб­ный, в на­ча­ле 1839 го­да был пе­ре­ве­ден мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским Фила­ре­том (Дроз­до­вым) в Мос­ков­ский Зна­мен­ский мо­на­стырь, а на его ме­сто был на­зна­чен ис­прав­ля­ю­щим долж­ность иеро­ди­а­кон Пи­мен. Несмот­ря на то, что ему бы­ло ед­ва трид­цать лет и в мо­на­сты­ре бы­ли иеро­мо­на­хи го­раз­до стар­ше его ле­та­ми, но ни на ко­го из них не пал вы­бор вла­ды­ки. Ме­нее чем через год на­сто­я­те­лю мо­на­сты­ря бы­ло пред­пи­са­но от­пра­вить иеро­ди­а­ко­на Пи­ме­на к ви­ка­рию Мос­ков­ско­му для по­свя­ще­ния во иеро­мо­на­ха. 25 ап­ре­ля 1840 го­да иеро­ди­а­кон Пи­мен был ру­ко­по­ло­жен в сан иеро­мо­на­ха. 26 фев­ра­ля 1844 го­да – утвер­жден в долж­но­сти каз­на­чея.

Игу­мен Ила­рий ма­ло вхо­дил в ве­ще­ствен­ные нуж­ды оби­те­ли, по­мыш­ляя бо­лее о ду­хов­ном ее строе. Иеро­мо­на­ху Пиме­ну при­хо­ди­лось иметь по­пе­че­ние о ее бла­го­со­сто­я­нии, и на нем ле­жа­ли все тя­го­ты управ­ле­ния. Ма­ло-по­ма­лу он осва­и­вал­ся с ни­ми и неза­мет­ным об­ра­зом под­го­тов­лял­ся к той мно­го­сто­рон­ней де­я­тель­но­сти, ка­кой по­тре­бо­ва­ла от него впо­след­ствии мно­го­люд­ная и об­шир­ная оби­тель, бла­го­да­ря ему про­цвет­шая и про­сла­вив­ша­я­ся.

16 ок­тяб­ря 1853 го­да ста­ра­ни­я­ми от­ца Пи­ме­на и при под­держ­ке мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Фила­ре­та Ни­ко­ло-Уг­реш­ский мо­на­стырь был пре­об­ра­зо­ван из штат­но­го в об­ще­жи­тель­ный, а иеро­мо­нах Пи­мен был воз­ве­ден в сан игу­ме­на и на­зна­чен на­сто­я­те­лем оби­те­ли вви­ду то­го, что игу­мен Ила­рий по­дал про­ше­ние об уволь­не­нии на по­кой.

От­но­си­тель­но нрав­ствен­ных ка­честв от­ца Пи­ме­на мож­но ска­зать, что для се­бя он не был ни ко­ры­сто­лю­бив, ни стя­жа­те­лен, ни ве­ще­лю­бив. Имея в ру­ках де­сят­ки и сот­ни ты­сяч, он не сбе­рег соб­ствен­но для се­бя ни од­но­го руб­ля и все, что бы­ло у него де­нег, ве­лел за­пи­сать мо­на­стыр­ски­ми. Но, не бу­дучи стя­жа­те­лен для се­бя лич­но, нель­зя ска­зать, чтобы он был во­все чужд стя­жа­тель­но­сти для оби­те­ли. На­про­тив то­го, он по­сто­ян­но по­мыш­лял о том и при­ла­гал все свое ста­ра­ние, чтобы уве­ли­чить и упро­чить ве­ще­ствен­ное бла­го­со­сто­я­ние Уг­ре­ши, и ра­до­вал­ся, ко­гда де­ла­лось что-ни­будь для оби­те­ли, и скор­бел, ес­ли же­ла­е­мое им не осу­ществ­ля­лось или бы­ло за­мед­ля­е­мо. Но и при всей сво­ей пре­дан­но­сти ин­те­ре­сам мо­на­стыр­ским и при все­гдаш­нем и неусып­ном о нем по­пе­че­нии, он преж­де все­го па­мя­то­вал свое мо­на­ше­ское зва­ние и по­то­му с ве­ли­кой осто­рож­но­стью де­лал каж­дый шаг, опа­са­ясь по­дать по­вод к невы­год­но­му от­зы­ву о мо­на­ше­стве, и с ве­ли­кой осмот­ри­тель­но­стью при­ни­мал пред­ла­га­е­мое бла­го­тво­ри­те­ля­ми.

Бу­дучи в от­но­ше­нии к бра­тии весь­ма взыс­ка­те­лен, он, ко­гда тре­бо­ва­лось уте­шить ко­го-ни­будь, на­гра­дить, по­мочь, не стес­нял­ся и да­вал пол­ною ме­рою. Стар­шим из бра­тии, ко­гда от­пус­кал их по­бы­вать в Москве, да­вал по пя­ти, по де­ся­ти руб­лей и бо­лее, а ко­гда по про­ше­ствии мно­гих лет жи­тель­ства в мо­на­сты­ре кто-ни­будь из иеро­мо­на­хов от­пра­ши­вал­ся на бо­го­мо­лье в Ки­ев или на ро­ди­ну, и это бы­ло да­ле­ко, он да­вал зна­чи­тель­ное, до­ста­точ­ное с из­быт­ком для пу­те­ше­ствия ко­ли­че­ство де­нег, со­об­ра­зу­ясь с по­треб­но­стя­ми каж­до­го, и бы­ли слу­чаи, что он да­вал и по несколь­ко сот руб­лей. Он умел тре­бо­вать, умел взыс­ки­вать и, на­ка­зы­вая стро­го, лю­бил и уте­шить че­ло­ве­ка до­стой­но­го из бра­тии и умел щед­ро и не стес­ня­ясь на­гра­дить и по­ощ­рить. Он все­гда но­сил в кар­мане мно­же­ство се­реб­ря­ных монет, и ко­гда при встре­че с ним про­сил у него про­хо­жий, ни­щий, по­го­ре­лый, ра­бо­чий или стран­ник, он не от­ка­зы­вал ни­ко­гда и, опу­стив ру­ку в кар­ман и смот­ря по то­му, кто был про­ся­щий, да­вал ему столь­ко, сколь­ко по­чи­тал нуж­ным и до­ста­точ­ным.

Он не от­ка­зы­вал по­слуш­ни­кам, жи­ву­щим в мо­на­сты­ре и хо­ро­шо се­бя ве­ду­щим, пла­тил за них по­да­ти или об­рок, хо­тя бы это со­став­ля­ло и несколь­ко де­сят­ков руб­лей. «Он тру­дит­ся для мо­на­сты­ря и бра­тии, – го­во­рил отец Пи­мен, – по­че­му же мо­на­сты­рю и не по­мочь ему?»

В пост­ные дни и во вре­мя по­ло­жен­ных по­стов отец Пи­мен, со­глас­но с уста­вом, уме­рен­но упо­треб­лял над­ле­жа­щую пи­щу и в про­дол­же­ние Ве­ли­кой Че­ты­ре­де­сят­ни­цы, хо­тя и стро­го воз­дер­жи­вал­ся от ры­бы, но не удру­чал се­бя чрез­мер­ным воз­дер­жа­ни­ем, а го­ва­ри­вал: «Дай Бог со­блю­сти в точ­но­сти и то, что нам по­ло­же­но по уста­ву, не мудр­ство­вать, а в про­сто­те ис­пол­нять».

Отец Пи­мен был все­гда усер­ден к цер­ков­но­му бо­го­слу­же­нию и, глу­бо­ко про­ник­ну­тый ду­хом мо­на­ше­ства, стро­го при­дер­жи­вал­ся уста­ва цер­ков­но­го и не доз­во­лял ни­ка­ких от­ступ­ле­ний ни в са­мой служ­бе, ни в ча­сах бо­го­слу­же­ния, ко­то­рые, од­на­жды уста­нов­лен­ные, ни­ко­гда не бы­ли из­ме­ня­е­мы. Сам он, по­ка доз­во­ля­ло ему здо­ро­вье, все­гда при­хо­дил к утрене, на­чи­нав­шей­ся в три ча­са по буд­ням, а в вос­крес­ные и в празд­нич­ные дни ча­сом или по­лу­ча­сом ра­нее; сам на­зна­чал, ко­му из иеро­мо­на­хов или иеро­ди­а­ко­нов чи­тать Ше­сто­псал­мие, вы­би­рал из Про­ло­га чте­ние по ше­стой пес­ни и оста­вал­ся до кон­ца, но на ран­нюю обед­ню мо­лить­ся не оста­вал­ся, а при­хо­дил к позд­ней. Весь­ма ча­сто в буд­ни он сам чи­тал ка­физ­мы или ка­нон, не очень гром­ко, но так внят­но и яв­ствен­но, что во всей церк­ви слы­ша­лось каж­дое его сло­во.

Чте­ние его от­ли­ча­лось про­сто­той и плав­но­стью: он не по­ни­жал и не воз­вы­шал го­ло­са, чи­тал мер­но и неспеш­но. Он не одоб­рял тех, ко­то­рые при чте­нии, как он вы­ра­жал­ся, ви­ля­ют го­ло­сом. «Чи­тай про­сто и внят­но, а го­ло­сом не ви­ляй; сло­во Бо­же­ствен­ное име­ет свою соб­ствен­ную си­лу и не тре­бу­ет, чтобы мы ста­ра­лись сво­им го­ло­сом при­да­вать ему вы­ра­же­ние; я по­чи­таю это да­же за са­мо­мне­ние, буд­то я мо­гу сво­им чте­ни­ем про­из­ве­сти бо­лее впе­чат­ле­ния, чем смысл то­го, что Цер­ковь по­ло­жи­ла чи­тать; сло­во Бо­жие бо­лее по­дей­ству­ет, чем наш го­лос».

Он был глу­бо­ко и ис­крен­но бла­го­че­стив, не су­е­мудр­ствуя и не со­мне­ва­ясь в уче­ни­ях Свя­той Церк­ви или свя­тых отец. Ему ча­сто слу­ча­лось го­во­рить ми­ря­нам в от­вет на ка­кое-ни­будь со­мне­ние или на из­ви­не­ние, что они не ис­пол­ня­ют в стро­го­сти уста­ва Церк­ви: «Нам тут со­мне­вать­ся не в чем, это­му учит Свя­тая Цер­ковь, и из­ви­нять се­бя не мо­жем сво­и­ми мудр­ство­ва­ни­я­ми; по­чи­тай­те-ка, что об этом го­во­рят свя­тые от­цы, вот и уви­ди­те, а они Бо­гу уго­ди­ли, да и по­ум­нее бы­ли мно­гих ва­ших те­пе­реш­них уче­ных ум­ни­ков, ко­то­рые толь­ко мудр­ству­ют и са­ми за­блуж­да­ют­ся, и дру­гих вво­дят в со­блазн и в грех. От сво­их дел ни­кто из нас не оправ­дит­ся, а ес­ли чув­ству­ешь, что де­ла­ешь от­ступ­ле­ния, так не оправ­ды­вай се­бя, а сми­ряй­ся, со­зна­вай, что ты со­гре­шил и жи­вешь ху­до, не так, как сле­ду­ет, не по Бо­же­ствен­но­му сло­ву, и при­бе­гай к ми­ло­сер­дию Бо­жье­му, а не го­во­ри: экая важ­ность, что я это де­лаю или это­го не де­лаю. Очень ве­ли­ка важ­ность; ты не хо­тел знать, что об этом го­во­ри­ли свя­тые от­цы, про­слав­лен­ные угод­ни­ки Бо­жии, ко­то­рые бы­ли не нам че­та, ты де­лал за­ве­до­мо от­ступ­ле­ния от уста­ва Церк­ви, ста­ло быть, ты от­ступ­ник и не ис­пол­нил за­кон Хри­стов, ста­ло быть, ты по­ви­нен че­му? Зна­ешь ли? Ни мно­го ни ма­ло, толь­ко ге­енне ог­нен­ной. Так кай­ся, а не оправ­ды­вай­ся. Со­знай свою сла­бость, про­си про­ще­ния у Бо­га, а не смей го­во­рить: экая важ­ность! Су­губ грех има­ши. Так-то, су­да­рик, боль­ше Церк­ви, вы­ше свя­тых не бу­дешь».

И в этом ду­хе отец Пи­мен очень ча­сто го­ва­ри­вал мир­ским лю­дям, ни­сколь­ко не стес­ня­ясь зна­чи­тель­но­стью ли­ца.

«Ес­ли мы го­во­рить не бу­дем, кто же ска­жет? Не спра­ши­ва­ют – не на­вя­зы­вай сво­их убеж­де­ний, не лезь с непро­ше­ны­ми со­ве­та­ми; а ес­ли спро­си­ли те­бя, да­ли те­бе по­вод го­во­рить, же­ла­ют услы­шать сло­во на поль­зу, тут нече­го стес­нять­ся и де­ли­кат­ни­чать; го­во­ри де­ло, как есть, не на ли­цо зря­ще. Гос­подь с те­бя же взы­щет: мог ска­зать прав­ду, предо­сте­речь бра­та тво­е­го от гре­ха и по­ги­бе­ли и не сде­лал это­го из пу­сто­го, глу­по­го мир­ско­го уго­жде­ния. Двум гос­по­дам слу­гой не бу­дешь: слу­жи Бо­гу, а не че­ло­ве­ку; а рас­сер­дит­ся на те­бя за прав­ду, что те­бе от это­го? И он че­ло­век та­кой же, как ты; дур­но ему, а не нам, мы ска­за­ли сло­во ис­ти­ны, не че­ло­ве­ко­угод­ство­ва­ли».

24 ав­гу­ста 1858 го­да за вы­да­ю­щи­е­ся за­слу­ги по устро­е­нию мо­на­сты­ря мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Фила­рет воз­вел игу­ме­на Пи­ме­на в сан ар­хи­манд­ри­та. За это вре­мя тру­да­ми от­ца Пи­ме­на бы­ло вы­стро­е­но в мо­на­сты­ре пять церк­вей; Ни­ко­ла­ев­ский со­бор в 1843 го­ду, цер­ковь пре­по­доб­ной Ма­рии Еги­пет­ской в 1851 го­ду, Успен­ская в 1852 го­ду и 1860 го­ду – Скор­бя­щен­ская и Пет­ро­пав­лов­ская скит­ская. Все они бы­ли освя­ще­ны мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским Фила­ре­том.

К 1866 го­ду от­но­сит­ся со­бы­тие, весь­ма важ­ное для Уг­реш­ско­го мо­на­сты­ря, при­нес­шее ве­ли­кую честь от­цу Пиме­ну и за­слу­жив­шее ему все­гдаш­нюю, нескон­ча­е­мую бла­го­дар­ность ты­сяч лю­дей – это учре­жде­ние и от­кры­тие мо­на­стыр­ско­го на­род­но­го учи­ли­ща.

В 1869 го­ду ар­хи­манд­рит Пи­мен был на­зна­чен бла­го­чин­ным об­ще­жи­тель­ных мо­на­сты­рей Мос­ков­ской епар­хии. К нему под на­ча­ло по­сту­пи­ли сле­ду­ю­щие муж­ские мо­на­сты­ри: Тро­иц­кий Ко­ло­мен­ский Но­во-Го­лутвин, Ни­ко­ло-Уг­реш­ский, Ни­ко­ло-Пеш­нош­ский, Ста­ро-Го­лутвин Ко­ло­мен­ский, Боб­ре­нев, Бе­ло­пе­соц­кий, Ни­ко­ло-Бер­лю­ков­ский, Спа­со-Гус­лиц­кий, Да­вы­дов­ская пу­стынь, Ека­те­ри­нин­ская пу­стынь и жен­ские: Бо­ро­дин­ский, Ано­син-Бо­ри­со­глеб­ский, Спа­со-Влахерн­ский, Кре­сто­воз­дви­жен­ский-Лу­кин­ский и Оди­гит­ри­ев­ская-Зо­си­мо­ва пу­стынь.

Над от­цом Пиме­ном ис­пол­ни­лось сло­во Хри­ста Спа­си­те­ля: «Аще кто Мне слу­жит, по­чтит его Отец Мой». Во всю свою жизнь отец Пи­мен непре­стан­но па­мя­то­вал свое мо­на­ше­ское зва­ние и с этой точ­ки зре­ния смот­рел на каж­дый свой шаг, на все свои дей­ствия, преж­де все­го за­да­вая се­бе во­прос: «При­лич­но ли сие для мо­на­ха или предо­су­ди­тель­но?» Он свя­то хра­нил ино­че­ские обе­ты нрав­ствен­ной чи­сто­ты и це­ло­муд­рия, нес­тя­жа­тель­но­сти и по­слу­ша­ния, лю­бил мо­на­ше­ство, глу­бо­ко был про­ник­нут его ду­хом и, же­лая быть сам ис­тин­ным мо­на­хом, ста­рал­ся во­дво­рить этот дух не толь­ко в Уг­реш­ской оби­те­ли, им управ­ля­е­мой, но и во всех об­ще­жи­тель­ных мо­на­сты­рях, под­чи­нен­ных его ве­де­нию как бла­го­чин­но­му.

Его це­ни­ли, ува­жа­ли и чти­ли три свя­ти­те­ля, мит­ро­по­ли­ты Мос­ков­ские, при ко­то­рых он управ­лял вос­со­здан­ной им оби­те­лью; при пер­вом из них он толь­ко на­чал воз­рас­тать, он скла­ды­вал­ся, раз­ви­вал­ся, креп, со­зре­вал и, про­ник­ну­тый бла­го­твор­ным вли­я­ни­ем его несо­кру­ши­мо­го ду­ха, ока­зал­ся до­стой­ным де­ла­те­лем его вре­ме­ни, со­хра­нив на се­бе неиз­гла­ди­мые его сле­ды; вто­ро­му он пред­ста­ет уже как муж зре­лый, со­вет­ник ра­зум­ный и опыт­ный, опо­ра цер­ков­ный вла­сти, про­ни­ца­тель­ное и бди­тель­ное око, блю­сти­тель и рев­ни­тель бла­гих ино­че­ских пре­да­ний, хра­ни­тель стро­гих пра­вил вы­со­кой нрав­ствен­но­сти, чи­сто­ты ду­хов­ной и нес­тя­жа­тель­но­сти ве­ще­ствен­ной; тре­тий при вос­хож­де­нии сво­ем уви­дел в нем со­зрев­ший и от пол­но­ты сво­ей до­лу пре­кло­нив­ший­ся ко­лос.

Пра­вед­ная кон­чи­на ар­хи­манд­ри­та Пи­ме­на по­сле­до­ва­ла 17 ав­гу­ста 1880 го­да. По­чи­та­ние ар­хи­манд­ри­та Пи­ме­на на­ча­лось сра­зу же по­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны, мно­же­ство па­лом­ни­ков при­хо­ди­ло к ме­сту его по­гре­бе­ния. Ча­сов­ня над мо­ги­лой от­ца Пи­ме­на ни­ко­гда не бы­ва­ла без­люд­ной, мно­гие при­но­си­ли ему свои мо­лит­вы, воз­ды­ха­ния, скор­би и ра­до­сти.
источник материала

Исторические материалы о святых местах.

aАхтырский Троицкий монастырь

aАфон и его окрестности

aНовый русский скит св. апостола Андрея Первозванного на Афоне

aХарьковский Свято-Благовещенский Кафедральный собор

aВифлеем

aВИЛЕНСКИЙ СВЯТО-ДУХОВ МОНАСТЫРЬ

aВладимирская пустынь

aСказание о чудотворной Высочиновской иконе Божией Матери и создании Высочиновского Казанского мужского монастыря. Книга 1902 года.

aГефсимания. Гробница Богородицы

aГефсиманский скит.

aГлинская пустынь

aГора Фавор и долина Изреель

aГолгоѳо-Распятскій скитъ

aДИВНОГОРСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

aОписание Зилантова монастыря

aЗмиевской Николаевский казацкий монастырь

aСпасо-Преображенский Лубенский Мгарский мужской монастырь.

aКосьмо-Дамиановский монастырь

aКраснокутский Петропавловский монастырь

aЛеснинский монастырь

aНазарет

aСИОНСКАЯ ГОРНИЦА

aмонастыри Афона

aЕлеонская гора - место Вознесения Господня

aЕлецкий Знаменский монастырь на Каменной горе.

aМОНАСТЫРЬ СВЯТОЙ ЕКАТЕРИНЫ

aКиевский Богородице-Рождественский монастырь в урочище «Церковщина».

aКуряжский Старохарьковский Преображенский монастырь

aСпасо-Вифанский монастырь

aНиколаевский храм на Святой Скале

aНиколаевский девичий монастырь

aВсехсвятский кладбищенский храм.

aОзерянская пустынь

aИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СКИТА ВО ИМЯ СВ. ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ГОСПОДНЯ, НАХОДЯЩАГОСЯ ПРИ КОЗЕЛЬСКОЙ ВВЕДЕНСКОЙ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

aРека Иордан

aИсторическое описание Саввино-Сторожевского монастыря

aЛЕТОПИСЬ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ.

aКРАТКАЯ ИСТОРИЯ ПОДВОРЬЯ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТРЫРЯ В ХАРЬКОВЕ

aСЕРАФИМО — ПОНЕТАЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

aСофийский собор

aСвято-Успенская Святогорская пустынь

aСпасо-Вознесенский русский женский монастырь

aПокровский храм Святогорской обители.

aПещеры Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aПещерный храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских

aСеннянский Покровский монастырь

aХорошевский Вознесенский женский монастырь.

aСобор Христа Спасителя в Спасовом Скиту возле с.Борки.

aСвято-Успенская Почаевская Лавра

aУспенский собор Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aУспенский собор Киево-Печерской лавры

aУспенский собор в городе Харькове.

aСвято-Успенский Псково-Печерский монастырь

aЧасовня апостола Андрея Первозванного

aПещерная церковь Рождества Иоанна Предтечи

aИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА ВОСКРЕСЕНИЯ СЛОВУЩЕГО. ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ХРАМ.

aИстория Святогорского Фавора и Спасо-Преображенского храма

aСвятая Земля. Хайфа и гора Кармил

aХеврон. Русский участок и дуб Мамврийский (дуб Авраама)

aХрамы в Старобельском районе.

aХрамы Санкт-Петербурга

aПамять о Романовых за рубежом. Храмы и их история.

aШАМОРДИНСКАЯ КАЗАНСКАЯ АМВРОСИЕВСКАЯ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ

Церковно-богослужебные книги и молитвословия.

aАрхиерейский чиновник. Книга 1

aАрхиерейский чиновник. Книга 2

aБлагодарственное Страстей Христовых воспоминание, и молитвенное размышление, паче иных молитв зело полезное, еже должно по вся пятки совершати.

aБогородичное правило

aБогородичник. Каноны Божией Матери на каждый день

aВеликий покаянный Канон Андрея Критского

aВоскресные службы постной Триоди

aДРЕВНЯЯ ЗААМВОННАЯ МОЛИТВА НА ПАСХУ.

aЗаклинание иже во святых отца нашего архииерарха и чудотворца Григория на духов нечистых

aЕжечасныя молитвенныя обращенія кающагося грѣшника къ предстательству Пресвятой Богородицы

aКанонник

aКанонник

aКоленопреклонные молитвы, читаемые на вечерне праздника Святой Троицы.

aМОЛЕБНОЕ ПѢНІЕ ВО ВРЕМЯ ГУБИТЕЛЬНАГО ПОВѢТРІЯ И СМЕРТОНОСНЫЯ ЗАРАЗЫ.

aМОЛИТВА ЗАДЕРЖАНИЯ

aМолитвы иерея

aМолитва ко Пресвятей Богородице от человека, в путь шествовати хотящаго.

aМолитва Михаилу Архистратигу, грозному воеводе

aМОЛИТВА ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

aМолитва по соглашению

aМОЛИТВА Cвященномученика Киприана

aМолитва святителя Иоасафа Белгородского

aМОЛИТВЫ ПОКАЯННЫЕ КО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ

aМолитвенное поклонение святым угодникам, почивающим в пещерах Киево-Печерской Лавры

aМолитвы священномученика Серафима (Звездинского), составленные в заключении.

aМолитвы митрополита Филарета (Дроздова)

aМОЛИТВЫ ВЪ НАЧАЛѢ ПОСТА СВЯТЫЯ ЧЕТЫРЕДЕСЯТНИЦЫ.

aМолитвослов

aМолитвослов

aМолитвослов

aОктоих воскресный

aПанихидная роспись в Бозе почивших Императорах и Императрицах, Царях и Царицах и прочих Высочайших лицах. С-Петербург. - 1897г.

aПассия

aПѢСНЬ БЛАГОДАРСТВЕННА КЪ ПРЕСВЯТѢЙ ТРОИЦЫ, ГЛАГОЛЕМА ВО ВСЮ СВѢТЛУЮ НЕДѢЛЮ ПАСХИ

aПОЛНЫЙ СЛУЖЕБНИК 1901 ГОДА

aПоследование молебного пения, внегда Царю идти на отмщение против супостатов. 1655 г.

aПсалтирь

aПсалтирь

aПсалтирь Божией Матери

aПоследование во святую и великую неделю Пасхи

aПоследование седмичных служб Великого поста

aПостная Триодь. Исторический обзор

aПОХВАЛЫ, или священное послѣдованіе на святое преставленіе Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Марíи

aСлужбы предуготовительных седмиц Великого поста

aСлужбы первой седмицы Великого Поста

aСлужбы второй седмицы Великого поста

aСлужбы третьей седмицы Великого поста

aСлужбы четвертой седмицы Великого поста

aСлужбы пятой седмицы Великого поста

aСлужбы шестой седмицы Великого поста

aСлужбы Страстной седмицы Великого Поста

aСОКРАЩЕННАЯ ПСАЛТЫРЬ СВЯТОГО АВГУСТИНА

aТипикон

aТребник Петра (Могилы) Часть 1

aТребник Петра (Могилы) Часть 2

aТребник Петра (Могилы) Часть 3

aТриодь цветная

aТРОПАРИОН

aЧасослов на церковно-славянском языке.

aЧинъ благословенія новаго меда.

aЧИНЪ, БЫВАЕМЫЙ ВЪ ЦЕРКВАХЪ, НАХОДЯЩХСЯ НА ПУТИ ВЫСОЧАЙШАГО ШЕСТВІЯ.

aЧИНЪ «НА РАЗГРАБЛЯЮЩИХЪ ИМѢНІЯ ЦЕРКОВНЫЯ»

aЧИН ПРИСОЕДИНЕНИЯ КЛИРИКОВ ПРИХОДЯЩИХ ОТ ИЕРАРХИИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ УСТАНОВЛЕННЫЙ СОБОРОМ ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ (27 ОКТЯБРЯ/9 НОЯБРЯ 1959 Г.)

aЧин чтения 12-ти псалмов