Опубликовано Общество - вт, 12/31/2019 - 07:12

Измѣна Православію путемъ календаря

Отъ редакціи: Эта статья Епископа Григорія была напечатана въ англійскомъ переводѣ въ «Orthodox Life» №6, 1983.
Переходъ Американской Митрополіи на Новый календарь, который тамъ называютъ «Исправленнымъ Юліанскимъ» (хотя на самомъ дѣлѣ онъ является Григоріанскимъ) съ попыткой приспособить его къ Православной пасха́ліи, невольно вызываетъ интересъ къ этому вопросу. Онъ тѣмъ болѣе значителенъ, что нѣкоторые приходы Митрополіи не принимаютъ этой реформы. Когда же на нихъ стали производить давленіе, они отошли отъ Митрополіи и, желая оставаться вѣрными Церковному Преданію безъ модернизма, присоединились къ Руской Православной Церкви Заграницей.
Возникла нѣ́которая полемика по существу реформы, относительно которой представители Православной Церкви въ Америкѣ стараются доказать, что это есть переходъ къ болѣе совершенному лѣтоисчисленію. Пишутъ объ этомъ люди, которые знаютъ только то, что они хо-

тятъ проводить церковные праздники (особенно Рождество) одновре́менно съ католиками и протестантами. Не было пока напечатано у нихъ ни одной статьи, написанной ученымъ астрономомъ съ дѣйствительнымъ знаніемъ дѣла.
Интересно, что съ неожиданной стороны появился такой ученый трудъ спеціалиста, но онъ оказался на сторонѣ Юліанскаго календаря. Въ Сборникѣ Академіи Наукъ СССР, Контекстъ 1978 г. напечатано чрезвычайно интересное изслѣдованіе А.Н. Зелинскаго подъ заглавіемъ «Конструктивные принципы древнерускаго календаря». Статья эта занимаетъ 45 страницъ и изобилуетъ многочисленными ссылками на разные источники.
Мы не будетъ приводить всей ученой аргументаціи автора, а дадимъ только выдержки изъ его труда, т.-е. преимущественно его заключенія. Надо при этомъ замѣтить, что работа его отличается исключительной добросовѣстностью. Посколько она въ бо́льшей мѣрѣ сосредоточена на пасха́ліи, авторъ изучилъ и связанную съ нею церковно-богословскую литературу въ самомъ широкомъ діапазонѣ.
Послѣ краткой исторіи вы́работки и развитія разныхъ календарныхъ системъ въ древнемъ мірѣ, особенно Егνптѣ, авторъ перешелъ и къ системѣ, вошедшей въ жизнь подъ именемъ Юліанскаго календаря. Первый Вселенскій Соборъ положилъ ее въ основу церковнаго Юліанскаго календаря и пасхаліи. Такимъ образомъ, отказъ отъ этого календаря и переходъ къ католическому, есть неканоническое нарушеніе рѣшенія Перваго Вселенскаго Собора, о чемъ мы подробно скажемъ ниже. Работа Зелинскаго показываетъ, какія трудности обнаруживаются въ согласованіи остального Церковно-Богослужебнаго года съ пасхаліей при употребленіи Григоріанскаго календаря.
Зелинскій пишетъ: «...собственно Юліанскій календарь просуществовалъ недолго – отъ реформы своего основателя (46 г. до нашей эры) и до Нике́йскаго Собора, со́званнаго Константиномъ Великимъ въ 325 году нашей эры. Послѣ этого знаменитаго Собора, вы́работавшаго (въ числѣ важнѣ́йшихъ догматическихъ установленій) единыя правила вычисленія Пасхи и единую эру отъ «Сотворенія міра» для всѣхъ хрiстіанъ, календарь Юлія Цезаря превратился въ церковный Юліанскій календарь и въ такомъ усложненномъ видѣ болѣе тысячелѣтія служилъ въ качествѣ универсальнаго календаря всего хрiстіанскаго средневѣковья».
«По сути дѣла, церковный Юліанскій календарь и былъ тѣмъ Великимъ индиктіо́номъ, или Міротворнымъ кру́гомъ, которому посвящена настоящая работа».
«Съ астрономической точки зрѣнія суть нике́йской реформы календаря заключалась въ томъ, что въ юліа́нскую систему времясчисленія, строго оріентированную по солнцу (т.-е. исходящую изъ средней величины солнечнаго года въ 365,25 дней), было введено «лунное теченіе», т.-е. движеніе луны со смѣной ея фазъ. Послѣднее было вызвано необходимостью точной фиксаціи главнаго Хрiстіанскаго Праздника Пасхи и связанныхъ съ нею переходящихъ двунадеся́тыхъ Праздниковъ. Но Пасха хрiстіанъ въ свою очередь исторически зависѣла отъ Ветхозавѣтной Іудейской Пасхи, которая со временъ Моνсея праздновалась евреями только въ полнолуніе. Вотъ откуда возникла необходимость въ церковномъ календарѣ хрiстіанъ соединить ритмъ луны съ ритмомъ солнца. Въ своемъ реформированномъ видѣ церковный Юліанскій календарь не только выполнилъ эту задачу, отвѣчающую требованіямъ церковнаго Богослуженія, но и положилъ предѣлъ спорамъ между Римомъ, Константинополемъ и другими Церква́ми по поводу того, когда же именно слѣдуетъ праздновать Новозавѣтную Пасху и какими правилами надо для этого руководствоваться» (стр. 67-68).
Зелинскій подробно объясняетъ всю сложность задачи, стоявшей передъ Отцами Перваго Вселенскаго Собора. Онъ опредѣляетъ ее какъ нахожденіе способа связать ритмъ луны съ ритмомъ солнца:
«...при этомъ выразить эту связь въ такихъ математическихъ величи́нахъ, которыя могли бы лечь въ основу лунно-солнечнаго календаря, – именно такъ можно сформулировать эту задачу древнихъ» (стр. 68).
Высказавъ рядъ общихъ календарно-астрономическихъ соображеній, Зелинскій приходитъ къ опредѣленному выводу:
«...хрiстіане пасхали́сты, слѣдуя Еνангельской традиціи и послѣдовательности событій, связанныхъ съ послѣдней Недѣлей жизни Іисуса Хрiста, совершенно сознательно стремились къ тому, чтобы Новозавѣтная Пасха, съ одной стороны сохранила свою историческую связь съ Пасхой Ветхозавѣтной, а съ другой – была бы полностью независима отъ нея. Данное обстоятельство было столь важно, что хрiстіанская Пасха стала изъ-за этого подвижнымъ Праздникомъ, т.к. въ противномъ случаѣ ука́занныхъ условій нельзя было соблюсти. Въ этомъ смыслѣ метоносозиге́новскій циклъ оказался для нихъ идеальнымъ инструментомъ. Основанный на немъ календарно-астрономическій механизмъ хрiстіанской пасха́ліи, какъ мы могли убѣдиться, совершенно не зависимъ отъ механизма пасха́ліи еврейской.
Конечно, никто не станетъ оспаривать, что съ точки зрѣнія соотвѣтствія астрономическимъ полнолуніямъ Ветхозавѣтная Пасха не оставляетъ желать ничего лучшаго. Но хрiстіанскіе пасхали́сты, вѣроятно, прекрасно отдавали себѣ отчетъ въ томъ, что придерживаться такъ наз. астрономической точности въ календарномъ дѣлѣ – вещь совершенно невыполнимая и ненужная одновре́менно. Въ са́момъ дѣлѣ, та точность въ отношеніи полнолуній, которой отличается еврейская пасха, таитъ въ себѣ неточность въ отношеніи солнца (которая даетъ знать въ размѣрѣ однихъ сутокъ за 210 лѣтъ), посколько средняя длина еврейскаго года, построеннаго по циклу Гиппа́рха превышаетъ его тропическую величину (365 град. 5 час. 48 мин. 46 сек.).
Такимъ образомъ, если условныя (сνмволическія) даты 14 Нисана хрiстіанской пасха́ліи опережаютъ равноде́нствіе со скоростью однихъ сутокъ за 128 лѣтъ, то реальныя (астрономическія) значенія еврейской пасха́ліи опережаютъ равноде́нствіе со скоростью 210 лѣтъ. Послѣдняя происходитъ оттого, что въ календарно-астрономическомъ планѣ движенія луны невозможно соединить съ движеніемъ солнца, невозможно длину луннаго мѣсяца совмѣстить съ продолжительностью солнечнаго года. Въ этомъ смыслѣ любой лунно-солнечный календарь, да и любой календарь вообще, не будетъ абсолютно точнымъ, посколько понятіе «точность» здѣсь вещь весьма относительная. Поэтому, примѣнительно къ календарному дѣлу рѣчь можетъ идти не о какой-то абстрактной «астрономической точности», а о нѣ́которыхъ среднихъ значеніяхъ, выводимыхъ изъ строгихъ ритмическихъ соотношеній слагаемыхъ, и́бо любое нарушеніе календарнаго ритма – это нарушеніе не только исторической или календарно-астрономической хронологіи, – это нарушеніе жизни вообще. Ритмическія календа́рныя соотношенія цикли́чны въ своей основѣ, будь то движеніе луны, солнца или совмѣщеніе обоихъ. Поэтому, любая попытка закрѣпить въ календарѣ что-то «навѣчно» обречена въ конечномъ счетѣ на неудачу» (стр. 84-85).
Зелинскій считаетъ, что григоріанская реформа какъ разъ и была проведена изъ-за стремленія закрѣпить «навѣчно» то, что въ календарѣ совершенно невозможно. Признавая, что астрономическая точность въ Григоріанскомъ календарѣ превышаетъ точность Юліанскаго, Зелинскій однако пишетъ, что «ошибка все равно есть, и она будетъ наростать со временемъ». Однако, Зелинскій видитъ большое преимущество Юліанскаго календаря передъ Григоріанскимъ въ томъ, что у него періодъ изъ цѣлаго числа дней короче. Въ Юліанскомъ календарѣ такой періодъ составляетъ 4 года, въ то время какъ въ Григоріанскомъ 400.
«Если же мы вспомнимъ, – пишетъ Зелинскій, – что су́щность любого календарнаго періода заключается въ минимальномъ отрѣзкѣ изъ цѣлаго числа дней, по истеченіи котораго погашается нѣ́которая ошибка противъ при́нятой средней длины года, то съ этой точки зрѣнія григоріане усложнили календарь, введя въ міровую хронологію календарный періодъ такой огромной продолжительности. Помимо этого, средняя длина григоріанскаго столѣтія (изъ-за введенія високо́сныхъ вѣко́въ) оказалась ра́вной дробному числу дней (3624,25 дней), что уже само по себѣ выглядитъ достаточно странно съ точки зрѣнія элементарной хронологіи» (стр. 86-87).
Зелинскій видитъ одну изъ причинъ Григоріанской реформы въ заботѣ Папы о возвращеніи даты весенняго равноденствія къ датѣ Перваго Вселенскаго Собора. Постепенное опереженіе Юліанскимъ календаремъ весенняго равноденствія вызвало тревогу, что Пасха, какъ весенній Праздникъ, постепенно сдвинется къ лѣту и этимъ вызовется угроза, что нарушится ея́ традиціонное весеннее положеніе въ году.
«Поскольку весеннее равноденствіе ко времени григоріанской реформы па́дало уже не на 21 Марта, а на 11 Марта, то для того, чтобы вернуть его на прежнее мѣсто, и было добавлено 10 дней», пишетъ Зелинскій (стр. 87).
«Но, – продолжаетъ онъ, – исправляя то, что казалось ему нарушеніемъ церковныхъ каноновъ празднованія Пасхи, Римъ какъ разъ и нарушилъ одинъ изъ основныхъ каноновъ главнаго хрiстіанскаго Праздника. Такъ, 1-е правило Антіохійскаго Собора гласитъ: «А́ще же кто изъ предстоя́телей Це́ркви, Епископъ или пресви́теръ, или діа́конъ, послѣ сего́ опредѣленія дерзне́тъ къ развращенію людей и къ возмущенію Церкве́й особиться и вмѣстѣ съ іудеями соверша́ти Пасху, такова́го Святы́й Соборъ осуждаетъ быть чу́ждымъ Церкви». Это рѣшеніе Антіохійскаго Собора повторяется и въ «Ни́коновской Ко́рмчей». Само́ собой разумѣется, что въ этомъ правилѣ не надо усматривать никакой анти-іудейской направленности. Рѣчь шла просто о томъ, чтобы сохранить именно ту послѣдовательность событій, которая изложена Еνангельской исторіей и закрѣплена хрiстіанской традиціей. Су́щность же этой послѣдовательности заключается въ томъ, что распятіе Хрiста произошло въ канунъ Іудейской Пасхи (14 Ниса́на), а Воскресеніе – на другой день послѣ нея́ (16 Ниса́на). Масштабы времени небольшіе, но масштабы событій (для традиціональной хрiстіанской исторіи) таковы́, что не могутъ мѣняться мѣстами» (стр. 87-88).
Зелинскій отмѣчаетъ, что по причинамъ чисто астрономическаго характера, въ средніе вѣка быва́ли случаи, когда іудейская пасха совпадала съ Пасхой западныхъ хрiстіанъ, но до реформы никогда не случалось, чтобы Пасха хрiстіанъ наступала прежде еврейской. Онъ объясняетъ почему это невозможно:
«и́бо уже ранніе хрiстіане отдавали себѣ ясный отчетъ въ томъ, что въ ми́стико-сνмволическомъ планѣ Новозавѣтная Пасха означаетъ замѣну Ветхозавѣтнаго жертвоприношенія а́гнца Искупительной Жертвой Іисуса Хрiста, Который предстае́тъ въ ней какъ «А́гнецъ Божій», Который беретъ на Себя грѣхъ міра» (Іоан. 1:29).
«Поэтому, съ традиціонной точки зрѣнія мѣнять время отъ времени послѣдовательности этихъ событій въ ежегодномъ памятова́ніи о нихъ (т.-е. праздновать Пасху до наступленія дня Распя́тія по іудейскому календарю, – Е. Г.) значитъ вольно или невольно искажать ихъ смыслъ. Остается въ какой-то мѣрѣ загадкой, почему же католическая церковь все же пошла на это?» (стр. 88-89).
Зелинскій замѣчаетъ, что за одно столѣтіе (1851 по 1950) католическая Пасха пятнадцать разъ наступала прежде еврейской. По приведенной имъ цитатѣ изъ бу́ллы Папы Григорія XIII «Inter Gravissimas» отъ 24 Февраля 1582 года видно, что Папа надѣялся «не только возстановить равноденствіе на и́здревле назначенномъ ему мѣстѣ, отъ котораго со времени Никейскаго Собора оно отступило на 10 дней приблизительно, и XIV лунѣ вернуть ея́ мѣсто, отъ котораго оно въ настоящее время на четыре или пять дней отходитъ, но и установить также способъ и правила, которыми будетъ достигнуто, чтобы въ будущемъ равноденствіе и XIV луна со своихъ мѣстъ никогда не сдвигались».
Зелинскій по этому поводу замѣчаетъ:
«Такимъ образомъ, налицо были намѣ́ренія внести радикальныя улучшенія въ хрiстіанскій календарь, который дѣйствовалъ къ тому времени уже свыше 1.000 лѣтъ. И забыта была, кажется, только одна простая истина, а именно то, что въ календарѣ ничего нельзя закрѣпить «навѣчно», что категорія «вѣчности» если и можетъ относиться къ чему-нибудь, то только не къ календарно-астрономическимъ величи́намъ, которыя суть время, а слѣдовательно – измѣненіе.
Несмотря на то, что точность Григоріанскаго календаря въ отношеніи величины́ тропическаго солнечнаго года довольно высока́, она все равно даетъ ошибку, ра́вную однимъ суткамъ за 3.280 лѣтъ... Что же касается луны, то ошибка здѣсь неизмѣри́мо больше: почти такъ же какъ и въ еврейскомъ календарѣ, примѣрно за каждые 210 астрономическія пасхальныя полнолунія католиковъ будутъ уходитъ впередъ отъ равноденствія на однѣ сутки. Не трудно представить себѣ, что спустя 1.000 лѣтъ тѣ полнолунія 14 луны, которыя считались первыми послѣ равноденствія, окажутся вторыми, т.-е. опять нарушится правило Никейскаго Собора въ томъ его буквальномъ пониманіи, которое было при́дано ему григоріанской реформой.
О чемъ это свидѣтельствуетъ? Только объ одномъ: о невозможности достичь того, о чемъ мечталъ Папа Григорій XIII, т.-е. о томъ, «чтобы въ будущемъ равноденствіе и XIV луна со своихъ мѣстъ никогда не сдвигались». Отдавали-ли себѣ отчетъ въ этихъ простыхъ выводахъ составители григоріанской реформы? Надо думать, что да, но суть дѣла не мѣнялась, поскольку дни находились во власти цѣлаго комплекса культурно-историческихъ и соціально-психологическихъ причинъ, подготовившихъ то, что мы называемъ эпохой «Новаго времени» (стр. 90).
Здѣсь авторъ, очевидно, имѣетъ въ виду узко-конфессіона́льные интересы католичества въ борьбѣ съ Восточно-Православной Церковью.
Въ то время какъ вырабатывался Григоріанскій календарь, составлялся и несогласный съ нимъ трактатъ ученаго Жо́зефа Скаллиге́ра, напечатанный въ 1583 году подъ заглавіемъ «Новый трудъ по улучшенію счета времени», вышедшій почти одновре́менно съ григоріанской реформой. Онъ настаивалъ, что только Юліанская календа́рно-хронологи́ческая система можетъ обезпечить непрерывный счетъ дней въ міровой хронологіи, и́бо счетъ по ней можно вести непрерывно и послѣдовательно въ теченіе всего періода, начиная съ любой условной начальной даты.
«Именно поэтому, – пишетъ Зелинскій, – счисленіе юліанскими днями лежитъ въ основѣ всѣхъ хронологическихъ и астрономическихъ разсчетовъ, независимо отъ того, направлены-ли они въ прошлое, или будущее. Солнечныя и лунныя затменія, максимумы и минимумы перемѣнныхъ звѣздъ и многія другія астрономическія явленія можно выразить опредѣленнымъ положительнымъ числомъ солнечныхъ сутокъ только при счетѣ юліанскими днями» (стр. 90).
«Юліанскій періодъ Скаллиге́ра получилъ не меньшее значеніе въ міровой исторической хронологіи, такъ какъ далъ возможность связать различныя календарныя даты, выразивъ ихъ чрезъ юліанскіе дни. Врядъ-ли нужно подчеркивать, что всѣми своими достоинствами указанный періодъ обязанъ своему древнему прототи́пу – Великому міротво́рному кругу Нике́йской пасха́ліи. Въ этомъ смыслѣ парадоксальнымъ остается фактъ, что тотъ самый періодъ, безъ котораго не можетъ обходиться астрономія и хронологія нашихъ дней, былъ признанъ Папой Григоріемъ XIII непригоднымъ для календаря.
Поэтому не слѣдуетъ удивляться тому, что въ са́момъ концѣ прошлаго вѣка при обсужденіи возможности и цѣлесообразности перехода Росіи на Григоріанскій стиль, одинъ изъ образо́ваннѣйшихъ людей своего времени В.В. Бо́лотовъ (Докторъ церковной исторіи, профессоръ Петербургской Духовной Академіи 1854-1900 гг.), принимавшій участіе въ Комиссіи по вопросу о реформѣ календаря въ Росіи, такъ высказался по этому поводу: «Самъ я отмѣну юліанскаго стиля въ Росіи нахожу отнюдь нежелательною. Я по прежнему остаюсь рѣшительнымъ почитателемъ календаря Юліанскаго. Его чрезвычайная простота составляетъ его научное преимущество передъ всякими другими календарными исправленіями. Думаю, что культурная миссія Росіи по этому вопросу состоитъ въ томъ, чтобы еще нѣ́сколько столѣтій удержа́ть Юліанскій календарь и черезъ то обле́гчить для западныхъ народовъ возвращеніе отъ не нужной никому григоріанской реформы къ неиспорченному старому стилю» (стр. 106).
Вмѣстѣ съ Бо́лотовымъ, при обсужденіи возможности календарной реформы рѣшительнымъ сторонникомъ Юліанскаго календаря выступилъ и другой великій рускій ученый мірового масштаба Менделѣ́евъ. Тако́въ же былъ взглядъ и великаго астронома Копе́рника, отказавшагося принимать участіе въ подготовкѣ Григоріанской реформы, которая выраба́тывалась уже на Латера́нскомъ соборѣ 1514 г.
Интересенъ также отзывъ извѣстнаго астронома, дѣйствительнаго члена Рускаго Астрономическаго Общества Е.А. Предте́ченскаго, котораго тоже цитируетъ Зелинскій. Отдавая дань первымъ составителямъ Великаго индиктіо́на, онъ писалъ:
«Этотъ коллективный трудъ, по всей вѣроятности многихъ неизвѣстныхъ авторовъ, выполненъ такъ, что до сихъ поръ остается непревзойденнымъ. Позднѣ́йшая Римская пасха́лія, при́нятая теперь западной церковью, является по сравненію съ Александрійской до такой степени тяжеловѣ́сною и неуклю́жею, что напоминаетъ лубо́чную картинку рядомъ съ художественнымъ изображеніемъ того же предмета. При всемъ томъ, эта страшно сложная и неуклюжая машина не достигаетъ еще и предполо́женной цѣли» (стр. 99-100).
Мы читали разныя работы, посвященныя календарному стилю и, надо сказать, что ни одна изъ нихъ не можетъ сравниться съ изслѣдованіемъ Зелинскаго ни по научному обоснованію, ни по ясности изложенія. Работа его замѣчательна и тѣмъ, что въ ней проявляется такое глубокое пониманіе связанныхъ съ календаремъ и пасха́ліей церковныхъ матеріаловъ и соображеній. Мы дали лишь очень краткое ея́ изложеніе, опуская очень много, особенно изъ научнаго астрономическаго матеріала, мало доступнаго для читателя безъ спеціальной подготовки. Мы надѣемся, что вся работа Зелинскаго вскорѣ будетъ напечатана для зарубежныхъ читателей. Это, однако, займетъ нѣкоторое время, а между тѣмъ, вопросъ о календарѣ широко обсуждается. Даже въ нашемъ сокращеніи, читатель увидитъ, что вопреки увѣре́ніямъ модернистовъ, Григоріанскій календарь отнюдь не является прогрессомъ въ области науки, а напротивъ – отъ лучшаго ведетъ людей къ худшему и ради этого худшаго вноситъ раздѣленіе.
Впрочемъ, надо имѣть въ виду, что астрономическая сторона дѣла имѣетъ отнюдь не главное значеніе. Кто изъ нашихъ прихожанъ и духовенства имѣетъ большія знанія въ спеціальной области астрономіи? Не только изъ-за астрономической точности мы придерживаемся Юліанскаго календаря. Гораздо важнѣе Богослужебная и даже догматическая сторона этого дѣла. Именно она задѣваетъ хрiстіанское сознаніе и совѣсть вѣрующихъ.
Нике́йскіе Отцы, поставившіе на твердую почву календарь въ примѣненіи къ Богослужебной жизни Церкви, какъ это видно изъ замѣчательнаго труда Зелинскаго, несомнѣ́нно были умудрены́ Духомъ Святымъ. Ихъ богодухнове́нный трудъ вошелъ въ Церковное Преданіе. Тысячу лѣтъ онъ соблюдался и Римской Церковью, до постепеннаго уклоненія ея́ отъ Православія. Утрата его сказалась и на желаніи измѣнить календарь.
Между тѣмъ, Свят. Василій Великій въ 87 и 91 правилахъ объясняетъ, что храненіе преданія и древняго обычая имѣетъ такое же значеніе какъ и храненіе писаннаго Догмата. По 91 правилу:
«изъ сохране́нныхъ въ Церкви Догма́товъ и проповѣ́даній, нѣ́которыя мы имѣемъ отъ пи́сьменнаго наставленія, а нѣ́которыя прія́ли отъ Апостольскаго Преда́нія, по прее́мству въ тайнѣ, и тѣ и другія имѣютъ едину и ту же силу для благочестія. И сему́ не воспрекосло́витъ никто, хотя́ ма́ло свѣ́дущій вѣ установле́ніяхъ церковныхъ. И́бо а́ще предпріи́мемъ отверга́ти непи́санные обычаи, а́ки не вели́кую имѣ́ющіе силу, то непремѣ́нно повредимъ Еνангелію въ главныхъ предметахъ, или па́че сократимъ проповѣдь въ еди́ное имя безъ самыя́ ве́щи».
Знаменитый канонистъ Еп. Никоди́мъ Ми́лашъ въ толкованіи 87 правила Свят. Василія Великаго, пишетъ: «Относительно обычая Василій Великій говоритъ, что первое и самое важное въ подобнаго рода вопросахъ – имѣть въ виду обычай, и́бо обычай имѣетъ силу закона. Обычай всегда въ Церкви имѣлъ одинаковое значеніе съ закономъ, если только имѣлъ Церковью опра́вданное основаніе и если освященъ древностью употребленія».
Юліанскій календарь съ пасха́ліей былъ при́нятъ Первымъ Никейскимъ Соборомъ и освященъ употребленіемъ въ Церкви болѣе тысячелѣтія. Поэтому, отказъ отъ него или нарушеніе его, является уже нарушеніемъ Догмата о Церкви. Понятно, что православная совѣсть съ этимъ не мирится и люди, хранящіе ее, отходятъ отъ совершающихъ такой грѣхъ Епископовъ.
Подъ вліяніемъ духа модернизма, теперь очень легко смотрятъ на древнія опредѣленія, сдѣланныя отъ лица всей Православной Церкви. По выраженію 7 прав. VII Вселенскаго Собора «грѣхамъ предваря́ющимъ и другіе грѣхи послѣ́дуютъ». Именно этимъ духомъ и можно объяснить то, что опредѣленіе Вселенскаго Собора и почти двухъ-тысячелѣтній обычай всей Церкви въ отношеніи календаря стали послѣ 1920 г. пересматриваться отдѣльными Церква́ми, не считавшимися со всѣми остальными Церква́ми, оставшимися вѣрными Преданію. Переходомъ на новый календарь, тѣмъ болѣе, что это совершалось даже не всею полнотою Церкви, нарушалось то самое, что лежало въ основѣ Никейскаго опредѣленія о пасха́ліи. Вѣдь, какъ мы уже упомяну́ли, Первый Вселенскій Соборъ ставилъ цѣлью именно то, чтобы вся Церковь одновре́менно едины́ми усты́ и еди́нымъ се́рдцемъ праздновала Св. Пасху и всѣ прочіе Праздники. Никейскій Соборъ не столько былъ озабоченъ астрономической точностью (хотя и старался по возможности соблюсти ее), сколько единствомъ молитвенной жизни всѣхъ Помѣстныхъ Церквей.
Какъ извѣстно, дѣянія Перваго Вселенскаго Собора письменно не сохранились, но о нихъ подробно написалъ Св. Императоръ Константинъ (полный текстъ см. ниже):
«...Здѣсь также было изслѣдовано и касательно Святѣ́йшаго дня Пасхи, и общимъ мнѣніемъ при́знано за бла́го всѣмъ хрiстіанамъ, въ какой бы странѣ они ни жили, совершать спасительный Праздникъ Святѣйшей Пасхи въ одинъ и тотъ же день. И́бо, что можетъ быть прекраснѣе и торжественнѣе, когда Праздникъ, вселяющій въ насъ надежду безсмертія, совершается всѣми неизмѣнно, по одному чи́ну, и устано́вленнымъ порядкомъ? Прежде всего показалось неприличнымъ совершать сей Святѣйшій Праздникъ вмѣстѣ съ іудеями, которые, осквернивъ свои руки беззаконнымъ дѣломъ, справедливо поражены́, какъ нечистые, душевною слѣпотою...»
«Намъ указанъ Спасителемъ иной путь; нашему свяще́ннѣйшему Богопочита́нію прили́чествуетъ свой порядокъ времени и свой законъ... А если бы все это и не́ было вамъ предложено, то ваше благоразуміе само́ должно всячески заботиться, чтобы чистыя наши ду́ши ни въ чемъ не сообщались и не сходились съ обычаями людей самыхъ негодныхъ. Кромѣ того, слѣдуетъ также сообрази́ть, что разногласіе въ такомъ дѣлѣ и касательно такого важнаго Праздника Вѣры крайне не согласно съ благочестіемъ... Размыслите сами по вашей святости, какъ не хорошо и несообра́зно то, что въ извѣстное время одни соблюдаютъ посты́, а другіе совершаютъ пиры́, и при томъ, послѣ дней Пасхи, одни проводятъ время въ празднованіи и покоѣ, а другіе держатъ устано́вленные посты́. Поэтому Божественный Промыслъ благоволилъ, чтобы это было надлежа́щимъ образомъ исправлено и подведено подъ одно правило... Коротко сказать: по общему суду всѣхъ постано́влено, – Святѣ́йшій Праздникъ Пасхи совершать всѣмъ въ одинъ и тотъ же день. Не пристойно быть разногласію въ отношеніи къ столь священному предмету, и лучше слѣдовать такому постановленію, въ которомъ нѣтъ никакой примѣси чу́ждаго заблужденія и грѣха. Устроенное по боговдохнове́нному разсужденію столькихъ Святыхъ Епископовъ съ радостью пріимите, какъ высшій даръ и какъ поистинѣ Божественную Заповѣдь: и́бо все, что постано́влено на Святыхъ Соборахъ Епископовъ, должно быть припи́сано Божественной волѣ. И такъ, объявивъ постановленія Собора всѣмъ возлюбленнымъ братіямъ нашимъ, вы должны приня́ть и привести въ дѣйствіе какъ то, о чемъ было гово́рено прежде, т.-е. упомя́нутый образъ Вселенской Вѣры, такъ и соблюденіе Святѣ́йшаго дня Пасхи...»
Соборъ въ Константинополѣ 20 Ноября 1583 года въ отвѣтъ на предложеніе Рима о приня́тіи новаго календаря издалъ опредѣленіе, въ которомъ предава́лись анаѳемѣ всѣ римо-католическія новшества. Седьмой пунктъ этого опредѣленія относится къ календарю. Онъ гласитъ, что:
«Кто не слѣ́дуетъ обычаямъ Церкви и тому, какъ приказали семь Святыхъ Вселенскихъ Соборовъ о Святой Пасхѣ и мѣсяцесло́вѣ и до́брѣ законоположи́ли намъ слѣдовать, а желаетъ слѣдовать Григоріанской пасха́ліи и мѣсяцесло́ву, тотъ, какъ и безбожные астрономы, противодѣйствуетъ всѣмъ опредѣленіямъ Святыхъ Соборовъ и хочетъ имъ измѣнить и ослабить, да будетъ анаѳема – отлученъ отъ Церкви Хрiстовой и собранія вѣрныхъ».
Спрашивается: если вся Православная Церковь такъ вѣровала въ 325 году и повторила это въ 1583 году и вновь черезъ 10 лѣтъ послѣ того въ лицѣ четырехъ Патріарховъ, представителя Руской Церкви и многихъ Епископовъ, то что же измѣнилось съ тѣхъ поръ? Развѣ потеряло свое значеніе то единство Православной Вѣры и церковной молитвы, ради которыхъ трудились Отцы Перваго и послѣдующихъ Вселенскихъ Соборовъ? Они заботились о томъ, чтобы весь православный міръ одновре́менно отмѣчалъ Праздники. Между тѣмъ, въ двадцатыхъ годахъ нашего столѣтія, Помѣстныя Церкви, начиная съ Греческой, стали вводить новый календарь, не заботясь о томъ, что ихъ братья въ другихъ Церква́хъ (Іерусалимской, Руской, Сербской и, тогда еще Болгарской) продолжаютъ хранить древній порядокъ.
Нельзя къ тому же не обратить вниманія на то, что самое́ введеніе Григоріанскаго календаря проводилось совершенно неканоническимъ путемъ и неправдиво, съ цѣлью совсѣмъ противоположной опредѣленіямъ Перваго Вселенскаго Собора.
Все началось съ того, что въ Февралѣ 1923 года въ Греческомъ Королевствѣ, для гражданской жизни, ввели Григоріанскій календарь, но при этомъ было объявлено, что въ Церкви остается въ силѣ Юліанскій календарь. Между тѣмъ, вслѣдъ за этимъ Архіепископомъ Аѳинскимъ былъ избранъ Хризосто́мъ Пападо́пулосъ. Онъ заявилъ на Соборѣ, что надо перемѣнить церковный календарь такъ, чтобы онъ былъ одинаковъ съ гражданскимъ. Соборъ призналъ, однако, что сперва надо посовѣтоваться съ другими автокефа́льными Церква́ми, особенно Константинопольской.
Вторично со́званный Соборъ въ Декабрѣ того же года постановилъ, что ввиду смущенія въ простомъ народѣ отъ наличія двухъ календарей одновре́менно, надо принять гражданскій календарь, опять добавивъ, что сначала надо достигнуть соглашенія со всѣми другими Церква́ми, особенно Константинопольской. Между тѣмъ, Архіепископъ Хризосто́мъ въ началѣ Января 1924 года предложилъ «среднее» рѣшеніе: принять новый календарь со старой пасха́ліей. Все дѣло велось съ такой поспѣшностью, что уже 20 Января 1924 года было получено согласіе Константинополя, а 23 Марта того же года Греческая Церковь перешла на новый календарь, не дожидаясь рѣшенія другихъ Православныхъ Церквей.
Епископъ Паνелъ, въ своей очень авторитетной статьѣ, помѣщенной въ оффиціальномъ органѣ Сербской Патріархіи «Гла́сникъ» (Ноябрь 1982 г.) не находитъ объясненія для такой поспѣшности. Онъ удивляется, что это сдѣлалъ Архіепископъ Хризосто́мъ, который самъ же участвовалъ въ Государственной Комиссіи въ 1923 году постановившей: «принимая во вниманіе, что Греческая Церковь, какъ и другія автокефа́льныя Це́ркви, хотя и независимы внутренне, все-таки тѣсно связаны другъ съ другомъ и объединены принципомъ духовнаго единства Церкви, составляя единую Православную Церковь и, слѣдовательно, ни одна изъ нихъ не можетъ отдѣлиться отъ другихъ и приня́ть новый календарь безъ того, чтобы стать схизмати́ческой въ отношеніи другихъ». Епископъ Паνелъ замѣчаетъ, что принимая вопреки сему столь поспѣшно новый календарь, Греческая Церковь забыла и приведе́нное опредѣленіе, и прежнія принципіальныя заявленія въ посланіи Патріарха Іоаки́ма III, а Константинопольскій Патріархъ забылъ постановленіе только полъ года передъ тѣмъ состоявшагося Совѣщанія (Май 1923 г.) въ его стольномъ городѣ. Въ обоихъ случаяхъ имѣлось въ виду, что такая реформа требуетъ общаго согласія всѣхъ Церкве́й и осторожности въ своемъ осуществленіи, чтобы не вызвать соблазна въ народѣ. Кстати сказать, на этомъ Совѣщаніи въ Константинополѣ участвовала и Руская Зарубежная Церковь въ лицѣ Архіепископа, впослѣдствіи Митрополита, Анастасія.
Для столь поспѣшнаго рѣшенія одной Церкви, вопреки рѣшенію Совѣщанія, представлялись разныя оправданія, которыя добросовѣстно приводятся Епископомъ Паνломъ.
Прежде всего, что Греческой Церкви было бы трудно не участвовать въ національномъ праздникѣ въ день Благовѣ́щенія, который будто бы уже собирались проводить по новому календарю. Впрочемъ, этотъ аргументъ, видимо, отпадаетъ, и́бо въ Королевскомъ указѣ о переходѣ Государства на новый календарь въ пар. 4 значилось: «національный праздникъ 25 Марта и всѣ праздничные особые дни, согласно существующимъ законамъ, будутъ сообразоваться съ Юліанскимъ календаремъ». Затѣмъ ссылались на то, что, де, введенія новаго календаря въ Церкви особенно добивался Король, что такое требованіе было предъявлено Правительствомъ и что югославянскій посолъ, якобы, толкнулъ на это Элладскую Церковь, завѣряя Архіепископа, что и Сербская Церковь присоединилась бы къ такому рѣшенію. На самомъ дѣлѣ она на это не согласилась. Съ церковной точки зрѣнія всякое давленіе гражданской власти, хотя бы и Короля, если оно даже и имѣло мѣсто, не должно было быть рѣшающимъ.
«Какъ бы то ни было, – пишетъ Епископъ Паνелъ, – эта поспѣшность безъ предварительнаго объясненія и приготовленія, вызвала одну изъ серьезныхъ проблемъ современной Греческой Церкви – старо-календарную» (стр. 276). Позднѣе, новый календарь приняли Церкви: Константинопольская, Александрійская, Антіохійская, Румынская и Болгарская. Послѣдняя сдѣлала это много лѣтъ спустя, уже въ совсѣмъ недавнее время, вѣроятно изъ угожденія коммунистическому правительству и Совѣту Церквей.
Итакъ, мы видимъ, что Греческая Церковь первая ввела календарную реформу, несогласи́мую съ принятой Первымъ Вселенскимъ Соборомъ пасха́ліей, отрываясь отъ единства Церкве́й въ соблюденіи Праздниковъ всею Церковью одновре́менно, достигнутымъ Первымъ Вселенскимъ Соборомъ.
Иначе говоря, это было рѣшеніе прямо противоположное той цѣли, которую въ отношеніи календаря поставилъ себѣ Никейскій Соборъ. Въ то время (1924 г.) категорически отказывались принять новый стиль Церкви: Александрійская, Антіохійская, Іерусалимская, Сербская и др. («Церковныя Вѣдомости» № 11 и 12, 1924 г., стр. 4).
Очень объективное изложеніе событій привело Епископа Паνла къ слѣдующему заключенію: «Видимо предполагалось, что если и не всѣ Церкви, то большинство Церкве́й приметъ это рѣшеніе и пе́рвенство введенія его разсматривалось какъ дѣло престижа. Возможность, что въ Греціи именно такъ и смотрѣли на это дѣло, видна изъ представленія ея́ представителя въ Константинополѣ, согласно которому, пользованіе новымъ календаремъ и измѣненіе пасха́ліи, имѣло бы «большое моральное значеніе и произвело бы большое впечатлѣніе на весь культурный міръ, какъ лишенное принужденія добровольное сближеніе двухъ хрiстіанскихъ міро́въ – Востока и Запада, въ празднованіи Великихъ Хрiстіанскихъ Праздниковъ» (стр. 276). Иначе говоря, нарушеніе единства въ соблюденіи Праздниковъ, установленнаго Никейскимъ Соборомъ, совершалось по политическимъ основаніямъ угожденія Греческому Правительству и для «сближенія двухъ міровъ» – православнаго и еретическаго. Реформа была введена въ угоду имъ, а не во имя соблюденія или укрѣпленія Православія. Сколько бы Церкве́й ни присоединилось въ этомъ къ Элладской Церкви – они присоединились не къ дѣлу укрѣпленія Православія, а ради сближенія съ ересями. Это было грѣхомъ противъ Православія. Если мы должны судить о дѣлахъ по плодамъ ихъ (Мѳ. 7:16), то мы видимъ, что грѣхъ нарушенія Никейскаго опредѣленія можетъ быть радуетъ еретико́въ, но зато разрушаетъ единство Православной Церкви.
Неправославность этого акта особенно ясна́, если сопоставить его съ непремѣ́ннымъ требованіемъ единства съ Преда́ніемъ для того, чтобы тотъ или иной актъ не отрывался отъ Православія. Объ этомъ, со свойственной ему ясностью пишетъ нашъ знаменитый канонистъ Епископъ Іоаннъ Смоленскій. «Итакъ, вотъ другое начало церковнаго законовѣ́дѣнія, на́чало основное – руководственное: неуклонное послѣдованіе Священнму Преданію Православно-Каѳоли́ческой Церкви... Только то, что есть въ Священномъ Преданіи или объясняется имъ, или согласно съ нимъ, должно быть признаваемо въ собственномъ смыслѣ каноническимъ, церковнымъ; все, неимѣющее основанія въ Преданіи и несогласное съ нимъ, хотя бы при́нятое тѣмъ или другимъ обществомъ Хрiстіанскимъ... не должно́ быть признава́емо каноническимъ, или принадлежащимъ Церкви Вселенской, а потому истиннымъ. Наконецъ все, что измѣняетъ Преданіе въ основныхъ права́хъ и установленіяхъ церковныхъ или подрываетъ силу его произволомъ мнѣній, или установле́ній человѣчес-

кихъ, все я́вно противное Преданію, должно быть отвержено, какъ ложное, проти́ву-церковное» (Архимандритъ Іоаннъ. Опытъ Курса Церковнаго Законовѣдѣнія. СПБ. 1851, разд. 1, стр. 23).
Такъ-ли важна́ астрономическая точность (притомъ, какъ мы видимъ, сомнительная), чтобы ради нея́ терять единство по всему міру молитвеннаго переживанія Праздниковъ? Неужели, одновре́менное празднованіе Рождества Хрiстова и другихъ Праздниковъ съ неправославными исповѣ́даніями оправдываетъ отдѣленіе отъ вѣрныхъ этому Отеческому Преданію Православныхъ Церквей? Еще хуже получалось въ Польской Церкви, а теперь въ Американской митрополіи, когда въ одной и той же епархіи одни приходы живутъ по Юліанскому календарю, а другіе, при томъ же епископѣ, по Григоріанскому. Ихъ епископъ, если онъ хочетъ посѣщать свою паству, долженъ въ одномъ приходѣ праздновать Рождество Хрiстово, а въ другомъ еще соблюдать Рождественскій постъ. Самъ онъ, значитъ, живетъ ни такъ, ни сякъ. Въ одной епархіи Американской митрополіи дѣло обстоитъ еще парадоксальнѣе: въ нѣ́которыхъ приходахъ епископа, включая и его каѳедральный соборъ, православные могутъ жить по разнымъ календарямъ, согласно вы́сказаннаго ими пожеланія. Епископъ обѣщалъ своей паствѣ, что даже если и одинъ прихожанинъ потребуетъ для себя службы по Юліанскому календарю – его просьба будетъ удовлетворена. Трудно себѣ представить худшую духовную позицію. Можно-ли назвать этотъ разбродъ Православіемъ? Тутъ возвращаются къ тому безпорядку, объ устраненіи котораго радостно возвѣщалъ міру Равноапостольный Императоръ Константинъ. Приведу еще разъ его слова: «Размы́слите сами по вашей свя́тости, какъ нехорошо и несообра́зно то, что въ извѣстное время одни соблюдаютъ посты́, а другіе совершаютъ пиры́, и потомъ, послѣ дней Пасхи, одни проводятъ время въ празднованіи и покоѣ, а другіе держатъ установленные посты́». Это сужденіе можно отнести не только къ Пасхѣ, но и вообще къ любому Празднику, начиная съ Рождества Хрiстова».
Первый Вселенскій Соборъ устранилъ такой разнобой между Церква́ми Востока и Запада. Тогда празднованіе Пасхи въ разное время совершалось по этимъ территоріямъ, но никому не могло прійти на умъ, чтобы вѣрующіе одной и той же епархіи, и даже того же прихода, и при томъ же самомъ храмѣ, жили по разнымъ календарямъ. Воистину, трудно вообразить такой дикій духовный разбродъ въ одной и той же общинѣ. Только экуменическіе принципы, не признающіе безусловной истины, но сводящіе ее на положеніе мнѣнія, могутъ приводить къ такому духовному абсурду.
Такимъ образомъ, изученіе вопроса о новомъ календарѣ неминуемо приводитъ насъ къ заключенію, что введеніе его съ самого начала было неканонично и содержало въ себѣ измѣну Православію. Присоединеніе къ этому впослѣдствіи, въ частности теперь, – есть присоединеніе къ грѣховно-неправославному акту. Никакое большинство не можетъ измѣнить этого положенія, какъ въ свое время большинство еретиковъ и захватъ ими власти въ той, или иной Церкви, не дѣлалъ ихъ православными.
Пусть не пугаютъ насъ тѣмъ, что новостильники могутъ оказаться въ большинствѣ. Православіе измѣряется не этимъ, а вѣрностью Преданію, единствомъ въ Вѣрѣ и жизни съ прежде отшедшими изъ этого міра Святыми Отцами. Мы вѣримъ, что они съ нами, а не съ отказавшимися отъ ихъ преданія. Мы видимъ, какъ прогрессируетъ модернизмъ и сбывается предупрежденіе седьмого правила Седьмого Вселенскаго Собора «и́бо грѣха́мъ предваря́ющимъ и другіе грѣхи послѣ́дуютъ».
Мы не удивимся, если въ угоду католикамъ послѣдуетъ принятіе предлагаемой ими Пасхи, факсируемой въ предѣлахъ одной апрѣ́льской недѣли. «Предваря́ющіе грѣхи́» уже налицо. Удивляться-ли, когда за ними и другіе грѣхи послѣдуютъ?
Источникъ: Епископъ Григорій (Граббе) РПЦЗ. «Церковь и ея ученіе въ жизни». (Собраніе сочиненій.) Томъ третій. – Джорданвилль: Тνпографія Преп. Íова Поча́евскаго, 1992. – С. 173-187.

Св. Равноапо́стольный Константинъ Великій († 337 г.).
Посланіе изъ Нике́и къ Епископамъ, не присутствовавшимъ на Соборѣ.
Державный Константинъ Церква́мъ и Епископамъ, не присутствовавшимъ на Святомъ и Великомъ Никейскомъ Соборѣ, желаетъ всякаго блага.
Усмотрѣ́въ изъ благополучнаго хода общественныхъ дѣлъ, какъ велика́ сила Божественной благодати, я положилъ первымъ долгомъ моимъ заботиться о томъ, чтобы между всѣми блаже́ннѣйшими общинами Вселенской Церкви соблюдалась единая Вѣра, искренняя любовь и согласное служеніе Вседержителю Богу. Но такъ какъ это не могло прійти въ неизмѣнный и твердый порядокъ до тѣхъ поръ, пока всѣ, или по крайней мѣрѣ весьма многіе Епископы, собравшись вмѣстѣ, не разсмотрѣли бы каждаго предмета, относящагося къ Божественной Вѣрѣ, то я собралъ въ Никею, сколько могъ, боголюбе́знѣйшихъ Епископовъ, и между ними, какъ-бы подобный вамъ (не стану скрывать отъ васъ, что чувствую великое утѣшеніе быть вашимъ сослужителемъ), присутствовалъ самъ на Соборѣ, гдѣ все было подверга́емо надлежа́щему изслѣдованію, дото́лѣ, пока мысль угодная Богу, назирающему все, не была́ выводима въ свѣтъ, такъ что всѣмъ становилась ясною, и пока неоставалось болѣе ничего, что служило бы поводомъ къ разномыслію или недоумѣнію относительно Вѣры. Здѣсь также было изслѣдовано и касательно святѣ́йшаго дня Пасхи, и общимъ мнѣніемъ при́знано за благо – всѣмъ хрiстіанамъ, въ какой бы странѣ они ни жили, совершать спасительный Праздникъ Святѣйшей Пасхи въ одинъ и тотъ же день. И́бо, что можетъ быть прекраснѣе и торжественнѣе, когда Праздникъ, вселяющій въ насъ надежду безсмертія, совершается всѣми неизмѣнно, по одному чи́ну, и установленнымъ порядкомъ? Прежде всего показалось неприличнымъ совершать сей Святѣ́йшій Праздникъ вмѣстѣ съ іудеями, которые, осквернивъ свои руки беззаконнымъ дѣломъ, справедливо поражены, какъ нечистые, душевною слѣпотою. Отвергнувъ ихъ обычаи, гораздо лучше будетъ – и на будущіе вѣ́ки продолжать тотъ истинный порядокъ, который соблюдали мы отъ са́маго времени страданій Господнихъ до нынѣ. Итакъ, да не будетъ у насъ ничего общаго съ ненавистнѣйше́ю іудейскою толпою. Намъ указанъ Спасителемъ иной путь; нашему свяще́ннѣйшему богопочте́нію прили́чествуетъ свой порядокъ времени и свой Законъ. Согласно держась его, возлюбленные братія, мы сами устранимъ отъ себя постыдное о насъ мнѣніе іудеевъ, которые страшно хвастаютъ будто независимо отъ ихъ постановленій мы уже и не можемъ сдѣлать этого. Да и о чемъ въ состояніи правильно мыслить тѣ, которые, совершивъ убійство Господа, помѣшались въ умѣ? He по разумному какому либо направленію идутъ они, но влекутся неудержимымъ стремленіемъ, куда бы ни направляло ихъ враждебное малоу́міе. Потому-то и въ настоящемъ случаѣ они не видятъ Истины; всегда заблуждая, какъ нельзя болѣе, они, вмѣсто надлежа́щаго исправленія, въ одномъ и томъ же году совершаютъ пасху два раза. Зачѣмъ же стали бы мы послѣдовать имъ, когда они очевидмо находятся въ величайшемь заблужденіи? Мы, конечно, не допустимъ у себя, чтобы Пасха въ одномъ и томъ же году совершалась дважды. А если бы все это и не было вамъ предложено, то ваше благоразуміе само́ должно всячески заботиться, чтобы чистыя ваши ду́ши ни въ чемъ не сообщались и не сходились съ обычаями людей самыхъ негодныхъ. Кромѣ того, слѣдуетъ также сообрази́ть, что разногласіе въ такомъ дѣлѣ и касательно такого важнаго Праздника Вѣры крайне несогласно съ благочестіемъ. Спаситель нашъ дарова́лъ намъ одинъ день для празднованія нашего освобожденія, т.-е. день Святѣ́йшихъ Страданій, и благоволилъ имѣть одну Вселенскую Свою Церковь, съ тѣмъ чтобы члены Ея́, какъ бы они ни были разсѣяны по различнымъ мѣстамъ, всѣ согрѣвались единымъ духомъ, т.-е. единою Божественною волею. Размыслите сами по вашей святости, какъ нехорошо и несообра́зно то, что въ извѣстное время одни соблюдаютъ посты́, а другіе совершаютъ пиры́, и потомъ, послѣ дней Пасхи, одни проводятъ время въ празднованіи и покоѣ, а другіе держатъ устано́вленные посты́. Поэтому Божественный промыслъ благоволилъ, чтобы это было надлежа́щимъ о́бразомъ исправлено и подведено́ подъ одно правило, на что, я думаю, всѣ согласятся. Когда же все это надлежа́ло исправить такъ, чтобы у насъ не оставалось ничего общаго съ тѣми отцеубійцами и господоубійцами, то прису́ждено всѣми принять тотъ порядокъ, какъ лучшій и благоприличный, который соблюдаютъ всѣ Церкви, находящіяся въ Западныхъ, Южныхъ и Сѣверныхъ областя́хъ Имперіи, и котораго не держатся только нѣкоторыя Восточныя Церкви. Думаю, что это будетъ пріятно и вашему благоразумію: наша разсудительность, конечно, съ удовольствіемъ приметъ то, что единомысленно и согласно соблюдается въ Римѣ и Италіи, во всей Африкѣ, Испаніи, Га́лліи, Британіи, Егνптѣ, Ливіи, въ цѣлой Греціи, въ областяхъ – азíйской, понтíйской и киликíйской, принимая во вниманіе не только большинство Церкве́й въ поимено́ванныхъ мѣстахъ, но и то, что общее согласіе въ этомъ по преимуществу должно быть для всѣхъ дѣломъ свяще́ннѣйшимъ. Да, кажется, и здравый смыслъ требуетъ тогоже, чтобы мы не имѣли никакого общенія съ клятвопресту́пными іудеями. Ко́ротко сказать: по общему суду всѣхъ постановлено – Святѣ́йшій Праздникъ Пасхи совершать всѣмъ въ одинъ и тотъ же день. He пристойно быть разногласію въ отношеніи къ столь священному предмету, и лучше слѣдовать такому постановленію, въ которомъ нѣтъ никакой при́мѣси чу́ждаго заблужденія и грѣха. Устро́енное по боговдохнове́нному разсужденію столькихъ и такихъ Святыхъ Епископовъ, съ радостію примите, какъ вы́шній даръ и какь по истинѣ Божественную Заповѣдь; и́бо все, что постано́влено на Святыхъ Соборахъ Епископовъ, должно быть припи́сано Божественной волѣ. Итакъ, объявивъ постановленія Собора всѣмъ возлюбленнымъ братіямъ нашимъ, вы должны принять и привести въ дѣйствіе какъ то, о чемъ было гово́рено прежде, т.-е. упомя́нутый образъ Вселенской Вѣры, такъ и соблюденіе Святѣ́йшаго дня Пасхи. Этого я желаю для того, чтобы я, когда исполнится да́внее мое желаніе – лично видѣть вашу любовь, могъ вмѣстѣ съ вами, въ одинъ и тотъ же день, праздновать Святѣйшій Праздникъ и вмѣстѣ съ вами радоваться о всемъ, – чтобы, видя жестокость діавола, укрощенною нашими дѣлами, при помощи благодати Божіей, и примѣчая повсюду процвѣтаніе нашей Вѣры, мира и единомыслія, мнѣ вознести вмѣстѣ съ вами благодарственное пѣніе къ Подателю всѣхъ благъ и Спасителю Богу. Богъ да сохранитъ васъ возлюбленные братія!
Печатается по изданію: «Дѣя́нiя Вселенскихъ Соборовъ», и́зданныя въ рускомъ переводѣ при Казанской Духовной Академiи. Томъ первый. – Казань: Въ тνпографiи Губе́рнскаго правленiя, 1859. – С. 180-185.
Нѣсколько словъ о старомъ стилѣ.
Вопросъ о томъ, по какому календарю намъ подоба́етъ жить, молиться и послѣдовательно совершать вѣчное спасеніе, является актуа́льнѣйшимъ вопросомъ нашего времени. Дѣло въ томъ, что при́нятый въ большинствѣ странъ міра, въ томъ числѣ и въ подсовѣтской Росіи, Григоріанскій календарь (или то, что мы называемъ календаремъ новаго стиля) съ точки зрѣнія астрономіи, находится въ противорѣчіи съ современной наукой, и посему́ исчисле́ніе юліанскйми днями (календарь стараго стиля, которымъ мы пользуемся въ Церкви) лежитъ въ основѣ всѣхъ хронологи́ческихъ разсчетовъ. Солнечныя и лунныя затмѣнія, ма́ксимумы и ми́нимумы перемѣнныхъ звѣздъ и многія другія астрономическія явленія можно выразить опредѣленнымъ положительнымъ числомъ солнечныхъ сутокъ только при счетѣ юліанскими днями. Знаменитый ученый Копе́рникъ отказался принимать участіе въ реформѣ папы Григорія XIII, ученый астрономъ Жозе́фъ Скаллиге́ръ, труды котораго имѣютъ до сего дня огромное значеніе въ міровой хронологіи, всталъ на защиту Юліанской системы хронологіи.
Рускіе ученые Бо́лотовъ, Менделѣ́евъ, Предте́ченскій, – всѣ безъ исключенія являлись сторонниками Юліанскаго календаря. Такъ В.В. Бо́лотовъ, одинъ изъ образо́ваннѣйшихъ людей своего времени, принимавшій участіе въ Комиссіи по вопросу о реформѣ календаря въ Росіи, такъ вы́сказался по этому поводу: «Самъ я отмѣну Юліанскаго стиля въ Росіи нахожу отнюдь не желательной. Я по-прежнему остаюсь рѣшительнымъ почитателемъ календаря Юліанскаго. Его чрезвычайная простота составляетъ его научное преимущество передъ всякими другими календарными исправленіями. Думаю, что культурная миссія Росіи по этому поводу состоитъ въ томъ, чтобы еще нѣ́сколько столѣтій удержать въ жизни Юліанскій календарь, и черезъ то обле́гчить для западныхъ народовъ возвращеніе отъ ненужной никому григоріанской реформы къ неиспорченному старому стилю».
Извѣстный современный рускій ученый А.Н. Зелинскій пишетъ по этому поводу въ своей книгѣ «Конструкти́вные принципы древнерускаго календаря» (Изд. «Наука», Москва, 1984 г.): «Позднѣ́йшая Римская пасха́лія, при́нятая теперь западной церковью, является, по сравненію съ александрійской, до такой степени тяжеловѣсной и неуклюжей, что напоминаетъ лубочную картинку рядомъ съ художественнымъ изображеніемъ того же предмета».
По отношенію же къ церковному ученію Григоріанскій календарь порвалъ съ Преданіемъ церковнымъ, попирая каноны Перваго Вселенскаго Никейскаго Собора о празднованіи Пасхи, Собора, въ которомъ принимали участіе представители Римскаго патріархата.
«Вѣра наша получила начало не отъ человѣкъ и не чрезъ человѣка, но чрезъ откровеніе Іисуса Хрiста, которое проповѣдывали Божественные Апостолы, утвердили Свв. Вселенскіе Соборы, пре́дали по прее́мству великіе мудрые учители вселенной и запечатлѣ́ли своею кровію Мученики. Будемъ же держаться исповѣ́данія, которое мы при́няли чистымъ отъ толи́кихъ муже́й, отвергая всякую новизну́, какъ внушеніе діавола» (Изъ Окружного посланія четырехъ Восточныхъ Патріарховъ 1848 г.)
_________________________________
Что касается нѣ́которыхъ Помѣ́стныхъ Православныхъ Церкве́й, приня́вшихъ Григоріанскій календарь, при соблюденіи Юліанской пасха́ліи, то эти Церкви согрѣшили противъ молитвенной собо́рности, тяжкій грѣхъ противъ единства Церкви, противъ Само́й Церкви, грѣхъ послѣдствія котораго трагически растутъ съ каждымъ днемъ.
Остается исторической загадкой до сего дня – почему ученые совѣтники папы римскаго, зная всѣ ошибки, недочеты своей реформы, все-таки ее осуществили.
Существуетъ въ исторіи міровой еще одна загадка – почему Ганиба́лъ, разгромивъ римскіе легіоны при Тразиме́нскомъ озерѣ не пошелъ сразу же на беззащитный Римъ и не покончилъ съ этимъ лютымъ врагомъ. Въ этомъ случаѣ духовная исторія міра намъ подсказываетъ, что Римъ былъ предназначенъ Промысломъ Божіимъ стать міровой столицей Имперіи, которая должна была послужить какъ бы я́слями Рождества Хрiстова, блага́я вѣсть о Которомъ по римскимъ доро́гамъ въ организо́ванномъ государствѣ легко и ско́ро распространилась по всему міру. Богъ запретилъ Ганибалу уничтожить Римъ!
Въ случаѣ реформы календаря, Римъ, оторвавшись отъ всѣхъ Вселенскихъ Православныхъ Патріархатовъ, почувствовалъ свое духовное одиночество, свою оставленность и холодъ и лихорадочно сталъ укрѣплять свой прима́тъ, свое міровое значеніе.
Это стра́стное движеніе души Рима заставило его идти противъ научной очевидности, противъ Преданія и каноновъ Церкви. Страсти наши заставляютъ гнуться разумъ, логику, знаніе. Это, по всей вѣроятности, случается не только съ отдѣльнымъ человѣкомъ, но и съ цѣлымъ обществомъ, народомъ и даже цѣлой отдѣльной Помѣ́стной Це́рковью и культурой. Какъ послѣдствіе календарной реформы, Римъ сталъ постепенно перемѣщать весь центръ своей духовной, богослужебной жизни съ Пасхи на Рождество Хрiстово, отчего процессъ дехрiстіаниза́ціи во всемъ западномъ мірѣ принялъ и принимаетъ грозные размѣры полной апостасíи.
Источникъ: Митрополитъ Виталій (Устиновъ), Первоiерархъ РПЦЗ съ 1985 по 2006 г. «Православная жизнь». Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь». «Нѣсколько словъ о старомъ стилѣ». Юбилейный сборникъ: Къ 50-лѣтію Архипастырства Митрополита Виталія. – Jordanville, 2001. – № 8 (619). – С. 16-17.

Новостильники – безъ Петро́ва поста.
По весьма древнему установленію нашей Святой Церкви, веду́щему свое начало отъ самыхъ Апостольскихъ временъ, въ Понедѣльникъ послѣ Недѣли Всѣхъ Святыхъ, слѣдующей за Пятидесятницей, начинается постъ, который носитъ названіе Апостольскаго, или Петрова поста, такъ какъ служитъ подготовкой къ Великому Празднику въ честь Свв. Первоверхо́вныхъ Апостоловъ Петра и Паνла, празднуемому 29 Іюня. Поскольку начало его зависитъ отъ дня празднованія Св. Пасхи, то онъ въ разные го́ды бываетъ неодинаковой продолжительности: при са́мой ранней Пасхѣ – шесть недѣль, а при самой поздней – недѣля и одинъ день.
Въ нынѣшнемъ году, при сравнительно поздней Пасхѣ, Православныя Помѣ́стныя Церкви, вве́дшія у себя, вскорѣ послѣ Первой Міровой войны, новый стиль, совсѣмъ лишили себя этого поста, и́бо, по новому стилю, въ этомъ году день памяти Свв. Первоверховныхъ Апостоловъ Петра. и Паνла пришелся въ Пятницу передъ Недѣлей Всѣхъ Святыхъ и, такимъ образомъ, постъ этотъ самъ собою уничтожился. То же самое случается всегда, когда Пасха приходится на 20 Апрѣля и позже: Петро́въ постъ у новостильниковъ тогда исчезаетъ.
Терпимо ли такое явленіе?
Ни въ ко́емъ случаѣ. О Церковномъ установленіи поста въ честь Свв. Апостоловъ, которые постомъ и молитвою приготовляли себя къ всемірной проповѣди Еνангелія, говорится еще въ Постановленіяхъ Апостольскихъ: «Послѣ Пятидесятницы празднуйте одну седмицу, а потомъ поститесь: справедливость требуетъ и радоваться по приня́тіи даро́въ отъ Бога и поститься послѣ облегченія пло́ти» (кн. 5, гл. 19). Начиная съ IV вѣка, мы находимъ цѣлый рядъ святооте́ческихъ свидѣтельствъ, подчеркивающихъ высокое уваженіе, которымъ пользовался этотъ постъ у хрiстіанъ того времени. Упоминаютъ о немъ Свв. Аѳана́сій Великій, Амвро́сій Медіола́нскій, Левъ Великій и Ѳеодори́тъ Ки́ррскій. Особенно обстоятельно и вразумительно говоритъ о смыслѣ и значеніи Апостольскаго поста Св. Папа Левъ Великій: «Послѣ продолжительнаго Праздника Пятидесятницы постъ особенно необходимъ, да́бы подвигомъ его очистить намъ мысли и содѣ́латься достойными даро́въ Святаго Духа» (Слово 76). «За настоящимъ, возлюбленные, празднествомъ, – говоритъ онъ же въ другомъ своемъ словѣ, – которое Духъ Святы́й освятилъ Своимъ сошествіемъ, обыкновенно слѣдуетъ всенародный постъ, благодѣтельно установленный для врачева́нія души и тѣла, и потому требующій, чтобы мы провождали его съ до́лжнымъ благоговѣ́ніемъ. И́бо мы не сомнѣваемся, что послѣ того, какъ Апостолы исполнились обѣтова́нною силою свыше, и Духъ Истины вселился въ сердца ихъ, между прочими тайнами Небеснаго ученія, по внушенію Утѣ́шителя, препо́дано было также ученіе и о духовномъ воздержаніи, да́бы сердца, очищаясь постомъ, дѣлались способнѣйшими къ принятію благодатныхъ дарованій. Хотя Всемогущій Своею помощью былъ прису́щъ ученикамъ Хрiстовымъ и начальниками возникавшей Церкви управлялъ Богъ Отецъ, Сынъ и Святы́й Духъ: однакожъ имъ нельзя было сражаться съ предстоящими усиліями гонителей и яростными угрозами нечестивыхъ, въ изнѣженномъ тѣлѣ и утучне́нной плоти; поели́ку то, чтó услаждаетъ внѣ́шняго человѣка, наиболѣе разрушаетъ внутренняго, и наоборотъ, разумная душа тѣмъ болѣе очищается, чѣмъ болѣе умерщвля́ется плоть. Посему́-то учители примѣромъ и наставленіями просвѣтившіе всѣхъ чадъ Церкви, начало брани за Хрiста ознаменова́ли св. постомъ, чтобы выходя на брань проти́ву духовнаго развращенія, имѣть для сего́ оружіе въ воздержаніи, которымъ можно было бы умертвить грѣховныя вожделѣ́нія... По сей-то причинѣ установленъ неизмѣ́нный и спасительный обычай, послѣ святы́хъ и радостныхъ дней, празднуемыхъ нами въ честь Господа, Воскресшаго изъ мертвыхъ и потомъ Вознесшагося на Небеса, и послѣ приня́тія да́ра Свята́го Духа, проходить по́прище поста. Сей обычай усердно до́лжно соблюдать и для того, чтобы въ васъ пребывали тѣ дары́, которые отъ Бога сообщены нынѣ Церкви» (Слово 74).
«Постъ сей для того заповѣ́данъ, – объясняетъ Св. Левъ, – чтобы предохранить насъ отъ безпечности, въ которую очень легко впасть по случаю долговре́меннаго разрѣшенія на пищу, ко́имъ мы пользовались, потому что ни́ва пло́ти нашей не воздѣ́лывается постоянно: она легко произраща́еть те́рнія и волчцы́ и приноситъ такой плодъ, который не собирается въ жи́тницу, а обрекается на сожже́ніе» (Слово 4).
А вотъ какъ говоритъ объ установленіи Апостольскаго поста Блаж. Симео́нъ Солу́нскій: «Постъ Апостоловъ – въ честь ихъ установленъ, потому что чрезъ нихъ мы сподобились весьма́ многихъ благъ, и они явились для насъ дѣ́ятелями и учителя́ми Поста, послушанія даже до смерти и воздержанія. Это противъ воли свидѣтельствуютъ и латиня́не, че́ствуя Апостоловъ постомъ во дни памяти ихъ; но мы, согласно съ Постановленіями Апостольскими, соста́вленными Кли́ментомъ, послѣ Сошествія Свята́го Духа одну недѣлю торжествуемъ, а потомъ, съ слѣдующей за тѣмъ, постомъ че́ствуемъ преда́вшихъ намъ поститься Апостоловъ» (Отвѣты на нѣ́которые вопросы).
Все вышеска́занное, какъ мы видимъ, презрѣ́ли новостильники, несмотря даже на анаѳему, провозглашенную Антіохійскимъ Патріархомъ XII вѣка Ѳео́доромъ Вальсамо́номъ, который въ одномъ изъ своихъ посланій къ Антіохійской паствѣ писалъ: «за семь дней и больше до Праздника Петра и Паνла всѣ вѣрные, то-есть мірскíе и монахи обязаны поститься, и непостящіеся да будутъ отлучены отъ сообщенія православныхъ хрiстіанъ».
Всѣмъ по́длинно-вѣрующимъ хрiстіанамъ, для которыхъ «Хрiстіанство» не одно лишь пустое названіе, лишенное внутренняго содержанія, а дѣйствительное слѣ́дованіе Еνангельскому ученію, требующему подвига, необходимо помнить, что введеніе новаго стиля въ Православной Церкви – только одна изъ ряда реформъ, замышлявшихся недоброй памяти Константинопольскимъ Патріархомъ Меле́тіемъ IV. Въ числѣ этихъ реформъ, наряду съ новымъ стилемъ, упоминались и до сихъ поръ лелѣ́ются въ мечтахъ у модернистовъ, ды́шащихъ однимъ духомъ съ нашими «живца́ми» и «обновле́нцами»: женатый епископа́тъ, второбрачіе духовенства, упраздненіе монашества, упраздненіе постовъ, сокращеніе Богослуженія, разрѣшеніе свѣ́тской одежды и свѣ́тскаго облика духовенству и т. п.
Не ясно ли каждому трезво смотрящему на вещи хрiстіанину, что всѣ эти реформы, вмѣстѣ съ новымъ стилемъ, упраздни́вшимъ фактически одинъ изъ постовъ, нужны для того, чтобы упраздня́ть въ Хрiстіанствѣ заповѣ́данный Самимъ Хрiстомъ Спасителемъ «путь узкій и тѣсный» и установить, вмѣсто него, «путь широкій и пространный», веду́щій въ па́губу? Кто же является вдохновителемъ такихъ реформъ?
Источникъ: Архіепископъ Аверкій (Та́ушевъ) РПЦЗ. «Современность въ свѣтѣ слова Божія». «Новостильники – безъ Петрова поста». – Къ 25-лѣтію служенія въ Америкѣ въ Свя́то-Тро́ицкомъ монастырѣ. – «Слова и рѣчи». Томъ I. 1951-1960 гг. – Jordanville: Тνпографія Преп. Íова Поча́евскаго, 1975. – С. 181-183.

Отношеніе проф. В. В. Бо́лотова къ грегоріанскому календарю.
<...>Въ са́мое послѣднее время Бо́лотову пришлось участвовать въ качествѣ представителя отъ Церкви въ комиссіи по реформѣ календаря. Василій Васильевичъ былъ глубокимъ знатокомъ календарныхъ вопросовъ и изыска́нія въ этой области принадлежали къ числу наиболѣе любимыхъ имъ; поэтому лучшаго выбора не могло быть. Но взгляды его на Грегоріанскій календарь были вполнѣ опредѣленны. Въ одномъ мѣстѣ онъ назвалъ его «искалѣченнымъ», въ другомъ, говоря о томъ, что Догматъ непогрѣшительности провозглашенъ въ Ватиканѣ 18-го Іюля 1871 г., онъ добавляетъ, «конечно, по грегоріанскому стилю, такъ какъ этотъ «очаровательный» календарь вполнѣ достоинъ того, чтобы по нему датировать документъ такого сорта, какъ constitutio «Pastor aeternus» (конституцiя «вѣчнаго Пастора»)». Такимъ же убѣжденнымъ противникомъ западнаго счисле́нія былъ онъ и въ комиссіи. Не бу́дучи въ состояніи приня́ть личное участіе въ обсужденіи принципіальнаго вопроса о желательности календарной реформы въ Росіи, онъ по́далъ затѣмъ особое мнѣніе, су́щность котораго сводилась къ слѣдующимъ заключительнымъ стро́камъ: «думаю, что культурная миссія Росіи по этому вопросу состоитъ въ томъ, чтобы еще нѣ́сколько столѣтій удерживать въ жизни Юліанскій календарь и чрезъ то обле́гчить и для западныхъ народовъ возвращеніе отъ ненужной никому грегоріанской реформы». Комиссіи Василій Васильевичъ оказалъ огромныя услуги не только, какъ богословъ, но и какъ историкъ. Такъ онъ посвятилъ цѣлое изслѣдованіе вопросу о годѣ Рождества Хрiстова и пришелъ къ выводу, что эта «проблема слагается изъ цѣлаго ряда неизвѣстныхъ, которыя ставятъ ее въ разрядъ неразрѣшимыхъ»; другое изслѣдованіе касающееся вопроса о первомъ днѣ года, наконецъ, третье – са́мое большое – посвящено́ пасха́ліи. Кромѣ того въ засѣданіи 29-го Сентября 1899 г. ему представился случай сдѣлать заявленіе, что мнѣніе, будто въ XIV вѣкѣ монахъ Матѳе́й Власта́рь написалъ сочиненіе о реформѣ календаря, ложно. «Всѣ эти проекты, – говорилъ онъ, – не́ были проектами реформы календаря. И Григора́, и Власта́рь, и Арги́ръ находили, что календарь останется прежній (въ Византіи никому и въ голову не могла прійти безумная грегоріанская мысль о реформѣ календаря), а измѣнить слѣдовало только пасхальныя границы... Пасху стали бы празновать 2-мя или 3-мя днями раньше, но стиль бы остался бы прежній. Изъ всего ска́заннаго ясно, что грегоріанская реформа не имѣетъ подъ собой никакого научнаго основанія. По принципу... она была только реформой пасха́ліи... Юліанскій календарь оказался неприспособленнымъ къ грегоріанской пасха́ліи, и потому долженъ былъ превратиться въ грегоріанскій. Грегоріанская реформа не имѣетъ для себя не только оправданія, но даже извиненія, если мы не допускаемъ, что такую реформу повелѣлъ произвести именно Вселенскій Никейскій Соборъ 325 г. Никейскій Соборъ не постановилъ ничего подобнаго, и удерживать равноденствіе на вѣчныя времена на 21-е Марта нѣтъ никакихъ научныхъ побужденій». Наконецъ 13-го Декабря 1899 г., когда уже различные проекты были вы́слушаны, Василій Васильевичъ [снова] вы́сказался «какъ принципіальный сторонникъ Юліанскаго календаря». <...>
Источникъ: «Современная лѣ́топись». Б. А. Тура́евъ. «Василій Васильевичъ Бо́лотовъ». // «Журналъ Министерства народнаго просвѣщенія». – Часть CCCXXX. Аνгустъ 1900 года. – СПб.: Тνпографія «В. С. Балашевъ и К°», 1900. – С. 98-99. [ос. паг.]

О Православномъ календарѣ.
А́ще кто, Епископъ, или́ пресви́теръ или́ діаконъ, Святы́й день Пасхи пре́жде весе́нняго равноде́нствія съ іудеями пра́здновати будетъ: да будетъ изве́рженъ отъ свяще́ннаго чи́на (7-ое правило Свв. Апостолъ).
Первый Вселенскій Соборъ, бывшій въ Нике́ѣ въ 325 г., согласно 7-му правилу Апостольскому постановилъ праздновать Пасху во всей Церкви въ одно время, именно: въ первый Воскресный день по полнолу́ніи весе́нняго равноде́нствія (Дѣянія Всел. Соб. т. 1, стр. 24), или что тоже: послѣ еврейской пасхи въ первое Воскресенье. Еврейскую же пасху установлено было праздновать въ 14-й день перваго мѣсяца Ниса́на и съ вечера этого дня евреи должны были ѣсть прѣсный хлѣбъ до вечера 21-го дня того-же мѣсяца (Исх. 12:18). Такимъ образомъ, если бы 1-ое число I-го еврейскаго мѣсяца совпало съ 1-мъ числомъ нашего Марта, то Хрiстіанскую Пасху до́лжно праздновать въ первый Воскресный день послѣ 21 Марта.
Еврейскій лунный годъ короче Юліанскаго года круглымъ числомъ на 11 дней (10 дней 21 часъ 11 минутъ и 24 секунды). Итакъ, когда Юліанскій годъ содержитъ тринадцать новолуній, то въ концѣ его, послѣ Февраля мѣсяца, вставляется добавочный мѣсяцъ въ 30 дней и только въ концѣ каждаго девятнадцатаго года – въ 29 дней. Но и послѣ такой добавки лунный годъ все-таки короче Юліанскаго на три дня, вслѣдствіе чего послѣднее число Февраля мѣсяца и первыя два Марта считаются днями новаго луннаго года. Вотъ почему счетъ седми́чный начинается съ 3-го Марта (вруцѣлѣ́то А). Отсюда ясно, если мы къ тридцати одному дню Марта прибавимъ три дня луннаго года, то въ Мартѣ будетъ два полнолунія. Пасха́льнымъ изъ нихъ будетъ то, которое придется послѣ весенняго равноденствія. Чтобы опредѣлить пасха́льное полнолуніе, необходимо знать возрастъ луны къ 1-му Марта. По возрасту же луны легко установить 1-ое число 1-го еврейскаго мѣсяца и пасха́льную границу, послѣ которой въ первый Воскресный день слѣдуетъ праздновать Хрiстіанскую Пасху.
Изъ индиктіо́на видно, что въ теченіе 1600 лѣтъ, протекшихъ послѣ 1-го Вселенскаго Собора, Православная Пасхалія никогда не отступала отъ установленнаго правила, тогда какъ католическая церковь, приня́вшая Григоріанскій календарь, нерѣдко праздновала свою пасху или ра́нѣе іудейской или вмѣстѣ съ іудеями, что запрещено 7-мъ Апостольскимъ правиломъ подъ угрозой изверженія изъ священнаго чина вся́каго нарушающаго это правило Епископа, пресвитера и діакона. Это уже одно достаточно говоритъ въ пользу нашего Православнаго календаря. Но имѣются и другія основанія считать Православный календарь болѣе правильнымъ, чѣмъ католическій.
Источникъ: Инноке́нтій (Фигуро́вскій), Митр. Пеки́нскій и Кита́йскій РПЦЗ. «О Православномъ календарѣ». // «Церковныя Вѣдомости», издаваемыя при Архіерейскомъ Сνнодѣ Руской Православной Церкви заграницей. № 7-8 (98-99). – 1 (14) – 15 (28) Апрѣля 1926 года. – Сре́мски Ка́рловци: Сербская Монастырская Тνпографія, 1926. – С. 8-9.
источник материала

 

Исторические материалы о святых местах.

aАхтырский Троицкий монастырь

aАфон и его окрестности

aНовый русский скит св. апостола Андрея Первозванного на Афоне

aХарьковский Свято-Благовещенский Кафедральный собор

aВифлеем

aВИЛЕНСКИЙ СВЯТО-ДУХОВ МОНАСТЫРЬ

aВладимирская пустынь

aГефсимания. Гробница Богородицы

aГефсиманский скит.

aГлинская пустынь

aГора Фавор и долина Изреель

aГолгоѳо-Распятскій скитъ

aДИВНОГОРСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

aОписание Зилантова монастыря

aЗмиевской Николаевский казацкий монастырь

aСпасо-Преображенский Лубенский Мгарский мужской монастырь.

aКраснокутский Петропавловский монастырь

aЛеснинский монастырь

aНазарет

aСИОНСКАЯ ГОРНИЦА

aмонастыри Афона

aЕлеонская гора - место Вознесения Господня

aЕлецкий Знаменский монастырь на Каменной горе.

aМОНАСТЫРЬ СВЯТОЙ ЕКАТЕРИНЫ

aКиевский Богородице-Рождественский монастырь в урочище «Церковщина».

aКуряжский Старохарьковский Преображенский монастырь

aСпасо-Вифанский монастырь

aНиколаевский храм на Святой Скале

aНиколаевский девичий монастырь

aВсехсвятский кладбищенский храм.

aОзерянская пустынь

aИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СКИТА ВО ИМЯ СВ. ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ГОСПОДНЯ, НАХОДЯЩАГОСЯ ПРИ КОЗЕЛЬСКОЙ ВВЕДЕНСКОЙ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

aРека Иордан

aИсторическое описание Саввино-Сторожевского монастыря

aЛЕТОПИСЬ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ.

aСЕРАФИМО — ПОНЕТАЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

aСофийский собор

aСвято-Успенская Святогорская пустынь

aСпасо-Вознесенский русский женский монастырь

aПокровский храм Святогорской обители.

aПещеры Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aПещерный храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских

aСеннянский Покровский монастырь

aХорошевский Вознесенский женский монастырь.

aСобор Христа Спасителя в Спасовом Скиту возле с.Борки.

aСвято-Успенская Почаевская Лавра

aУспенский собор Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aУспенский собор Киево-Печерской лавры

aУспенский собор в городе Харькове.

aСвято-Успенский Псково-Печерский монастырь

aЧасовня апостола Андрея Первозванного

aПещерная церковь Рождества Иоанна Предтечи

aИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА ВОСКРЕСЕНИЯ СЛОВУЩЕГО. ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ХРАМ.

aИстория Святогорского Фавора и Спасо-Преображенского храма

aСвятая Земля. Хайфа и гора Кармил

aХеврон. Русский участок и дуб Мамврийский (дуб Авраама)

aХрамы в Старобельском районе.

aХрамы Санкт-Петербурга

aПамять о Романовых за рубежом. Храмы и их история.

aШАМОРДИНСКАЯ КАЗАНСКАЯ АМВРОСИЕВСКАЯ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ

Церковно-богослужебные книги и молитвословия.

aАрхиерейский чиновник. Книга 1

aАрхиерейский чиновник. Книга 2

aБлагодарственное Страстей Христовых воспоминание, и молитвенное размышление, паче иных молитв зело полезное, еже должно по вся пятки совершати.

aБогородичное правило

aБогородичник. Каноны Божией Матери на каждый день

aВеликий покаянный Канон Андрея Критского

aВоскресные службы постной Триоди

aДРЕВНЯЯ ЗААМВОННАЯ МОЛИТВА НА ПАСХУ.

aЗаклинание иже во святых отца нашего архииерарха и чудотворца Григория на духов нечистых

aЕжечасныя молитвенныя обращенія кающагося грѣшника къ предстательству Пресвятой Богородицы

aКанонник

aКанонник

aКоленопреклонные молитвы, читаемые на вечерне праздника Святой Троицы.

aМОЛЕБНОЕ ПѢНІЕ ВО ВРЕМЯ ГУБИТЕЛЬНАГО ПОВѢТРІЯ И СМЕРТОНОСНЫЯ ЗАРАЗЫ.

aМОЛИТВА ЗАДЕРЖАНИЯ

aМолитвы иерея

aМолитва ко Пресвятей Богородице от человека, в путь шествовати хотящаго.

aМолитва Михаилу Архистратигу, грозному воеводе

aМОЛИТВА ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

aМолитва по соглашению

aМОЛИТВА Cвященномученика Киприана

aМолитва святителя Иоасафа Белгородского

aМОЛИТВЫ ПОКАЯННЫЕ КО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ

aМолитвенное поклонение святым угодникам, почивающим в пещерах Киево-Печерской Лавры

aМолитвы священномученика Серафима (Звездинского), составленные в заключении.

aМолитвы митрополита Филарета (Дроздова)

aМОЛИТВЫ ВЪ НАЧАЛѢ ПОСТА СВЯТЫЯ ЧЕТЫРЕДЕСЯТНИЦЫ.

aМолитвослов

aМолитвослов

aМолитвослов

aОктоих воскресный

aПанихидная роспись в Бозе почивших Императорах и Императрицах, Царях и Царицах и прочих Высочайших лицах. С-Петербург. - 1897г.

aПассия

aПѢСНЬ БЛАГОДАРСТВЕННА КЪ ПРЕСВЯТѢЙ ТРОИЦЫ, ГЛАГОЛЕМА ВО ВСЮ СВѢТЛУЮ НЕДѢЛЮ ПАСХИ

aПОЛНЫЙ СЛУЖЕБНИК 1901 ГОДА

aПоследование молебного пения, внегда Царю идти на отмщение против супостатов. 1655 г.

aПсалтирь

aПсалтирь

aПсалтирь Божией Матери

aПоследование во святую и великую неделю Пасхи

aПоследование седмичных служб Великого поста

aПостная Триодь. Исторический обзор

aПОХВАЛЫ, или священное послѣдованіе на святое преставленіе Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Марíи

aСлужбы предуготовительных седмиц Великого поста

aСлужбы первой седмицы Великого Поста

aСлужбы второй седмицы Великого поста

aСлужбы третьей седмицы Великого поста

aСлужбы четвертой седмицы Великого поста

aСлужбы пятой седмицы Великого поста

aСлужбы шестой седмицы Великого поста

aСлужбы Страстной седмицы Великого Поста

aСОКРАЩЕННАЯ ПСАЛТЫРЬ СВЯТОГО АВГУСТИНА

aТипикон

aТребник Петра (Могилы) Часть 1

aТребник Петра (Могилы) Часть 2

aТребник Петра (Могилы) Часть 3

aТриодь цветная

aТРОПАРИОН

aЧасослов на церковно-славянском языке.

aЧинъ благословенія новаго меда.

aЧИНЪ, БЫВАЕМЫЙ ВЪ ЦЕРКВАХЪ, НАХОДЯЩХСЯ НА ПУТИ ВЫСОЧАЙШАГО ШЕСТВІЯ.

aЧИНЪ «НА РАЗГРАБЛЯЮЩИХЪ ИМѢНІЯ ЦЕРКОВНЫЯ»

aЧИН ПРИСОЕДИНЕНИЯ КЛИРИКОВ ПРИХОДЯЩИХ ОТ ИЕРАРХИИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ УСТАНОВЛЕННЫЙ СОБОРОМ ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ (27 ОКТЯБРЯ/9 НОЯБРЯ 1959 Г.)

aЧин чтения 12-ти псалмов