Опубликовано Общество - пт, 09/27/2019 - 11:49

Страницы жизни иеромонаха Даниила (Болотова)

Свято-Введенская Оптина Пустынь век за веком собирала по крупицам знания, мудрость, таланты, плоды трудов своих иноков, которые, скрывшись за ее стенами от суетного мира, постом, бдением и молитвой открывали в себе в полной мере все ресурсы своих возможностей и создавали неувядаемую славу Оптиной. Шествуя по жизни путем смирения и послушания, они подтверждали истинность слов Спасителя: Посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают Слово и принимают, и приносят плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат (Лк. 4, 20).

Под благодатным влиянием преподобных Старцев Льва, Макария и Амвросия в Оптиной Пустыни возникла книгоиздательская и переводческая деятельность, образовалась иконописная школа и уникальная библиотека. Письма, дневники, размышления о вечных проблемах жизни и смерти – все эпистолярное наследие насельников обители вместе с летописью событий, хозяйственными документами постепенно формировалось в обширный монастырский архив, который обогащался письмами и дневниками лиц, окормлявшихся у оптинских Старцев, состоявших с ними в молитвенном общении и переписке.

В 1923 г. богоборческая власть пыталась уничтожить монастырь. Коммунистический режим надругался над святынями, расстрелял или сослал иноков, разметал по белому свету монастырскую духовную сокровищницу – архив и библиотеку. Многие архивные документы были утрачены.

Однако свидетельства духовной мудрости не могли безвозвратно кануть в небытие. Большая часть оптинского архива оказалась в отделе рукописей Государственной библиотеки им. Ленина (ныне – Российская Государственная библиотека). Пролежав под спудом библиотечной пыли 70 лет, он-таки дождался своего обретения духовными чадами возрожденной Пустыни. Пожелтевшие рукописные книги, рисунки, письма, хозяйственные документы и после долгого библиотечного плена сохранили запах ладана, свечей и келлий, в которых они создавались. Это безценное богатство собрано для хранения в два фонда: № 213 (Архив Оптиной Пустыни) и № 214 (Рукописное собрание Оптиной Пустыни).

Сохранился в фондах список «Братства Иоанно-Предтеченского Скита при Козельской Введенской Оптиной Пустыни к 1 января 1900 г.». Сведения о подвизавшихся в монастыре аскетически кратки, но за каждым из них – разнообразные судьбы и пути, приведшие того или иного инока в богоспасаемую обитель.

Примечателен и поучителен путь человека, о котором в списке «Братства» записано так: «Иеромонах Даниил. … Тульская губерния. Из дворян. В Академии художеств. …Иконописание. … Скончался 25 Ноября 1907 г.» В этой краткой записи кроется вторая половина жизни представителя известного в России дворянского рода, пустившего свои корни на Тульской земле и давшего Отчизне немало ярких незаурядных личностей – рода Болотовых.

Иеромонах Даниил (в миру – Дмитрий Михайлович Болотов) был правнуком знаменитого ученого-энциклопедиста, естествоиспытателя и писателя Андрея Тимофеевича Болотова. В Государственном архиве Тульской области (ГАТО) хранятся ценные документы об этом славном роде, в частности – метрическая запись о рождении 9 марта 1837 г. в селе Бахметьево Тульской губернии у Михаила Павловича Болотова и его жены Александры Дмитриевны, урожденной Бибиковой, сына-первенца Дмитрия. В других архивных документах находятся сведения о том, что в 1816 году Андрей Тимофеевич Болотов, его сын Павел Андреевич с женой Марией Федоровной (урожденной Ошаниной) и их детьми Алексеем, Михаилом, Александрой, Еленой и Ольгой были внесены в родословную дворянскую книгу. Павел Андреевич, приходившийся дедом Дмитрию Михайловичу, имел 320 душ крепостных крестьян в Кирсановском уезде Тамбовской губернии и 185 душ – в Кромском уезде Орловской губернии (ф. 39, оп. 2, д. 272, л. 79).

Исследователь дворянской генеалогии и краевед Виктор Ильич Чернопятов поместил всю генеалогическую ветвь Болотовых в 6-ю часть своего обширного труда «Родословец Тульского дворянства». Он указал только четверых детей Михаила Павловича и Александры Дмитриевны: Дмитрия, родившегося 19 марта (ошибка; следует читать: 9 марта) 1837 г.; Марью (1 января 1839 г.); Евгения (17 августа 1840 г.); Варвару (1844 г.). К сожалению, этот труд страдает некоторой неполнотой: в него не вписаны другие дети – София и Елена.

У старшего сына Михаила Павловича – Дмитрия еще в раннем детстве обнаружилась склонность к рисованию, и в 1854 г. он был отдан на учение в Петербургскую Императорскую Академию Художеств. С 1854 по 1865 г. он был «вольноприходящим» учеником Академии (См.: Юбилейный справочник ИАХ. 1764–1914. Сост. С. Н. Кондаков. Пг., 1914. Ч. II. С. 20.) 22 декабря 1858 г. за рисунок с натуры Дмитрий Михайлович был награжден серебряной медалью «второго достоинства». Тогда же получили награды его сокурсники Константин Маковский, Богдан Вениг, Алексей Литовченко, Василий Верещагин, Иван Шишкин, Карл Лемох, Алексей Корзухин – художники, которым суждено было вписать яркую страницу в историю отечественного искусства своим товариществом, известным под именем Передвижников.

В 1861 г. Дмитрий Михайлович Болотов был награжден малой и большой серебряными медалями, а в 1862 г.– еще одной большой серебряной медалью за конкурсный рисунок «Моисей иссякает воду из скалы». В настоящее время этот рисунок с подписью конференц-секретаря Академии Художеств Ф. Ф. Львова, с надписью «Утверждаю» и поставленным номером «1», который означал высшую оценку, и подлинной сургучной печатью Академии, хранится вместе с другими 27 рисунками Д. М. Болотова в Тульском областном художественном музее. В 1949 г. альбом с этими рисунками был передан музею из Симферополя Н. А. Бибиковой, родной племянницей художника.

Экспонировать свои работы художник начал на академических выставках с 1863 г. Он работал преимущественно маслом, пастелью или карандашом в портретном жанре. В 1865 г. Дмитрий Михайлович окончил Академию со званием классного художника III степени. В 1866 г. он написал автопортрет, находящийся сейчас в фондах Русского музея. В 1869 г. ему была присвоена I степень. В 1876 г. он создал портрет художника И. К. Айвазовского и претендовал на звание академика, но не получил его. В настоящее время его работы хранятся в музеях и картинных галереях Санкт-Петербурга, Тулы, Ульяновска, Зарайска, Пензы, Новосибирска, Твери.

В фондах Российской Государственной библиотеки сохранился дневник Дмитрия Михайловича Болотова, который он вел в 1850–70-е годы. Живя в миру, он писал как умудренный многолетним молитвенным подвигом монах. Проникновенное видение духовных истин гармонично сочетается в его дневнике с эмоциональным выражением его горячей, энергичной, безграничной любви к Богу.
«Самые грубые и большие ошибки мои заключалися в следующих пунктах:

1) Выбрав себе целью самое достойное, высокое – полное всецелое служение Господу – монастырь, я не понял сущности, пути к этой цели, не понял, что есть громадное различие между путем приготовительным до Христа и путем истинно целительным и совершительным со Христом. Не понял различия обязанностей и состояния душ на этих путях! Не понял, что именно нужно для пути приготовительного в мире и пути-целителя по исшествии из мира за его пределами в монашестве: в пути и образе Ангельском и его служении, в его невидимой борьбе с врагами невидимыми в сферах сверхчувственного и вышеестественного, где один только Дух Святой может выдержать борьбу с естеством и духами тьмы, злобы и лести. Не понял и не потрудился разобрать, что такое есть повеление – воздать Кесарево Кесарю, и смешал его с Божиим, и потому оно мне показалось вместо добродетели грехом и ненужным, ибо я думал, что прямо уже шагнул в высокое духовное, тогда как сам находился еще в телесном и душевном, где требуются добродетели, свойственные этому месту, а не чуждые ему. Не понял, что прежде необходимо приготовление и правильное шествие путем приготовительным, чтобы быть в состоянии вместить и до конца выдержать путь высокий, вышеестественный, который только дается выдержавшим испытания жизни естественной.

2) Я откладывал день за день приготовления к монастырю, а время уходило, привычки дурные укреплялись, новых хороших не приобретал, а время не стояло, а все шло вперед, и в этом хаосе понятий ничего не спорилось. Не понимая ясно своего положения и места в отношении к Богу и миру, я действовал как-то сонно, без энергии, робел на каждом шагу, и не было никакого единства в моих действиях, ни ясного отчета пред совестью, никакой решительности, но все сборы да сборы, а дело выходит такое, что и сам не понимаешь, отчего оно такое, что никакой критики не выдерживает. Не понял, наконец, что на пути необходим человек, знающий жизнь, и опытный руководитель, и что таким человеком должно дорожить и жертвовать ему всем второстепенным, если то потребуется. Господь по своему Безконечному Милосердию даровал мне такого человека, – и что я ему дал и как я с ним поступал, и подумал ли я, какое он должен занимать место в моем сердце и в моей будущей жизни на пути к моей цели? Конечно, слава Богу за все случившееся, за обличение, предостережение от пагубного шага, безрассудного пускания корней в мир сей. Слава Господу, что я, наконец, проснулся от этого безтолкового сна. Не понимая, где нахожусь я сам, я не понимал и то, что было вокруг меня, …не молился и не болел сердцем о согрешающих людях, болеющих и духом, и телом, и душою, не понимал их скорби и уныния при потерях дорогого для их сердца; одним словом, ни Богу, ни людям от этой путаницы и дисгармонии я не воздавал должного. По этой же причине я упустил из виду дух дела и попал в мертвую форму, часто смешную и соблазнительную для людей: так, например, понуря голову ходить шибко по улице, стоять в церкви или класть лишние поклоны, копанья дома не вовремя, отчего опаздывание в церковь и недостаток времени для работы, позднее вставание утром, позднее сидение вечером (хотя часто и очень нужное и полезное для жизни), нерадение о молитве и соблазн на перекрестках и отсутствие ощущения необходимости молитвы и безвыходности своего положения без молитвы и Духа молитвенного, ибо только молитвой можно все приобрести и от всего избавиться.

3) А сущность пути так проста и ясна! Беги, прячься в смирение, молитвою бей врагов, гони уныние и отчаяние, усердием приобретай дерзновение и побеждай препятствия. Добросовестностью цели получишь решимость в действиях и самостоятельность между людьми, и мужество и силу при нападении врагов.

Осторожностью, рассудительностью и обдуманностью действий своих, поверкой с законами Господа, советами Церкви и Святого Писания и творения Святых Отцев – устранишь всякое сомнение и нерешительность и всякое безтолковое дело. Мыслью о смерти умертвишь и отгонишь соблазн и все, растлевающее душу и тело человека! Мыслью о Боге и Его всевидящем Оке при чувстве благодарности за все безконечные Милости, Блага и Любовь согреешь свое сердце, родишь любовь и преданность всемогущей, милостивой и премудрой деснице Всевышнего и радостно, с самоотвержением пойдешь к Царству Вечному со всевозможными усилиями, да не постыдиться в Царстве Святых! Ибо только здесь на земле, во время свободы нашей воли мы можем доказать благодарность нашу Господу Богу». (ОР РГБ Ф № 213 (ОПТИНА ПУСТЫНЬ), картон № 62).

Внешняя жизнь шла своим чередом. Дмитрий Михайлович писал портреты своих современников, участвовал в выставках, давал уроки живописи ученикам, вращался в светских кругах Петербурга,– а в его возвышенной, чистой душе, озаренной благодатным Божественным огнем, рождались проникновенные мысли о смысле земного существования человека; о том, что жизнь надо проводить в покаянии, чтобы быть готовым в любой момент предстать пред судом Всевышнего. «Что посеешь, то и пожнешь!» – его любимое изречение, над которым он много размышлял и по-разному толковал. «Берегись, человек, уклоняться в сторону с пути Евангелия и пить из мутного источника, ибо это удаляет благодать, и человек может потерять из виду свою цель!» Эти слова, сказанные им около 140 лет тому назад, актуальны для нас и сегодня, когда мы пожинаем страшные плоды массового уклонения «с пути Евангелия»!

В библиографическом словаре «Художники народов СССР» (М. , 1972) есть небольшая заметка о Д. М. Болотове и его творчестве. В ней говорится лишь о первой половине его жизни и нет сведений о его дальнейшем творческом пути, времени и месте его кончины. Небольшую заметку «К биографии художника Болотова» удалось найти в № 13 альманаха «Прометей» (М., 1983). Там указана дата его смерти – 25 ноября 1907 г. и место упокоения – скитское кладбище Оптиной Пустыни. В 2001 году Тульский музей изобразительных искусств выпустил каталог «Восхождение», в котором собрано творческое наследие рода Болотовых, среди которого есть и собрание работ Д. М. Болотова, хранящееся в Туле.

Самые точные сведения о нем содержит вышеупомянутая «Летопись Скита», где есть три записи, касающиеся его жизни в Оптиной. В «Ведомости о братстве Скита» записано, что 2 апреля 1887 г. Дмитрий Михайлович Болотов был причислен к скитскому братству. Ему в то время было 50 лет. Талант, данный ему Богом, подкрепленный учебой в Академии, в обители он употребил на создание икон. Он основал иконописные мастерские в Оптиной Пустыни и в Казанском женском Шамординском монастыре, расписал братскую трапезную в Оптиной, которая и до реставрации вызывала восторг и удивление перед благодатным даром иконописца, создавшего эту немеркнущую красоту. Им был создан портрет преподобного Старца Амвросия.

Другая запись датирована 22 января 1900 г.: «Вчера возвратился из Калуги о. Игумен Ксенофонт с о. Даниилом, вновь посвященным иеромонахом Скита. О. Даниил (в миру Дмитрий Михайлович Болотов) окончил курс в Санкт-Петербургской Академии Художеств и по благословению Старца о. Амвросия поступил в Скит в 1886 г. Затем пострижен в рясофор и 19 января, по пострижении его 4 декабря 1899 г. о. Игуменом Ксенофонтом в мантию, посвящен Преосвященным Макарием, Епископом Калужским и Боровским, в сан иеродиакона и иеромонаха. О. Даниил сказывал, что, живя в миру, он посетил известного пустынника о. Амфилохия, и тот предсказал ему, что он будет монахом».
В 1905 г. отец Даниил познакомился с писателем Сергеем Александровичем Нилусом, который жил в то время в Оптиной Пустыни. Между ними возникла взаимная симпатия. В С. Нилусе о. Даниил нашел внимательного слушателя и поведал ему историю своей жизни. Она дошла до нас благодаря книге С. А. Нилуса «Великое в малом» (Сергиев Посад, 1911).
На вопрос С. А. Нилуса, как о. Даниил стал монахом, он рассказал: «Мое благодатное детство, юность моя в беседе с Отцами и детьми Церкви — брат-монах, сестры-монахини — все это, да и многое другое, вело, вело меня да и привело к старцу Амвросию в Оптину. Он был духовным отцом и старцем сестры моей, игумении Софии, он определил ей ее подвиг, он же и меня привел к тихой пристани».
Сестра иеромонаха Даниила, схимонахиня София, была преданной духовной дочерью и деятельной помощницей старца Амвросия в организации жен­ской общины в Шамордино и была ее первой настоятельницей. Она отличалась кипучей энергией, незаурядным умом и прекрасным даром слова. «…В лице сей особы старцем приготовлена была и первая достойная настоятельница, которую он всегда называл своей правою рукой» (Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX веков. Октябрь. М., 1909. С. 246). Монахиня София недолго управляла монашеской общиной. Отдав все свои силы ее устройству, она скончалась 24 января 1888 г. и была погребена у алтаря Казанского собора.
Другая сестра художника, Елена Михайловна Болотова, была замужем за тульским дворянином Михаилом Андреевичем Долинино-Иванским. Их имение Карамышево было в Крапивенском уезде Тульской губернии. В 15 км от них, в Ясной Поляне, жили Толстые. Долинино-Иванские находились в приятельских отношениях с семьей Л. Н. Толстого, а потом и породнились, когда их сын Иван Михайлович женился на внучке сестры писателя Марии Николаевны Толстой —Александре Леонидовне Оболенской.
25 ноября 1907 г. оптинский летописец записал: «Сегодня в час дня скончался скитский иеромонах о. Даниил, брат первой настоятельницы Казанской женской общины, устроенной Оптинским Старцем о. Амвросием в Шамордине, схимонахини Софии, ревностной помощницы Старца по устроению означенной общины. О. Даниил сподобился сегодня утром причащения Божественных Таин и окончил жизнь по прочтении над ним отходной. Пред вечерней тело усопшего было перенесено из келлии в скитский храм, а после вечерни была совершена по нем панихида о. Оптинским настоятелем архим. Ксенофонтом соборне со скитоначальником о. Игуменом Варсонофием и иеромонахом о. Нектарием». Далее сказано, что тело о. Даниила, по желанию родственников, было погребено в монастыре «против алтаря Введенского собора».
В своем дневнике будущий иеромонах Даниил писал: «Берегись, воздавая Кесарево Кесарю, думать, что тем воздаешь и Богово Богу, или, служа миру, думать, что служишь Богу». Так же, как святитель Филипп, митрополит Москов­ский, который, услышав в юности: «Нельзя служить Богу и маммоне» (Мф. 6,24), прямо из храма ушел в монастырь, так и художник Дмитрий Болотов выбрал для себя только Богово, целиком посвятив себя Церкви и приуготовлению к жизни вечной.
источник материала

Исторические материалы о святых местах.

Афон и его окрестности

Новый русский скит св. апостола Андрея Первозванного на Афоне

Вифлеем

ВИЛЕНСКИЙ СВЯТО-ДУХОВ МОНАСТЫРЬ

Гефсимания. Гробница Богородицы

Гефсиманский скит.

Глинская пустынь

Гора Фавор и долина Изреель

Голгоѳо-Распятскій скитъ

ДИВНОГОРСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

Спасо-Преображенский Лубенский Мгарский мужской монастырь.

Краснокутский Петропавловский монастырь

Леснинский монастырь

Назарет

СИОНСКАЯ ГОРНИЦА

монастыри Афона

Елеонская гора - место Вознесения Господня

Елецкий Знаменский монастырь на Каменной горе.

МОНАСТЫРЬ СВЯТОЙ ЕКАТЕРИНЫ

Киевский Богородице-Рождественский монастырь в урочище «Церковщина».

Спасо-Вифанский монастырь

Николаевский храм на Святой Скале

Всехсвятский кладбищенский храм.

Озерянская пустынь

ИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СКИТА ВО ИМЯ СВ. ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ГОСПОДНЯ, НАХОДЯЩАГОСЯ ПРИ КОЗЕЛЬСКОЙ ВВЕДЕНСКОЙ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

Река Иордан

Историческое описание Саввино-Сторожевского монастыря

ЛЕТОПИСЬ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ.

СЕРАФИМО — ПОНЕТАЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Софийский собор

Свято-Успенская Святогорская пустынь

Спасо-Вознесенский русский женский монастырь

Покровский храм Святогорской обители.

Пещеры Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

Пещерный храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских

Сеннянский Покровский монастырь

Хорошевский Вознесенский женский монастырь.

Собор Христа Спасителя в Спасовом Скиту возле с.Борки.

Успенский собор Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

Успенский собор в городе Харькове.

Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь

Часовня апостола Андрея Первозванного

Пещерная церковь Рождества Иоанна Предтечи

ИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА ВОСКРЕСЕНИЯ СЛОВУЩЕГО. ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ХРАМ.

Хеврон. Русский участок и дуб Мамврийский (дуб Авраама)

Храмы в Старобельском районе.

Храмы Санкт-Петербурга

Память о Романовых за рубежом. Храмы и их история.

ШАМОРДИНСКАЯ КАЗАНСКАЯ АМВРОСИЕВСКАЯ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ

Церковно-богослужебные книги и молитвословия.

Архиерейский чиновник. Книга 1

Архиерейский чиновник. Книга 2

Благодарственное Страстей Христовых воспоминание, и молитвенное размышление, паче иных молитв зело полезное, еже должно по вся пятки совершати.

Богородичное правило

Богородичник. Каноны Божией Матери на каждый день

Воскресные службы постной Триоди

Заклинание иже во святых отца нашего архииерарха и чудотворца Григория на духов нечистых

Ежечасныя молитвенныя обращенія кающагося грѣшника къ предстательству Пресвятой Богородицы

Канонник

Канонник

Коленопреклонные молитвы, читаемые на вечерне праздника Святой Троицы.

МОЛИТВА ЗАДЕРЖАНИЯ

Молитва ко Пресвятей Богородице от человека, в путь шествовати хотящаго.

Молитва Михаилу Архистратигу, грозному воеводе

МОЛИТВА ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

Молитва по соглашению

МОЛИТВА Cвященномученика Киприана

Молитва святителя Иоасафа Белгородского

Молитвенное поклонение святым угодникам, почивающим в пещерах Киево-Печерской Лавры

Молитвы священномученика Серафима (Звездинского), составленные в заключении.

Молитвы митрополита Филарета (Дроздова)

Молитвослов

Молитвослов

Молитвослов

Октоих воскресный

Пассия

ПѢСНЬ БЛАГОДАРСТВЕННА КЪ ПРЕСВЯТѢЙ ТРОИЦЫ, ГЛАГОЛЕМА ВО ВСЮ СВѢТЛУЮ НЕДѢЛЮ ПАСХИ

ПОЛНЫЙ СЛУЖЕБНИК 1901 ГОДА

Псалтирь

Псалтирь

Псалтирь Божией Матери

Последование во святую и великую неделю Пасхи

Последование седмичных служб Великого поста

Постная Триодь. Исторический обзор

ПОХВАЛЫ, или священное послѣдованіе на святое преставленіе Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Марíи

Службы предуготовительных седмиц Великого поста

Службы первой седмицы Великого Поста

Службы второй седмицы Великого поста

Службы третьей седмицы Великого поста

Службы четвертой седмицы Великого поста

Службы пятой седмицы Великого поста

Службы шестой седмицы Великого поста

Службы Страстной седмицы Великого Поста

СОКРАЩЕННАЯ ПСАЛТЫРЬ СВЯТОГО АВГУСТИНА

Типикон

Требник Петра (Могилы) Часть 1

Требник Петра (Могилы) Часть 2

Требник Петра (Могилы) Часть 3

Триодь цветная

ТРОПАРИОН

Часослов на церковно-славянском языке.

Чинъ благословенія новаго меда.

ЧИНЪ, БЫВАЕМЫЙ ВЪ ЦЕРКВАХЪ, НАХОДЯЩХСЯ НА ПУТИ ВЫСОЧАЙШАГО ШЕСТВІЯ.

ЧИН ПРИСОЕДИНЕНИЯ КЛИРИКОВ ПРИХОДЯЩИХ ОТ ИЕРАРХИИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ УСТАНОВЛЕННЫЙ СОБОРОМ ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ (27 ОКТЯБРЯ/9 НОЯБРЯ 1959 Г.)

Чин чтения 12-ти псалмов