Опубликовано Общество - чт, 10/03/2019 - 09:44

Храмы Санкт-Петербурга

Мученик Иоанн Васильевич Попов

 

Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры

Начало Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры почти современно началу С.-Петербурга. 16 мая 1703 года, в праздник Пресвятой Троицы, Петром Великим был основан С.-Петербург, и вскоре после решающих побед в Северной войне, в 1710 году Государь повелевает строить монастырь во имя Живоначальной Троицы и святого благоверного князя Александра Невского. По первоначальным работам каменного строения монастыря строительство соборного храма было начато в 1720 году, и к 1730 году вчерне закончено, однако из-за серьезных повреждений в стенах храма, его пришлось разобрать.

В 1776 году Императрица Екатерина Вторая повелела строить новый соборный храм Александро-Невского монастыря во имя Святой Живоначальной Троицы, который был торжественно заложен 30 августа 1776 года в Высочайшем присутствии. В основание храма, под алтарем, были положены частицы мощей св. апостола Андрея Первозванного, вложенные во мраморный ковчежец, а также серебряная доска с надписью, когда и в чье царствование совершена закладка.

Храм строился по проекту талантливого русского зодчего Ивана Егоровича Старова, который заведывал и производством работ. Надзор за строительством вел Архиепископ (впоследствии Митрополит) Новгородский и С.-Петербургский Гавриил (Петров).

30 августа 1790 года собор был торжественно освящен. На церемонии присутствовала Императрица Екатерина Вторая в костюме гроссмейстера ордена св. князя Александра Невского и в малой короне. Вместе со всею семьею она была встречена духовенством у Святых Врат монастыря, и, следуя за кавалерами ордена св. князя Александра Невского, вошла в Благовещенскую церковь, откуда при пушечной пальбе и колокольном звоне были перенесены мощи святого благоверного князя в новый Свято-Троицкий собор. Освящение храма и Божественная литургия были совершены митрополитом Гавриилом с другими преосвященными.

Постройкой и освящением соборного храма был закончен целый ряд построек монастырских зданий, и вскоре указом Императора Павла Первого Александро-Невский монастырь стал Лаврой.

Свято-Троицкий собор поражал своим величием, красотой и строгостью форм. Выдающиеся мастера принимали участие в отделке храма. Великолепный белого итальянского мрамора иконостас – работа братьев Пинкетти. Образа для иконостаса и всего собора выполняли ведущие мастера живописи, профессора Императорской Академии Художеств И, А. Акимов, П. С. Дрожжин, Г. И. Угрюмов, А. И. Вельский, Я. Меттенлейтер и другие. Образа для иконостаса – Спасителя и Божией Матери, а также писанные на липовых досках иконы Архангела Михаила и Архангела Гавриила на северные и южные двери храма, были написаны Иваном Акимовым.

Шесть круглых образов на медных досках для царских врат, изображения четырех Евангелистов В парусах купола, образа св. Жен-Мироносиц и св. князя Александра Невского с воинством, над боковыми дверями храма, написаны Меттенлейтером. Запрестольный образ Благовещения Пресвятой Богородицы был писан Рафаэлем Менгсом, кроме того, в храм были написаны иконы, изображающие события из жития св. князя Александра Невского: «Вход св. Князя во Псков», «Невская победа» и «Видение Пелгусия». Под сводами собора были помещены двадцать скульптур святых работы Федота Шубина.

После освящения Свято-Троицкий собор более не перестраивался и вплоть до 1934 года оставался главным храмом Лавры и одним из самых почитаемых храмов города.

В январе 1918 года, после декрета об отделении Церкви от государства, по указанию А. Коллонтай была предпринята попытка захвата и закрытия Свято-Троицкого собора и всей Лавры. Вооруженные солдаты ворвались в Лавру, пытавшийся образумить их священник отец Петр Скипетров был убит на паперти собора. Однако тогда попытка закрыть храм и Александро-Невскую Лавру не имела успеха.

Монастырь был закрыт в 1920-е годы, собор же продолжал действовать до 1934 года. Православные святыни были изъяты из храма.

В 1948 году православные верующие города при активном участии правящих Митрополитов Григория (Чукова) и Елевферия (Воронцова) ходатайствовали о передаче храма Русской Православной Церкви, который был ей возвращен в 1956 году. Здание храма находилось в плачевном состоянии. Митрополит Елевферий принял все меры к быстрейшему проведению реставрационных работ. Настоятелем собора был назначен викарный Епископ Алексий, на которого были возложены заботы по восстановлению храма.

12 сентября 1957 года, в день перенесения мощей св. князя Александра Невского в Петербург, храм был торжественно освящен Митрополитом Елевферием в сослужении с Епископом Алексием и многочисленным духовенством. На следующий день был освящен боковой придел собора во имя Покрова Пресвятыя Богородицы. Реставрационные работы во храме велись в 1957–60 годах под руководством архитектора X. Д. Халтурина. Живопись восстанавливалась художником-реставратором Н. В. Перцевым.

В этом году храм отметил свое 200-летие. 11 сентября вечером Святейший Патриарх Алексий возглавил всенощное бдение в Свято-Троицком соборе в сослужении с Митрополитом Ленинградским и Ладожским Иоанном, Архиепископом Никоном, Архиепископом Пензенским и Саранским Серафимом, Епископом Тамбовским и Мичуринским Евгением, Епископом Новгородским и Старорусским Львом, Епископом Истринским Арсением; а 12 сентября – Божественную литургию в соборе. В июне 1990 года Свято-Троицкий собор стал центром торжеств, посвященных 750-летию Невской битвы.

Свято-Троицкий собор – одна из старейших святынь нашего города, и ныне поражает своим великолепием. Мощный купол собора и две колокольни, примыкающие к западному фасаду храма, доминирует над Лаврой. С западной стороны храма устроена паперть со множеством колонн. Здесь три двери. Над центральными дверями два Ангела держат золоченый щит, на котором изображен орденский знак св. князя Александра Невского.

На стенах храма, над входными северными и южными дверями с внешней стороны выполнены лепные горельефы на Ветхозаветные сюжеты.

Главная святыня соборного храма и всей Лавры- мощи святого благоверного великого князя Александра Невского. Святые мощи почивают в кипарисовом ларце, в раке, устроенной под сенью за правым клиросом.

В июне 1724 года святые мощи были по указанию Императора Петра Великого подъяты из Рождественского монастыря во Владимире-на-Клязьме и препровождены сухим путем до Новгорода и далее водою до С.-Петербурга. 30 августа (12 сентября/н. ст.) 1724 года св. мощи были встречены при устье реки Ижоры Императором Петром Первым и перенесены на особую галеру, на которой и были доставлены в С.-Петербург. Под колокольный звон и гром орудий при огромном стечении народа св. мощи были торжественно внесены в Александро-Невский монастырь, где и были поставлены первоначально в Благовещенской церкви, а затем (с 1790 г.) – в Свято-Троицком соборе.

Положены св. мощи в новосозданный Александро-Невский монастырь были с мыслью, что «угодник Божий, бывший постоянным хранителем здешнего края от внешних врагов при своей жизни, пребудет самым надежным защитником и покровителем его и по смерти, кака сильный пред Богом».

В 1750 году повелением Императрицы Елизаветы Петровны, из первого серебра, добытого на колыванских рудниках, над святыми мощами была устроена пышная рака, украшенная чеканными барельефами, представляющими важные подвиги из жизни святого князя и его праведную кончину.

Гробницу осенял серебряный балдахин, на верху которого была положена подушка с царскими регалиями. Позади раки была установлена серебряная пирамида, на стенах которой были вырезаны посвящения св. князю Александру Невскому, составленные М. В. Ломоносовым. Ныне серебряная рака находится в Государственном Эрмитаже, и возвращение ее в Свято-Троицкий собор было бы актом справедливости.

Мощи св. князя были возвращены во храм из Казанского собора 3 июня 1989 года. В десятом часу утра св. мощи в сопровождении митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия были доставлены к Святым Вратам Лавры, где был отслужен благодарственный молебен, после чего св. мощи были торжественно внесены в Свято-Троицкий собор. После Божественной литургии кипарисовый ларец с мощами был обнесен вокруг собора, затем мощи св. князя Александра Невского были установлены на свое прежнее место во храме.

Помимо мощей святого благоверного князя в храме есть также другие святыни, близкие сердцу православного христианина. Таковыми являются: чудотворные иконы Божией Матери «Скоропослушница», «Отрада и утешение», «Казанская», «Иверская» и «Тихвинская», а также икона св. великомученицы Параскевы Пятницы, явленная в селе Ильеши Ямбургского уезда, очень почитаемая в народе.

Временно, пока не освящены храмы знаменитого Соловецкого монастыря, в Свято-Троицком соборе покоятся св. мощи преподобных Зосимы, Савватия и Германа Чудотворцев, основателей монастыря.

Храмовыми праздниками в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры являются:

в мае-июне – праздник Святой Животворящей Троицы (на пятидесятый день после Св. Пасхи); 30 августа (12 сентября н. ст.) -день перенесения мощей св. блг. князя Александра Невского из Владимира в С.-Петербург (1724); 1 (14) октября – праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Отмечаются также дни: 23 ноября (6 декабря) – день преставления св. блг. князя Александра Невского; 21 мая (3 июня н. ст.) -день перенесения мощей св. князя Александра Невского из Казанского собора в Свято-Троицкий собор Александро-Невской Лавры (1989).

За собором, на кладбище, стоит выстроенная в XIX веке Никольская церковь, которая используется для ранних обеден.

Николо-Богоявленский кафедральный собор

Николо-Богоявленский кафедральный собор.

Николо-Богоявленский кафедральный собор.

С самых первых лет своего существования Санкт-Петербург становится городом, где строятся корабли для молодого русского флота, и со временем -крупнейшим портом России на Балтике, морской столицей страны. С 1730-х годов морские адмиралтейские служители стали селиться вдоль реки Мойки, начиная от Синего моста. Административным центром этих поселений был Корабельный или Морской полковой двор, на котором в 1730 году и была устроена часовня во имя св. Николая Чудотворца, покровителя моряков. В 1733 году вместо нее была построена полотняная, а спустя 10 лет деревянная церковь во имя св. Николая, рядом с новыми светлицами для морских служителей, возле Глухой речки, будущего Екатерининского канала. Сюда же было решено перенести и Морской полковой двор.

Через 9 лет деревянная церковь заметно обветшала и на расположенном против нее огромном пустынном плацу, 16 апреля 1752 года, Императрица Елизавета Петровна повелевает строить каменную полковую церковь. Составить смету и план храма было поручено состоявшему при Адмиралтействе архитектору Савве Ивановичу Чевакинскому. Хотя смета была готова уже к маю, летом, из-за отсутствия материалов, к работе не приступили, а осенью случилось наводнение, затопившее место постройки храма. Чтобы избежать впредь подобной опасности, Адмиралтейская коллегия определила поднять уровень пола храма на 3 аршина (более двух метров). Архитектор согласился с доводами комиссии и для сохранения строгих пропорций здания несколько увеличил как высоту, так и ширину храма.

По окончании земляных, свайных и бутовых работ, 15 июля 1753 года Преосвященным архиепископом Санкт-Петербургским и Шлиссельбургским Сильвестром была совершена закладка каменного храма во имя св. Николая Чудотворца.

Постройка начатого храма подвигалась быстро, весной и летом 1754 года был сделан первый этаж, осенью окончена кладка второго этажа. Материалы для крыши и куполов были предоставлены П. А. Демидовым. В 1758 году были произведены работы по золочению глав и куполов храма. Иконостас храма был устроен из высушенных липовых досок и кленовых кряжей С. Никулиным и подмастерьем И. Кунаевым. Золочение иконостаса производил искуснейший московский золотарь Семен Золотой. Образа для иконостасов были написаны в 1755–60 годах для верхнего храма Федотом Колокольниковым, а для нижнего – братом его Миною по реестру святых образов, назначенных архитектором Чевакинским к написанию.

Главный алтарь нижнего (теплого) храма во имя св. Николая Чудотворца был священ 5 декабря 1760 года, в царствование Императрицы Елизаветы Петровны, о чем свидетельствует памятная мраморная доска, установленная в нижнем храме.

Всего в соборе четыре престола: три в нижней церкви: средний во имя св. Николая Чудотворца, правый – во имя Усекновения главы Иоанна Предтечи, левый – во имя святителя Димитрия Ростовского; и один в верхней – во имя Богоявления Господня.

Верхний Богоявленский храм.

Верхний Богоявленский храм.

Верхний (холодный) храм во имя Богоявления Господня был освящен архиепископом С.-Петербургским Вениамином 20 июля 1762 года в присутствии Императрицы Екатерины Второй, изустно повелевшей впредь именовать новопостроенную морскую полковую церковь собором.

В 1770-х годах в храме в Высочайшем присутствии отправлялись благодарственные молебны по случаю морских побед в русско-турецкой войне. Императрицей Екатериной 11 в храме были пожертвованы 10 живописных образов с ликами тех святых, в дни памяти которых были одержаны победы над турецким и шведским флотами в 1770, 1789 и 1790 годах.

В 1756 году, к западу от храма, на достаточном удалении, была выстроена четырехъярусная колокольня, необычайно изящная и легкая по архитектуре. На колокольне установлены колокола для церковного звона и боевые часы с курантами, отбивающие каждую четверть часа. Колокола, используемые для боя часов, были отлиты в Москве, на заводе Мозжухина.

В 1780–87 годах с собором был прорыт Никольский (позже – Крюков) канал, и здание колокольни оказалось стоящим на набережной, создав неповторимый облик этого тихого уголка города.

Были при храме библиотека и церковный архив. Духовенство и клирики храма активно занимались благотворительной деятельностью. С 1870 года при соборе действовало «Общество вспоможения приходским бедным», содержавшее детский приют и богадельню.

После 1917 года храм не закрывался и дошел до нас в первозданном виде. Николо-Богоявленский собор стал кафедральным с 1941 года, когда в дни 900-дневной блокады его избрал своей резиденцией митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский), служивший в храме с 1941 по 1944 гг., до момента своего восшествия на Патриарший престол. Митрополит Алексий и священнослужители Николо-Богоявленского собора были награждены медалью «За оборону Ленинграда».

В 1960 годах настоятелем храма был протоиерей Александр Медведский, известный проповедник.

В послевоенные годы, на пожертвования православных горожан, в храме регулярно проводятся комплексные реставрационные работы, благоустройство территории вокруг храма. В 1982 году в ограде собора построен новый церковный дом.

В 1987–89 гг, в ознаменование 1000-летия Крещения Руси, была произведена реставрация соборных икон, позолота пяти глав храма, ремонт его фасадов и интерьеров.

Николо-Богоявленский кафедральный собор – одна из главных православных святынь города на Неве. В храме находится частица мощей св. Николая Мирликийского вместе с частицей мощей св. Александра, мученика I века, переданной в собор императрицей Александрой Федоровной, супругой Николая I.

Очень почитается в народе храмовая икона св. Николая Чудотворца, писанная по липовой доске, чисто греческого письма, середины XVII века и подаренная греческими моряками в храм, стоявший на месте Никольского собора до его постройки.

В серебряном окладе покоится медальон с частицей мощей Святителя Николая, привезенный митрополитом Гор Ливанских Илией Карамом из Бари и подаренный в 1960 году в день празднования 200-летия храма. Пред чтимой иконой ежедневно совершаются молебны, в среду вечером и в четверг, после каждой литургии, всенародно поется акафист святителю Николаю. Кроме того, в нижнем храме находятся почитаемые иконы Божией Матери «Казанская», «Владимирская», «Троеручица», «Знамение Божией Матери».

Верхний храм во имя Богоявления Господня – более светлый и просторный. У северной стены верхней церкви стоит небольшой саркофаг-мощевик красного дерева, ранее подаренный Русским Пантелеймоновым монастырем на Афоне Афонскому подворью в Петербурге. С закрытием подворья в 1930-х годах эта святыня была перенесена в Николо-Богоявленский собор.

Перед царскими вратами верхнего храма стоит резное вызолоченное царское место, обитое внутри темно-малиновым бархатом с резной вызолоченной короной наверху и буквами Е. П. У левого столпа перед иконостасом находится резная вызолоченная кафедра.

В начале этого века, одновременно с сооружением в Никольском сквере, рядом с собором, памятника морякам броненосца «Император Александр III», погибшим в 1905 году, на южной стене верхнего храма были установлены две мраморные доски морякам, павшим в русско-японскую войну 1904–1905 гг.

Традиции прежнего Морского собора не прерываются и поныне. 27 мая 1990 года в день 85-ой годовщины Цусимского сражения, митрополитом Ленинградским и Новгородским Алексием торжественно была отслужена панихида по русским морякам, погибшим в том сражении.

В 1989 году, с благословения митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера), ныне Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия Второго, в храме была установлена доска в память 42-х моряков-подводников, погибших у берегов Норвегии, с надписью: «Подводникам Русского флота. Взяты морем 7 апреля 1989 года. Вечная память».

На северной стене верхнего храма висит киот с образом св. Апостола Петра, сооруженный на стоимость серебряных венков, возложенных в 1893 году на гроб П. И. Чайковского от Русской оперы, Мариинского театра, музыкальных училищ и частных лиц.

На южной стене находится икона св. прор. Анны, по преданию пожертвованная в храм А. А. Ахматовой.

Храмовыми праздниками в Николо-Богоявленском кафедральном соборе являются дни:

6 (19 н. ст.) января – Богоявление Господне; 9 (22) мая – день перенесения мощей св. Николая Чудотворца из Мир Ликийских в Бар-град (Бари); 24 июля (6 авг. н. ст.) – день Рождества Иоанна Предтечи, день Чесменской победы над турецким флотом; 29 августа (10 сент. н. ст.) – день Усекновения Главы Иоанна Предтечи; 21 сентября (3 октября) – день обретения мощей св. Димитрия Ростовского; 6 (19) декабря – день св. Чудотворца Николая Мирликийского.

Спасо-Преображенский собор

Став столицей Российской Империи, Петербург одновременно становится и военной столицей государства. В 1726 году, в царствование Императрицы Екатерины I, «на Московской стороне, от Литейной улицы к Канцам», стал квартировать старейший в русской армии лейб-гвардии Преображенский полк, и в 1739 году в солдатских слободах была выстроена полковая церковь.

Там же, где ныне стоит Спасо-Преображенский собор, распологался полковой двор (съезжая) гренадерской роты лейб-гвардии Преображенского полка, и место это связано со знаменательными событиями ночи с 24 на 25 ноября 1741 года, когда на престол взошла Императрица Елизавета Петровна. В ту ночь Цесаревна Елизавета долго и усердно со слезами молилась пред образом Божией Матери о даровании ей короны. Окончив молитву, она надела под платье латы, взяла в руки небольшой серебряный крест, и в полночь отправилась на санях из своего дворца прямо к съезжей лейб-гвардии Преображенского полка, где обратилась к преображенцам с патриотической речью: «...не столько мне себя жаль, как Отечество, управляемое чужими головами. Оно напрасно разоряется, и людей столько не ведомо за кого пропадает. Кому же хотите верно служить? Мне ли, Государыне природной, или другим, беззаконно похитившим мое наследие?» Под громкое «ура» солдаты присягнули новой Императрице, целуя серебряный крест и ее руку. Спустя некоторое время ей также присягнули в верности солдаты и офицеры караула Зимнего дворца.

Через несколько дней, 7 декабря 1741 года, по восшествии своем на престол, Императрица Елизавета посетила полковой двор и изъявила желание построить на этом месте храм в знак благодарности Господу за оказанную ей великую милость. 9 июня 1743 года она сама заложила в Преображенских слободах каменный трехпрестольный храм во имя Спаса Преображения Господня, который строился первоначально по проекту М. Г. Земцова, а после его кончины достраивался архитектором Пьетро-Антонио Трезини.

5 августа 1754 года храм был торжественно освящен в присутствии Императрицы Елизаветы Петровны Архиепископом С.-Петербургским и Шлиссельбургским Сильвестром, и наименован собором.

Главный алтарь его был освящен во имя Преображения Господня, в честь полка, правый придел – во имя прп. Сергия Радонежского Чудотворца, левый – во имя сщмчч. Климента Папы Римского и Петра Архиепископа Александрийского, так как день воцарения Императрицы Елизаветы Петровны был днем памяти этих святых.

Золоченый пятиярусный иконостас собора и великолепная алтарная сень были вырезаны по эскизу Ф. Б. Растрелли московскими мастерами Кобылинскими, образа в иконостас под смотрением И. Я. Вишнякова написал М. Л. Колокольников.

Повелением Императора Пава I с 12 ноября 1796 года Спасо-Преображенский собор стал именоваться собором всей гвардии.

8 августа 1825 года в соборе случился пожар, в результате которого храм полностью сгорел – остались одни стены. Иконы и основные богослужебные предметы из алтарей служителям храма при помощи солдат-преображенцев удалось спасти. Узнав о пожаре, Император Александр I повелел незамедлительно восстановить собор. Составить проект нового храма было поручено известному зодчему русского ампира Василию Петровичу Стасову. Строительство, начатое в 1827 году, велось очень быстро (к нему были привлечены и солдаты) и уже к зиме 1828 года оно было закончено.

Возобновленный после пожара храм был освящен 5 августа 1829 года Митрополитом Новгородским и С.-Петербургским Серафимом. Величественный каменный пятиглавый собор, стоящий в центре одноименной храму площади, стал одним из самых замечательных и красивых храмов города, и в неизменном виде дошел до наших дней. Интерьер его решен в стиле позднего классицизма, строго и вместе с тем, торжественно.

Вокруг собора по проекту архитектора В. П. Стасова был разбит сквер, окруженный изящной оградой. Она состоит из 34 гранитных оснований, на которых помещены 102 бронзовых орудийных ствола, по три на каждом. Орудия эти были взяты в русско-турецкую войну 1828–1829 года со стен отнятых у турок крепостей. Все средние стволы венчались золотыми двуглавыми орлами с коронами. (В 1920–1940-х годах орлы были сняты; ныне их предполагается восстановить). Вокруг собора стояли 12 орудий, взятых у турок под Варной, и два единорога, составлявшие собственность полка.

Внутри Спасо-Преображенского собора как главного храма всей гвардии, находились многочисленные полковые знамена и трофеи, завоеванные у турок.

За стеклом, в особых шкафах, хранились Преображенские мундиры Императоров Александра I, Николая I, и Александра II, а также сабля, бывшая 1 марта 1881 года на Императоре Александре Втором, и сохранившая следы его крови.

В главном приделе собора, у правого клироса, висела бронзовая вызолоченная доска со списком старших офицеров Преображенского полка, павших в сражениях начиная с 1702 и кончая 1914–1917 годами. Осенью 1916 года в ограде собора, к востоку от него, по проекту С. О. Овсянникова начала строится усыпальница для павших в годы Первой Мировой войны офицеров, но ее завершению помешала революция.

Много православных святынь было некогда в соборе: замечательный серебряный вызолоченный престол с сенью, пожертвованный в 1859 году; ковчег времен Императрицы Елизаветы Петровны, бывший при закладке храма; два напрестольных золоченых серебряных креста,– один – греческой работы, другой – из Запорожской Сечи; и Евангелия в дорогих окладах.

Бережно хранились в соборе списки чудотворных икон: Курской Божией Матери, преподнесенный курскими гражданами в войну 1812 года в дар русскому воинству в день сражения под Малоярославцем; Иерусалимской Божией Матери с мощами св. Георгия Победоносца, присланная с Гроба Господня Патриархом Иерусалимским; икона Смоленской Божией Матери, завещанная храму Императором Александром I и образ Преображения Господня, писанный на дереве, росшем на горе Фаворе, со вложенным в нее небольшим куском камня от скалы той горы. Этот образ в 1888 году Вел. Кн. Сергею Александровичу подарил настоятель греческого монастыря на Фаворе.

На южной стороне переднего левого пилона под стеклянным колпаком помещался серебряный кубок, который жители Богемии поднесли в 1813 году графу Остерману-Толстому в память Кульмской битвы, с фамилиями полковых командиров, участников сражения, и павших в нем обер-офицеров. В Великий пост этот кубок подавался с теплотой для причастников.

Перечисленных святынь сейчас в храме нет. Когда и куда они исчезли из храма,– неизвестно.

В храмовый праздник рядом с собором проходил большой базар, где торговали яблоками, грушами и сотовым медом. С 1871 года при храме действовало благотворительное общество, куда входили офицеры и шеф полка. Оно содержало богадельню, детский приют, столовую и бесплатные квартиры.

Поскольку Спасо-Преображенский храм был собором всей гвардии и числился по военному ведомству, клир его подчинялся протопресвитеру военного и морского духовенства. Старейший священник собора имел звание саккелария. Хозяйством управлял ктитор, назначавшийся командиром полка из заслуженных офицеров.

В январе 1918 года приказом Л. Д. Троцкого, народного комиссара по военным делам, военное духовенство было упразднено, и Спасо-Преображенский всей гвардии собор стал приходским храмом. Знамена, орудия, и военные трофеи были из собора изъяты и переданы в Артиллерийский музей. (С 1950-х годов знамена находятся в Эрмитаже).

Хотя сам Спасо-Преображенский собор никогда не закрывался, большинство святынь храма и ценные иконы были изъяты в 1920-х годах. Однако и по сей день он остается одним из самых замечательных храмов нашего города. Внешне храм сохранил облик, который он приобрел при своем возобновлении архитектором Стасовым. Стены его снаружи украшены лепными изображениями на библейские мотивы и военными символами. На одной из башен собора находятся куранты, привезенные из Англии в 1854 году, и действующие поныне, другая служит колокольней.

Интерьер храма поражает богатством своего убранства. Над средней частью собора возвышается главный купол, в барабане которого написаны восемь ангелов, держащих в руках крестные орудия страстей Христовых. Свод купола разделан под цвет облачного неба, и в центре его изображена большая звезда, от которой падают лучи. В подкупольном пространстве находится большое пятиярусное паникадило на 120 свечей, выполненное бронзовых дел мастером А. Дипнером.

Иконостас центрального придела – четырехъярусный, украшенный по белому фону золоченой резьбой. В резных золоченых царских вратах – четыре овальных иконы: Благовещения Пресвятой Богородице, Архангела Гавриила, Евангелистов Иоанна и Марка, Луки и Матфея. Образа на всех ярусах иконостаса писаны на холсте известными живописцами А. И. Угрюмовым, В. К. Шебуевым, А. И. Ивановым и А. Е. Егоровым. Стены и своды храма по эскизу Шебуева были расписаны художниками Ф. П. Брюлло, Ф. Н. Брондуковым и С. А. Безсоновым. В 1875 году по рисункам Н. Д. Мартынова они были поновлены художником Кольчугиным, и сохранились до нашего времени.

С правой стороны от входа, у колонны, поддерживающей главный купол,– возвышение из серого мрамора, на котором находилось царское место, устроенное В. П. Стасовым по Высочайше утвержденным рисункам. Напротив, слева, находится церковная кафедра, выполненная также по проекту Стасова.

 

Ленинград. Спасо-Преображенский собор.

Ленинград. Спасо-Преображенский собор.

Главными святынями храма ныне являются Нерукотворный Образ Спасителя и икона Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте».

Образ Спаса Нерукотворного находится на аналое у правого клироса. Он тесно связан с жизнью Императора Петра Великого, и был его любимым образом. Написанный, предположительно, в 1676 году для Царя Алексея Михайловича известным московским иконописцем Симоном Ушаковым, к Царю Петру образ перешел от матери, Наталии Кирилловны, и всегда сопутствовал ему в походах. С ним образ Спаса был и при закладке С.-Петербурга, и во время Полтавской баталии. На смертном одре, в старом Зимнем дворце, он стоял в изголовье Государя, и находился при погребении. Позже образ был помещен в домике Петра Великого на Петроградской стороне, в столовой, обращенной в часовню Спасителя. При закрытии часовни в январе 1930 года, чтимый образ перенесли в Троицкую церковь на Стремянной улице, а по ее закрытии (в 1936–38 году)-в Спасо-Преображенский собор.

Чтимая икона Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте» лежит на аналое у левого клироса. Это – список со знаменитой чудотворной иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте» из храма Преображения Господня на Ордынке в Москве, сделанный по повелению родной сестры Государя Петра Великого, царевны Натальи Алексеевны, и в 1711 году привезенный ею из Москвы в Петербург. Во время войны с турками образ этот был в рядах русского войска. По возвращении Государя в столицу, в память спасения его и русской армии во время Прутского похода, им был устроен храм Воскресения Христова при дворце царевны Наталии Алексеевны, там и был поставлен чтимый образ. Позже на месте дворца был выстроен новый храм, освященный в честь этого образа Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте», и сюда во множестве стекались богомольцы. Часто пред иконою Божией Матери молились члены царствующего дома. В церкви иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте» на Шпалерной (современный адрес – ул. Воинова, 33-а) чтимый образ оставался вплоть до закрытия храма в 1932 году, тогда икона была перенесена в Спасо-Преображенский собор, где пребывает и поныне.

Кроме названных, верующие с особым чувством молятся перед иконами: Казанской Божией Матери, «Утоли моя печали», Знамения Божией Матери, вмч. Пантелеимона, а также св. вмч. Варвары с житием и прпп. Сергия Радонежского и Серафима Саровского Чудотворцев.

Возле северной стены собора, в приделе свв. Климента и Петра, находится складень с образами Преображения Господня в центре его и вмч. Пантелеимона и св. царя Константина. Складень этот в 1900 году полковому лазарету подарил командир, генерал-майор лейб-гвардии Преображенского полка, Вел. Кн. Константин Константинович, известный поэт «К. Р.».

Престольными праздниками в Спасо-Преображенском соборе являются дни: 6 (19 – н. ст.) августа – Преображение Господне; 25 сентября (8 октября н. ст.)- прп. Сергия Радонежского Чудотворца; 25 ноября (8 декабря н. ст.)-сщмчч. Климента Папы Римского и Петра Архиепископа Александрийского.

В настоящее время Спасо-Преображенский собор является одним из самых чтимых и посещаемых храмов нашего города. Здание собора и часовня при нем отреставрированы и поддерживаются в хорошем состоянии. Много верующих приходит в храм помолиться, а также послушать проповеди настоятеля храма, протоиерея Николая Гундяева, одного из лучших современных проповедников.

Хор Спасо-Преображенского собора, в котором поют солисты Капеллы, заслуженно считается одним из лучших церковных хоров города.

 

Спасо-Преображенский собор. Иконостас центрального придела во имя Преображения Господня.

Спасо-Преображенский собор. Иконостас центрального придела во имя Преображения Господня.

Церковь преп. Серафима Саровского

 

В северо-западной части нашего города, за зеленью Островов, среди кварталов Новой Деревни расположено основанное в начале этого века Серафимовское кладбище. В восточной части его стоит небольшая деревянная церковь во имя преподобного Серафима, Саровского Чудотворца.

От ворот кладбищенской ограды к ней ведет аллея, в конце которой расположена небольшая площадь, куда обращен своим главным фасадом Серафимовский храм. Над площадью и кронами деревьев возносится легкая двухъярусная колоколенка, звон колоколов с которой порой нарушает безмолвие и покой тихого кладбища, серебристые купола сияют крестами над храмом. Над входом в него помещен большой мозаичный образ преп. Серафима, молящегося на камне, по сторонам от образа – две другие мозаики, изображающие преподобного идущим в Дальнюю пустыньку и кормящим медведя.

С раннего утра и до вечера двери храма открыты, в полумраке ярко горят свечи и возносятся молитвы за живых и усопших, погребенных на кладбище сем. В воскресные и праздничные дни молящихся так много, что порой люди стоят на паперти церкви. Многие идут сюда послушать горячие и патриотичные проповеди настоятеля храма прот. Василия Ермакова, и каждый находит здесь участие и поддержку, добрый совет и помощь, облегчение своих душевных страданий.

Предыстория храма восходит к XVIII веку. В царствование Императрицы Елизаветы Петровны, в 1740-х годах, когда канцлер граф А. П. Бестужев-Рюмин построил себе на Каменном острове загородную резиденцию и перевел из малороссийских поместий необходимых для работ крепостных, они поселились на правом берегу Большой Невки, образовав Старую и Новую Деревни. В Новой Деревне в 1762 году была сооружена Благовещенская церковь1, при которой в течение полутора веков существовало местное кладбище.

В конце прошлого столетия из-за возрастания населения в пригороде, причт храма решил расширить кладбище, но крестьяне Новой Деревни не захотели уступить землю для этой цели рядом с храмом. Пришлось ходатайствовать перед епархиальным начальством об открытии нового кладбища на церковной земле, к северу от Новой Деревни, за полотном Приморской железной дороги. Прежнее кладбище было для погребения закрыто и позднее исчезло.

В 1903 году из притча храма Благовещения и местных жителей была создана строительная комиссия, которая кроме устройства кладбища, приняла решение выстроить на нем церковь. Но только спустя два года, 2 января 1905 года, комиссия обратилась к Митрополиту С. Петербургскому и Ладожскому Антонию с просьбой об этом, предложив назвать храм именем недавно прославленного преп. Серафима, Саровского Чудотворца, а само кладбище именовать Серафимов-ским. План и смету на постройку деревянного храма составил известный епархиальный архитектор Н. Н. Н иконов. Средства на сооружение церкви собрали как в приходском Благовещенском храме, среди прихожан, так и среди благотворителей.

В ходе строительства в проект были внесены изменения: вместо звонницы появилась колокольня, к северной стене алтаря сделана пристройка, и под церковью задуман склеп. После торгов строительные работы были сданы крестьянину Псковской губернии П. В. Васильеву.

25 июля 1906 года, с благословения Митрополита Антония, с крестным ходом из приходской церкви, была совершена закладка Серафимовского храма местным благочинным, настоятелем Спасо-Сенновской церкви прот. Н. А. Травинским, а 19 октября здание было уже окончено и сдано подрядчиком причту храма.

1 марта 1907 года на Серафимовском кладбище состоялось освящение новой церкви во имя преп. Серафима Саровского. Чин освящения и первую литургию в храме совершил протоиерей Н. А. Травинский. С этого дня храм никогда не закрывался, и поэтому его внутреннее убранство сохранилось нетронутым до нашего времени.

Серафимовская церковь – трехпрестольная.

Центральный, главный придел храма освящен во имя преп. Серафима Саровского. Два малых придела, левый – во имя Покрова Божией Матери, правый – во имя мученицы Александры, устроены с таким расчетом, чтобы в них можно было свершать отпевания, не мешая службе в главном приделе.

Всем миром прихожане собирали не только средства на постройку храма, но и с заботой и любовью жертвовали на его благоукрашение. Дубовый, прекрасной работы иконостас в главный придел пожертвовал купец А. А. Николаев, а одиннадцать образов, писанных на цинке в него же – М. Н. Колчин. Запрестольный образ явления Спасителя иеродиакону Серафиму, писанный художником Аннушкиным, был принесен в дар купцом Ф. М. Минаевым; деревянный запрестольный с живописью крест и бронзовый семисвечник – А. И. Шадриным. Со сводов купола спускается паникадило – это дар А. Д. Смирнова, подарившего также бронзовую дарохранительницу и богослужебные сосуды. Три дубовых престола пожертвовал А. В. Балявин, бархатные хоругви – С. М. Буров.

Большое серебряное вызолоченное Евангелие с рельефными изображениями Воскресения Христова, Евагелистов и Рождества Христова поднес храму А. И. Секунов, а напрестольный крест и малое Евангелие – А. Д. Шершова. Кроме того, были сделаны и многие другие, в том числе, денежные пожертвования.

Возле правого клироса главного придела находится главная святыня храма – образ преп. Серафима Саровского, с частицами его мощей, мантии и гроба, а также камня, на котором он молился тысячу дней и ночей. Этот кусочек камня пожертвовали еще в Благовещенскую церковь уроженец села Дивеево Нижнегородской губернии П. А. Иванов и его супруга, узнав о постройке храма в честь преподобного. Частичка этого же камня была подарена в храм Митрополитом Антонием (Мельниковым).

Слева от царских врат в резном киоте помещается образ Божией Матери «Умиление», список с келейного образа преп. Серафима, называвшего его также «Всех радостей радость». В правой части Серафимовского придела храма находится портрет преп. Серафима Саровского, написанный, возможно, еще при его жизни и подаренный на память и благословение Д. С. Богачеву, бывшим учеником старца Серафима, описавшим его житие, позднее игуменом Павло-Обнорского монастыря Вологодской епархии Иоасафом, впоследствии в схиме Серафимом. На портрете имеется надпись: «Изображение Блаженного и великого подвижника Саровского Серафима.», и ниже дата – «июня 18-го 1883 г. Прошу моих наследников хранить хоша в свертке. Д. Богачев». Видимо, наследниками Бога-чева это изображение было передано в храм в годы лютых гонений на Церковь.

 

Серафимовская церковь. Иконостас центрального придела.

Серафимовская церковь. Иконостас центрального придела.

За правым и левым клиросами главного придела, в замечательных резных киотах помещаются два прекрасных образа – Казанской Божией Матери и свт. Николая Чудотворца, пожертвованные в храм также супругами Ивановыми.

При входе в храм из притвора, слева в киоте помещается образ Смоленской Божией Матери, из древних, привезенный в Петербург при Императоре Петре Первом, смоленскими работными людьми, строившими новую столицу. Этот образ помещался ранее в Благовещенской церкви и по ее закрытии был перенесен в Серафимовский храм. По воспоминаниям старых прихожан храма в праздник Смоленской Божией Матери, после обедни по всем улицам Новой и Старой Деревни ходил крестный ход. «У многих домов ставили столы, на них – миски с водой, священник служил водосвятный молебен». Справа от входа в храм – замечательный образ Божией Матери Тихвинской. По соседству находятся иконы Божией Матери «Знамение» и «Всех скорбящих радости», свт. Николая Чудотворца примечательного письма, а также иконы новопрославленных святых – блаж. Ксении Петербургской и св. и прав. Иоанна Кронштадтского.

В Покровском приделе интересны иконы Божией Матери «Взыскание погибших» и свт. Николая Чудотворца, в Александрийском,– хорошо исполненный образ Казанской Божией Матери, переданный по преданию из Казанского собора. Слева от царских врат главного придела, на столбе, укреплена мемориальная латунная доска с небольшим образом свт. Николая Чудотворца в память 136 солдат и офицеров 36-го Орловского пехотного полка, погибших с 6 по 23 октября 1914 года на реке Сан, с надписью: «Нет выше той любви, когда кто положит душу свою за друзей своих. Вечная память.»

В первые дни Великой Отечественной войны в Серафимовском храме по обычаю наших предков с колокольни были спущены колокола «под спуд». Были разобраны деревянные потолки и полы, вырыты глубокие ямы. У каждого колокола отнимался язык и осторожно, приняв все меры безопасности, подобно захоронению усопших, колокол укладывали в определенное место, а рядом его язык. И все это – с молитвой и надеждой, что он, в день, известный только Богу, вновь будет пробуждать спящую совесть людей и напомнит о смысле жизни на земле.

Шла грозная война и долгая блокада... Утром, 27 января 1944 года, радость прорыва блокады собрала множество полуживых, но счастливых людей у Серафимовского храма. И, вдохновленные ею, они нашли в себе силы вновь разобрать все перекрытия, раздолбить мерзлую землю и установить колокола на положенное место. В этот же день, ровно в 16 часов, колокольный звон Серафимовской церкви соединился с благодарной молитвой ко Господу... И в то же время, по свидетельству очевидцев, в этом колокольном звоне многие услышали скорбную молитву – реквием о тех, кто больше уже не вернется никогда... Люди со слезами на глазах сменяли друг друга, и звон колоколов не умолкал многие сутки ни днем ни ночью.

В годы войны на Серафимовском кладбище были погребены 100 тысяч горожан, погибших в дни блокады. Как вспоминают очевидцы: «Взрывали траншеи и укладывали умерших в четыре ряда, и засыпали землей. Трупы блокадников складывали штабелями примерно от Школьной улицы до ворот кладбища, по обе стороны дороги был только проезд между этих штабелей. Идя в храм, приходилось в сумерках проходить по Серебрякову переулку; где лежит открытый гроб, где блокадник на саночках – просто не могли родные довезти до кладбища...»

После войны, в 1957–65 гг. по проекту архитектора Я. Н. Лукина и группы скульпторов под руководством Р. К. Таурита на месте захоронения блокадников, справа от входа на Серафимовское кладбище был создан мемориальный ансамбль.

В настоящее время Серафимовское кладбище – одно из самых известных в городе. На нем, возле стен церкви похоронены: Архиепископ Брюссельский и Бельгийский Василий (Кривошеий) (1900–1985), секретарь Митрополита Вениамина, профессор Л. Н. Парийский (1892–1972), первый настоятель Серафимовской церкви прот. Павел Пашский, прот. Владимир Лютик (1923–1981), также бывший настоятелем Серафимовского храма, известный художник Филонов (1883–1941) и его супруга Е. Н. Глебова-Филонова, актриса Г. Богданова-Чеснокова, актеры – П. П. Кадочников, К. И. Адашевский и другие известные деятели искусства, военачальники.

Напротив храма располагается усыпальница Синициных, выстроенная в 1910-х годах, не так давно переданная Серафимовскому храму. Внутри нее помещается Распятие.

В 1987 году по проекту выпускника Академии Художеств были изготовлены и помещены над входом в храм три мозаичных образа преп. Серафима Саровского.

Престольными праздниками в Серафимовской церкви являются дни:

2/15 января – преставление преп. Серафима Саровского, 19 июля (1 августа н. ст.) – обретение мощей и прославление преп. Серафима Саровского, 23 апреля (6 мая н. ст.) – мц. Царицы Александры, 1/14 октября – Покров Пресвятой Богородицы.

Князь-Владимирский собор

 

В 1988 году вся Россия и весь православный мир отметили тысячелетие крещения Руси. В городе на Неве центром проведения торжеств, посвященных этому знаменательному событию, был Свято-Троицкий собор Александро-Невской Лавры. Столетием раньше, когда праздновалось девятисотлетие крещения св. князем Владимиром киевлян в водах Днепра, весь православный Петербург пришел в расположенный на Петербургской стороне собор, посвященный святому крестителю Руси, который и стал центром торжеств.

Грандиозный крестный ход из Князь-Владимирского собора прошел через центр города на Дворцовую площадь, где был отслужен благодарственный молебен по случаю праздника.

Возникновение этого замечательного собора, одного из самых старых и знаменитых в Петербурге, относится к самому началу XVIII века. Было это в 1712 году вскоре после основания нашего города. На Петербургском острове, за Кронверком, недалеко от берега Малой Невы, приблизительно там, где за четыре года до того построили деревянную Успенскую церковь, по указанию петербургского вице-губернатора Я. Корсакова была заложена мазанковая, с тем же названием, но с двумя приделами-св. Иоанна Предтечи и свт. Николая Чудотворца. Приделы были освящены в 1717 году, а сам храм-5 апреля 1719 года Митрополитом Рязанским и Муромским Стефаном (Яворским), подворье которого стояло поблизости. Вскоре по освящении храм был наименован собором и по значению занял четвертое место в Петербурге, после Троицкого, Петропавловского и Исаакиевского соборов.

В народе его именовали Успенским собором на Мокруше (из-за того, что это место часто затоплялось), или по приделу-Николы Мокрого.

К 1735 году здание обветшало, и Императрица Анна Иоанновна повелела выстроить рядом новый каменный собор и посвятить его св. Иоанну Предтече, имя которого носили ее отец и внук. Возведение нового храма было начато в 1740 году по проекту архитектора Пьетро Трезини, шло быстро и уже через два года было вчерне окончено.

Год спустя из-за неправильной ориентации храма строительство было приостановлено и возобновлено лишь в 1747 году. По повелению Императрицы Елизаветы Петровны из Москвы были затребованы чертежи знаменитых Кремлевских соборов, чтобы достроить храм «о пяти главах по древнему российскому обычаю». Завершение строительства собора велось по образу Успенского Кремлевского собора, с добавлением колокольни.

Затянувшаяся из-за недостатка средств перестройка окончилась лишь при Императрице Екатерине Второй, которая, по преданию, увидела собор из окон Зимнего дворца и, узнав печальную его историю, повелела поспешить с достройкой. Из представленных проектов достройки, авторами которых были известнейшие архитекторы того времени, был выбран самый простой, красивый и дешевый – архитектора А. Ринальди, получивший в 1766 году утверждение Императрицы.

Хотя летом 1772 года пожар уничтожил старый деревянный, окончательно обветшавший Успенский собор и сильно повредил новый, почти уже законченный, 8 сентября 1773 года в нем был все-таки освящен Успенский придел. Указом от 31 мая 1783 года завершение строительных работ было велено передать Конторе строений Александро-Невского монастыря, а общее руководство работ поручено архитектору И. Е. Старову.

1 октября 1789 года новый храм, строившийся почти полвека, был освящен, но уже не в честь Успения Божией Матери, но в память св. равноапостольного князя Владимира, 800-летие крещения которым Руси, отмечалось годом ранее. Правый Никольский придел освящен в 1799 году.

По Указу Императора Николая Первого от 22 июля 1845 года собор стал собором кавалеров ордена св. кн. Владимира. В день его учреждения, 22 сентября, в храме ежегодно служилась литургия с молебным пением св. крестителю Руси, а модель ордена была укреплена над главным входом в храм.

В 1802 году в соборе были устроены хоры, а в 1859 году по инициативе настоятеля прот. В. Полисадо-ва весь собор стал теплым. В 1866 году Успенский и Никольский приделы были перенесены к главному алтарю и освящены снова. На этом достройки и перестройки собора закончились, и он приобрел вид, который сохраняет в настоящее время.

С мая 1856 года к собору приписали каменную Троицкую часовню, а в 1882–86 гг. по проекту Н. Н. Ковригина на углу Большого проспекта Петербургской стороны построили каменную часовню в память Императора Александра Второго – Казанскую, сохранившуюся и доныне на углу Владимирского сквера, близ Тучкова моста. Сейчас рассматривается вопрос о ее возвращении собору.

С 1806 года при храме действовало Князь-Владимирское духовное училище, одно из четырех бывших в ту пору в епархии, а с 1875 года в приходе начало работать благотворительное общество и основан приходский приют для сирот, полусирот и детей беднейших семей, где они не только призревались, но_ и обучались ремеслам. С 1902 года при нем работала церковно-приходская школа.

В прошлом веке большие реставрационные работы в соборе проводились не раз: в 1882 году, к 100-летию основания ордена св. Владимира, в 1888 году – к празднованию 900-летия Крещения Руси и в 1889 – по случаю 100-летия собора.

Когда в 1922 году собор захватили «живоцерковники», возглавляемые прот. В. Красницким, прихожане почти не ходили в храм; то вскоре от сырости и промерзания он стал разрушаться и потому постановлением Президиума Ленсовета от 30 октября 1926 года был закрыт как «угрожающий по своему техническому состоянию общественной безопасности». Год собор стоял закрытый, а затем был возвращен православным. Его настоятелем в 1930–32 гг. был известный проповедник прот. Александр Медведский.

В дни блокады собор продолжал действовать. Духовенство во главе с настоятелем прот. М. Славнитским, по примеру Митрополита Алексия (Симанского), разделяло со своей паствой военные тяготы и ободряло верующих в тяжелые годы. В храме ежедневно совершались богослужения, не прекращавшиеся даже при налетах немецкой авиации. Здесь же шел сбор пожертвований на танковую колонну им. Дмитрия Донского.

Послевоенная реставрация 1951–52 гг. вернула зданию прежнее благолепие, и ныне Князь-Владимирский собор является одной из главных православных святынь города, памятником русского зодчества XVIII века и одним из наиболее величественных петербургских храмов.

В 1988 году Князь-Владимирский собор стал одним из главных центров юбилейных торжеств во время празднования 1000-летия Крещения Руси, а год спустя отметил свое 200-летие. По этому случаю Митрополитом Ленинградским и Новгородским Алексием (ныне Святейший Патриарх Московский и Всея Руси) было совершено торжественное богослужение.

 

Центральный иконостас Князь-Владимирского собора.

Центральный иконостас Князь-Владимирского собора.

Стиль здания характерен для переходной эпохи от барокко к классицизму. Это – базилика, которая внешне напоминает Троицкий собор Александро-Невской Лавры. Над алтарной частью возвышается пятиглавие, главный вход завершен стройной трехъярусной колокольней высотою более 57 метров. На ней 7 колоколов, самый большой из них весит около 5 тонн и отлит в 1779 году.

Собор изнутри довольно обширен и может вместить до трех тысяч человек. Росписей ни на стенах, ни на сводах, ни в куполе нет, кроме изображения в парусах храма четырех Евангелистов, написанных, вероятно, К. П. Брюлловым. В центре висит паникадило в византийском стиле – удачная стилизация под древность.

Алтари отделены невысокими иконостасами. Первоначальный проект принадлежит И. Е. Старову, но в 1823 году иконостасы были заменены новыми. Выполнены они в ампирном стиле и являются замечательными образцами художественной резьбы по дереву. Образа в иконостасах размещены в два яруса, в нижнем – местные, в верхнем – праздничные. Посредине каждого из иконостасов – дополнительный ярус, где представлены: в центральном приделе – Господь Саваоф в медальоне, а над Ним – Распятие с предстоящими Божией Матерью и св. Иоанном Богословом, в боковых – изображение Тайной Вечери. Живопись в иконостасах – XVIII-XIX столетий.

В главном приделе интересны местные иконы Спасителя и Успения Божией Матери. Некоторые сюжеты выполнены в духе итальянского Возрождения, например, «Бегство в Египет». В алтаре, на стене апсиды висит грандиозная композиция «Св. Евхаристия», копия росписи В. М. Васнецова в Киевском Владимирском соборе. Там же находится большой запрестольный поясной образ Спасителя, витраж, исполненный в 1910 году.

На западной стене храма размещены копии с картин европейских художников: «Оплакивание Христа» П. Веронезе и «Преображение» Рафаэля, а также с неизвестных авторов: «Уверение ап. Фомы», «Богородица с Младенцем Иисусом и св. Иоанном Предтечей», «Рождество Христово» и копия с картины «Моление о Чаше» русского художника Ф. Бруни.

Главная святыня – чудотворная икона Казанской Божией Матери – принесена в него в 1932 году из закрытого Казанского собора. Она – старинный список с явленного в Казани чудотворного образа.

С переездом Царской семьи из Москвы в Петербург в 1710 году вдовствующая Царица Прасковья Федоровна привезла икону в град святого Петра, поместив ее вначале в Казанскую часовню недалеко от домика Петра Великого, откуда она была перенесена затем в церковь Рождества Богородицы, стоявшую на месте нынешнего Казанского собора. Когда собор был окончен, икону поместили в нем на самом почетном месте. Оправленный в новую ризу, старинный образ находится в малахитовом киоте у правого клироса центрального придела. Митрополит Гор Ливанских Илия Караме, все годы Второй Мировой войны моливший Матерь Божию о спасении России, возложил 11 ноября 1947 года на Казанскую икону золотой венец, украшенный драгоценными камнями.

Справа от иконы Казанской Божией Матери висит храмовый образ св. кн. Владимира, изображенного в полный рост в красном княжеском плаще. В храме имеются еще три изображения св. равноапостольного князя Владимира: в алтаре Успенского придела, копия с образа св. князя Владимира работы В. М. Васнецова над входом в притвор, и над дверью из притвора в храм.

Напротив Казанской иконы, у левого клироса помещается икона Божией Матери Скоропослушницы, а слева – преп. Сергия Радонежского.

В главном приделе находятся также образа Иверской Божией Матери, список с чудотворной иконы Богоматери в Иверском монастыре на Афоне; свт. Николая Чудотворца в вызолоченной ризе, который по времени написания старше самого храма; иконы Тихвинской Божией Матери и Божией Матери «Знамение», а также Божией Матери «Всех скорбящих Радосте». В соборе есть еще несколько образов Святителя и Чудотворца Николая, и хорошего письма образ преп. Серафима Саровского с житием.

В Успенском приделе можно увидеть интересный, большой образ св. блг. великого князя Александра Невского, изображенного в полный рост, написанный «в лето 1930 месяца ноемвря в 16 день» архидиаконом Свято-Троице-Сергиевой Лавры Серафимом Вавиловым.

В алтаре Успенского придела хранится образ Успения Божией Матери, из подворья Киево-Печерской Лавры в С.-Петербурге. Это список с чудотворной иконы Успения Божией Матери, главной святыни Лавры. В собор попал после закрытия подворья.

В Никольском приделе помещается образ Покрова Божией Матери, писанный в 1898 году как благословение Свято-Афонской горы келлии св. Иоанна Златоустаго старца иеросхимонаха Кирилла с братиею. Рядом стоит большая с ниспускающимися лампадами Голгофа, сооруженная в 1894 году и бывшая в ту пору новинкой в церковном обиходе.

В соборе сохранились замечательные Евангелия, в том числе большое, именуемое Берлинским. Оно было напечатано в 1689 году, и имеет драгоценный, изящной работы, оклад из позолоченного серебра с пятью живописными миниатюрами в медальонах, изображающими Воскресение Христово и четырех Евангелистов. По преданию, Евангелие было пожертвовано в собор Императрицей Елизаветой Петровной. Вес его – более пуда.

В главном алтаре находится крест-мощевик, вделанный в небольшой образ, и бронзовая дарохранительница 1770 года, имеющая вид храма с вертоградом и гробом Господним в середине. Изображения все позолочены.

Как ценная реликвия сберегается деревянный восьмиконечный крест, положенный под престол прежней Успенской церкви при ее освящении.

Престольные праздники храма:

6 мая – перенесение мощей свт. Николая Чудотворца в Бар-град; 8 (21) июля – явление иконы Казанской Божией Матери; 15 (28) июля – св. равноапостольного князя Владимира; 15 (28) августа – Успение Пресвятой Богородицы; 22 октября (4 ноября) – перенесение чудотворной иконы Казанской Божией Матери в 1612 году при освобождении от поляков; 19 декабря – преставление свт. Николая Чудотворца.

До сих пор Князь-Владимирский собор остается единственным действующим приходским храмом на Петроградской Стороне и, благодаря Казанской иконе, посещается всеми православными людьми, которые приезжают в наш город. Торжественно праздновалось его 200-летие в 1989 году и, по этому случаю, была выпущена юбилейная настольная медаль, которая раздавалась богомольцам.

Церковь Божией Матери Одигитрии Смоленской на Смоленском кладбище

 

Из Малой Невы берет свое начало неширокая, тихая и спокойная река Смоленка, отделяющая остров Голодай от Васильевского. По обоим берегам ее раскинулось одно из старейших городских кладбищ – Смоленское. Название свое оно получило из-за того, что в первые годы строительства Петербурга здесь хоронили строителей новой столицы – плотников и землемеров, выходцев из Смоленской губернии. Над их прахом земляки устроили часовенку, в которой поставили сооруженную или привезенную ими с родины икону Смоленской Божией Матери.

Первые официальные данные о возникшем в 1730-х годах в этой местности, получившей название Смоленского поля, кладбище, относятся к 1740 году, когда Святейший Синод дозволил здесь погребение умерших горожан. Левобережная часть нового кладбища стала именоваться Смоленским Православным кладбищем. Постепенно разросшееся в размерах, оно и по сей день остается одним из старейших и обширнейших кладбищ Петербурга.

Огромный зеленый массив его начинается сразу же за аркой кладбищенских ворот и бывшей богадельней. Под аркой укреплена мраморная доска, напоминающая о том, что здесь, на Смоленском кладбище, в 1828 году была похоронена няня А. С. Пушкина Арина Родионовна Яковлева. Справа от входа, среди старинных надгробий могил и крестов возвышается выстроенная в классическом стиле с «византийским» куполом, обращенная южным фасадом на небольшую площадь, церковь во имя Смоленской Божией Матери, единственный оставшийся на кладбище действующий храм...

Первая деревянная церковь на Смоленском кладбище была построена по инициативе Императрицы Елизаветы Петровны на губернские средства, и после двух лет постройки, 30 сентября 1760 года, освящена во имя Смоленской Божией Матери. Спустя 12 лет она была заново отремонтирована, и к ней пристроен теплый придел во имя Михаила Архангела, освященный 6 ноября 1772 года.

 

Иконостас главного придела.

Иконостас главного придела.

Когда в 1783 году настоятелем церкви стал энергичный и деятельный протоиерей Георгий Петров, его трудами и усердием на средства от произведенного по всей епархии сбора пожертвований на кладбище был выстроен новый каменный храм. Митрополит С.-Петербургский Гавриил (Петров), прибывший 2 июня 1786 года на Смоленское кладбище, собственноручно указал место для возведения новой церкви. 19 июля того же года был заложен, а спустя три года окончен постройкой новый каменный храм в честь Смоленской иконы Божией Матери. Строился он по проекту профессора архитектуры А. А. Иванова, за работами наблюдали помощники архитектора Петр Газен и Михаил Быков.

В сооружении нового храма большое участие принимала знаменитая петербургская юродивая Блаженная Ксения. Неустанно каждую ночь она тайно помогала строителям. Пока рабочие спали, Ксения таскала на леса и стены строившейся церкви необходимые для ее строительства кирпичи.

26 сентября 1790 года первым в новопостроенном храме был освящен придел во имя Апостола Иоанна Богослова, в который был перенесен иконостас из упраздненной деревянной Иоанно-Богословской церкви на Выборгской стороне. Главный престол в честь Смоленской Божией Матери был освящен через пять дней, на праздник Покрова Пресвятой Богородицы, 1 октября 1790 года. Иконостас центрального придела храма вырезали охтенские мастера во главе с Яковом Дунаевым; местные образа Спасителя и Божией Матери были написаны и пожертвованы в храм академиком живописи, адъюнкт-ректором Петербургской Академии Художеств И. А. Акимовым. Иконы пророков Иезекииля и Даниила на северных и южных вратах были писаны Г. И. Козловым. И. А. Акимовым было написано большинство замечательных икон в Смоленском храме, в том числе главная его святыня – образ Божией Матери Одигитрии Смоленской, являющийся списком с чудотворной иконы Божией Матери, находящейся в Смоленске, той самой, что сопровождала русское православное воинство в Отечественную войну 1812 года. В дни защиты Отечества от нашествия «двунадесяти языков» духовенство и прихожане церкви принимали деятельное участие в сборе пожертвований на военные нужды.

В 1807–1809 годах при церкви архитектором Л. Руска были выстроены часовня и богадельня, а также ворота при входе на кладбище. В то же время архитектор Андриан Захаров пристраивает к церкви северный придел. В 1813–1815 годах, когда храм стал теплым, С. А. Безсоновым была сделана новая роспись храма.

С 1825 по 1832 годы настоятелем храма служил профессор Петербургской Духовной Академии, доктор богословия, протоиерей Иоаким Симеонович Кочетов, сменивший на этом посту умершего прот. Георгия Петрова. В его бытность Смоленская церковь претерпела значительные перестройки. В 1831 году на средства церковного старосты купца 1 гильдии Илии Антонова была начата пристройка к храму с юга Ильинского придела, освященного 24 июня 1833 года. Тогда же была построена колокольня, и сооружена новая паперть. Самый большой колокол, весом 251 пуд, был отлит в 1831 году, другой – в полтора раза легче, был пожертвован Илией Антоновым в 1830 году. Всего на колокольне было 12 колоколов.

 

Придел Блаженной Ксении Петербургской.

Придел Блаженной Ксении Петербургской.

В 1858 году подкупольная часть храма была расписана в византийском стиле художником В. В. Васильевым. Им были исполнены росписи «Воскрешение Лазаря», «Воскрешение дочери Иаира», «Воскрешение сына наинской вдовы». В 1891 году в храме был освящен придел св. Василия Исповедника, год спустя – поновлены храм и колокольня, а в пристройке, сооруженной по проекту академика К. Н. Вербицкого, 10 октября того же года был освящен придел св. Иоанна Предтечи, Архидиакона Стефана и мученицы Евлампии, в память И. С. Семенова – Шипинского, с иконостасом в византийском стиле. В 1903 году заново были отремонтированы Иоанно-Богословский и Ильинский приделы храма. К тому времени храм выглядел очень благолепно: интерьер его был прекрасно расписан и украшен иконами кисти лучших русских художников: ректора Петербургской Академии Художеств Шамшина, Боровиковского, Тютрюмова, Рейля-на, Садикова.

Среди святынь храма, кроме особо чтимой иконы Божией Матери Одигитрии Смоленской, украшенной в 1848 году богатой ризой с бриллиантовыми и иными украшениями, был деревянный резной аналогий с серебряной вызолоченной доской и выпуклостью в виде яйца с короной вверху. На выпуклости было вырезано Распятие с предстоящими Божией Матерью и Иоанном Богословом. В доске было 10 прорезей с частицами вложенных святых мощей: Апостола Матфея, Варфоломея, Варнавы, Стефана, мученика Кириака, Пимена Великого, целителя Пантелеимона, Мартиниана, князя Феодора, мученицы Анастасии.

На жертвеннике, в алтаре главного придела, была поставлена икона святителя Николая Чудотворца, украшенная серебряной позолоченной ризой с драгоценными камнями. Ею свт. Иннокентий Иркутский благословил сибирского купца Филатова. По завещанию последней из его потомков, икона перешла в Смоленскую церковь. В центральном приделе храма помещался образ Успения Божией Матери, пожертвованный Киевским митрополитом Филаретом.

После 1917 года церковь находилась в ведении «обновленцев», а в 1940 году была закрыта и, по-видимому, разграблена. Свой современный облик храм приобрел в 1947 году, когда после семилетнего перерыва здесь возобновились богослужения. Всем миром прихожане восстанавливали свой храм и его внутреннее убранство. С 1947 по 1950 годы в церкви имелся лишь один освященный престол – главный, во имя Смоленской Божией Матери.

В 1950 году, по благословению митрополита Ленинградского и Новгородского Григория (Чукова), в храм была передана особо чтимая Милующая икона Божией Матери, называемая также «Достойно есть», список с главного образа Святой Горы Афон. Икона эта в 1887 году была пожертвована иеромонахом Русского Пантелеймонова монастыря на Афоне Арсением в строившийся храм Милующей Божией Матери в Галерной Гавани. 24 мая 1950 года придел во имя Милующей Божией Матери в Смоленской церкви был освящен.

Прихожане храма благоговейно поклоняются и другим намоленным образам – иконе св. Иоанна Богослова, написанной в царствование Императора Петра Великого, Толгской иконе Божией Матери «в чудесах» ярославского письма конца XVII века, изображающей события из истории Толгского монастыря близ Ярославля. В центральном приделе помещается икона Валаамской Божией Матери и образ св. великомученицы Екатерины, пред которым каждый понедельник читается акафист святой Христовой Угоднице.

Выделяется в храме большой, писанный на стекле, запрестольный образ Богоматери с Младенцем, переданный в Смоленскую церковь в 1950 году. Икона эта была исполнена в начале XX века для церкви Клинического повивального института в Петербурге. Рождественский придел храма украшает Вифлеемская пещера (Вертеп). Здесь горит неугасимая лампада, а на Рождество устанавливаются елочки.

16 февраля 1990 года в храме был освящен четвертый придел – в честь святой Блаженной Ксении Петербургской, строительницы и покровительницы этой церкви. В нем пред царскими вратами на аналое помещена икона Блаженной Ксении, справа от нее – большой образ Божией Матери «Всех скорбящих Радосте».

В 1990 году храм Смоленской Божией Матери отметил свое 200-летие. В память этого события была отлита медаль, а 10 августа, на престольный праздник церкви, в храме Святейшим Патриархом Алексием II вместе с Высокопреосвященнейшим митрополитом Иоанном была свершена Божественная литургия, за которой последовал молебен в честь Смоленской иконы Божией Матери и 200-летия Смоленского храма.

Церковь Божией Матери Одигитрии Смоленской, одна из старейших в Петербурге, и поныне остается единственным действующим храмом для жителей западной части Васильевского острова и Голодая.

Смоленский храм является также и усыпальницей: под церковью сооружен склеп, где похоронены настоятель храма прот. Иоаким Кочетов, граф С. С. Ланской, профессора Петербургского университета К. А. Неволин и Н. И. Надеждин.

Кроме Смоленского храма, на кладбище было еще несколько церквей и часовен. При входе на кладбище на берегу реки Смоленки стоит Воскресенская церковь, возведенная усердием причта и настоятеля Смоленской церкви и кладбища прот. Сперанского в 1901 –1904 годах. Выстроен храм по проекту архитектора В. А. Демяновского в стиле московского нарышкинского барокко конца XVII – начала XVIII веков. В этой церкви кроме центрального, Воскресенского придела, были еще два – во имя Божией Матери «Утоли Моя Печали» и Всех святых. В храме похоронен профессор Петербургского университета М. М. Стасюлевич, в 1921 году здесь отпевали Александра Блока. Закрыт был храм в 1935 году и ныне сохраняется в плачевном состоянии.

К югу от Смоленской церкви возвышалась старинная Троицкая церковь. Освященная в 1792 году во имя Архангела Михаила, в 1818 г. она была перестроена стараниями духовника Их Императорских Величеств протопресвитера П. Криницкого. После наводнения 1824 года она была выстроена в камне и в 1831 году освящена в честь Святой Живоначальной Троицы. Перестроенная еще раз в начале века, она была взорвана в 1930 году.

 

Часовня святой Блаженной Ксении Петербургской.

Часовня святой Блаженной Ксении Петербургской.

В глубине Смоленского кладбища стоит маленькая аккуратная часовня блаженной Ксении Петербургской. Вскоре после кончины в конце XVIII века знаменитой петербургской юродивой Ксении Григорьевны Петровой, могила ее, располагавшаяся за Троицкой церковью, стала привлекать сюда множество народа. Богомольцы приходили сюда с упованием и верой в то, что блаженная Ксения не призрит их молитв и поможет в скорбях. Многие брали с собой и уносили в горстях землицу с могилы Блаженной, когда же над могилой была установлена плита, люди отбивали от нее по кусочку и так разнесли всю по домам. То же случилось и со второй плитой. Забирая эти кусочки, богомольцы оставляли на могилке свои посильные денежные пожертвования. На собранные таким образом деньги сначала была сделана ограда вокруг могилы, а в 1830-х годах выстроена часовня с дубовым иконостасом, расширенная в 1894 году пристройкой стеклянной галереи. Осенью 1901 года по проекту А. А. Всеславина была начата постройка новой часовни в русском стиле, освященной по завершении строительства 12 октября 1902 года. В изголовье мраморной гробницы Блаженной Ксении был поставлен иконостас из мрамора и висел мозаичный образ распятого Христа, пред которым горела неугасимая лампада. На стенах висело множество икон в киотах, среди них – две серебряные, которые подарил в часовню по обету князь Масальский, вернувшись с русско-турецкой войны 1877– 1878 годов. За алтарем часовни, в стене, была установлена мраморная доска со словами: «Здесь покоится тело рабы Божией Ксении Григорьевны, жены придворного певчего в хоре, полковника Андрея Федоровича Петрова».

Каждый год 24 января тысячи богомольцев, в том числе инославных, приходили к часовне почтить память Блаженной. Закрыта была часовня в 1936 году, после войны в 1947 – открыта, вновь закрыта в 1960-м, и отдана под скульптурную мастерскую. Все годы, пока часовня была закрыта, не ослабевал поток богомольцев у ее стен. Люди все равно шли сюда и горячо молились на могиле Блаженной, прося ее помощи и заступления. В 1983 году часовня окончательно была возвращена верующим и 10 августа 1987 года, на праздник Смоленской Божией Матери, после годовой реставрации освящена митрополитом Ленинградским и Новгородским Алексием. Причисление Блаженной Ксении к лику святых Русской Православной Церковью состоялось в 1988 году, в канун празднования 1000-летия Крещения Руси.

Другая деревянная часовня на кладбище стояла над могилой умершей в 1853 году Анны юродивой, приблизительно на половине пути между входом на кладбище и часовней Блаженной Ксении.

При Смоленском кладбище существовала богадельня для вдов и сирот духовенства С.-Петербургской епархии, при которой помещалась часовня; вдовий дом для вдов, сирот и заштатных священно- и церковнослужителей Смоленского кладбища. Ксенинский дом трудолюбия для бедных женщин был устроен в 1903 году и состоял под покровительством С.-Петербургского митрополита Антония (Вадковского). При кладбище действовала также церковно-приходская школа и епархиальный приют для детей воинов, погибших в войне с Японией.

В 1914 году архитектор В. П. Бобров разработал проект еще одного кладбищенского храма, но из-за начавшейся Первой мировой войны и революции он остался неосуществленным.

Смоленское кладбище – одно из самых знаменитых в Петербурге. Здесь похоронены многие известные живописцы: А. И. Куинджи, Г. И. Угрюмов, И. Н. Крамской, И. И. Шишкин, В. Л. Боровиковский и В. Е. Маковский, скульпторы И. П. Мартос, М. И. Козловский, Ф. И. Шубин, композиторы Д. С. Бортнянский и К. Н. Лядов, поэт В. Г. Бенедиктов, географ и путешественник П. П. Семенов-Тянь-Шанский, многие известные государственные деятели, военачальники, мореплаватели, актеры, ученые. В северной части кладбища находятся братские могилы солдат лейб-гвардии Финляндского полка, погибших при взрыве в 1880 году Халтуриным столовой Зимнего дворца, а также юнкеров Павловского училища, погибших при подавлении поднятого юнкерами против большевиков восстания в Петрограде 27 октября (9 ноября) 1917 года.

Неподалеку от часовни блаженной Ксении находится могила сорока мучеников – сорока священников, закопанных большевиками в землю живыми в дни лютых гонений на Церковь от безбожников за исповедание Веры.

К северу от Православного Смоленского кладбища на правом берегу реки Смоленки расположены существующие с середины XVIII века лютеранское (немецкое) и армянское Смоленские кладбища. Расположенная на последнем Воскресенская церковь в 1989 году была возвращена армянской общине. Рядом с этими кладбищами находятся братские захоронения умерших в блокаду горожан.

Престольными праздниками в храме Смоленской Божией Матери являются:

24 января (6 февраля н. ст.) – св. блаженной Ксении Петербургской, 11 (24) июня – Божией Матери Милующей или «Достойно есть», 28 июля (10 августа н. ст.) -Смоленской Божией Матери, 25 декабря (7 января н. ст.) – Рождество Христово.

Особо посещаются богомольцами также родительские субботы, Радоница, дни тезоименитых святых – св. Екатерины (24 ноября/7 декабря н. ст.), св. Варвары (4/17 декабря), свт. Николая Чудотворца (9/22 мая; 6/19 декабря).

Церковь Воскресения Христова у Варшавского вокзала

На левом берегу Обводного канала, возле самого Варшавского вокзала, отделенный от него лишь нешироким бульваром, возвышается кирпичный восьмиглавый храм со стройной колокольней. Еще совсем недавно осквернявшийся расположенным внутри него складом, год назад он был возвращен Церкви, и хотя еще не убрано трамвайное кольцо вокруг храма, здесь уже налаживается полноценная приходская жизнь.

Храм этот – во имя Воскресения Христова – был выстроен здесь в начале XX века и являлся главным храмом Всероссийского Александро-Невского Братства трезвости, столичное отделение которого насчитывало более 70 тысяч членов-братчиков. Поначалу именовавшееся Обществом, основано оно было в 1898 году по инициативе прот. Александра Васильевича Рождественского. Обществу принадлежал стоявший на углу Стремянной и Николаевской (ныне – Марата) улиц деревянный Воскресенский храм, сооруженный в память чудесного спасения Царской семьи 17 октября 1888 года во время железнодорожной катастрофы в Борках, под Харьковом. После возведения на Стремянной каменной Троицкой церкви2, здание деревянного бывшего на ее месте храма осталось свободным. К тому же Александро-Невское Общество желало выстроить еще одну церковь Общества в Петербурге, которая стала бы центром религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви.

По ходатайству председателя Александро-Невского Общества прот. Философа Орнатского, в 1894 году Городская Дума предоставила в собственность Общества участок земли под постройку храма на набережной Обводного канала – между Варшавским и Ново-Московским мостами, близ вокзала Петербург-Варшавской железной дороги. Министерство Путей Сообщения присоединило к нему смежный участок под постройку церковного дома.

Для скорости и по недостатку средств на пожертвованный участок земли у Варшавского вокзала решено было перенести деревянную временную церковь со Стремянной улицы, и впоследствии заменить ее каменным храмом. Это было исполнено, и в том же 1894 году, 4 декабря Архиепископ Финляндский Антоний (впоследствии – митрополит С.-Петербургский и Ладожский) освятил храм во имя Воскресения Словущего (память 13 сентября), в ознаменование бракосочетания Императора Николая 11 и Императрицы Александры Федоровны, состоявшегося 14 ноября того же года.

Район, куда был перенесен храм, до середины XIX века оставался тихой окраиной Петербурга. Прорытый через эту местность в 1766 году Обводный канал долгое время служил границей Петербурга. К югу от него простирались городские выгоны и поля, и лишь после сооружения в 1857 году Балтийской, а спустя три года-Петербург-Варшавской железных дорог и постройки на берегу канала вокзалов, местность эта стала оживленнее, а к концу XIX века здесь сложилась фабрично-заводская окраина Петербурга.

Население этой части города, именовавшейся Нарвской, быстро росло, и в 1903 году вследствие тесноты деревянного временного храма было решено его заменить новым каменным, во имя Воскресения Христова и в ознаменование бракосочетания Их Императорских Величеств. 8 сентября 1903 года было совершено освящение места для его постройки, а 25 июля 1904 года, в первую годовщину Высочайшего одобрения проекта храма, состоялась закладка новой Воскресенской церкви. Авторами проекта были академик архитектуры, профессор Г. Д. Гримм и архитектор Г. Г. фон Голи. К концу следующего года храм был вчерне готов. В ходе его строительства членами Александро-Невского Общества на храм была пожертвована 51 тысяча рублей.

Бесстолпный трехпрестольный храм на четыре тысячи человек с большим куполом и сводом из железобетона сочетал в себе традиции русской архитектуры и модерна. Внешне он был облицован декоративным кирпичом; карнизы, наличники окон и шатер колокольни были отделаны песчаником; работы производились подрядчиком П. О. Меняевым. Пол храма был выстлан харьковскими пирогранитными плитками, в алтарях храма сооружены три дубовых престола, обложенные мрамором, и три такие же жертвенника.

Главный придел церкви Воскресения был освящен митрополитом С.-Петербургским Алексием при пении народного хора 14 декабря 1908 года. Неделю спустя был освящен придел свт. Николая Чудотворца, а левый – во имя св. благ, князя Александра Невского – так и остался до октября 1917 года неосвященным, хотя в нем были установлены иконостас и престол.

Император Николай II так откликнулся, узнав об освящении Воскресенской церкви: «Радуюсь совершившемуся освящению храма Воскресения Христова. Желаю Обществу распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви, дальнейшего прочного развития на пользу русского народа».

Образа Воскресенского храма были исполнены учениками иконописной школы Комитета попечительства о русской иконописи; большой наружный образ «Воскресение Христово» был написан в 1909 году художником С. Т. Шелковым. Наружная роспись храма была завершена в 1913–1914 гг. Интерьер храма в 1912 году был украшен картинами кисти профессора Перминова и других известных живописцев, выполненными по картонам, с которых делались мозаичные композиции храма Воскресения Христова (Спас-на-Крови). Пожертвованы они были в пользу Воскресенской церкви по ходатайству Общества академиком-архитектором А. А. Парландом.

Главной святыней храма была икона Воскресения Христова, пожертвованная Александро-Невскому Обществу трезвости Патриархом Иерусалимским Да-мианом. Другая икона Христова Воскресения была подарена им же в Воскресенский храм, располагавшийся на бывшей императорской яхте «Марево», которая была в 1912 году пожалована Обществу Императором Николаем II для устройства на ней плавающей церкви и подвижного противоалкогольного музея. Оба образа Воскресения были с частицами камня от Живоносного Гроба Господня.

Другой святыней Воскресенской церкви была икона Святой Троицы, писанная на доске от священного дуба Мамврийского, в изящном киоте из перламутра, являвшаяся благословением Александро-Невскому Обществу от начальника Русской Миссии в Иерусалиме архимандрита Леонида. Помещались в храме икона Афонской Божией Матери и образ явления Божией Матери Преподобному Сергию Радонежскому, высокохудожественной работы, писанной на полотне огромных размеров. Киот и икона Соловецких Чудотворцев были сооружены на средства бригады кондукторов Варшавской железной дороги и пожертвованы ими в храм.

Св. Плащаница была даром Ф. Е. Шестовой; прихожанами были пожертвованы также два серебряных и позолоченных напрестольных креста и серебряные облачения для священника и диакона.

В новый храм были перенесены пожертвованные еще во временную деревянную Воскресенскую церковь икона прп. Серафима Саровского, привезенная в 1903 году из Сарова, где она была освящена на св. мощах Преподобного; иконы Божией Матери Казанской, «Утоли моя печали», «Неупиваемая Чаша». Последняя была очень известна и чтима народом. Пред нею пьяницы давали обеты и служили молебны о Божией помощи в исцелении от недуга.

 

Иконостас.

Иконостас.

Церковь Воскресения Христова была настоящим центром борьбы Православия с алкоголизмом: в ней постоянно звучали проповеди и беседы о трезвости. Братчики Александро-Невского Братства прилагали много усилий к возвращению на истинный путь падших сограждан,– храм Воскресения был единственным в городе, где исповедывали женщин легкого поведения. Много трудились члены Общества для пробуждения в народе стремлений по здоровому образу жизни, к христианизации его быта и нравов. Обществом издавались популярные духовные журналы «Отдых Христианина», «Трезвая Жизнь» и «Воскресный Благовест», к праздникам Рождества Христова и Святой Пасхи малоимущим членам Общества раздавались денежные пособия, летом устраивались паломнические поездки на Валаам, для детей – экскурсии в окрестности Петербурга; в храме пели любительский и народный хоры.

На набережной Обводного канала, за храмом, в выстроенном в 1897 году трехэтажном кирпичном доме действовала Воскресенская церковно-приходская школа на 150 человек, рукодельный класс и воскресная школа для взрослых на 300 человек. Здесь же помещалась библиотека-читальня, основанная старостой церкви А. Н. Кутузовым в 1896 году. Одним из первых жертвователей ее был св. и пров. Иоанн Кронштадтский, часто бывавший еще в прежнем, деревянном храме Воскресения. В этом же церковном доме располагался книжный магазин, где продавались приходские листки, брошюры, журналы, книги, издававшиеся типографией, помещавшейся в подвале церкви. Там же находилась контора трезвости.

В 1912 году на колокольню Воскресенской церкви был поднят большой тысячепудовый (весом 1064 пуда 18 фунтов) колокол «Отец Александр», сооруженный членами Александро-Невского Общества трезвости в память покойного учредителя Общества прот. А. В. Рождественского.

Храму принадлежали две часовни: одна – при входе в церковь со стороны канала, другая – перед главным фасадом Варшавского вокзала, на том месте, где сейчас стоит памятник Ленину. Часовня была сооружена на средства А. Н. Дорофина в 1902 году над иконой Спасителя, протягивающего руку утопающему апостолу Петру, кисти И. А. Коркина. Образ этот был установлен здесь 17 октября 1901 года в память спасения Императорской семьи во время железнодорожного крушения в Борках. Икона помещалась в массивном иконостасе из темно-серого сердобольского гранита, поставленного на гранитном же фундаменте.

По субботам на всенощном бдении в Воскресенском храме читался акафист Воскресшему Иисусу и Живоносному Гробу Господню, по четвергам – святителю Николаю Чудотворцу, на особом молебствии после литургии. В воскресенье в храме служился молебен Спасителю, Божией Матери и св. Александру Невскому.

Каждый год на Светлой седмице из храма совершались отличавшиеся многолюдностью и торжественностью крестные ходы в Александро-Невскую Лавру, к раке св. благ. князя Александра Невского в Свято-Троицком соборе, в июне – в Троице-Сергиеву пустынь в Стрельне, под Петербургом, и 13 сентября – в Казанский собор.

В 1932 году храм Воскресения Христова был закрыт, и 58 лет в нем не совершалась Божественная литургия. Возвращенный верующим в марте 1990 года, он восстанавливается ныне. 9 апреля 1990 года, накануне Св. Пасхи, прот. Стефаном Дымшей было совершено малое освящение храма. В марте 1991 года, к Пасхе, усердием и. о. настоятеля храма иеромонаха Лукиана (Куценко) и прихожан церкви Воскресения был сооружен временный иконостас и начаты восстановительные и реставрационные работы. 2 апреля этого года над колокольней церкви вновь засиял золотом крест, и свой первый после освящения престольный праздник она встретила праздничным пасхальным перезвоном.

 

С.-Петербург. 8 сентября 1903 года.

С.-Петербург. 8 сентября 1903 года. Освящение места для постройки храма Воскресения Христова.

Церковь Богоявления Господня на Гутуевском острове

Церковь Богоявления Господня на Гутуевском острове

На обширном острове Невской дельты – Гутуевском, лежащем в западной части Петербурга и омываемом Большой Невой и ее рукавом, рекой Екатерингофкой, на правом ее берегу возвышается, отражаясь в водах реки, церковь Богоявления Господня.

Величественный, с мощною главою над почерневшими от времени темно-красными стенами, украшенными чудом уцелевшими золотистыми иконами-мозаиками, храм ныне возрождается к жизни: вокруг стен его поднялись леса, купол вновь венчает осьмиконечный православный крест, и вместо мерзости запустения во святом храме сем вновь приносится Бескровная Жертва.

Остров, на котором стоит храм Богоявления Господня, упоминаемый еще в начале XVIII века как Незаселенный, позже – как остров Св. Екатерины и Новосильцов, в середине века получает свое современное название – Гутуевский, по имени своего владельца, олонецкого купца-судостроителя Конона Гутуева, бывшего позднее ратманом (советником) департамента гражданских дел Петербургского магистрата. Более полутора веков с момента основания С.-Петербурга остров остается пустынным. Лишь в последней четверти прошлого века, с сооружением в 1877–1885 гг. 26-верстного Петербургского Морского канала (открыт 15 мая 1885 г.), и переводом сюда из Кронштадта Петербургского Торгового порта, здесь ожила торговля и остров стал постепенно застраиваться. К устроенной при входе в Неву гавани «Новый Порт», где швартовались морские и океанские суда, была проложена Портовая-Путиловская ветвь Николаевской железной дороги, рядом с портом разместились Сельдяной буян (склад заграничных сельдей) и пакгаузы переведенной сюда с Васильевского острова Портовой Таможни, что привело к существенному росту числа служащих и живущих в этой части города.

Мысль о сооружении храма на острове зародилась не сразу. Первоначально служащие чины Портовой таможни предполагали выстроить на собранные между собой пожертвования небольшую часовню. Возвести на острове не часовню, а храм предложил впервые в 1891 году настоятель расположенной неподалеку Александро-Невской церкви Петербургского Морского Госпиталя о. Василий Евдокимович Альбицкий (он же был инициатором постройки храма во имя Милующей Божией Матери в Галерной Гавани). Его идею поддержал, а затем и дал обильные средства к ее осуществлению владелец бумаго-прядильных и ситценабивных фабрик Иван Агапович Воронин, известный своей благотворительностью (вместе с о. Василием Альбицким он возглавлял благотворительное общество при церкви Морского Госпиталя). Значительными суммами строительство нового храма поддержало также Министерство Финансов.

По желанию И. А. Воронина вновь сооружаемый на Гутуевском острове храм решено было посвятить памяти чудесного спасения Наследника Цесаревича Николая Александровича (будущего Императора Николая И) от угрожавшей опасности при покушении на него 29 апреля 1891 года в г. Отсу, во время его путешествия по Японии.

В октябре 1890 года, окончив 14-летний учебный курс и сдав экзамены Императору Александру 111, 22-летний Цесаревич по решению Августейшего отца предпринял на крейсере «Память Азова» продолжительное путешествие на Восток, с целью ознакомления с обычаями разных народов и обучения морскому делу. В Греции к Наследнику присоединился его племянник, Греческий Принц Георгий Георгиевич, вместе с которым они и продолжили дальнейшее путешествие.

После посещения Египта, Индии, Сиама и Китая последней страной перед возвращением Цесаревича в Россию, была Япония, где Наследник намеревался осмотреть 15 губерний и область Мацмая (остров Хоккайдо). 15 (27) апреля Их Высочества прибыли в японский порт Нагасаки. Шла Страстная седмица Великого поста, и поэтому всю неделю Цесаревич Николай говел и не съезжал на берег. Лишь 22 апреля, на Пасху, Наследник и Принц Георг в сопровождении личного посланника Японского императора вел. кн. Такихито Арисугава предприняли путешествие по японской земле. После посещения ряда городов и древней столицы Японии – Киото, в воскресенье Светлой седмицы Наследник Цесаревич осматривал г. Отсу в Сигской губернии. «В городе был точно большой праздник -народ гулял радостный и одетый по-праздничному... дома были украшены русскими, греческими и японскими флагами и красными фонариками, а собрание народа было так велико, как редко бывает в большие праздники». Посетив в этот день храм Мидера буддийской секты Шендай, встретившись с архиереем Ямашииа Ючиоку и священниками из различных храмов г. Отсу и совершив прогулку по озеру Бива. Цесаревич Николай и Принц Георг возвращались уже в Киото, когда на жизнь Наследника Цесаревича было совершено покушение. При движении Их Высочеств в колясках-джинрикшах по одной из улиц города, один из 135 полицейских, призванных охранять гостей от возможных недоразумений при огромном скоплении народа, сделал шаг вперед, вынул саблю и ударил ею по голове Наследника, обрезав ударом поля его шляпы и ранив в голову выше уха до виска, и сейчас же повторил удар. Цесаревич, схватившись рукою за рану, из которой лилась кровь, выскочил из джинрикши, а полицейский бросился за ним. Спас положение Принц Георг, ударив с огромной силой злоумышленника бамбуковой палкой, после чего нападавший был связан. Хотя Наследник потерял много крови, рана была не очень глубокой, и после оказанной медицинской помощи Цесаревич Николай отбыл поездом в Киото.

Что побудило нападавшего Санцо Цуда совершить покушение на жизнь будущего Российского Императора,– неизвестно,– по одной версии, им двигали личные мотивы японского самурая-фанатика, недовольного пребыванием европейцев на японской земле и его подозрение прибывших в Японию гостей в каких-то секретных (разведывательных) целях их визита. По другой, он, возможно, принадлежа к партии Сошеи (анархистов), стремился создать внешнеполитические затруднения своему правительству. Указом Японского императора Мутсу-Хито, для того, чтобы «не портить дружбу, существующую у Нас с наилучшим соседом, и успокоить Нашу душу», он был отрешен от должности и сослан на север Японии, в г. Хакодате, где умер на каторжных работах в ноябре 1891 года. 31 апреля Наследник Цесаревич Николай в сопровождении Японского императора отбыл на крейсере «Память Азова» в Кобэ, а в день св. прав. Иова Многострадального, свой 23-й день рождения, будущий Царь-Мученик Николай, прервав свое путешествие по Японии, направился в Россию.

В память чудесного спасения Наследника от угрожавшей в Отсу опасности и решено было выстоить храм в Петербурге, на Гутуевском острове. Необходимая для постройки церкви земля с местом для сада вокруг нее, была безвозмездно уступлена городов в количестве 1000 квадратных саженей, на углу Динабургской (Двинской) улицы и набережной Екатерингофки, у Гутуевского моста. Проект храма был составлен гражданским инженером (впоследствии директором института гражданских инженеров) Василием Андреевичем Косяковым. Для исполнения проекта была образована Высочайше утвержденная комиссия под председательством члена Совета Министра Финансов Н. П. Забугина, включавшая в себя членов: о. Василия Альбицкого, И. А. Воронина, тайн. сов. В. Ф. Никонова, купца П. Л. Журавлева и гражд. инженеров Б. К. Правдзика, В. А. Лучинского и В. А. Косякова. Последний досматривал и за ходом строительства церкви. К работам было пр иступлено в том же 189J году, благодаря чему постройка (подрядчик Р. С. Грабов) была вчерне закончена к весне 1893 года. В первую годовщину покушения в Отсу, 29 апреля 1892 года, по благословению Митрополита Новгородского и С.-Петербургского Исидора (Никольского), состоялась закладка храма. Перед началом чина закладки управляющий Министерством Финансов,– оно принимало живейшее и активное участие в финансировании и строительстве церкви Богоявления,– Ф. Г. Тернер огласил телеграмму, присланную Наследником Цесаревичем: «С глубоким благоговением к милосердному Промыслу Божию, радуюсь, что в годовщину избавления моего, благостию Господнею от опасности, совершается закладка храма во имя Богоявления Господня. Сердечно благодарю жертвователя на сооружение храма и всех содействующих исполнению этого дела. Николай».

Ровно через семь лет, 29 апреля 1899 года последовало освящение храма. Постройка его обошлась в 300 тысяч рублей. К началу освящения в церкви собрались св. прав. Иоанн Кронштадтский, благочинный протоиерей Казанского собора о. Николай Головин, архимандриты Владимир, Гедеон (ризничий Александро-Невской Лавры) и Феогност, настоятель Гутуевской церкви о. Евтихий Баланович и второй священник храма о. Павел Лебединский, а также два хора певчих: Александро-Невской Лавры под управлением И. Я. Тернова и хор диаконов Исаакиевского собора во главе с придворным протодиаконом Громовым.

По прибытии в храм Митрополита С.-Петербургского и Ладожского Антония 11 (Вадковского), духовенство совершило сооружение престола, после чего он был обмыт и помазан на четырех углах миром. По облачении престола миром были помазаны все четыре стены храма, и под колокольный благовест вокруг него совершен крестный ход, в котором Мнтрополит Антоний нес на своей главе частицу святых мощей. По возвращении в храм Владыка Митрополит в сося ужении сонма духовенства свершил первую Божественную литургию. Два хора певчих дивно спели молитву Честному Кресту «Да воскреснет Бог», после литургии было совершено благодарственное молебствие с возглашением многолетия Государю Императору и всему Царствующему Дому.

 

Интерьер

В числе молившихся при освящении храма были: министр финансов С. Ю. Витте, товарищ министра (позже премьер-министр) В. Н. Коковцев, члены совета министра Н. П. Забугин и Д. К. Ган, директора департаментов и иные высшие чины Министерства Финансов, сенатор В. И. Лихачев, генерал-лейтенант А. И. Глуховской, помощник петербургского градоначальника И. Н. Турчанинов, военные чины, члены строительной комиссии, гласные городской думы и другие лица. От имени собравшихся Государю была послана телеграмма, извещавшая его об освящении церкви Богоявления и выражавшая их верноподданнические чувства. Император Николай Второй откликнулся на нее словами: «С удовольствием узнал о состоявшемся освящении нового храма на Гутуевском острове, искренне благодарю вас и всех присутствующих за выражение чувства. Николай.» Вскоре был освящен второй, левый придел храма, во имя Святителя Николая Чудотворца, а 18 июля 1899 года, в канун престольного праздника, последовало освящение третьего (правого) придела в честь преп. Иоанна Спостника (память 21 июля).

Величественный, высотою более 42 метров с крестом, внешне Гутуевский Богоявленский храм копирует известный храм Христа Спасителя (с 1889 г. – Спасов мужской монастырь) близ станции Борки Курско-Харьковской железной дороги, в Змиевском уезде Харьковской губернии, выстроенный в 1889– 1894 годах архитектором Р. Р. Марфельдом на месте крушения Императорского поезда 17 октября 1888 года в память избавления Царской Семьи от опасности. Высоко возвышающийся над островом и окружающей местностью, храм Богоявления был выстроен так, чтобы еще издали быть видным вступающим в Петербургский порт со стороны Финского Залива иностранным судам. (Сейчас окружающая жилая застройка заслонила храм со стороны моря). Громадный купол с рельефным золоченым поясом по кровле, увенчанный большим резным крестом, красиво высился среди молодой зелени окружающего сада. Облицованный красным лекальным кирпичом, с кованными железными решетками на окнах, храм сразу же обращал на себя внимание изяществом отделки и обилием наружных украшений: фасад его богато убран мозаичными орнаментами, поливными изразцами и иконами из мозаики. Две из них,– Спасителя и Св. Иоанна Крестителя помещены над западным входом в храм, а остальные четыре: свт. Николая Чудотворца, преп. Сергия Радонежского, преп. Иоанна Спостника и св. Анны Пророчицы (две последние до наших дней не сохранились),– по углам основания барабана купола. Небольшая шатровая колокольня, выстроенная в связи с храмом, имела большой звон в 10 колоколов, отлитых в Москве на заводе А. Д. Самгина и побывавших на всемирной выставке в Чикаго. Общий вес их составил 755 пудов, главный колокол весил 525 пудов 31 фунт. За алтарем храма была устроена часовня, под которой помещалась усыпальница жертвователей Воронихиных, однако никто из них до 1917 года не был здесь погребен. Вечный покой под стенами храма обрели погребенные здесь еще до освящения церкви ее создатели и благотворители о. Василий Альбицкий и Николай Павлович Забугин.

Трехпрестольная и достаточно обширная церковь Богоявления Господня вмещает до 1200 молящихся, в западной части ее устроены двухъярусные хоры (верхний ярус предназначен для певчих), что позволяло иконостасам быть ничем не загороженными от взоров прихожан. Белый резной одноярусный иконостас храма, выполненный из майолики в византийском стиле «под слоновую кость» был создан на знаменитой фарфоровой фабрике М. С. Кузнецова в Новгородской губернии и отмечен наградой на всемирной выставке в Париже в 1900 году.

Все стены храма были покрыты настенной живописью и огромными написанными «альфреско» иконами. Образа на стенах были исполнены академиком А. С. Славцевым, в иконостас – им же и А. М. Постниковым, фрески – художником К. М. Бутаковым. В алтаре центрального придела за невысоким иконостасом взору молящихся открывалась «Тайная вечеря» и над нею – дивный образ Крещения Господня. Изображенные на нем берега Иордана и окружающий пейзаж А. С. Славцев писал с натуры, для чего специально ездил в Палестину. Своды и стены храма покрыты орнаментом по золотому фону и сценами картин Ветхого и Нового Заветов. В алтаре левого Никольского придела написаны образа Божией Матери и Рождества Христова, в алтаре правого, во имя преп. Иоанна Спостника,– Спасителя и Воскресения Христова. В главном куполе на высоте 24 метров помещается образ благословляющего Спасителя. Особенно эффектно алтарные и подкупольные изображения смотрелись за вечерним богослужением, подсвеченные мягким светом особого освещения,– 450-ю скрытыми электрическими лампочками с рефлекторами. Освещали храм также три бронзовых паникадила, высокохудожественной работы. Всего священных изображений в храме было около двухсот. Особо удачными были картины «Христос на Геннисаретском озере» и «Беседа Христа во храме» соответственно на северной и южной стенах боковых приделов, а также отдельные изображения святителей на восточной стене хоров и картины в крестовом своде над хорами. Большинство росписей со значительными повреждениями и утратами сохранились до сего дня.

Цинковые купола и шатры храма, а также кровельные работы были выполнены Г. И. Миттенбергером, художественно-слесарные – 3. А. Гераном, резные и позолотные – П. С. Абросимовым. Резьба по мрамору скульптора Г. О. Ботто. Рядом с храмом было устроено особое здание для его отопления и вентиляции, осуществленных по проекту гр. инж. Правдзика. Здание это сохранилось до наших дней и используется ныне в качестве диспетчерской автобусной станции.

Первые десять лет по освящении храма приходская жизнь его протекала достаточно спокойно. Церковь не требовала ремонтов и не испытывала нужды ни в утвари, ни в облачениях. Попечением директора департамента таможенных сборов Н. И. Белюстина из Портовой таможни бесплатно отпускалось потребное храму топливо и давались сторожа для его охраны.

Приход храма, достаточно удаленный от центра Петербурга, включал отрезанные друг от друга острова с небольшим и небогатым населением и отдаленную Волынкину деревню. На северной границе прихода церкви Богоявления, в устье реки Невы, располагался небольшой Лоцманский остров, пожалуй, самый живописный уголок этой части города, с которого открывался прекрасный вид на взморье. На острове со своими семьями в маленьких деревянных домиках жили лоцманы петербургского порта. В южной части острова, на Подзорной улице в 1890-х годах была выстроена крохотная деревянная часовенка во имя Свят. Николая Чудотворца, покровителя моряков. После революции она так же, как и сама Лоцманская слобода, была уничтожена. Теперь на этом месте высятся корпуса Адмиралтейского объединения.

Первым настоятелем Богоявленского храма с 1899 по 1901 годы был свящ. Евтихий Яковлевич Баланович. В 1902 году его сменил свящ. Иоанн Троицкий, служивший здесь до 1910 года. Отличавшийся либеральными взглядами, 11 мая 1905 года он зарегистрировал в Богоявленской церкви брак тайно обвенчавшихся в этот день, в другом храме ученого-химика С. В. Лебедева и А. П. Остроумовой-Лебедевой. Законами Российской Империи лицам, состоящим в 1-й и 2-й степени родства брак был воспрещен, и за кровосмешение полагалось тюремное заключение; всего два месяца, прошедшие с момента формального развода С. В. Лебедева с первой женой также склонили Лебедевых к тайному венчанию...

С 1911 по 1922 гг. настоятелем церкви служил много потрудившийся над благоукрашением храма и обустройством его приходской жизни свящ. Павел Лебединский, автор книги «Иоанн Креститель» и брошюры об истории Богоявленской церкви, бывший также сочинителем «Школьного гимна» на музыку М. А. Балакирева, исполнявшегося в гимназиях и других заведениях Петербурга в торжественных случаях. В бытность его настоятелем, Великим постом, 9 апреля 1910 года перед всенощной о. Павлом было совершено торжественное освящение сооруженной на собранные прихожанами средства художественной Голгофы с предстоящими и видом Иерусалима. В феврале 1911 года причт и прихожане храма вознамерились учредить при церкви Богоявления Господня церковно-приходское попечительство, которое, руководствуясь Высочайше утвержденным уставом под председательством щедрого попечителя купца В. К. Карелина и было открыто 29 мая года по благословению Митрополита С.-Петербургского Антония. В октябре 1911 при храме был создан усердием молодого регента Н. П. Башкирова приходской хор любителей церковного пения. В 21-ю годовщину чудесного спасения Государя от опасности в Японии, 29 апреля 1912 года, по благословению Митрополита Антония впервые в пределах Гутуевского острова и сопредельных островов был совершен торжественный крестный ход, который по установлению с этого дня совершался ежегодно в первый воскресный день после 29 апреля или в самый день, если он приходился на воскресенье. 9 декабря года на средства, завещанные прихожанином храма Стефаном Лавриновичем, при Богоявленской церкви открылось первое на Гутуевском острове просветительское учреждение – бесплатная библиотека религиозно-нравственной литературы с разделом противосектантских книг.

В праздник Входа Господня в Иерусалим, 7 апреля 1913 состоялось торжественное освящение мраморных риз престола и жертвенника в главном алтаре. Исполненные гранильным мастером Зиновьевым, мраморные облачения по сторонам престола и жертвенника имели пять живописных картин кисти А. С. Славцева и были пожертвованы в храм вдовой и дочерью покойного устроителя, а позже свыше четырех трехлетий бессменного старосты храма, 2-й гильдии купца Петра Леонтьевича Журавлева (†13.11.1912 г.). После о. Павла Лебединского, в 1930-е годы, настоятелем храма, вплоть до его закрытия вскоре после Пасхи 1935 года служил свящ. Александр Медведский. 5 мая н. ст. 1935 года постановлением ВЦИК. с указанием использовать впредь под архиуправление, храм Богоявления был закрыт. В конце 1930-х годов он использовался уже как склад продовольствия, в блокаду здесь размещался морг. Во время одного из налетов немецкой авиации произошло прямое попадание снаряда в храм, внутри здания возник пожар» в результате которого храм сгорел. Снаружи все здание покрылось черной копотью, а интерьер погиб почти полностью в огне пожара.

После войны храм долгое время пустовал, затем вновь стал использоваться под склад, для чего в 1960-х годах был произведен ремонт: над барабаном был установлен новый купол, по формам отдаленно напоминающий прежний, поновлена кровля. В 1970–71 гг. в церкви планировалось произвести реставрационные работы, однако далее составления проекта реставрации дело не двинулось. С этого времени по сентябрь 1991 года в храме размещался склад Фрунзенского универмага.

4 января 1991 г. была зарегистрирована община церкви Богоявления. После пожара торговой фирмы «Фрунзенская» под давлением общины универмаг освободил здание храма. 9 января 1992 года после долгого перерыва в храм был назначен настоятель: рукоположенный незадолго до того во иерея о. Александр Захаров, служивший прежде диаконом Александро-Невской Шуваловской церкви. По благословению Высокопреосвященнейшего Митрополита С.-Петербургского и Ладожского Иоанна в праздник Богоявления Господня, 19 января 1992 года в храме было совершено великое освящение воды, а в воскресенье, 2 февраля с. г. состоялось малое освящение храма и была совершена первая Божественная литургия. С этого дня богослужения совершаются в храме по субботним (всенощное бдение), воскресным (Божественная литургия) и праздничным дням.

Весной 1992 года в центральном приделе храма был установлен временный иконостас, изготовленный в столярной мастерской Балтийского Морского Пароходства, оказывающего посильную материальную и финансовую помощь в восстановлении храма. Образа в него написал прихожанин церкви А. В. Стрелец. В начале мая, в канун 100-летия закладки церкви Богоявления православным религиозно-просветительским обществом «Радонеж» храму были пожертвованы три новые отлитые в Москве колокола, освященные и поднятые на колокольню 22 августа 1992 года, в канун Успения.

Летом 1992 года вокруг храма поднялись леса, под руководством архитектора К. П. Ворпулёва начата реставрация и восстановление в прежнем величии поруганной православной святыни. Под его авторским надзором на Адмиралтейском объединении идет изготовление крестов на храм (по проекту С. В. Кравец-Кравчевского). Очистку кованных оконных переплетов от ржавчины и остекление окон храма осуществляет малое государственное предприятие «Око» при Канонерском заводе. Восстановление кованных декоративных решеток на окнах и в усыпальнице храма ведет малое государственное предприятие «Светоч» при том же заводе. Производство восстановительных работ в храме курирует архитектор С. И. Чуруксаев.

С сентября 1992 года при храме начала работать воскресная школа для детей 7–15 лет. Обучение в ней совместное, занятия ведет семинарист 2-го класса Петербургской Духовной семинарии Андрей Заярный.

Престольными праздниками в церкви Богоявления Господня на Гутуевском острове являются дни:

6 (19) января – Крещение (Богоявление) Господне. 9 (22) мая перенесение мощей святителя и чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бар-град. 21 июля (3 августа н. ст.) – Преподобного Иоанна Спостника. 6 (19) декабря – Святителя и чудотворца Николая, архиепископа Мирликийского.

Н. Беклемишев. Описание покушения на жизнь Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича в г. Отсу. СПб б. г Была приписана к церкви св. Екатерины в Екатерингофе.

Церковь Спаса Нерукотворного Образа на Румболовской горе во Всеволожске

 

В северной части города Всеволожска живописною грядою протянулись с севера на юг Румболовские высоты. С их покрытых лесом склонов, поднимающихся на высоту до 80-ти метров, открывается широкая панорама Всеволожска и окрестностей, на запад до горизонта простирается бескрайняя равнина. На самой вершине Румболовских высот среди вековых елей и сосен старинного парка стоит небольшой красно-кирпичный храм. Выстроенный в романтическом стиле, с высокими стрельчатыми окнами, он был воздвигнут на рубеже прошлого и нынешнего веков в качестве храма-усыпальницы в родовом имении Рябово, старинного русского дворянского рода Всеволожских и освящен во имя Нерукотворного Образа Спасителя.

Первое упоминание в летописях деревень Рябовых, состоявших в Келтушском погосте Ореховского уезда Вотской Пятины Великого Новгорода, восходит еще ко княжению Великого князя Московского Иоанна III собирателя Русской земли, присоединившего вольный Новгород к Москве в 1478 году. Под 1500 годом упоминаются три деревни Рябовы: Рябово Владыкино, Рябово Общее и Рябово Новое. Первое принадлежало в ту пору Коневскому мужскому монастырю, название его указывает на то, что прежде оно состояло, по-видимому, во владении Новгородского архиепископа; другие же две деревни принадлежали жителям Корельского городка, своеземцам Кузьминым, детям Лушиным-Токаревым; Орешка и Дубров-на-Неве – братьям Климовым и сестрам Осташевым-Климовым и было тогда в трех деревнях Рябовых семь дворов. В царствование Иоанна Грозного (1539) деревин Рябовы переходят к князьям Мышетцким... Судя по именам крестьян Новгородских деревень Келтушского погоста, следует полагать, что большинство их исповедовало православие и принадлежало к русскому племени.

После неоднократных не увенчавшихся успехом набегов шведов (1571, 1577 и 1580 гг.) на Орешек, земли Келтушского погоста были разорены, а после Смутного времени по Столбовскому трактату 1617 г. на 85 лет попали под власть шведов. Дворянам, боярским детям, монахам и посадским людям дозволено было в течение двух недель переселиться в Россию, начались гонения на православных. Шведские власти всячески поощряли переселение финнов-лютеран из глубинной Шведской Финляндии на Приневские земли,– так здесь появляются финские поселения Румболово, Пугарево, Кясселево и др., входившие в состав мызы Укла (Углово). Однако существенного переустройства жизни местного населения шведам добиться не удалось.

При Петре Великом, силою оружия вернувшего русские земли и утвердившего господство России на берегах Финского залива, местность мызы Рябовой3, отстоявшей от Петербурга в 22 верстах, была передана под покосы гарнизону С.-Петербургской Петропавловской крепости.

Первыми в XVIII веке известными нам помещиками, владевшими усадьбой в 1720–21 гг. были лейтенант лейб-гвардии Преображенского полка А. Г. Ушаков и плац-майор С.-Петербургского гарнизона В. И. Головин. В это время и формируется комплекс мызы Рябово. Весь век усадьба неоднократно меняет своих владельцев, пока в 1818 году не переходит к старинному дворянскому роду Всеволожских. В их владении Рябово остается без малого сто лет. Начало свое Всеволожские (Всеволожи) ведут от князей Смоленских и Великих князей Киевских; основателем рода считается князь Александр-Всеволод Глебович Смоленский, потомок Рюрика в 16-м колене, который в 1366 г. вместе с тремя сыновьями выехал к Москве, где и остался служить.

25 мая 1818 года усадьбу покупает сенатор, тайный советник Всеволод Андреевич Всеволожской (1758– 1836), один из крупнейших помещиков и промышленников, организатор первого в России Волжского пароходства. До Отечественной войны 1812 года он владел в Москве первоклассной типографией, где печатал книги на русском и иностранных языках. В дни войны В. А. Всеволожской поставил под ружье своих крепостных и отрядил с ними на войну своего старшего сына Никиту.

Купив в 1818 году невзрачное и запущенное загородное имение, В. А. Всеволожской приводит барскую усадьбу в порядок: вырубаются леса, прокладываются дороги, заболоченные и необработанные земли превращаются в хорошие сельскохозяйственные угодья. В 1819–22 гг. по проекту архитектора Павла Даниловича Шретера возводится усадебный дом, в центральной части третьего этажа (в бельведере) устраивается домовая церковь во имя заступника рода Всеволожских и самого хозяина усадьбы – св. блгв. кн. Всеволода-Гавриила Псковского Чудотворца4. Церковь была хоть и невысокой, но красивой и уютной, кроме центрального, в ней были еще два придела – св. Александра Невского и Преображения Господня. Освящен домовой храм в 1825 году, колонны для его иконостаса были взяты от погребального катафалка Императора Александра 1. Замечательны по рисунку были царские врата, исполненные в стиле классицизма5 .

 

Усадебный дом имения Всеволожских Рябово. Домовая церковь св. Всеволода-Гавриила Псковского располагалась в верхнем этаже бельведера.

Усадебный дом имения Всеволожских Рябово. Домовая церковь св. Всеволода-Гавриила Псковского располагалась в верхнем этаже бельведера.

Домовой церковью св. Всеволода-Гавриила Псковского пользовались четыре поколения Всеволожских вплоть до лета 1917 г., когда владельцы покинули усадьбу.

Новое владение было настолько дорого В. А. Всеволожскому, что в своем завещания он определял мызу местом своего захоронения, а наследникам указывал «не продавать, не закладывать и в другой род не выпускать» Рябовское поместье 6.

Новые владельцы усадьбы Никита и Александр Всеволодовичи особо делами имения не занимались, и лишь в 1872 году, когда Рябово по разделу получил внук Всеволода Андреевича, Павел Александрович Всеволожской, оно обрело заботливого хозяина.

П. А. Всеволожской (10.09.1839–16.08.1898), статский советник, почетный мировой судья, гласный уездного земского собрания и предводитель дворянства Шлиссельбургского уезда жил большей частью в имении и был известен как один из инициаторов постройки Ириновской железной дороги, открытой в 1892 г. и связавшей Рябово с Петербургом7 .

С 1880 г. хозяйкой имения стала супруга П. А. Всеволожского Елена Васильевна, урожденная кн. Кочубей (02.08.1850–21.04.1906). Проданное из-за финансовых затруднений в 1887 г. с торгов имение было выкуплено ею, и перезаложено в Дворянском земельном банке. Нужда в средствах заставила Всеволожских также распродать часть земель под дачи.

В праздник Спаса Нерукотворного Образа (Третий Спас, Спас-на-Полотне) 16/29 августа 1898 г. П. А. Всеволожской скончался. Желавший еще при жизни устроить в парке храм с усыпальницей семьи, он был похоронен в саду усадьбы, в специально устроенном склепе. В память о муже Елена Васильевна Всеволожская, выполняя его волю, решила построить в имении храм. 6 марта 1899 г. она получила благословение Митрополита С.-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского) на сооружение над могилой мужа в имении Рябово каменной церкви. Вдова обещала содержать храм на свой счет и уступить для него землю. Освятить его решено было во имя Спаса Нерукотворного Образа.

 

Церковь Спаса Нерукотворного Образа на Румболовской горе при имении Всеволожских Рябова. Снимок начала XX века.

Церковь Спаса Нерукотворного Образа на Румболовской горе при имении Всеволожских Рябова. Снимок начала XX века.

Для храма было выбрано удобное место на краю парка, отстоящее на 150 саженей от ближайшего строения, в ста метрах к западу от въезда в усадьбу. Архитектор, сооружавший храм, неизвестен. Существует предание, что образцом, послужившим для сооружаемой в Рябове церкви был храм в одном из малороссийских поместий князей Кочубеев. Построенная над склепом Павла Александровича церковь была освящена 16/29 августа 1901 года, и приписана, также как и домовая церковь Рябовского имения во имя св. Всеволода-Гавриила Псковского, к церкви Преображения Господня в Ириновке.

Воздвигнутый храм был просторным, состоящим из одного восьмигранного зала вместимостью до 500 молящихся, небольшого алтаря и открытого притвора. Стены его, сложенные из лицевого кирпича были прорезаны высокими стрельчатыми окнами, и имели с внутренней стороны ниши, а с наружной – высеченные изображения осьмиконечных крестов; над стенами возвышалась шатровая кровля,– все это придавало храму суровый романтический вид мавзолея. В нижней части храма, куда из основного церковного зала вела располагавшаяся у южной стены храма лестница, помещалась усыпальница Всеволожских. (В 1906 году рядом с мужем была погребена его вдова и основательница храма Елена Васильевна Всеволожская.) Над их могилою под алтарем храма было сооружено белое мраморное надгробие – плита, за которой было установлено Распятие Спасителя, и где всегда горела неугасимая лампада. Пол усыпальницы был выстлан мраморными плитами. Каждый раз после литургии причт и прихожане храма спускались в усыпальницу для совершения общей панихиды, и каждое воскресенье служивший у Всеволожских садовник (в 1695–1910 гг. им был Я. П. Вокка) приносил из сада к мраморному надгробью Всеволожских букет свежих ров.

Недалеко от храма, отдельно от него, была выстроена звонница, в виде пирамиды, она помещалась во втором ярусе двух деревянных служебных флигелей, соединенных меж собою так, что они образовывали ворота при въезде в усадьбу. Над воротами был укреплен большой образ с изображенными тремя святыми, одним из них был св. Всеволод-Гавриил Псковский. На звоннице помещались четыре колокола; звонили в них как за богослужением, так и для приветствия въезжающих в усадьбу гостей. При колокольне служил звонарь Харитон, глубоко верующий человек, живший с семьей в особом домике-сторожке, стоявшем в парке имения при въезде со стороны Петербурга. Позднее, при большевиках, когда были введены карточки на хлеб, Харитон откажется несмотря на нужду (у него было трое детей) принимать от советской власти хлеб по карточкам, как не благословленный Господом...

Сам храм отличался скромностью убранства: иконостас его был одноярусным, трехчастным и составлял в длину 9, а в высоту 2,8 метра. Деревянные резные столбы иконостаса соединялись между собою двенадцатью аркадами, в каждой из которых помещались писанные образа,– шесть в центральной и по три в боковых частях, выполненных в виде «ложных» приделов. На царских вратах, увенчанных крестом в сиянии, помещался большой образ Благовещения Пресвятой Богородицы, над вратами, в круглых медальонах – образа четырех Евангелистов и Тайная вечеря. За невысоким иконостасом, в алтаре, был хорошо виден большой образ призывающего к Себе Спасителя. Большинство икон, написанных в иконостас, было посвящено святым, тезоименитым хозяевам дома: св. Всеволоду-Гавриилу Псковскому Чудотворцу, св. Александру Невскому, св. царице Елене. На аналоях пред амвоном помещались справа – большой образ Спаса Нерукотворного письма XIX века, слева – преп. Серафима Саровского. Престол и жертвенник были устроены из белого мрамора; восточную половину храма украшали укрепленные вдоль стен резные малые паникадила (два из них, как и помещавшееся в алтаре изображение Св. Духа в виде голубя, находятся ныне во Всеволожской Свято-Троицкой церкви).

Сам храм был приписан к Спасо-Преображенской церкви в Ириновке, с февраля 1916 г. при нем был образован собственный приход.

Штат церкви состоял из трех человек; первым настоятелем ее был с 1901 г. священник Петр Фурсов († 1910), похороненный за алтарем храма. Над могилой его вплоть до войны (1941) стоял крест. После о. Петра настоятелем храма служил непродолжительное время о. Василий Климов, перед самой революцией его сменил прот. Александр Васильевич Логиневский, выпускник Новгородской Духовной Семинарии, долгое время служивший настоятелем Иоанно-Богословской церкви Охтинской земледельческой колонии и церкви Божией Матери «Неопалимая Купина» при Морском полигоне на Ржевке. Позднее, став настоятелем Всеволожской Свято-Троицкой церкви, о. Александр окормлял также Рябовский и Ириновский приходы, в этот период он часто служил в церкви Нерукотворного Спаса.

Богослужения в храме совершались только в большие праздники, по субботам и воскресеньям. Ежедневная же служба совершалась в домовой церкви блгв. кн. Всеволода-Гавриила Псковского. Доступ в Спасский храм был свободным для всех, в церкви же, помещавшейся в барском доме, молились только хозяева и прислуга.

Последним хозяином имения Рябово был сын Павла Александровича и Елены Васильевны Всеволожских Василий Павлович, колл. советник, доктор медицины, служивший в Петербурге в клинике душевных и нервных болезней. Как и отец, проживая в Рябове, он исполнял обязанности почетного Мирового судьи и был членом Шлиссельбургской уездной земской управы. Когда при нем в 1906 г. Рябово вновь оказалось под угрозой продажи с торгов, выкупить имение ему помогла супруга, Лидия Филипповна Всеволожская-Маркс, урожд. Собин, владелица крупного издательства и журнала «Нива».

 

Звонница. Снимок начала XX века.

Звонница. Снимок начала XX века.

Последние Всеволожские оказывали большое внимание содержавшемуся за счет имения храму: с 1899 по 1917 год В. П. Всеволожской бессменно состоял церковным старостой, вместе с Лидией Филипповной заботился о благолепии церкви и о стройности церковного в нем пения. Часто Всеволожские сами же руководили хором. Регентом-псаломщиком служил шофер Всеволожских8 П. Н. Кривошеий, хор состоял исключительно из членов служивших в имении семей Безбородовых и Кривошеиных. Летом в Рябово приезжало очень много дачников, которые часто приходили в храм помолиться и послушать хор. Каждое лето а Рябове устраивался «детский праздник», собиравший много дачников с детьми,– на нем играл духовой оркестр, устраивались концерты и выступления детей.

Из-за выросшего местного населении и большого числа дачников летом храм Спаса Нерукотворного перестал в полной мере удовлетворять духовным потребностям жителей: в 1904–3 гг. а Рябове ком приходе была выстроена деревянная часовня, обращенная позднее а церковь св. Троицы, близ станции Всеволожская; незадолго до революции жители ходатайствовали о постройке к югу от Ириновской железной дороги, а Ильинском, еще одного храма – в честь 300-летия Дома Романовых. Из-за начавшейся Первой Мировой войны и революции проект осуществлен не был.

С началом войны Всеволожские связали свою деятельность с нуждами фронта: в имении открыли лазарет для раненых и устроили школу шоферов бронемашин. После февральской революции 1917 г. наступает период постепенного разорения имения и храма в Рябове.

В марте 1917 г. в усадьбу из Петрограда прибыли «товарищи», начавшие разъяснять крестьянам «про землю и про волю». Весной В. П. Всеволожского арестовали, но вскоре выпустили на свободу, в августе месяце он покинул свое имение, и отправился на фронт, где служил в 1917–18 гг. военным хирургом. Лидия Филипповна, стремясь сохранить журнал «Нива», остается в Петрограде, переживает разгром усадьбы и в начале 1919 г. вместе с вернувшимся с фронта мужем покидает Петроград. Дальнейшая судьба Всеволожских неизвестна. По словам местных крестьян, в 1922 и 1926 гг. В. П. Всеволожской еще дважды тайно посещал свое имение; после революции, уехав из России, Всеволожские проживали по одним сведениям – в Финляндии, по другим – во Франции.

 

Интерьер церкви. Современный вид.

Интерьер церкви. Современный вид.

В октябре 1917 г. Рябовским имением стал управлять комиссар – бывший конторщик Василий Прокофьев 18-ти лет. Спустя несколько месяцев, специальный отряд моряков, прибыл для конфискации излишков продуктов, были вскрыты и разгромлены винные погреба, кладовые и хранилища. В Рябове был организован совхоз. К 1919 г. он настолько ослабел, что одна часть имения, которым он владел была передана воинской части, в другой организована сельскохозяйственная школа (с 1923 г.– техникум).

В 1924 г. бывший барский дом отдали финнам – коммунарам для организации коммуны «Труд», здесь же они и жили, а по вечерам в клубе (в имении) устраивали танцы.

В ночь под Рождество 1925/26 гг., как предполагают, от керосиновой лампы, господский дом вспыхнул и сгорел дотла. Вместе с имением в огне погиб и домовый храм св. Всеволода-Гавриила Псковского.

После революции жизнь храма Спаса Нерукотворного изменилась; не имея пожертвований от Всеволожских, он управлялся церковной «двадцаткой», председателем которой стал Дмитрий Иванович Безбородо», служивший прежде у Всеволожских.

После о. Александра Логиневского9, в 1921–22 гг. настоятелем храма был игумен Селафиил, удивительный монах (из Александро-Невской Лавры?), хорошо запомнившийся прихожанам. В 1922–28 гг. его сменил о. Иулиан, священник-художник, часто писавший этюды в окрестностях Рябова. (Позднее, отрекшись от Бога, он сложил с себя сан.)

Последним настоятелем храма был о. Иоанн (Предтеченский?), живший с семьей в Петергофе, возле самого дворца и приезжавший в праздники и воскресные дин служить в Спасском храме. В 1928–30 гг. в Рябовском храме неоднократно служил архиерей (очевидно епископ Шлиссельбургский Григорий, новомученик). За литургией ему сослужили о. Иоанн и о. Александр Логиневский. Последняя архиерейская служба в храме была совершена 16/29 июля 1930 г. в День Ангела супруги церковного старосты Алевтины Павловны Безбородовой, певшей в церковном хоре. Круг верных, собиравшихся вокруг Спасского Храма становился все уже. При всяком происшествии в совхозе и коммуне первыми арестовывали председателя церковной «двадцатки» Д И. Безбородова, испытывая недоверие ко всем прислуживавшим и певшим в храме. В марте 1937 г. был арестован и сослан б. регент церковного хора Павел Назарьевич Кривошеин, имевший 12 человек детей...

В октябре 1931 г. «по просьбе колхозников» коммуны «Труд», на территории которой оказался храм, церковь закрыли, всю утварь, облачения и колокола со звонницы увезли в Ленинград. Тогда же, поздней осенью была осквернена усыпальница Всеволожских. В д. Романовке проживала тогда некая Елена Татти, комсомолка, принимавшая активное участие в раскулачивании и арестах местных крестьян. Преданная «делу революции», в народе прослыла она «красной Еленой». По ее почину комсомольцами были вскрыты гробы Павла Александровича и Елены Васильевны Всеволожских, останки почивших устроителей церкви Спаса Нерукотворного поставлены у наружной юго-западной стены храма, а пустые гробы сброшены под гору. Так, более полугода, пугая людей, простояли останки Всеволожских возле церкви. Зимою, когда мертвые кости покрыл снег, казалось, что у притвора стоят живые люди. Жутко было жителям Рябова, но никто не осмеливался по-христиански похоронить усопших. Весною 1932 г. пятеро живших в Румболове и Романовке финских девушек10, возвращавшись рано утром после Пасхи из лютеранской церкви, тайком предали земле останки Всеволожских на краю расположенного близ Рябовской кирхи финского кладбища. Финский пастор лютеранского прихода Рябово (Raapyva) Селим Иванович (Ялмар) Лауриккала († 1959 г. в Гельсингфорсе) совершил погребение бывших владельцев усадьбы. Верные поставили на могиле два креста, однако вскоре кресты были уничтожены, а могилу сровняли с землей.

В 1939 г. перед Советско-Финской войной финны, жившие в окрестностях, были депортированы в Сибирь, в их числе оказалась и «красная Елена». В Сибири она, по словам очевидцев, в 40-х гг. умерла в страшных мучениях.

Судьба храма после закрытия печальна: в 1930-х годах в нем располагался склад зерна, затем – школа младших лейтенантов стоявшей по близости войсковой части, в воину в храме был клуб.

В 1941 г. рядом с церковью Спаса Нерукотворного пролегла «Дорога жизни», единственный с 8 сентября 1941 г. путь, соединивший осажденный Ленинград с «большой землей», действовавший до окончательного снятия блокады 27 января 1944 г. По ней осажденный город снабжался продовольствием, топливом, боеприпасами, по ней вывозили из города раненых бойцов, эвакуировали ленинградцев. (Всего за 900 дней блокады было эвакуировано полтора миллиона человек.)

«Дорогой жизни шел к нам хлеб, Дорогой жизни многих к многим, Еще не знают на земле Страшней и радостней дороги...»,

писала в своей «Ленинградской поэме» о тех днях поэтесса Ольга Федоровна Берггольц. В 1967–75 гг. у подножия Румболовской горы был установлен памятник «Румболовская гора» в виде огромных металлических лавра и дуба, символизирующих жизнь.

На бывшем финском погосте рядом с храмом в дни войны хоронили погибших жителей и защитников города... В 1950-х гг. в Спасской церкви расположилась станция горюче-смазочных материалов, а с 1960-х храм пустовал, пока судьба его не изменилась летом 1988 г. Год 1000-летия крещения Руси городские власти Всеволожска решили отметить передачей здания православного храма в аренду на 25 лет азербайджанскому кооперативу «Шах-Даг» для устройства кафе. Это вызвало возмущение как верующих, так и неверующих русских людей, местных жителей. Они потребовали от властей прекратить кощунственное строительство. Работы были приостановлены, вскоре образовалась православная община церкви Спаса Нерукотворного, получившая благословение митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера) на восстановление храма. Обращаясь к властям Всеволожска 24 мая 1989 г., он писал, что учитывая местоположение храма на «Дороге Жизни», его «можно было бы использовать в качестве мемориального храма, где возносились бы молитвы о павших на поле брани вождях и воинах, о жителях нашего города, от голода в блокаду скончавшихся и на „Дороге Жизни» погибших...»

Летом 1989 г. добровольцы из числа местных жителей начали приводить в порядок здание церкви и убирать мусор из полуразрушенной усыпальницы; работали целыми семьями не покладая рук и ко дню престольного праздника 16/29 августа 1989 г. над храмом вознесся крест, освященный протоиереем Димитрием Амбарцумовым. В 48-ю годовщину начала блокады, когда впервые этот памятный день был отмечен во всех церквах города как день траура, 8 сентября 1989 г. о. Димитрий отслужил в полуразрушенном храме при большом стечении молящихся панихиду, затем состоялся крестный ход на воинское кладбище. 29 декабря 1989 г., после долгой волокиты, полуразрушенный храм был передан православной общине. Богослужения в нем стали регулярными, начиная с праздника Светлого Христова Воскресения, пришедшегося в 1990 году на 13 апреля, когда настоятелем церкви прот. Игорем Скопцем в ее стенах была свершена первая Божественная литургия.

8 мая 1990 г. на воинском кладбище близ храма освятили первый на петербургской земле памятник молодым воинам-всеволожцам, погибшим в Афганистане, сооруженный Всеволожской организацией ветеранов Афганской войны «Забота». Так под сенью церкви Спаса продолжилось создание воинского мемориального комплекса на «Дороге Жизни».

За год восстановительных работ в храме на народные пожертвования приобрели церковную утварь, восстановили пол и потолок, фасады и паперть храма, провели тепло и электроэнергию. Сооруженная в 1988 г. кооператорами маленькая пристройка к алтарю обращена в ризницу, восстановлена могила о. Петра Фурсова за алтарем храма.

Воссоздание храма осуществляется по проекту архитектора В. Е. Жукова. Новый иконостас церкви взамен утраченного сооружается по проекту, выбранному Митрополитом С.-Петербургским и Ладожским Иоанном из числа типовых проектов иконостасов начала XX в., под наблюдением В. Е. Жукова резчиком Князь-Владимирского Собора В. А. Мироником, Размещение в храме образов осуществляется по мере их приобретения и пожертвования в храм прихожанами.

Первый храмовый образ, Спаса Нерукотворного, был написан самими прихожанами в сентябре 1989 г. на полотне, натянутом на металлическую раму, и помещается ныне в алтаре храма. Позднее стали поступать иконы из Эрмитажа, «музея истории религии» (Казанский собор), Русского музея. Главная святыня храма – большой Нерукотворный Образ Спасителя письма XVII века, стоящий у правого клироса, был пожертвован в храм музеем истории религии (Казанским собором). Оттуда же поступили образа св. Александра Невского, св. Царицы Александры, целителя Пантелеймона, купель и напрестольное Евангелие.

Престол, жертвенник, подсвечники и выносную свечу, облачения, утварь, а также образа Воскресения Христова и Богоявления Господня, снятые со старых хоругвей и помещенные ныне в иконостасе, были пожертвованы Князь-Владимирским собором. Голгофу и запрестольный крест пожертвовал Тосненский храм Казанской Божией Матери. Помещающееся в алтаре паникадило, подаренное этим же храмом, поновлено и восстановлено на средства прихожанки Риммы Ефимовой. Запрестольный образ Спаса Вседержителя и икона Божией Матери Тихвинской – дар Русского музея. Большой образ свт. Николая Чудотворца пожертвован на поминовение о здравии рабы Божией Анны; старинные хоругви – Всеволожской Свято-Троицкой церковью. Новые иконы в храм написаны художником Александром Батановым. Кроме упомянутых, прихожанами чтутся также образа Божией Матери «Взыскание Погибших» и св. Архангела Михаила.

29 августа 1991 г. храм Спаса Нерукотворного отметил свое 90-летие. В день юбилея церковь посетили приехавшие из С.-Петербурга, Москвы и Ямбурга потомки дворянского рода Всеволожских.

Чин полного освящения восстановленного храма состоялся 24 ноября 1991 г. и был приурочен к 50-летию открытия Ледовой трассы «Дороги Жизни». По благословению Митрополита С.-Петербургского и Ладожского Иоанна освящение храма совершил благочинный Пригородного округа протоиерей Александр Кудряшов в сослужении настоятеля церкви прот. Игоря Скопца и прот. Александра Анисимова. В память об этом событии отчеканен памятный нагрудный знак.

К освящению храма заводом «Русский Дизель» (директор Е. Яшин) была сооружена металлическая звонница и на нее подняты колокола. Самый большой из них, литый в Валдае в 1900 году,– был пожертвован в храм б. командующим Ленинградским военным округом генералом В. Ф. Ермаковым к Св. Пасхе 1989 г. Храм восстанавливается буквально всем миром, на пожертвования С.-Петербургской епархии, Князь-Владимирского собора, Свято-Троицкого собора Александро-Невской Лавры, общественных организаций, предприятий, частных лиц. Большой вклад в восстановление святыни внесли М. М. Реннер († 1993) и Л. Н. Свешникова. Плиты для отделки храма пожертвовали и доставили к церкви работники Финляндского отделения железной дороги, пилил их – комбинат нерудных материалов; внутреннюю деревянную отделку изготовили в произв. мебельном объединении «Нева», решетки на окна сделаны и установлены в 1989 г. тружениками Шлиссельбургского Судостроительного завода. Изготовление металлической ограды вокруг храма ведет ныне объединение «Русский Дизель».

В 1993 г. в церкви были установлены первые памятные мраморные доски с именами 187 железнодорожников Ленинград-Финляндского узла, погибших при выполнении перевозок на «Дороге Жизни» в 1941–44 гг. В усыпальнице Всеволожских предполагается воссоздание утраченных надгробий бывших хозяев имения, установка Распятия с неугасимой лампадой. На стенах усыпальницы намечено поместить памятные доски с именами погибших на «Дороге Жизни», нашедших последнее пристанище на дне Ладожского озера и не имеющих могил, скончавшихся от голода в блокадном Ленинграде.

С 10 февраля 1991 г. начались занятия в детской воскресной школе при церкви. В этот день храм посетил Митрополит С.-Петербургский и Ладожский Иоанн, обратившийся к ученикам и их родителям с добрым словом напутствия и благословивший каждого ученика. Обучение в школе смешанное: ее посещают около 75 мальчиков и девочек. Занятия Закона Божия ведет настоятель храма прот. Игорь Скопец, помогает ему прихожанка церкви Лидия Никитина.

Богослужение в храме совершается по субботним, воскресным и праздничным дням. Престольным в храме является праздник Перенесения из Эдессы в Константинополь Нерукотворного Образа (Убруса) Спасителя, день кончины П. А. Всеволожского (1898)- 16/29 августа.

Отмечаются в храме также следующие памятные даты: 26 августа/8 сентября – Сретение Владимирской иконы Божией Матери – начала 900-дневной ленинградской блокады (1941);

Ближайшее воскресенье после 9/22 ноября – открытие ледовой трассы «Дороги Жизни» (1941);

5/18 января – Крещенский сочельник, канун Богоявления – прорыв (1943) и 14/27 января – отдание Богоявления, св. равноапостольной Нины,– окончательное снятие (1944) блокады Ленинграда;

2/15 февраля – Сретение Господне – день вывода войск из Афганистана (1990).

Память св. благ, князя Всеволода-Гавриила Псковского Чудотворца, небесного покровителя рода Всеволожских, совершается в дни:

27 ноября/10 декабря – обретение мощей св. благ, кн. Всеволода-Гавриила Псковского (1192);

11/24 февраля – преставление св. блгв. кн. Всеволода-Гавриила Псковского (1138);

22 апреля/5 мая – перенесение мощей св. блгв. кн. Всеволода-Гавриила Псковского в Свято-Троицкий собор во Пскове, где они и ныне почивают (1834).

Церковь свт. Николая Чудотворца на Большеохтинском кладбище

 

Церковь свт. Николая Чудотворца на Большеохтинском кладбище

На правом берегу Невы, против Смольного монастыря и Александро-Невской Лавры, раскинулся один из старейших районов Петербурга – Охта. Северная его часть, лежащая на правом берегу реки Охты, именуется Большой Охтой, а располагающаяся на левом берегу, южная – Малой.

Река Охта, от которой поселение получило свое имя, упоминается в новгородской летописи еще под 1300 годом. В устье ее в древности стояло новгородское селение Невское Устье. В начале XVII века, в период шведского владычества, на его месте была построена крепость Ниеншанц (Канцы), после взятия которой русскими войсками 3 мая 1703 года, Россия вернула себе выход к Балтийскому морю. По приказу Петра Великого крепость была срыта, а на ее месте основана Охтинская верфь (ныне Петрозавод), где строились русские военные и торговые корабли.

Согласно царскому указу, из разных губерний России сюда были переведены корабельные плотники, ставшие первыми поселенцами охтинских слобод. Работавшие из поколения в поколение на судостроительных верфях охтяне прославились как искусные плотники и мастера деревянной резьбы. Их стараниями были сооружены замечательные резные деревянные иконостасы петербургских и охтинских храмов; произведения их рук украсили многие дворцы Петербурга и его пригородов.

8 августа 1722 года охтинские поселяне обратились в Святейший Синод с прошением об устроении церкви. Ответом был указ об отводе до времени в домах светлицы для служения вечерни, утрени и часов. Светлицу эту срубили из казенного леса и стали именовать часовней, а в 1725 году обратили ее во храм, освятив по мысли Императора Петра I во имя праведного Иосифа Древодела, покровителя плотницкого и корабельного ремесел. При церкви была устроена деревянная колокольня, замечательная тем, что на ней висел отлитый в 1725 году колокол в 1000 пудов весом, да такой звонкий, что ему завидовали обыватели столицы. В 1731 году церковь была разобрана и на ее месте выстроена небольшая деревянная часовня, называвшаяся Иосифовской. Без храма охтяне жить не могли – вскоре вместо упраздненной церкви возводится новая в честь Святой Троицы; позже она была заменена каменным храмом во имя Сошествия Святого Духа, долгое время бывшего главным храмом Охты. Причт Свято-Духовной церкви окормлял весь Большеохтинский приход, простиравшийся на 15 верст вдоль правого берега реки Невы – от Полюстрова до реки Охты и от Невы до Охтинских пороховых заводов.

Охта была своеобразным «петербургским Замоскворечьем»,– тихой и уютной частью города, удаленной от петербургской суеты. Она имела свой размеренный и неспешный ритм, старый купеческий уклад жизни, была крепка своими традициями и обычаями.

В начале XX века она оставалась удивительным местом, мало похожим на парадный Петербург: здесь высились старинные храмы, ровесники Петербургу, приходские, кладбищенские, а позже монастырские подворья, напоминавшие своей архитектурой Москву. Многочисленные часовни и богоугодные заведения, дома призрения и приюты были устроены здесь на средства благочестивых и богобоязненных охтинских и петербургских купцов и мещан. Кладбища – Большеохтинское (Георгиевское) православное и единоверческое, Малоохтинские – православное и старообрядческое с XVIII века служили местом упокоения петербуржцев.

Даже после постройки в 1908–1911 гг. постоянного Большеохтинского моста имени Императора Петра Великого через Неву, связавшего Охту с центром Петербурга, когда район стал стремительно превращаться в фабрично-заводскую окраину, Охта оставалась еще глубоко своеобразной и вплоть до 1920–30-х годов сохраняла свой облик и колорит. Испытав в эти годы уничтожение многих замечательных своих храмов, искаженная однообразной жилой застройкой 50–80-х годов нашего века, Охта еще хранит отдельные старинные нетронутые уголки. Одним из них является Большеохтинское кладбище с расположенной на нем церковью во имя святителя Николая Чудотворца. Она является одним из немногих храмов, не закрывшихся в городе в долгие годы гонений...

 

Часовня на Большой Охте на Конторской улице, на месте первого храма, построенного Петром Великим.

Часовня на Большой Охте на Конторской улице, на месте первого храма, построенного Петром Великим.

Большеохтинское кладбище было основано в 1773 году на берегах небольшой речки Чернавки и первоначально служило для захоронения умерших жителей Охты. В 1774–78 гг. на средства, отпущенные приходским Свято-Духовским храмом, здесь была выстроена первая церковь во имя вмч. Георгия Победоносца, по которому кладбище именовалось также Георгиевским. Хотя постоянного моста через Неву не было, здесь часто хоронили городских обывателей, и потому кладбище быстро росло и несколько раз расширялось. Среди похороненных здесь были и представители известной купеческой семьи Никоновых.

В начале XIX века однопрестольный Георгиевский храм стал тесен для отпеваний. В 1812 году настоятель Большеохтинской церкви прот. Андрей Журавлев, при участии начальника Охтинской верфи капитана Орловского, убедил купца Григория Григорьевича Никонова построить на кладбище еще одну каменную церковь. По желанию Г. Г. Никонова, новая церковь была выстроена «при самом въезде, у ворот, на правой руке». 24 августа (6 сентября – н. ст.) 1812 года после доработки проекта, составленного неизвестным архитектором, была свершена закладка храма. Строительство велось только на средства жертвователя купца Никонова и обошлось ему в 10 тысяч рублей. Им же были даны деньги на иконостас, утварь и ризницу. Кто резал иконостас и писал образа – неизвестно. Все работы по строительству, внутреннему и внешнему оформлению церкви были закончены за два года, и 27 сентября (10 октября – н. ст.) состоялось освящение этого небольшого ампирного храма. Посвящен он был святому Николаю Чудотворцу.

Сам храм, хотя и был передан епархиальной власти, долгое время поддерживался и ремонтировался за счет . наследников строителя. В 1869 году Никольская церковь была возобновлена на средства братьев Елисеевых, почетного гражданина А. Алферовского и купца Синебрюхова. По возобновлении своем она была освящена местным благочинным Н. Парийским 22 октября 1870 года. В первозданном виде храм простоял до революции.

 

Большеохтинская церковь. Иконостас.

Большеохтинская церковь. Иконостас.

В 1936–38 гг. древний Георгиевский храм был снесен. После войны, когда наметилось некоторое потепление в отношении Церкви со стороны государства, Никольским Большеохтинским храмом была выкуплена земля, примыкающая к зданию церкви с севера и запада, а также три склепа на кладбище. В это время старостой храма был Михаил Васильевич Смирнов, ставший в 50-х годах священником, а позже принявший монашеский постриг. Скончался о. Михаил в 70-х годах и похоронен в г. Окуловке Новгородской епархии.

Отец Михаил любил строить и в историю храма вошел как строитель. С севера к церкви им был пристроен деревянный придел для отпеваний, возле ограды сооружены деревянные здания крещальни и колокольни,– до этого при храме была только звонница. Колокола для церкви были привезены тогда же о. Михаилом со своей родины, из Новгородской области. Рядом с храмом была выстроена деревянная часовня для отпевания умерших. Ныне она заменяется каменной, строительство которой планируется завершить в 1992 году.

В левом приделе храма, используемом для отпеваний, богослужения свершались в 1970-х годах, во время ремонта главного храма. В середине 80-х гг. он был выстроен заново в камне. В нынешнем 1991 году купол храма был заново покрыт медью, а сам храм – поновлен снаружи.

Среди святых икон храма в начале XX века были: в алтаре с правой стороны в особом киоте – глава Спасителя; за правым клиросом находилась древняя икона Господа Вседержителя, в серебряной позолоченной ризе,– дар купца Ивана Аверина. За левым клиросом помещался образ Божией Матери Тихвинской. На южной стене над могилой Никоновых был устроен киот из серого мрамора с двумя родовыми их иконами – Спасителя и Божией Матери. Некогда в храме было очень много заупокойных икон, оставляемых после отпевания; они почти сплошь покрывали стены.

В настоящее время в Никольской Большеохтинской церкви хранятся несколько чтимых образов, переданных сюда из закрытых или снесенных охтинских храмов. Среди них – древний образ праведного Иосифа Древодела и Смоленской Божией Матери из Свято-Духовской Охтинской церкви.

Первый помещался некогда еще в светлице-часовне, первом храме при Охтинской корабельной верфи. Позже он был перенесен в Свято-Духовский храм, где в честь прав. Иосифа был освящен придел. На месте самого древнего охтинского храма на Конторской улице была сооружена каменная часовня (см. фото). После закрытия Свято-Духовской церкви в 1936 году иконы из нее свезли в охтинские бани, дабы топить ими печи. Один из прихожан храма, коренной охтянин Л. Л. Лукичёв, спас от сожжения в числе других и образ прав. Иосифа Древодела, принеся его позже в Никольский Большеохтинский храм. Ныне эта старейшая охтинская икона помещается в алтаре храма с левой стороны.

Самой почитаемой иконой храма является Божия Матерь Скоропослушница.

В 1881 году на Большеохтинском кладбище на средства купцов Елисеевых был выстроен замечательный по архитектуре храм в русско-византийском стиле в честь Казанской Божией Матери (взорван в 1929 году). Рядом в 1900–1903 гг. по проекту В. А. Демяновского на средства П. и Л. Елисеевых была выстроена богадельня на 120 стариков и 30 детей с амбулаторией и школой. По закрытии храма Елисеевской богадельни из нее в Никольскую церковь была перенесена чтимая икона Божией Матери Скоропослушницы, ныне пред которою с умилением молятся прихожане храма.

В церковь был также перенесен чтимый образ св. Параскевы Пятницы из одноименного храма на Пороховых (снесен).

С благоговением прихожане молятся также пред иконами свт. Николая Чудотворца, прп. Сергия Радонежского, прп. Серафима Саровского и вмч. Георгия Победоносца, попавшей в храм, видимо, из снесенной Георгиевской кладбищенской церкви.

Кроме упомянутых на Большеохтинском кладбище находились еще две церкви: в честь Покрова Пресвятой Богородицы и во имя св. вмч. Димитрия Солунского, близ которой располагалось единоверческое отделение кладбища. При кладбище действовала также основанная в начале XIX века богадельня для лиц духовного звания.

В наши дни Никольский храм на Большеохтинском кладбище остается единственным действующим на Охте, он всегда чист и ухожен. В храме во всякое время людно: петербуржцы приходят сюда на родные могилы и в храм, помянуть своих близких. Уже долгие годы настоятелем храма служит прот. Александр Кудряшов.

Старинное Большеохтинское кладбище, где погребены многие известные петербуржцы: митрополит Крутицкий и Коломенский Серафим (Никитин, ум. 1979 г.), архиепископ Тихвинский Мелитон (Соловьев, † 1986 г.), профессора Духовной Академии- А. Сагарда († 1950 г.), В. Верюжский († 1955 г.), М. Сперанский (†1984 г.), а также композитор духовной музыки П. И. Турчанинов, балерина Е. И. Истомина, фрейлина Е. И. Нелидова, кормилица Императора Александра I E. П. Петрова, купцы Елисеевы, ныне нуждается в уходе и благоустройстве.

Престольными праздниками в Никольской Большеохтинской церкви являются дни:

9 (22) мая – перенесение мощей свт. Николая Чудотворца из Мир Ликийских в Бар.

6 (19) декабря – преставление свт. Николая Чудотворца.

Прихожанами чтятся также: Духов День – в память престольного праздника главного охтенского храма во имя Сошествия Святого Духа.

23 апреля (6 мая) – праздник св. вмч. Георгия Победоносца;

26 июля (8 августа) – преподобномученицы Параскевы Пятницы;

28 июля (10 августа) – иконы Божией Матери Одигитрии (Путеводительницы) Смоленской;

9 (22) ноября – Божией Матери Скоропослушницы.

Память Праведного Иосифа Древодела, Обручника Пресвятой Девы Марии, свершается в неделю праотец и в неделю по Рождестве Христовом.

По воскресеньям в храме соборно поется акафист Божией Матери пред чтимой ее иконой «Скоропослушница». По четвергам – акафист святителю Николаю Чудотворцу; по вторникам – попеременно прп. Серафиму Саровскому и св. Параскеве Пятнице.

Свято-Троицкая Церковь («Кулич и Пасха»)

 

Свято-Троицкая Церковь (Кулич и Пасха)

Есть в нашем городе храм удивительного вида: сама церковь, круглая в плане, напоминает пасхальный кулич, а стоящая рядом колокольня-пирамида похожа на творожную пасху. Освященная во имя Святой Живоначальной Троицы, церковь эта, в народе называемая «Кулич и Пасха», стоит на Троицком Поле, юго-восточной окраине Петербурга.

Небольшой каменный храм, давший название местности, возвышается посреди большой (б. Церковной) площади, в уютном сквере, обнесенном белой каменной оградой с металлической решеткой. Он считается памятником архитектуры и охраняется государством.

В конце XVIII века здесь, на Шлиссельбургском тракте, была основана мануфактура, которая по имени будущего Императора Александра I получила название Александровской. Из флигелей, выстроенных для рабочих и служащих мануфактуры, образовалось селение, вскоре превратившееся в богатое пригородное село Александровское. Близ села, на Неве, находилось имение генерал-прокурора князя Александра Алексеевича Вяземского, который в начале 1780-х годов был назначен управляющим Императорским фарфоровым заводом и избрал летней резиденцией находившееся рядом свое поместье, где начал сооружение обширного усадебного дома и разбил парк.

После того, как в 1783 году Императрица Екатерина Великая пожаловала князю 200 тысяч рублей за верную службу, он задумал возвести рядом с домом в центре парка храм и посвятить его празднику Обновления храма Воскресения Господня в Иерусалиме (Воскресению Словущему). При этом он пожелал выстроить церковь такой, чтобы она напоминала собой пасхальный хлеб (кулич), а колокольня – пасху.

В 1783 году Святейший Синод дозволил строительство в усадьбе каменного храма, и через два года по благословению митрополита С.-Петербургского Гавриила (Петрова) оно было начато, закончившись в 1787 году. Однако, из-за того, что средства на постройку церкви были пожертвованы Императрицей Екатериной II, храм по желанию Государыни был освящен на Троицу 1790 года в честь Святой Живоначальной Троицы.

О царских щедротах напоминают надписи на мраморных досках, помещенных на стенах храма: «Екатерина II. В память твоих щедрот. Начата 1785 г.» – на северной стене церкви; «Твои щедроты соорудили. Окончена в 1787 г.» – на южной, и «Здесь благословятся благодеявшие мне в роды и роды. Освящена в 1790 году. Екатерина II» – над главным входом в храм с западной стороны.

Строительство Троицкой церкви было осуществлено по проекту известного зодчего русского классицизма Н. А. Львова. Снаружи ротонда храма окружена 16-ю колоннами ионического ордена и перекрыта плоским куполом; овальные окна второго яруса придают храму особое изящество. Внутреннее пространство церкви просто и гармонично,– круглый в плане зал, высота которого равна диаметру, украшен коринфскими пилястрами.

В верхнем ярусе колокольни помещается звонница; в двух нижних ярусах, соединенных внутренней лестницей, находятся крещальня и жилые помещения. Архитектура храма в свое время так поразила Д. Кваренги, что он зарисовал его в своем дорожном альбоме.

Само здание храма с XVIII века изменилось мало, лишь в 1857–1859 гг. на средства Свято-Троицкой церкви и Александровской мануфактуры было произведено обновление, и с запада к церкви пристроен каменный притвор и ризница, а также сооружена новая церковная ограда с аркою из плитняка и двумя часовнями по бокам ее (не сохранились). В 1905 году престол храма прихожане украсили мраморной с инкрустацией одеждой.

Первым настоятелем храма с 1790 года был священник Илия Петров (до 1806 года). Почти 30 лет, с 1872 по 1904 годы причт храма возглавлял прот. В. Китаев; в 1904–1915 гг. в храме служил прот. Николай Иоаннович Успенский, автор большого количества назидательно-духовных брошюр для простого народа. В наши дни во главе причта стоит прот. Виктор Голубев, епархиальный секретарь.

В начале века храм находился за городом, в пяти верстах от городской черты; приход его составляли крестьяне сел Александровского, деревень Леснозаводской и Мурзинки, а также питомцы местного отделения Воспитательного дома, рабочие и служащие Обуховского сталелитейного завода, мастеровые и мещане.

Трижды в год в приходе свершались крестные ходы: 8 июля – в деревню Мурзинку, в Ильинскую пятницу – в деревню Леснозаводскую, 20 мая – вокруг села Александровского, в память избавления от холеры в 1848 году.

Прихожан храма хоронили на небольшом местном кладбище, находившемся в одной версте от церкви. На нем стояла приписная к Троицкой церкви кладбищенская Успенская часовня, где на Успение совершали поминание усопших. В 1852 году вместо нее была выстроена церковь Успения Божией Матери, уничтоженная после революции вместе с кладбищем.

16 октября 1883 года при церкви Святой Троицы земской управой была открыта народная школа на 50 человек, в 1871 году – устроено приходское попечительство, просуществовавшее почти полвека. Работала при храме и библиотека, имеющая достаточное количество книг для любителей благочестивого чтения. Имела церковь также два каменных дома – один для причта, другой для богослужений в зимнее время и для приюта богомольцев, приходящих издалека, например, из деревень Леснозаводской и Царской Славянки.

В 1935 году власти закрыли храм и вывезли его убранство. Закрытым он стоял до конца войны, богослужения в нем возобновились в 1946 году. Из Благовещенской церкви на Васильевском острове был перенесен и поставлен в храме синий с золотом барочный иконостас. Тогда же было восстановлено внутреннее и внешнее убранство. В середине 1960-х годов колокольня храма была поновлена: крошившаяся кирпичная кладка ее была покрыта сшитыми между собой металлическими листами.

Поныне церковь Пресвятой Троицы («Кулич и Пасха») остается единственной действующей на огромные районы левого и правого берегов Невы, новостроек Веселого Поселка, Обухова, Рыбацкого, Купчина. Рассчитанный на 800 человек, сегодня храм явно тесен и существует насущная потребность в открытии в упомянутых районах новых храмов и молитвенных домов.

 

Иконостас.

Иконостас.

До 1936 года главной святыней храма была икона Святой Троицы, сооруженная в 1824 году крестьянами села Александровского, пропавшая вместе с другими образами по закрытии храма. Хранящиеся ныне в храме иконы попали сюда уже после возобновления его в 1946 году.

Главными святынями церкви Святой Троицы являются особо почитаемые иконы: знаменитая чудотворная Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» («с грошиками»), прославившаяся в 1888 году чудом обновления, и чудотворный образ святителя Николая Чудотворца, находившийся раньше в Свято-Троицкой церкви в Колпино.

Чудотворная икона Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» («с грошиками»), по преданию, была сооружена и пожертвована в Тихвинскую часовню близ Стеклянного городка одним благочестивым купцом, который возвращался по делам из Петербурга в Ладогу и спасся во время бури на Неве, причалив к берегу против Тихвинской часовни. 23 июля 1888 года во время страшной грозы молния ударила в деревянную часовню и, попалив все иконы, оставила невредимой одну только икону Божией Матери «Всех скорбящих Радосте», обметав ее мелкими медными монетками в пол-копейки, принесенными богомольцами в храм и положенными ими в ящик у киота. При этом икона дивным образом обновилась, стала будто заново написанной. Монеты не врезались в образ, а прилипли к его поверхности. От этой иконы проистекали и проистекают многие чудесные исцеления притекающим к образу с верой в заступничество Царицы Небесной. Икона эта простого письма суздальской работы, а монеток всего – одиннадцать.

На месте Тихвинской часовни на берегу Невы, где произошло чудо обновления, была сооружена часовня большего размера. А прежнюю, дабы сохранить ее как реликвию, перенесли в выстроенный рядом большой каменный храм в русском стиле во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» («с грошиками»). Неизвестно, где хранился чудотворный образ после сноса храма в 1936 году, но после 1946 года он был передан прихожанами в Свято-Троицкую церковь «Кулич и Пасха», где пребывает и поныне.

 

Чудотворная икона Божией Матери

Чудотворная икона Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте» («с грошиками»).

Другой чудотворный образ – святителя Николая Чудотворца попал в храм из Колпина, где пред ним молились тысячи богомольцев. Еще до основания посада Колпино, образ этот явился 23 декабря (5 января- н. ст.) 1713 года пришедшему из Каргопольского уезда Олонецкой губернии работному человеку Иакову, который, страдая цингой и опухолью ног, лежал при смерти в больнице на старой пильной мельнице на реке Ижоре. И «явися образ святителя Николая Чудотворца сицевым образом... лежал на земли, никому не ведом и не брегом, весьма обветшавши». От него Иаков и другие работные люди получили исцеление. После закрытия Свято-Троицкой церкви в г. Колпино, где хранился образ, он был в числе других икон отдан на один из колпинских заводов для сожжения в печи. На заводе, в мусоре его нашла одна благочестивая женщина и унесла домой. В 1947 году ею он был передан в Свято-Троицкую церковь («Кулич и Пасха»).

Интересен запрестольный крест в серебряном окладе, помещающийся в алтаре храма. Богомольцы почитают также находящиеся в храме иконы Божией Матери Тихвинской и Казанской, прп. Серафима Саровского, молящегося на камне, прпп. Нила Столбенского. Молясь пред иконами прп. Серафима и Нила, прихожане храма испытывают особое благоговение: и в один и в другой образы вложены частицы св. мощей преподобных.

Каждый вторник перед образом прп. Серафима Саровского всенародно поется акафист преподобному, каждый четверг – святителю Николаю Чудотворцу перед его образом, а по воскресеньям – Божией Матери («с грошиками»).

В наши дни причт храма продолжает традиции благотворения, милосердия и помощи нуждающимся. С 1989 года местом постоянного попечения причта и прихожан Свято-Троицкой церкви о душах одиноких людей престарелого возраста стала больница № 34 близ станции Понтонная. Там призреваются 60 человек, из которых каждый раз исповедуются и причащаются Св. Тайн 15–20 человек. С 1990 года церковь перечисляет средства на детский дом.

С этого же года по средам, субботам и воскресениям при храме действует воскресная школа на 85 человек. Занятия Закона Божия и церковно-славянского языка ведут клирики храма: прот. Виктор Сажин, священник Георгий Артемьев и диакон Владимир Рождественский. Обучаются в школе совместно мальчики и девочки в возрасте от 7 до 18 лет. Порой они приходят на занятия вместе с родителями (что приветствуется клиром церкви), дабы прививаемые в школе начала добродетельной христианской жизни окружали ребят не только в стенах храма, но и дома. С будущего года в школе планируется также преподавание церковного пения.

Престольным праздником храма является день Святой Троицы. Кроме того в храме празднуются торжественно:

2(15) января-преставление преподобного Серафима Саровского. 9(22) мая – перенесение мощей святителя и чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бар-град. 19 июля (2 августа) -обретение мощей преподобного Серафима Саровского Чудотворца. 23 июля (5 августа) – иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» («с грошиками»), 24 октября (6 декабря) – иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте». 6(19) декабря-преставление святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мир Ликийских. Ежегодно 7(20) декабря, в день памяти прп. Нила Столбенского, пред его образом читается акафист прп. Нилу Столбенскому, накануне в храме служится всенощное бдение.

* * *

1

Ныне в разрушенном состоянии со снесенной колокольней каменная Благовещенская церковь (1808–1809 гг., арх. В. О. Мочульский) сохраняется на набережной Большой Невки (современный адрес: Приморский проспект, 75). Кладбище при ней окончательно погибло в 1940-х годах.

2

Закрыта в 1936–38 гг, взорвана в 1966 году, на ее месте стоит баня.

3

На карте 1704 г., составленной картографом царя Петра I А. Шхонебеком, упоминается под именем Кубасова Гора.

4

Память кн. Всеволода-Гавриила Псковского особо чтилась в связи с избавлением С.-Петербурга от нашествия Наполеона, когда граф Витгенштейн, прикрыв путь от Двины на Псков и Новгород, защитил северную столицу от неприятеля. Псковское купечество, желая выразить графу как защитнику Пскова свою признательность, поднесло ему образ св. Всеволода-Гавриила Псковского. У святого на мече надпись: «Чести моей никому не отдам». Эти же слова являются девизом рода Всеволожских.

5

Их изображение можно видеть в журнале «Старые годы» 1910, № 3. с. 60.

6

Оно не было выполнено, Всеволода Андреевича похоронили на Большеохтинском кладбище в С.-Петербурге, а имение после его смерти в 1836 г. было заложено кн. Т. В. Юсуповой за 227 т. руб.

7

По ней в Петербург доставлялось топливо и строительные материалы; в 1900 г. 32-верстная линия была продлена до Борисовой Гривы и Шереметьевки. Летом линия служила многочисленным дачникам, для сообщения с дачными поселками, появившимися близ дороги вскоре по ее открытии. В 1930-х гг. вокзал Ириновской железной дороги в Петербурге был разобран, и поезда по Ириновской линии ныне отправляются с Финляндского вокзала.

8

В 1903 г. в имении продали лошадей и купили автомобиль, сам В. П. Всеволожской был страстным автомобилистом, председателем Петербургского клуба автолюбителей. В 1909 г. он стал победителем автопробега Петербург – Рига, за что был награжден серебряным кубком.

9

О. Логиневский оставался настоятелем Всеволожской Св. Троицкой церкви до 1938 г., когда был репрессирован и погиб в лагерях; семья его похоронена на Всеволожском кладбище.

10

Одна из них, Мария Яковлевна Кюльмясу и поныне живет в дер. Романовке.

источник материала

 

 

Исторические материалы о святых местах.

aАхтырский Троицкий монастырь

aАфон и его окрестности

aНовый русский скит св. апостола Андрея Первозванного на Афоне

aХарьковский Свято-Благовещенский Кафедральный собор

aВифлеем

aВИЛЕНСКИЙ СВЯТО-ДУХОВ МОНАСТЫРЬ

aВладимирская пустынь

aСказание о чудотворной Высочиновской иконе Божией Матери и создании Высочиновского Казанского мужского монастыря. Книга 1902 года.

aГефсимания. Гробница Богородицы

aГефсиманский скит.

aГлинская пустынь

aГора Фавор и долина Изреель

aГолгоѳо-Распятскій скитъ

aДИВНОГОРСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

aОписание Зилантова монастыря

aЗмиевской Николаевский казацкий монастырь

aСпасо-Преображенский Лубенский Мгарский мужской монастырь.

aКосьмо-Дамиановский монастырь

aКраснокутский Петропавловский монастырь

aЛеснинский монастырь

aНазарет

aСИОНСКАЯ ГОРНИЦА

aмонастыри Афона

aЕлеонская гора - место Вознесения Господня

aЕлецкий Знаменский монастырь на Каменной горе.

aМОНАСТЫРЬ СВЯТОЙ ЕКАТЕРИНЫ

aКиевский Богородице-Рождественский монастырь в урочище «Церковщина».

aКуряжский Старохарьковский Преображенский монастырь

aСпасо-Вифанский монастырь

aНиколаевский храм на Святой Скале

aНиколаевский девичий монастырь

aВсехсвятский кладбищенский храм.

aОзерянская пустынь

aИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СКИТА ВО ИМЯ СВ. ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ГОСПОДНЯ, НАХОДЯЩАГОСЯ ПРИ КОЗЕЛЬСКОЙ ВВЕДЕНСКОЙ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

aРека Иордан

aИсторическое описание Саввино-Сторожевского монастыря

aЛЕТОПИСЬ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ.

aКРАТКАЯ ИСТОРИЯ ПОДВОРЬЯ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТРЫРЯ В ХАРЬКОВЕ

aСЕРАФИМО — ПОНЕТАЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

aСофийский собор

aСвято-Успенская Святогорская пустынь

aСпасо-Вознесенский русский женский монастырь

aПокровский храм Святогорской обители.

aПещеры Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aПещерный храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских

aСеннянский Покровский монастырь

aХорошевский Вознесенский женский монастырь.

aСобор Христа Спасителя в Спасовом Скиту возле с.Борки.

aСвято-Успенская Почаевская Лавра

aУспенский собор Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aУспенский собор Киево-Печерской лавры

aУспенский собор в городе Харькове.

aСвято-Успенский Псково-Печерский монастырь

aЧасовня апостола Андрея Первозванного

aПещерная церковь Рождества Иоанна Предтечи

aИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА ВОСКРЕСЕНИЯ СЛОВУЩЕГО. ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ХРАМ.

aИстория Святогорского Фавора и Спасо-Преображенского храма

aСвятая Земля. Хайфа и гора Кармил

aХеврон. Русский участок и дуб Мамврийский (дуб Авраама)

aХрамы в Старобельском районе.

aХрамы Санкт-Петербурга

aПамять о Романовых за рубежом. Храмы и их история.

aШАМОРДИНСКАЯ КАЗАНСКАЯ АМВРОСИЕВСКАЯ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ

Церковно-богослужебные книги и молитвословия.

aАрхиерейский чиновник. Книга 1

aАрхиерейский чиновник. Книга 2

aБлагодарственное Страстей Христовых воспоминание, и молитвенное размышление, паче иных молитв зело полезное, еже должно по вся пятки совершати.

aБогородичное правило

aБогородичник. Каноны Божией Матери на каждый день

aВеликий покаянный Канон Андрея Критского

aВоскресные службы постной Триоди

aДРЕВНЯЯ ЗААМВОННАЯ МОЛИТВА НА ПАСХУ.

aЗаклинание иже во святых отца нашего архииерарха и чудотворца Григория на духов нечистых

aЕжечасныя молитвенныя обращенія кающагося грѣшника къ предстательству Пресвятой Богородицы

aКанонник

aКанонник

aКоленопреклонные молитвы, читаемые на вечерне праздника Святой Троицы.

aМОЛЕБНОЕ ПѢНІЕ ВО ВРЕМЯ ГУБИТЕЛЬНАГО ПОВѢТРІЯ И СМЕРТОНОСНЫЯ ЗАРАЗЫ.

aМОЛИТВА ЗАДЕРЖАНИЯ

aМолитвы иерея

aМолитва ко Пресвятей Богородице от человека, в путь шествовати хотящаго.

aМолитва Михаилу Архистратигу, грозному воеводе

aМОЛИТВА ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

aМолитва по соглашению

aМОЛИТВА Cвященномученика Киприана

aМолитва святителя Иоасафа Белгородского

aМОЛИТВЫ ПОКАЯННЫЕ КО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ

aМолитвенное поклонение святым угодникам, почивающим в пещерах Киево-Печерской Лавры

aМолитвы священномученика Серафима (Звездинского), составленные в заключении.

aМолитвы митрополита Филарета (Дроздова)

aМОЛИТВЫ ВЪ НАЧАЛѢ ПОСТА СВЯТЫЯ ЧЕТЫРЕДЕСЯТНИЦЫ.

aМолитвослов

aМолитвослов

aМолитвослов

aОктоих воскресный

aПанихидная роспись в Бозе почивших Императорах и Императрицах, Царях и Царицах и прочих Высочайших лицах. С-Петербург. - 1897г.

aПассия

aПѢСНЬ БЛАГОДАРСТВЕННА КЪ ПРЕСВЯТѢЙ ТРОИЦЫ, ГЛАГОЛЕМА ВО ВСЮ СВѢТЛУЮ НЕДѢЛЮ ПАСХИ

aПОЛНЫЙ СЛУЖЕБНИК 1901 ГОДА

aПоследование молебного пения, внегда Царю идти на отмщение против супостатов. 1655 г.

aПсалтирь

aПсалтирь

aПсалтирь Божией Матери

aПоследование во святую и великую неделю Пасхи

aПоследование седмичных служб Великого поста

aПостная Триодь. Исторический обзор

aПОХВАЛЫ, или священное послѣдованіе на святое преставленіе Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Марíи

aСлужбы предуготовительных седмиц Великого поста

aСлужбы первой седмицы Великого Поста

aСлужбы второй седмицы Великого поста

aСлужбы третьей седмицы Великого поста

aСлужбы четвертой седмицы Великого поста

aСлужбы пятой седмицы Великого поста

aСлужбы шестой седмицы Великого поста

aСлужбы Страстной седмицы Великого Поста

aСОКРАЩЕННАЯ ПСАЛТЫРЬ СВЯТОГО АВГУСТИНА

aТипикон

aТребник Петра (Могилы) Часть 1

aТребник Петра (Могилы) Часть 2

aТребник Петра (Могилы) Часть 3

aТриодь цветная

aТРОПАРИОН

aЧасослов на церковно-славянском языке.

aЧинъ благословенія новаго меда.

aЧИНЪ, БЫВАЕМЫЙ ВЪ ЦЕРКВАХЪ, НАХОДЯЩХСЯ НА ПУТИ ВЫСОЧАЙШАГО ШЕСТВІЯ.

aЧИНЪ «НА РАЗГРАБЛЯЮЩИХЪ ИМѢНІЯ ЦЕРКОВНЫЯ»

aЧИН ПРИСОЕДИНЕНИЯ КЛИРИКОВ ПРИХОДЯЩИХ ОТ ИЕРАРХИИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ УСТАНОВЛЕННЫЙ СОБОРОМ ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ (27 ОКТЯБРЯ/9 НОЯБРЯ 1959 Г.)

aЧин чтения 12-ти псалмов