Опубликовано Общество - ср, 11/06/2019 - 17:34

ДИВНОГОРСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

П. Никольский
Исторический очерк.

ВОРОНЕЖ, 1904 г.
Глава 1
Основание монастыря и его состояние в XVII веке.

(1653-1699 г.г.).

По правую сторону р. Дона тянется кряж меловых гор, почти без всякой растительности. Но левая, луговая сторона, перемежающаяся частыми озерами, оживляет местность. Недалеко от устья р. Тихой Сосны, ниже по Дону, в уступе меловых гор приютился Дивногорский монастырь. Когда смотришь на эту небольшую пустынь, то на память невольно приходят другие монастыри, в разных местах России разбросанные по вершинам, склонам и ущельям гор. Удивительна эта любовь древних подвижников к красотам природы, в живописной пустыне, возбуждающей восторженное чувство любви к Творцу. Эта большая река, бегущая в 70 саженях от обители, эти нависающие скалы и широкий простор луговой равнины радовали сердце древних пустынножителей, как они радуют современных монахов и богомольцев, прибывающих в монастырь. Но особенную, своеобразную прелесть местности составляют так называемые Дивы. Это громадные белые столпы самых причудливых форм, возвышающиеся над береговым горным кряжем. Различаются Большие и Малые Дивы. Большие находятся выше впадения в Дон р. Тихой Сосны. Их было около двадцати, но с проведением под горным кряжем железной дороги началось их разрушение - в видах ограждения полотна дороги от обвалов и крушений. Теперь целыми остались только 4 столпа, остальные наполовину и более разрушены. Малые Дива находятся над самым монастырем, который от них получил свое название. Их только три, но тем не менее они придают обители своеобразную красоту, особенно один столп; на вершине его водружен крест, в самом столпе выдолблена церковь, а из нее идут длинные переходы пещер.

Когда возникла здесь обитель? По-видимому, не ранее XVII века, так как ранее самая местность была не только не заселена, но и представляла дорогу (Калмиусскую сакму), по которой постоянно бродили татары, тревожившие окраины русского царства. Только в XVII веке русское правительство устраивает здесь ряд городов, острогов и сторожевых пунктов, к числу которых принадлежали — Коротояк, расположенный на Дону, в 7 верстах от Малых Див (основан в 1646 году) и Острогожск, основанный на р. Тихой Сосне, в 18 верстах от Малых Див в 1652 году. Ниже мы увидим, что и после того жители этих мест были в постоянном страхе от татарских набегов. Впрочем, некоторые урочища вроде Маяцкого городища, расположенного над Большими Дивами, и курганы с остатками погребения - свидетельствуют о том, что здесь в древности, задолго до XVII века, были поселения, но когда они стерты с лица земли, до сих пор остается загадкой. 2) Во всяком случае, уже в конце XIV века эта местность представляла безлюдную пустыню. Об этом свидетельствует Игнатий, спутник Московского митрополита Пимена, путешествовавшего Доном в Константинополь в 1389 году. “Бысть же, - говорит он, - путное шествие печально и унынливо: бяше бо пустыня зело, не бяше бо видети там ни града, ни села,... точию места пустошь все и не населено; не бе бо видети человека, точию пустыня велия и зверей множество”. Скука и уныние путников рассеялись на время только при виде каменных столпов. “Приплыхом к Тихой Сосне - видехом столпы белы; дивно ж и красно стоят рядом, яко стози малы, белы ж и светлы зело, над рекою, над Сосною”. С тех пор нигде, в письменных памятниках, нет указания на эту местность - до 1637 года. Но и под этим годом в определении владений, данных коротоякским казакам, встречается только упоминание Больших и Малых Див 3), но нет даже намека на существование монастыря. Между тем, упоминание о монастыре было бы неизбежно при перечислении урочищ, особенно при упоминании Див, если бы монастырь существовал. Правда, народное предание относит основание монастыря в неопределенную даль, а историки, писавшие об этом монастыре, считали временем основания монастыря то XV, то XVI, то XVII столетие 4).

Народное же предание, занесенное во все исторические описания монастыря, считает основателями обители иноков Ксенофонта и Иоасафа, которые первые остановились в горном уступе и начали рыть пещерную церковь в столпе. Это предание до сих пор разделяется окрестным населением, которое на первой странице в своих поминаниях и теперь часто записывает имена иноков Ксенофонта и Иоасафа, а могилы их указываются направо от пещерной церкви. Но откуда пришли эти иноки и когда они здесь жили, на это нет никаких указаний не только в письменных памятниках, но и в народном предании. Можно только думать, что если монастырь существовал до половины XVII века, то он почему-нибудь был упразднен к этому времени, так что новым любителям пустынного жития пришлось “строить монастырь вновь” 5). Такое новое строение обители совершилось в 1653 году.

Около этого времени совершилось переселение на свободные донские степи приднепровских казаков, бежавших с родины от польско-католического гнета. Одна партия этих казаков испросила себе у Московского правительства разрешение поселиться по реке Тихой Сосне и занять новостроющийся город Острогожск. Это совершилось в 1652 году 6). Нет сомнения, что с казацким полком бежали из Приднепровья не только священники 7), но и монахи, испытывавшие едва ли не большее преследование от поляков, чем сами казаки. Вот эти иноки-малороссы и сделались основателями Дивногорского монастыря. Во главе их стоял игумен Гурий. “В 161 (т. е. 1653) году, - писал он царю Алексею Михайловичу, - построили они в Дивных горах монастырь вновь и церкви поставили и кельи и ограду около монастыря учинили своими трудами”. При самом же основании монастыря были устроены две церкви: одна во имя Успения Пречистой Богородицы “выбита в камени в столбе у горы, а на берегу реки Дона — церковь великого Чудо творца Николы”. Монахов в новоустроенной пустыни было 15 человек; кроме того, были бельцы 8).

Жизнь братии только что возникшего монастыря сопряжена была с большими трудами. Братия избрала для монастыря это место по его сравнительному удобству. Впадина, образовавшаяся в горном кряже, укрывала монастырь от непогоды, а соседство Дона и Тихой Сосны облегчало пути сообщения и сближало монастырь с Острогожском, в уезд которого входил монастырь. Но при всем том оставались громадные затруднения при устройстве монастырской усадьбы. Устроиться у самого подножья горы было невозможно, так как весеннее половодье затопляло не только приречный луг, но и подступало к горе. Луг, расстилающийся под горою, высыхает только к концу мая. Поэтому братия и избрала местом для церкви один из столпов (Див), стоящих на значительной высоте, приблизительно на 2/3 всей высоты мелового кряжа. В этой-то естественной постройке, с виду отчасти напоминавшей храм, монахи и выдолбили пещерную церковь, если не нашли уже готовой пещеры — остатка какого-то старинного поселения. Ввиду того, что пещеры здесь составляют не одну церковь, но расходятся от нее в виде коридоров, а еще более - ввиду того, что подобные же пещеры открыты и при Больших Дивах, и в Шатрище, - естественно предполагать, что братия остановилась здесь, между прочим, и потому, что нашла здесь готовые пещеры, может быть незначительные. Монахи расширили и приспособили их не только для церкви, но и для братских келий. Но весьма возможно и то, что монахи вновь вырыли эти пещеры. Они пришли из Приднепровья, полного рассказами о святых киевских пещерах. Мысль образовать здесь, в вольном изгнании, подобие киевских пещер, была не только возможна, но и весьма вероятна. А вид этих пещер еще более наводит на эту мысль. Это, в сущности, те же киевские пещеры, только более упрощенные. От пещерной церкви идет на протяжении 56 сажен коридор, весьма неровно, то поднимаясь, то опускаясь, и выходит наружу недалеко от церкви. Из этого коридора идет разветвление к берегу р. Дона. В конце главного пещерного хода, или лучше - вначале другого входа, сохранились помещения для жилья — келии. Можно представить себе, сколько нужно было положить труда, чтобы устроить этот монастырь! 9)

Но постоянное жительство здесь было почти невозможно. Сырой, удушливый запах извести вынуждал иноков подумать о другом, более удобном помещении. Поэтому при самом же основании монастыря братия выстроила другую церковь - под горою, во имя Николая Чудотворца. Пожар истребил эту церковь, после чего на ее месте была устроена (в 1658г.) церковь во имя Успения Богоматери, а пещерная освящена во имя Иоанна Предтечи. Здесь же, внизу, братия выстроила келии и обнесла монастырь оградой. Но для этого предварительно нужно было срезать часть горы (53´ 41 саж.), так как меловой кряж здесь почти нависает над лугом 10). Эта работа была великим подвигом основателей обители, положившим начало пещерокопательству в пределах Донского края, а вместе с тем этот подвиг воспитал необычайное уважение к пещерокопателям. Придонье с его Шатрищем, Большими и Малыми Дивами, Белогорьем и многими другими пещерами в сознании местного населения сделалось повторением Киевского Приднепровья. И до сих пор в народе свято чтутся эти пещеры, народ стойко охраняет их существование, ходатайствуя о восстановлении при них старых и об основании новых обителей.

Между тем, и пропитание давалось братии недаром. Правда, можно думать, что казаки, поселившиеся в Острогожске и его окрестностях, помогали своим землякам монахам. Но, вероятно, эта помощь не была значительною, так как сами казаки, устраиваясь на новом месте, нуждались во многом. Поэтому основатель монастыря игумен Гурий и его преемник Андроник обращались с неоднократными просьбами о материальной помощи к Московскому правительству. “А помощи нам в строенье и падаяния ни от кого нет. И государь пожаловал бы нас, велел бы дать нам в Коротояке городе из своих государевых житниц на пропитание хлеба, как ему государю Бог известит. И великий государь Алексей Михайлович Новочеркасского Острогоща города Успенского Дивногорского монастыря игумена Гурия с братиею пожаловал - велел им своего государева жалованья хлебной милостыни давать в Коротояке из своих государевых житниц по 10 четвертей ржи, овса по тому ж на год”. В то же время монастырю было пожаловано по 10 р. денежного жалованья в год 11), т. е. на наши деньги около 170 рублей.

Преемником игумена Гурия был поставлен игумен Андроник. Он принадлежал к числу первых иноков-строителей монастыря и получил поставление в игумена в 1558 году по приказу местоблюстителя патриаршего престола Питирима, митрополита Сарского и Подонского, - от Вятского епископа Александра. И при нем пустынь продолжала испытывать материальную нужду. Поэтому игумен вместе с монастырским вкладчиком, острогожским полковником Иваном Дзинковским, обратился с новым челобитьем к царю Алексею Михайловичу. “Прокормиться нам, богомольцам твоим, и монастырские нужды построить нечем, место пустынное и от городов далече. Милостивый великий государь! пожалуй нас богомольцев и холопа своего (т. е. И. Дзинковского), для нашего иноземчества и за мою, холопа твоего, службишку, вели к той пустыни для строения (т. е. благоустроения) монастыря и на прокормление нам, богомольцам твоим, на р. Тихой Сосне, пониже Маяцкого городища, против монастыря и близко устья Сосны построить мельничный амбар своим заводом, и покос, что подле того ж лука” 12). Челобитчики выясняли далее, что новая мельница и покос, по своей близости к монастырю, были бы очень удобными угодьями, и эта просьба была удовлетворена 13).

Таким образом, новый монастырь получил теперь небольшие средства для своего дальнейшего существования. Но его положение близ Калмиусской сакмы, по которой совершались частые набеги на Русь татар, делало его существование небезопасным. Монастырь действительно скоро испытал все неудобство этого положения. “К тому монастырю, - показывал один из братии, - учали (начали) быть татарские приходы частые и монастырю (причиняется) разорение безпрестанное”. Эти частые нашествия татар имели своим следствием то, что при третьем игумене — Тихоне, в 1671 году, часть братии не выдержала беспокойной жизни и бежала из монастыря. Они удалились к западу от Дона, в пределы нынешней Курской губернии, в местность, лежавшую между новопостроенными тогда городами Суджею и Миропольем. Здесь над рекою Пслом, на старом городище, “что словет Девичий монастырь”, они построили новый монастырь и церковь во имя Николая Чудотворца. Таких выходцев из “Див-монастыря” было пять: иеромонахи Феодосий, Лаврентий, Кесарий, Памва да старец Никодим 14).

Но не вся братия ослабела в борьбе с опасностями. Если состав всей братии в это время, как и при основании монастыря, исчислялся в 15 иноков, то оставшихся в “Див-монастыре” было 10 человек, кроме бельцов, о которых совсем не упоминают основатели Миропольского монастыря. Во главе оставшихся стоял игумен Тихон. Около того же времени монастырь выдержал новую опасность: рядом с ним, на Дивьих горах, произошло сражение между Фролкою Разиным и царскими войсками. Победа осталась за царскими войсками. Судя по тому, что к мятежникам примкнул благодетель монастыря, Острогожский полковник И. Дзинковский, трудно решить отношение к разинцам монахов дивногорских. Но, конечно, они не были в числе мятежников, потому что тогда их постигла бы такая же кара, как и всех, примкнувших к разинцам. Как бы то ни было, а постоянная опасность - то от татар, то от “воровских людей” (т. е. от противников Москвы) - заставляла братию быть настороже и запасаться нехитрыми средствами обороны 15). Монахи в случае опасности могли укрываться в своих пещерах, имевших несколько выходов. А на монастырской колокольне, рядом с тремя небольшими колоколами, были утверждены “две пушки железные, шмуровница турецкая железо и пушка медная” 16).

Игумен Тихон в течение своего настоятельства озаботился новыми приобретениями для монастыря. В 1674 году он исходатайствовал у великого государя жалованную грамоту на построение мельницы на р. Потудани, “пониже Потудонского моста, что ездят с Коротояку на Урыв, промеж лесу или где приищется порозжее место”. Мельница была выстроена о 4 камнях, с толчеею в 5 ступ 17). В 1684 году игумен Тихон ходатайствовал о даровании монастырю третьей мельницы — на р. Тихой Сосне, на Песках повыше города Острогожска, против церкви Михаила Архангела. Эта мельница была выстроена еще в 1670 году полковником Иваном Дзинковским, полковым писарем Марком Жуковцевым и сотником Василием. Но когда в 1671 году Дзинковский был казнен за свое участие в бунте Разина, то мельница была отобрана на великого государя и отдана на оброк кадашевцу (с. Кадашево под Москвой) И. Кожевникову, с платой оброку по 23 рубля в год. Теперь, по ходатайству игумена Тихона, эта мельница была отдана монастырю, но выдача монастырю денежного и хлебного жалованья была прекращена 18). В 1686 игумен Тихон просил у великого государя пожаловать монастырю 2 десятины земли для устройства мельничного двора и для выгона лошадям; а вместе - разрешить пользование городским общим лесом. Просьба игумена была удовлетворена 19). В Острогожске же, на реке Мерине, монастырю была пожертвована мельница о 2 камнях вдовою полковника Буларта 20).

Для монастыря были наиболее удобны и выгодны такие угодья, как мельницы, потому что они давали чистый доход, не требуя рабочих рук. Поэтому на первых порах монастырь так усиленно и ходатайствует о пожаловании ему мельниц. Напротив, земельные владения тогда мало давали дохода, при отсутствии рабочих рук, а поэтому братия на первых порах не обнаруживала желания завладеть значительными земельными участками. Правда, при игумене Андронике, в 1663 году монастырю дана была лука в устье р. Тихой Сосны. Но владение этой лукой было очень затруднительно. Несмотря на то, что это луговое пространство отмечено за монастырем в строельных и межевых книгах, на него же предъявляли свои права соседние коротоячане. Чтобы объяснить этот спор из-за земли, необходимо хотя кратко коснуться общих условий тогдашнего надела землями по р.р. Дону и Тихой Сосне. В 1646 году в целях охраны юго-восточной границы государства, был основан город Коротояк. Для сторожевой службы в новый город были сведены служилые люди из других городов. Они были испомещены (т. е. поселены с земельным наделом) по р.р. Дону и Тихой Сосне. Но вот в 1652 году на Тихой Сосне возникает новый город Острогожск с населением малороссийским. Правительство наделяет это пришлое из Приднепровья население землями по р. Тихой Сосне, а коротоячанам отводит земли выше по Дону, по соседству с владениями Боршева (ныне с. Боршево, Корот. уезда) и Воронежского Покровского (ныне с. Хворостань) монастырей. Но естественно, что многие коротоячане продолжали считать себя собственниками земель на р. Тихой Сосне. Отсюда возникают земельные тяжбы, обострявшиеся племенною рознью населения. Дивногорский монастырь, возникший почти одновременно с Острогожском и основанный тоже малороссами, принимал участие в этих тяжбах. На его землю в устье р. Тихой Сосны заявил свои права коротоячанин Аггей Филатов с товарищами. Они не признали меж и граней монастырской земли: вырубили деревья, на которых были насечены грани, и вырыли межевые столбы. Против этих посягательств на землю пришлось бороться уже преемнику игумена Тихона - архимандриту Амвросию. По его челобитью для решения спора Острогожский стольник и воевода Иван Павлов отправился на устье Тихой Сосны, предварительно потребовавши от коротоякского воеводы высылки на спорную землю документов, а также и самих коротоячан, заявлявших свои права на землю. Но Коротоякский воевода Дмитрий Воейков не выслал документов, а коротоячане не выехали для решения тяжбы. Поэтому спор был решен при наличности только представителей от монастыря и, конечно, в пользу монастыря (10 июля 1699 года). 21)

В административном отношении Дивногорский монастырь первоначально входил в Патриаршую область. Следом этой зависимости служит сохранившаяся грамота о поставлении игуменом монастыря Андроника 22). С открытием Белоградской епархии - в 1666 году - монастырь, как и весь Острогожский уезд, вошел в состав этой новой епархии. Неизвестно, в чем выражалось влияние на монастырь патриаршего и митрополичьего управления, кроме, конечно, поставления для монастыря настоятелей и иерархических лиц. Можно думать, что удаленный от епархиального управления, Дивногорский монастырь жил почти самостоятельно, не подлежа строгому надзору патриархов и митрополитов. Такое положение дела продолжается до 1699 года, когда Дивногорский монастырь, как и весь Острогожский уезд, был приписан к епархии св. Митрофана, первого епископа Воронежского.

_______________

Глава II

Состояние монастыря в XVIII веке.

(1699-1788 г.г.)

С конца XVIII века для Дивногорского монастыря начинаются новые условия существования. В этом случае Дивногорский монастырь испытал те же новые влияния, что и все придонские монастыри. С открытием Воронежской епархии эти монастыри стали под бдительный надзор Святителя Митрофана, при котором постепенно уничтожалась вольность монахов и самоуправство мирян. Дивногорский монастырь был приписан к Воронежской епархии уже в 1699 году. Следовательно, под его правлением он находился только около 3–4 лет. Однако и в этот короткий срок от Воронежского Первосвятителя не укрылся такой недостаток в строе монастырской жизни, какой был замечен и в других монастырях. Это недостаток отчетности в расходовании монастырских сумм. Опытный хозяин, создавший материальный достаток для своего Архиерейского дома, Св. Митрофан озаботился, чтобы на следующее время приходорасходные книги в монастыре велись более исправно 23). К сожалению, других известий об отношении к Дивногорскому монастырю Воронежского Первосвятителя не сохранилось.

Конец XVII века был переломом в жизни донского края и в политическом отношении. Это было время кипучей судостроительной деятельности Петра Первого. Озабоченный военными приготовлениями и нуждаясь в средствах, Петр Великий изыскивал везде источники доходов. Его внимание было обращено на монастырские угодья, которые отбираются в казну или обращаются во временное пользование царя и его свиты. Но это было в верхнем течении Дона, Дивногорский же монастырь долгое время не только не лишался своих прежних угодий, но и приобретал новые значительные владения.

Указом 10 Июля 207 (1699) года за монастырем утверждены были не одни только сенные покосы при впадении Тихой Сосны в Дон, а и пашенная земля в количестве 657 четвертей в поле, следовательно, в трех полях 1971 четверть, или 9851/2 десятин, лесу и дубровы по бояракам к р. Дону - по косогорам - 10 десятин, сена по р. Ржавцу и по бояракам и по р. Дону - на 350 копен, т. е. 35 десятин. В это число не вошли бесплодные меловые берега Дона и Т. Сосны. Граница монастырской земли в жалованной грамоте определена так: от Маяцкого городища, находящегося над Большими Дивами, граница идет полугорою и пересекает дорогу из монастыря в степь и на верховье речки Ржавца, затем - дорогу из монастыря в Острогожск; далее полугорою межа тянется по р. Ржавцу вверх, оттуда чрез суходол и “каменную стенку” степью до дороги из Острогожска чрез р. Лиску, на самую р. Лиску и вниз по речке. От Лиски по яруге, идущей к Шатрищевскому монастырю, от яруги к Дону, где Дивногорское поместье граничит с землею Шатрищевского монастыря. От Шатрищевской границы у Дона, граница идет р. Доном до Дивногорского монастыря, а от монастыря поворачивает вверх на гору и степью идет до Маяцкого городища 24).

Братия монастыря не могла, конечно, обработать эту обширную площадь земли, ранее пустовавшую, бывшую “дикою”. Поэтому монастырь озаботился привлечением на свою землю хлебопашцев. Первая попытка такого заселения была сделана еще в 1692 году, когда монастырь приобрел незначительный клочок земли в 2 десятины под Острогожском. Архимандрит Тихон тогда же обратился с ходатайством разрешить монастырю селиться на этой земле “вольным людям черкасам”, т. е. своим же землякам малороссам, пришедшим из Приднепровья. Разрешение последовало 24 июля того же года, но с ограничением: “на монастырскую землю селить таких людей, которые придут из-под ига турецкого и из иных тамошних стран, и из-за Днепра, самых свободных вольных людей, разведав о том про них подлинно; а из русских, також из великороссийских и малороссийских городов служилых и тяглых никаких чинов людей, и беглых боярских, и иных всяких помещичьих крестьян и бобылей, и задворных и деловых людей, и казаков и мещан, отнюдь не принимать” 25). Неизвестно селились ли “черкасы” (малороссы) около монастырской Острогожской мельницы, да и можно ли было поселить на двух десятинах более одного–двух бобылей? Не имел ли в виду архимандрит Тихон поселить крестьян в других монастырских владениях? Когда за монастырем были утверждены обширные владения от Маяцкого городища почти до Шатрища, на протяжении 7 верст, братия монастыря воспользовалась правительственным разрешением для поселения малороссов на своей земле, в 3 верстах от монастыря - ниже по Дону. Так возникла монастырская слобода, называвшаяся раньше Дивной 26), а потом Селявной. В 1715 году в слободе считалось сто дворов. Но обработка земли крестьянами этой слободы в пользу монастыря могла начаться уже несколько позднее, когда новые поселяне утвердились на земле и обзавелись хозяйством. Теперь же монастырь почти и не приступал к обработке земли. В 1702 году архимандрит Амвросий показывал, что распахано земли только две десятины, и пояснял, что на этой распаханной земле они “хотят заводить хлеб сеить” 27). С течением времени, когда новые слобожане прочно осели на монастырской земле, обработка земли для монастыря усилилась, однако, немного: в 1715 году монастырь засевал для себя только 9 четвертей земли, т. е. 41/2 десятины (в поле). Но зато монастырь обратил внимание на скотоводство. У него было 35 лошадей, 35 голов крупного рогатого скота и 220 овец 28). С течением времени занятие скотоводством усилилось еще больше: от продажи скота выручались сотни рублей, т. е. на наши деньги тысячи рублей 29).

Кроме земли, монастырь продолжал пользоваться пятью мельницами, имел 4 пасеки, на которых стояло 492 улья с пчелами. Попрежнему он держал на оброке вотчину Богучарский Яр и речку Толучеевку (оброчная плата - 23 р. 10 денег в год). Получая хлебные сборы с мельниц и не расходуя их все на свои нужды, монастырь сбывал их на сторону. Река Дон, при которой стоял монастырь, давала средства для такого сбыта: на стругах и бударах монахи отправлялись Доном “для торгового промыслу” и вверх по реке до Воронежа, и вниз по реке до казацких городков 30). Кроме того, монастырь владел “винницей”, т. е. небольшим винным заводом 31). Такое владение объясняется тем, что острогожским казакам при их поселении на Т.Сосне было дано право беспошлинной выделки вина. Местные жители пользовались этим правом, как доходною статьею. Так же смотрела на дело и братия Дивногорского монастыря.

По показанию архимандрита Амвросия, монастырь собирал натуральными продуктами с мельниц и других угодий 90 четвертей ржи, 20 - пшеницы, 40 - гречи и 7 - пшена; сена с лугов 500 волоковых копен; меду 15 пудов, воску 5 пудов. Но кроме этих натуральных сборов, монастырь имел значительные по тому времени денежные доходы. Главными жертвователями на монастырь были, конечно, земляки - жители Острогожска и вообще население Острогожского уезда 33). В Острогожске уже в самом начале XVIII века находится подворье Дивногорского монастыря, возникшее, может быть, еще в XVII веке. В 1707 году, по просьбе посадских людей, в Острогожске была устроена часовня, находившаяся в ведении Шатрищевского монастыря. В 1715 году она была откуплена у Шатрищевского монастыря, и ею стал владеть Дивногорский монастырь вместе с Острогожским девичьим, деля поровну свечи, ладан и др. доходы 32). Жертвовали на монастырь и донские казаки. Нельзя также забывать, что Дон в это время был самою оживленнною в России рекою, и потому монастырь принимал в свои стены самых разнообразных богомольцев, начиная от царя Петра с его вельможами, слушавшими здесь обедню, и кончая многочисленными ратными людьми, шедшими вниз к Азову и обратно. По тому же показанию архимандрита Амвросия, на нужды по постройкам и по украшению храмов в 4 года - 1698/9 –1702 - было истрачено 736 р., т. е. в год около 2000 р. на наши деньги 33).

Если сравнить материальное существование всех монастырей, существовавших в XVII и начале XVIII вв. на Дону, то первенство за XVII в. нужно отдать Боршеву монастырю. Но после того, как в 1686 году этот монастырь был приписан к Воронежскому архиерейскому дому, первое место стал занимать Дивногорский монастырь. Правда, в иерархическом отношении всегда в XVII веке преимуществовали Воронежские монастыри Успенский и Алексеевский. Впрочем, и в иерархическом отношении Дивногорский монастырь стоял довольно высоко: его настоятели носили титло игуменов и архимандритов, тогда как в других придонских монастырях они были чаще всего только иеромонахами-строителями.

В начале XVIII века монастырь ограничивается в некоторых своих владениях: в перечне их 1715 года не упоминаются уже мельницы при впадении в Дон р. Тихой Сосны и на р. Мерине, а относительно самой доходной Острогожской Песковатской мельницы монастырская опись 1715 года говорит, что “та мельница взята на великого государя” 34) -знак, что ограничения прав монастырей при Петре I в это время коснулись и Дивногорского монастыря. А в 1743 году за Потуданскую мельницу монастырь уже платит оброку 50 рублей в год 35).

O настоятелях монастыря за XVIII столетие сохранились такие отрывочные сведения, которые не дают возможности обрисовать их сколько-нибудь ясно. Поэтому приходится ограничиться пересказом известий о них, имевших какое-нибудь отношение к монастырю.

После Архимандрита Амвросия, современника Святителя Митрофана, уже в 1702 г. жаловавшегося на свою старость и болезни, под 1715 г. упоминается архимандрит Анания. 1715 год, впрочем, был последним годом правления Анании. Вероятно, вследствие каких-нибудь неисправностей архимандрита, Воронежский митрополит Пахомий приказал острогожским священникам произвести опись монастыря “мимо его архимандрита Анании”. Архимандрит даже совсем уехал из монастыря ко времени составления описи. В это время монастырская братия состояла из 11 человек: иером. Адриана, ключника монаха Игнатия, уставщика монаха Доремидонта, иеродиакона Александра и еще 7 монахов 36).

Под 1721 годом упоминается настоятель архимандрит Гавриил, при котором была построена Преображенская церковь на Острогожском монастырском подворьи 37).

Под 1727–1737 г.г. упоминается архимандрит Варфоломей. В это время Дивногорский архимандрит занимает влиятельное положение: в 1737 году ему было поручено составление ведомости о церковниках Бахмутской провинции (ныне - Екатеринославской епархии) 38).

К этому же времени относиться первая попытка учредить в Острогожске духовную школу. Воронежский епископ Иоаким предполагал открыть эту школу при Острогожском подворьи Дивногорского монастыря. С этою целью туда был послан из Воронежа иеромонах Порфирий Крестопольский, который должен был выбрать здесь хорошую келью для учения и начать прием школьников - священно-церковно-служительских детей Острогожского, Коротоякского, Бахмутского и Бобровского уездов. Сам учитель должен был жить в монастырском подворьи и получать содержание наравне с братией монастыря. Но, вероятно, монастырь не согласился содержать школу, и потому она была устроена не на подворье, а в доме приходского священника Рождество-Богородицкой церкви — Григория 39). Однако мысль об устройстве духовной школы именно на монастырском подворье не была оставлена воронежскими преосвященными.

Преемник преосв. Иоакима, преосвященный Вениамин, переведенный в Воронеж из Вятки, думал устроить в Воронежской епархии уже не только низшую духовную школу, а и духовную семинарию. Еще будучи в Вятке, он испросил у Черниговского епископа Амвросия отпустить к нему игумена Костянско-Почановского монастыря Лазаря Богословского, состоявшего там учителем славянолатинских школ. Назначенный затем в Воронеж, преосв. Вениамин перевел сюда и игумена Лазаря. А когда после архимандрита Варфоломея освободилось настоятельское место в Дивногорском монастыре, то преосв. Вениамин посвятил туда в архимандрита игумена Лазаря (в 1742 г.) и “повелел ему в Острогожске основать семинарию в Дивногорском монастырском подворьи” 40).

Поставленный в Дивногорский монастырь настоятелем с особою целью - устройства школы, архимандрит Лазарь на настоятельство смотрел, как на дело второстепенное: он и жил не в монастыре, а на подворье. Здесь же у него проживали и помощники по школе. Не мог он походить на обыкновенных настоятелей и отношением к монастырскому хозяйству. Это не был собиратель, наподобие настоятелей XVII века. В глазах дивногорских монахов это был скорее расточитель. Даже его заботы о монастырском благосостоянии вели к большим расходам. Например, хлопоты о сложении оклада с Потуданской мельницы заставляли его тратиться и на приемы коротоякского воеводы и острогожского полковника, и на подарки. Так как при таких расходах обычных монастырских доходов не хватало, то архимандрит стал переводить на деньги часть монастырского хозяйства. В два года своего настоятельства он продал 626 четвертей ржи, 135 чт. пшеницы, 73 овцы, воск, мед, масло и вино. Братья монастыря была недовольна действиями настоятеля 41).

Между тем, вскоре после определения Лазаря архимандритом Дивногорского монастыря, преосвященный Вениамин скончался. Определенный на его место преосвященный Феофилакт не знал архимандрита Лазаря и не спешил с открытием духовной семинарии. Архим. Лазарь, заметивши это, стал просить преосв. Феофилакта отпустить его из Воронежской епархии. Но ни устные, ни письменные просьбы Лазаря не удостаивались никакого ответа. Тогда он решился обратиться с жалобой на Воронежского епископа в Св. Синод. Рассказавши о том, что он прибыл в Воронежскую епархию собственно для открытия “латинских училищ”, Лазарь доносил, что “со смерти преосв. Вениамина (1743 г.) он и поныне в оном Дивногорском монастыре обретается, а училищ и учеников как в доме архиерейском, так и во всей епархии не имеется, только он напрасно проживается и кошт свой напрасно теряет”. Недовольный Лазарем и раньше, теперь преосв. Феофилакт был сильно раздражен этим доносом и поспешил отпустить его в Черниговскую епархию (16 Января 1745 г.) 42).

Монастырская братия тотчас же после этого обратилась к преосв. Феофилакту с прошением определить к ним нового архимандрита без замедления, в виду трудного положения монастыря, “понеже духовной консистории небезизвестно есть, что в бытность архимандрита Лазаря умножилась на монастырских мельницах немалая доимка. К тому ж между настоятельства (т. е. без настоятеля) не воспоследовало бы монастырю настоящего разорения”. Консистория указала в настоятели игумена Семилуцкого монастыря и ризничего архиерейского дома Корнилия, “понеже человек благонравный и в житии иноческом искусной, беспорочной, и разум (разумение) Св. Писания и устав жития монастырского и монашеского добре ведает”. 17 февраля 1745 года новый архимандрит принял присягу и мог отправиться на место нового служения. К сожалению, мы ничего не знаем о правлении этого архимандрита 43).

В 1753 году, 26 февраля, дивногорские монахи избрали себе в настоятели игумена Шатрищевского монастыря Феодосия. В своем представлении епархиальному начальству братия аттестовала игумена Феодосия с самой хорошей стороны. Указавши те же достоинства, какие консистория раньше отметила в архимандрите Корнилии, братия прибавила к этому, что игумен Феодосий “не дряхл и здоров, и к исправлению монастырских и вотчинных дел способный и знающий экономию”. Но особенно интересен конец этой аттестации: игумен Феодосий “может пещися о спасении братских душ, а не о строении одних точию стен и собирании многого богатства, и доброопасно по званию своему, правительствовать может” 44).

В Августе 1753 года игумен Феодосий был посвящен в архимандрита Дивногорского монастыря. В его настоятельство была устроена новая церковь: на место обветшавшей теплой Николаевской, была устроена теплая каменная церковь во имя Владимирской иконы Божией Матери. Но если архим. Феодосий был угоден монастырской братии, как способный “пещися о спасении братских душ, а не о строении одних точию стен и собирании многого богатства”, то в понимании общеепархиальных нужд он не возвышался над своими собратиями. Будучи управителем Острогожского духовного правления, он должен был следить, между прочим, за Острогожской духовной школой. Эта школа открыта была в 1762 г. на монастырском подворье. Вступивший вскоре после того (1763) в управление Воронежской епархией Св. Тихон Задонский заботился о поддержании школы. Но архимандрит Феодосий не заботился о школе, которая была приведена к полному упадку, так что Св. Тихон вынужден был закрыть ее (1766 г.), оштрафовавши всех причастных к делу лиц. Архим. Феодосий был переведен в Лебедянский монастырь и оштрафован 10 рублями в пользу семинарии 41).

После кратковременного настоятельства игумена Засимы (1667 г.), настоятелем монастыря был назначен игумен Иов (1667).

Между тем в половине XVIII века произошли крупные перемены в положении русских монастырей. Правительство еще в 1757 году пришло к мысли отобрать архиерейские и монастырские вотчины в казну. Эта мысль была приведена в исполнение в царствование Екатерины II - в первый раз в 1764 году. Но дело не ограничилось одним лишением монастырей их земельных владений и крепостных крестьян. Лишенные земли и рабочих рук, многие монастыри не могли существовать за недостатком средств. Поэтому было решено часть монастырей закрыть совсем, а их церкви сделать приходскими. Дивногорский монастырь был оставлен на своем содержании 46). Но Воронежский преосвященный Тихон II отстоял существование обители и его вотчин. 21 января 1772 года он сделал представление в св. Синод в том смысле, что Дивногорский монастырь должен быть причислен к монастырям малороссийским, а эти последние еще не подлежали ни лишению имущества, ни закрытию. Ходатайство имело успех, и Дивногорский монастырь был оставлен при прежних владениях (13 июня 1773 г.) 47). Но прошло еще 13 лет, и началось отобрание вотчин у малороссийских монастырей (по указу 1786 года). Дивногорский монастырь, лишившийся своей вотчины и угодий, был закрыт в 1788 году.

Последним настоятелем монастыря был архимандрит Иов. Великоросс, из духовного звания, Иов получил пострижение в монашество в Задонском Богородицком монастыре (1760) и там же проходил должность казначея (1762–1766 гг.). В 1766 году был переведен на должность эконома Воронежского архиерейского дома и присутствующего в духовной консистории. 28 Августа 1767 года определен настоятелем Дивногорского монастыря. 28 Апреля 1774 г. произведен во игумена (44 лет от роду).

Когда в 1788 году Дивногорский монастырь был закрыт, то его братия, состоявшая из семи лиц, была переведена в другие монастыри Воронежской епархии, а архимандрит Иов назначен настоятелем Коротоякского Вознесенского монастыря 48).

Монастырские церкви были обращены в приходские для бывшей монастырской вотчины - слободы Селявной.

_________

Глава III

Коротоякский Вознесенский монастырь

в ХVII–ХIХ в.в.

Последний Дивногорский настоятель - архимандрит Иов был переведен (в 1788 г.) на настоятельскую же должность в Коротоякский Вознесенский монастырь. Последний Коротоякский настоятель - иером. Афанасий был определен (в 1828 г.) настоятелем восстановленного Дивногорского монастыря; братия Коротоякского монастыря сделалась Дивногорскою. Таким образом, история Дивногорского монастыря неразрывно связана с историей Коротоякского монастыря, и поэтому следует, хотя в самых кратких чертах, рассказать эту историю 49).

Вознесенский Коротоякский монастырь возник, вероятно, одновременно с самым городом Коротояком (основан в 1646 году). Он был устроен по соседству с городом, но выше по течению р. Дона, на горе. В монастыре была устроена Вознесенская церковь с приделом в честь преп. Сергия Радонежского. Эта первая церковь пришла в ветхость уже с 1682 г.: церковная кровля и монастырская ограда подгнила и обвалилась. Нужно думать, что на первых порах монастырь содержался на подаяния местного населения. Только в 1682 году монастырь испросил себе, в виду разрушения монастыря, мельницу на р. Девице. В 1689 году монастырю была пожалована земля за р. Потуданью, меж сел Девицею и Песковаткою, а также дворовые усадьбы и сенные покосы. Кроме того, монастырю даны были угодья за р. Доном - вниз от Коротояка против царевой луки на устье затона поляна и поляна между селом Копанищем и озером Турлучным, Осиновая поляна в государевой луке да в изголовьи Гостинного затона под горами Бугрейка - под огород и пчельник.

Монастырь просуществовал недолго. По неизвестным причинам он был закрыт, а его имущество было передано в Лысогорскую пустынь (лежавшую против впадения р. Хворостани в Дон). В 1741 году он был восстановлен. Но на этот раз он был устроен уже не на горе - выше Дона, а внизу, под городом. Под монастырь была уступлена приходская Успенская церковь, переименованная в Вознесенскую, причем опять был устроен и придел в честь преп. Сергия. В 1764 году вместо деревянной была построена каменная церковь.

Положение монастыря было весьма незавидное. Братия монастырская обычно состояла или из неграмотных и малограмотных крестьян, или из вдовых священников и диаконов. По штатам 1764 года, братия состояла из семи монашествующих лиц. Но иногда вся братия состояла из 3 лиц, конечно, если не считать бельцов.

Еще более тяжело было материальное положение обители. Для характеристики этого положения достаточно пересказать одно дело из-за указанной монастырской мельницы. Неизвестно в каком году эта мельница была обложена большим ежегодным окладом в 23 р. 451/2 коп. (т. е. на наши деньги около 230 р. в год). Так как доходы с мельницы не были так значительны, то монастырь вынужден был для уплаты этого оклада продавать лошадей, коров и овец. В 1751 году во время разлива реки мельница была разорена, а плотина прорвана. Не имея средств снова устроить мельницу, монастырь, естественно, еще более был затруднен в уплате оклада. Поэтому за ним оказались недоимки. Только в 1761 году удалось снова устроить мельницу, и монастырь опять стал аккуратным плательщиком оклада. Но за 10 прежних лет недоимки оказалось 234р. 55 к. Коротоякская воеводская канцелярия привлекала за это к ответственности братию, держала монахов под караулом “без выпуску”. В это время в монастыре были игумен да два монаха, “питавшиеся подаянием милостыни” 51).

В 1764 году Коротоякский монастырь был оставлен на своем содержании 52). Его средства в это время составлялись из следующих источников: 1) из казенной денежной руги - в 300 р., 2) доходов с девицкой мельницы - 400 р., из доходов с земли - 265 д. 1576 с. (отдавалась в аренду вся за 15р. в год); 3) от добровольных пожертвований и вкладов за погребение; 4) от часовни в г. Острогожске; 5) от парома на р. Дону и от подмонастырских лавок. Но эти доходы оказывались недостаточными для содержания монастыря в надлежащем виде. В начале ХIХ в. строитель монастыря иеромонах Иоасаф писал, что монастырь находится в великом неустройстве: на церкви и на всех без изъятия келиях и прочем монастырском строении крыши столь ветхи, что от малых дождей не могут быть защитою, а потому “кельи к житию в них совсем неспособны и близки к совершенному разрушению, равно и колокольня к падению близка”. Церковь тоже нуждалась в перестройке. В этой нужде монастырю оказал существенную помощь помещик М. Т. Бородин. При его материальной помощи была перестроена в 1811 году церковь, с переименованием Сергиевского придела - в честь Казанской иконы Божией Матери. А через два года началась и перестройка монастырских келий - опять на счет Бородина.

Список настоятелей монастыря, упоминаемых в письменных памятниках.

Иеромонах Феодосий. Строитель иеромонах Тит, под 1682 г. Иеромонах Иосиф. Иеромонах Игнатий, восстановитель монастыря - в 1741–1744 гг. Игумены - Пахомий - (1744-1745). Иоаким под 1747 г. Симеон - под 1755 г. Герасим († в 1757 г). Иероним под 1761 г.). Софроний (под 1771 г.). Савватий (под 1774 г.). Строитель Иоанникий (под 1775 г.). Иоасаф. Феодосий II (1776). Игумен Протасий (упомин. под 1763–5). Строитель Иерофей - с 1778 г. по 1784 г. Строитель Тимофей с 1784 по 1787 г. Игумен Иов (1788-1794 г.). Строитель Порфирий (1794–1808 г.). Иоасаф II (1808-1811). Самуил - Инспектор семинарии (1811-1814). Павел (1814-1820). Анастасий (1820-1822). Платон (1822). Моисей (1822-1824). Афанасий - с 1824 г.

_________

Глава IV

Восстановление Дивногорского монастыря

и его состояние в XIX веке

С закрытием многих монастырей в царствование имп. Екатерины II не хотело примириться народное чувство, веками воспитанное в любви к монашеству и монастырям, особенно пустынным. Поэтому, когда миновало Екатерининское царствование, в разных местах начинаются попытки восстановлять закрытые пустыни. Дивногорский монастырь с его “дивами”, пещерною церковью и длинными подземными переходами, подобными киевским пещерам, всегда возбуждал не только любопытство, но и благоговейное чувство в населении. Поэтому закрытие монастыря принято было окрестным населением далеко не сочувственно. И после закрытия обители население усердно посещало дивногорские пещеры, особенно в дни храмовых праздников упразденного монастыря - 9 Мая и 15 Августа. Когда же явилась возможность снова восстановить монастырь, население взяло на себя почин в этом деле. В 1813 г. на имя преосвященного Воронежского Антония I было подано прошение “от жителей уездных городов Острогожска и Коротояка - дворян, купцов и войсковых жителей”. Просители указывали на то, что Дивногорский монастырь издревле существовал на месте, по своему положению отделенном от селений горами и реками, и потому являл совершенное пустынножительство. И хотя в 1788 году он был упразднен, “однакож жители как ближайших окрестных стран, так и отдаленных, из уважения и благоговения к тому месту - по причине обитавших там некогда блаженных мужей (следы трудов коих и поныне доказывают иссеченная церковь в меловой горе и пещеры при оной), - стекаются туда во многочисленности ежегодно. А как многие из нас еще в памяти содержат то мирное и уединенное старцев пребывание в означенном монастыре до упразднения его, (то) желали и желаем видеть, чтобы там и ныне имели пребывание благочестивые старцы, молящиеся о своем и всех спасении, в возбуждение примером своим к благочестию. Для того всепокорнейше просим Ваше Преосвященство представить куда следует о испрошении позволения, дабы теперь, вместо упраздненного Дивногорского монастыря, повелено было приходскую церковь (в Дивах, принадлежащую сл. Селявной) обратить попрежнему в монастырь и наименовать ее ради удивительного места Дивногорскою пустынью и причислить оную по близости к Коротоякскому монастырю - с тем, чтобы из монастырщих того монастыря отправляли ежедневное богослужение”.

Но как ни желательно было для окрестных жителей восстановление монастыря, оно не могло состояться скоро. Главным препятствием было то, что монастырские церкви были теперь приходскими, а монастырские постройки были заняты церковным причтом. Духовная консистория сделала поэтому запрос, куда бы можно было приписать сл. Селявную (в которой на место бывших в 1788 г. 327 душ теперь было 556 душ) в случае восстановления монастыря. Благочинный г. Острогожска о. Лебединский находил наиболее удобным причислить Селявную к сл. Лискам: хотя Лиски и отстоят от Селявной в 9 верстах, но между ними удобное сообщение; тогда как сообщение с сл. Покровской и Копанищем, ближе расположенным к Селявной, весьма затруднительное. Рассмотревши обстоятельства дела, консистория и преосв. Антоний выразили согласие на возобновление монастыря. В 1814 г. уже было заготовлено вчерне доношение преосв. Антония в св. Синод, но оно было задержано Преосвященным, который решил сам осмотреть Дивногорье, прежде чем начинать дело о восстановлении монастыря. Вследствие такого решения дело о восстановлении монастыря было сдано в архив. Но чрез 7 лет оно было возбуждено снова. На этот раз с ходатайством выступил строитель Коротоякского монастыря иеромонах Моисей. Он доносил преосвящ. Епифанию, что дальнейшее существование Коротоякского монастыря становится очень затруднительным: река Дон, подходящая к монастырю крутым поворотом, с каждой полой водой подмывает и обрушивает берег на довольно значительное пространство. В 1823 году монастырская стена, отделявшая монастырь от реки, и находящиеся в связи с стеной здания, дала большие трещины и близка к падению. Укрепить берег нет возможности. Между тем, монастырские здания, которым грозит разрушение, и без того очень ветхи. Подвинуть же их внутрь монастыря невозможно в виду тесноты монастырской усадьбы. Правда, берег можно было бы укрепить, но на это у монастыря нет средств. Да и при средствах “было бы неблагоразумно таким образом бороться с силою природы тогда, когда сего убыточного и трудного борения избегнуть можно”, перенесши Коротоякский монастырь в Дивногорье. “Творец природы произвел это место как бы с намерением для обители посвящающих себя толикими обетами служению Его”. К тому же там есть еще остатки бывшего монастыря, в которых на первых порах может поместиться братия Коротоякского монастыря, и две исправных церкви, а третья с пещерою “хотя ныне и в худом состоянии, но и ее можно удобно возобновить и производить священнослужение с великою для благочестия народного пользою”. Наконец, там, в уединеньи, удобнее выполнять монастырский устав; а теперь, в Коротояке, около монастыря рынок, трактир и питейные дома. “Тогда сии предметы, могущие иногда искушать работающим Господу, совсем удалены будут; тогда весьма удобно будет исправлять и присылаемых на эпитимии светского и духовного состояния людей; тогда каждый живущий в монастыре в праздное время будет всегда занят одним созерцанием чудной природы, а в созерцании сем, без сомнения, всегда будет находить сильные побуждения к благоговению пред Творцом ея”. Снова после этого Епархиальное Начальство стало наводить справки об условиях перенесения монастыря. И опять затруднение было за сл. Селявной, считавшей Дивногорье своим приходом. На этот раз крестьяне сл. Селявной выразили согласие дать монастырю земли, сколько нужно, но с непременным условием, чтобы им было разрешено считать одну из монастырских церквей своею приходскою церковью и чтобы там жить причту, так как они не в силах выстроить у себя новую церковь, а приписываться к сл. Лискам или Копанищу для них очень неудобно. После продолжительных справок, 18 августа 1827 года было отправлено в Св. Синод доношение преосвящ. Антония II о перенесении Коротоякского монастыря в Дивногорье. 24/31 декабря 1827 года Государь Император утвердил доклад Св. Синода о перенесении монастыря, а 25 января 1828 года последовал указ из Св. Синода, разрешающий перенести Коротоякский монастырь на новое место. 8 февраля 1828 г. был дан указ духовной консистории о перенесении монастыря “в местечко Дивы”. 53).

Коротоякский монастырь был обращен в подворье Дивногорского монастыря. Но эта решительная перемена не могла осуществиться быстро. Только часть братии была переведена в Дивы в 1828 г., другая оставалась в Коротояке и, по-видимому, братия неохотно согласилась на переход в новое, уединенное место. Вместо одного оказалось два монастыря под начальством одного строителя иером. Афанасия. Последний должен был смотреть за монастырским благочинием и там, и здесь, а в то же время смотреть за хозяйством и отчетностью, так как в монастыре не было ни эконома, ни казначея. Монастырское неблагоустройство усиливалось эпитимийцами священно-церковно-служителями, проживавшими и в монастыре, и на подворье. Наконец, и сам строитель иеромонах Афанасий предпочитал жить на подворье, а не в новом монастыре, и вызывал неудовольствие братии, скудно довольствуя монашествующих пищею. Вследствие этого преосв. Антоний II 16 марта 1831 года нашел нужным переместить его из Дивногорского в Донецкий монастырь, а Донецкого игумена Афанасия определил настоятелем Дивногорского монастыря 54). Однако нестроения в монастыре не прекратились: монастырствующие и эпитимийцы, ободренные удалением прежнего настоятеля, стали притязательно относиться и к новому. В конце 1831 г. это вызвало следующее распоряжение преосв. Антония II: “строжайше подтвердить всей братии иметь к настоятелю своему должную любовь, уважение, повиновение и в полном и непрекословном быть его распоряжении; в противном случае все ему неповинующиеся будут подвержены строгому законному суждению, именно: все духовного звания будут лишены санов и исключены из духовного ведомства, а послушники отданы в гражданское ведомство. Впрочем, и настоятель обязан исправлять вверенных ему любовью, кротостью, долготерпением и другими благоразумными мерами” 55).

Но так как и после того мир не водворялся в монастыре, то игумен Афанасий в 1832 году просил уволить его на покой. На этот раз просьба его не была удовлетворена 56). Но в 1835 г. преосв. Антоний уволил его от настоятельной должности, определивши в число братства Толшевского монастыря 57).

На место игумена Афанасия был определен из Задонского Богородского монастыря иеромонах Иларион; но в следующем же 1836 году он испросил себе увольнение от настоятельства 58).

Его преемником был назначен иеромонах Иоанн, определенный одновременно и наместником только что открытого тогда Воронежского Благовещенского Митрофанова монастыря. Так как при таком совмещении новый настоятель не имел возможности на деле управлять Дивногорским монастырем, то его обязанности были возложены на казначея иеромонаха Феофилакта 59). Но, конечно, отсутствие из монастыря настоятеля не могло повести к благоустройству монастыря. Тогда преосв. Антоний II прибег к новой мере. 7 февраля 1837 года он приписал Дивногорский монастырь к Толшевскому, поручивши высший надзор за тем и другим монастырем архимандриту Феофилу, жившему в Архиерейском доме и пользовавшемуся особым расположением Преосвященного. Ближайшее же управление тем и другим монастырем было поручено настоятелю Толшевского монастыря игум. Амвросию, который был поставлен к архимандриту Феофилу в отношение наместника 60). Но так как архимандрит Феофил в том же 1837 году выбыл из Воронежской епархии, то монастырь не испытал, по-видимому, никакой перемены в своем строе от этого назначения.

За выбытием архим. Феофила в том же 1837 г. настоятелем монастыря был назначен иеромонах Никодим. Этот настоятель решил дать монастырю общежительное устройство, находя в общежитии средство для благоустроения обители. “В Дивногорском Успенском заштатном монастыре, вверенном управлению моему, по малому числу братии и за отдалением от города, встречаются затруднения братствующим стяжавать для себя одеяние и обувь, равно и при отлучках оных по сему предмету, для исправления церковных и монастырских послушаний случиться могут упущения; а по сим причинам для спокойствия и для благовидности монастырского устроения сообразно общежительным обителям, по примеру Толшевского общежительного монастыря, нужно завести в Дивногорском Успенском монастыре общежительные порядки” - так писал настоятель. “Бог да благословит благое сие предположение привести в исполнение” - положил на этом прошении свою резолюцию преосв. Антоний II 61). Но так как благоустройство монастыря далеко не было образцовым и при иеромонахе Никодиме, то 13 мая 1841 году преосв. Антоний определил в помощь ему на казначейскую должность иеромонаха Митрофанова монастыря Меркурия, который был известен преосвященному своею “ревностью к дому Божию и способностями к хозяйственным распоряжениям” 62).

Настоятель иером. Никодим переведен в 1841 г. в братство Воронежского Алексеевского монастыря. Определенный на его место иеромонах Алексеевского монастыря Афанасий 63) в следующем году был уволен в братство того же монастыря, а должность строителя занял иером. Меркурий, 64) в мире Максим Коротков, из отставных штабс-капитанов. В монашество пострижен в 1840 г. Он управлял монастырем 121/2 лет. Как будет видно ниже, этот настоятель отличался своим благочестием. Дивногорский монастырь привлекал его своими пещерами: настоятель не только чтил эти памятники древнего благочестия, но и сам подъял на себя труд пещерокопательства. Переведенный в 1853 году на должность настоятеля Донецкого монастыря, он и там не забыл Дивногорья. Через четыре года настоятельства там он снова возвратился в Дивногорский монастырь и пожелал принять здесь схиму. Узнавши об этом, Воронежский преосвященный Иосиф распорядился “предписать строителю Назарию, чтобы он предварительно внушил старцу Меркурию, что схима требует постоянного богомыслия, уединения и удаления от мира. По принятии оной ему не следует принимать к себе посторонних и убегать посетителей. Если он - старец Меркурий - желает принять схиму для большого преспеяния в благочестии и надеется сохранить себя от развлечения от других людей, то да исполнит (т. е. настоятель) желание старца по чиноположению церковному” 65). Пострижение в схиму было совершено 2 марта 1858 года, причем Меркурий принял имя Марсалия. Два года после того прожил схимник (скончался 12 марта 1860 года). От него осталось следующее завещание: “Потрудился я многогрешный святой обители 121/2 лет, и при совершенной моей слабости ныне уже храмина души моей напоминает разрушение. Прошу и молю христолюбивую братию Дивногорского Успенского монастыря не лишить меня многогрешного святыми вашими молитвами ко Господу: и по кончине моей жизни тело мое предать земли по чиноположению церковному. Имею я собственную келлию, стоющую мне 854 руб. ассигн.; оную келлию определяю святой обители и прошу покорнейше братию в том, чтобы - как ближайшая к храму келлия, то учредить из нея киновию - к общему благу и спасению усопших душ всех православных христиан, повседневным чтением псалтыри... В течении жития моего во св. обители сей бывши настоятелем 121/2 лет, породилось во мне желание по воле Божией и Пречистой Его Матери, обрел место по моему желанию: при входе в пещерный храм, по левую сторону, имеется пустопорожняя пещера: я собственными моими руками ископал оную, с помощью брата, для помещения гроба с бренным и многогрешным моим телом” 66). Преосвящ. Иосиф Воронежский, одобряя цель завещания об учреждении киновии, признал, однако, что выполнение его зависит от согласия братии Дивногорского монастыря.

Преемником Меркурия был иеромонах Назарий (с 1853 по 1859 г.), сын священника с. Репного, Михаила Дроздова, в мире Николай. По окончании курса в Воронежской духовной семинарии в 1837 г., 4 апреля 1838 г. он был определен в священника с. Арнаутова Валуйского уезда. 13 декабря 1840 г. определен в братство Воронежского Митрофанова монастыря. С 31 марта состоял и. д. настоятеля Донецкого монастыря. 16 мая 1853 г. назначен строителем Дивногорского монастыря. 14 апреля 1858 года награжден наперсным крестом. Под конец правления, вследствие болезни, он не мог вникать в монастырские порядки, почему и был уволен от должности строителя.

На его место был определен иеромонах Анфим, в мире Александр Владимиров, священнический сын. Выйдя из низшего отделения Воронежской семинарии, он 12 июня 1845 г. был рукоположен во диакона к Покровской церкви бывшего города Костенска. 31 марта 1846 года по вдовству определен в число братства Митрофанова монастыря. 8 января 1848 года пострижен, в монашество. 21 сентября 1850 года посвящен в иеромонахи. В Митрофановом монастыре Анфим проходил должности письмоводителя архиерейской канцелярии (с 1850 г.) и благочинного монастыря (с 31 мая 1857 г.). 5 августа 1857 г. определен в строители Толшевского монастыря. 28 ноября 1859 г. ему была объявлена Епархиальным начальством признательность за благоустройство монастыря. 22 января 1860 года иеромонах Анфим определен строителем Дивногорского монастыря. Уже в следующем году (5 ноября 1861 г.) была отмечена полезная деятельность нового строителя. “По вниманию к примерной его деятельности, как по прежнему его Толшевскому, так и по Дивногорскому монастырю”, преосвященный Иосиф 5 ноября 1861 г. произвел его во игумена. Дальнейшая деятельность его была признана столь же полезною. “За особенную ревность по устройству и украшению монастыря и соблюдению порядка в нем” 31 октября 1863 г. ему изъявлена Архипастырская признательность. 21 апреля 1864 г. “за достохвальное служение св. церкви” награжден наперсным крестом. В том же году ему было поручено обозрение церквей в г.г. Коротояке, Острогожске и Бирюче и в окрестностях этих городов. 9 Апреля 1889 г. награжден орденом св. Владимира 4 ст. 16 июня 1893 года “за достохвальное служение св. церкви” ему объявлено благословение Св. Синода.

Вообще продолжительное служение архимандрита Анфима было полезно Дивногорскому монастырю, нуждавшемуся и во внешнем и во внутреннем благоустройстве. Под конец правления он вследствие старости уже не мог входить в дела правления. Однако во внимание к его прежним заслугам он не был отрешен от должности. 13 марта 1896 года в помощь ему был определен из Толшевского монастыря иеромонах Нафанаил в качестве наместника, который и правил монастырем до тех пор, пока архим. Анфим подал прошение об увольнении его на покой в 1897 году. Скончался архим. Анфим 23 августа 1898 года.

С 10 марта 1898 года настоятелем Дивногорского монастыря состоит архимандрит Флорентий, в мире Федор Рышков, из крестьян. 18 мая 1865 года поступил послушником в Богородицкий Задонский монастырь. 9 марта 1869 г. пострижен в монахи. 17 апреля того же года посвящен в иеродиакона, 11 мая 1871 года - во иеромонаха. 16 октября 1873 г. перемещен в Спасо-Яковлев монастырь. 25 сентября 1874 года перемещен в Митрофанов Воронежский монастырь. С 13 ноября 1882 г. состоял духовником Митрофанова монастыря. 26 ноября 1882 г. награжден набедренником. 17 апреля 1892 г. - наперсным крестом. 20 апреля 1894 г. определен благочинным монастыря. 10 марта 1898 года назначен в настоятели Дивногорского монастыря с возведением в сан Архимандрита (15 марта 1898 года).

Изложенная история управления монастырем показывает, отчего восстановленная обитель долгое время испытывала неустройства. Причинами этого были разделение братии на два монастыря - Коротоякский и Дивногорский - и частая смена настоятелей. С 1828 по 1860 год в монастыре было восемь настоятелей, из которых шесть управляли монастырем по 1, по 2, по 3 года. При таких обстоятельствах не могло быть какой-нибудь определенности и единства в управлении монастырем. Но было бы ошибочно думать, что неблагоустройство монастыря всецело зависело от быстрой смены настоятелей. Были и другие причины, тормозившие процветание обители. К числу таких причин следует отнести затруднения материального свойства.

Восстановленный Дивногорский монастырь унаследовал имущество Коротоякского Вознесенского монастыря, его ризницу, церковную утварь, его земли и угодья. Кроме того, он получил обратно часть ризницы прежнего Дивногорского монастыря, взятой в 1788 году в Воронежский кафедральный собор 67). В то же время он должен был занять церкви и постройки прежнего монастыря. Но здесь встретились большие затруднения. Жители сл. Селявной, как упомянуто выше, соглашались на восстановление монастыря под условием оставления им одной монастырской - именно Владимирской - церкви. Но понятно, что такое положение дела было чрезвычайно неудобно для монастыря: в монастырскую ограду собирались прихожане из сл. Селявной в праздничные и воскресные дни. Здесь, во Владимирской церкви, не только крестили младенцев, но и венчали свадьбы. Таким образом, уединения, пустынножительства, ради которого и переведена братия в Дивногорье, на деле не было. Поэтому монастырь и ходатайствовал о передаче Владимирской церкви в его распоряжение. Но пока жители сл. Селявной не имели своей церкви, это ходатайство не могло быть удовлетворено. В конце 1835 г. в сл. Селявной был освящен молитвенный дом, куда епархиальным начальством было разрешено перенести из Владимирской церкви церковную утварь, приобретенную прихожанами после 1788 года. Но причт распорядился перенести оттуда все, что там было. Монастырь не только лишился части ризницы, но и оказался без книг и колоколов, так что в конце 1835 года в нем не было благовеста. После следствия консистория определила возвратить часть ризницы монастырю, но колокола были оставлены в Селявной; монастырь же должен был перелить для себя колокола Коротоякского подворья. 68).

Но, освободившись от неудобного соседства, монастырь продолжал испытывать большие материальные нужды, так как старые монастырские здания требовали ремонта, который был проведен в 1836 году, причем во Владимирской церкви были устроены печи. Помещения для братии тоже требовали основательного ремонта. И вообще монастырь поражал богомольцев своею бедностью, что естественно вызывало состоятельных людей на благотворительность. Так в 1836 году было пожертвовано 1000 р. полковни (?) Мар. Исаевой, которая “в бытность свою в монастыре видела крайнюю бедность монахов, при многотрудном их занятии, не имеющих никаких способов к приличному и соответствующему сану их одеянию” 69). В том же году было пожертвовано еще 1000 р. неизвестною “благотворительною особою” 70). В 1837 году графиня А. А. Орлова-Чесменская пожертвовала на Дивногорский монастырь 5000 р. и тогда же, по ходатайству преосв. Антония II, 5 десятин строевого лесу на сруб в дачах с. Хренового 71).

________

Глава V

Чудотворная Сицилийская икона

Божией Матери.

С половины столетия не только улучшается материальное состояние монастыря, но и усиливается его значение среди местного населения. Причиною этого послужило прославление Сицилийской иконы Божией Матери 72). В 1830–1831 г.г. Россия претерпела тяжелую холерную эпидемию. Когда жители Коротояка были объяты страхом при появлении этой болезни, одной женщине (Екатерине Иларионовой Коломенской) во сне явилась Божия Матерь и приказала взять из Дивногорска Ее икону. “Помолитесь перед нею; а если не возьмете, то все помрете”. Утром женщина пришла в Коротоякский собор, где было уже много народа, собравшегося молиться об избавлении от болезни. Здесь Коломенская и рассказала о своем сновидении. Народ при этом вспомнил о неоднократных видениях в ночное время, но уже наяву, света и лучей в храме Дивногорского подворья. Поэтому рассказ Коломенской был встречен с доверием. Испросивши разрешение от пастырей, народ вместе с Коломенской отправился в Дивногорский монастырь за иконою (июля 1831 г.). Но иконы, виденной Коломенской во сне, в монастыре не оказалось. Когда, несмотря на это, Коломенская продолжала просить разыскать икону и выдать ее ей, то настоятель иером. Афанасий, созвав всех находившихся в монастыре, стал расспрашивать о просимой иконе. Тогда монастырский трудник Андрей, человек хорошей жизни, еще из Коротояка (когда монастырь был там) нередко хаживавший в Дивногорье с его пещерами, сказал, что он видел на столпу в Больших Дивах древнюю икону. Коломенская пошла по этому указанию и еще издали увидела икону и указала, что эту именно икону она видела во сне. Но снять эту икону без лестницы было невозможно, так как она врезана высоко в столпе. Несмотря на это, один из пришедших начал ползком взбираться на соседнюю крутизну, к которой примыкает столп и с большою легкостью снял икону. Сновидица, а за нею и все пришедшие, видя икону, как бы чудесно сошедшею с горы, с нею направились сначала в монастырь, а потом в Коротояк на монастырское подворье. По поставлении иконы в храме, тотчас был отправлен молебен с акафистом Пресвятой Богородице, а затем всенощное бдение. На другой день после литургии и молебна с освящением воды на городской площади был сделан крестный ход с иконою вокруг города. После этого болезнь начала слабеть. Между тем горожане спешили брать икону на дома для совершения перед ней молебнов Божией Матери. В скором времени болезнь совсем прекратилась. После этого жители Коротояка решили ежегодно брать эту икону - в дни, когда обнаружилось первое чудо от нее над этим городом.

В 1847-1848 гг. Россию снова постигла холерная эпидемия. Коротояк был избавлен от этого бедствия. Но соседний Острогожск сильно страдал от эпидемии. Жители города прибегли к заступничеству Божией Матери и испросили себе Сицилийскую икону Ее у Дивногорского строителя иеромонаха Меркурия. 29 августа 1847 г. они внесли ее в первый раз в свой город. И опять болезнь стала ослабевать. Благодарные горожане в 1848 г. просили Воронежского архиепископа Игнатия позволить им ежегодно вносить в город икону для молебствий с 29 августа. Преосвящ. Игнатий разрешил принимать икону в Острогожске только в течение трех дней (с 28 июня по 1 июля). Но жители Острогожска снова просили удовлетворить их прежнее ходатайство, “почитая это возможным тем более, что граждане соседственного города Коротояка с давнего времени пользуются правом ежегодно брать ее в свой город с 1 июля по 14 августа, а Дивногорский монастырь, состоя в дачах Острогожского уезда, в понятии общежития составляет нашу общую принадлежность”. На этот раз они просили, чтобы чудотворная Сицилийская икона Божией Матери оставалась в Острогожске с 29 августа по 25 октября, так, чтобы каждый житель города мог, по усердию, помолиться перед иконою в собственном доме, да и уездные жители могли молиться здесь, чего при отдаленности от монастыря многие не могут сделать. Одним из следствий такого порядка дела было бы и увеличение средств для возобновления Дивногорской обители. Архиепископ Игнатий после этого ходатайства счел необходимым войти с представлением в Св. Синод. Св. Синод, согласно мнению преосв. Игнатия, 2 сентября 1850 г. определил дозволить гражданам г. Острогожска носить в свой город Сицилийскую икону Божией Матери сроком на два месяца - с 29 августа по 29 октября, на что последовало Высочайшее соизволение Государя Императора Николая Павловича. С тех пор ежегодно в Острогожске к 29 августа стекаются окрестные жители. К этому дню собирается в монастырь множество богомольцев не только из окрестных селений, но и из отдаленных местностей. Утром этого дня, после литургии, чудотворная икона уносится из Дивногорского монастыря, в сопровождении нескольких иеромонахов и священников в ризах, диаконов с кадилами, с церковным пением, в предшествии фонаря со свечою. Икону сопровождают благочестивые богомольцы, большею частию направляющиеся из монастыря, частию подходящие на пути (более 20 верст) из Коротояка и близлежащих селений. Когда икона приближается к Острогожску, навстречу ей, за несколько верст от города, выходит городское духовенство, и икона торжественно вносится в городской собор, где отправляется молебствие, а затем на всенощном бдении читается акафист Пресвятой Богородице. На другой день и во все последующие горожане берут св. икону в свои дома. Только ночью она приносится в церковь (на подворье монастыря).

В 1858 г. жители сл. Алексеевки Бирюченского уезда обратились к Епархиальному начальству с прошением о дозволении им принимать у себя св. Икону с 20 ноября до 20 февраля - в память избавления слободы от бывших в 1858 году пожаров. Эти пожары прекратились после молитв пред чудотворною иконою (29 сент. 1858 г.), вследствие чего жители сл. Алексеевки дали обет совершать пред иконою ежедневно молебствие в своей слободе. По ходатайству преосв. Иосифа, Св. Синод 2/15 ноября 1860 г. разрешил износить икону на указанный срок в сл. Алексеевку. Церемониал провождения св. иконы тот же, что и в Острогожск. В 1887г. срок пребывания св. иконы в Алексеевке сокращен на 2 месяца.

Между тем, случаи чудесного заступничевства Божией Матери за прибегающих к Ней и молящихся пред Ее чудотворною Сицилийскою иконою продолжались. Но так как эти случаи передавались устно и потому могли забываться или искажаться, то Воронежская Духовная Консистория 28 марта 1862 года определила: “Хотя многие из поклонников, обращавшихся с верою и молитвой к Божией Матери, перед чудотворною Ее иконою, именуемою Сицилийскою, удостоивались получать исцеление от различных и тяжелых недугов своих, как это утверждают очевидцы, но таковые исцеления не вносились при монастыре своевременно в запись, а потому в настоящее время очень трудно привести их в известность”. Поэтому по распоряжению преосв. Иосифа Духовная Консистория вменила в обязанность настоятелю монастыря игумену Анфиму ввести при монастыре “запись - за подписом братии монастырской о всех достоверных засвидетельствованных благодатных знамениях, какие могут совершаться при означенной иконе Божией Матери; и своевременно доносить о том Епархиальному Начальству”. Конечно, и после этого распоряжения далеко не все чудесные знамения от св. иконы были засвидетельствованы и занесены в монастырские записи. Благочестивые люди весьма часто из чувства смирения скрывают в глубине души особые знамения к ним милости Божией. Поэтому многие чудеса так и остаются сокрытыми, другие открываются случайно спустя несколько лет после их совершения. Однако при всем том Дивногорская пустынь с утешением может поведать такие явления милости Божией к разным лицам, чудесность которых стоит вне всякого сомнения.

Чудо над крестьянкою слоб. Бутурлиновки, Бобровского уезда, Евдокией Ивановной Семерниной (описано ее духовником, протоиереем сл. Бутурлиновки, а потом г. Коротояка, Пахомовым).

“Через пять лет по замужестве сделалась я больна лихорадкою, не оставлявшею меня около 15 лет. Не помню, на каком году болезни, представилось мне сонной, будто бы кошка бросилась мне на лицо. Испугавшись, я проснулась и бросилась к ведру, стоявшему с водой в той комнате, где спала я. Но сколько ни пила я воды, а жажды утолить не могла; в то время была я беременна. С той поры я стала необычайно пить воду. Было то, что вода ртом и носом лилась у меня, но жажда не прекращалась. Лицо и все тело у меня опухло и сделалось блестящее, как склянка. Вся я отяжелела; есть мне почти ничего нельзя было. Все мне опротивело, даже слюны проглотить была не в состоянии, ибо она имела для меня запах нестерпимый. Не раз я приговорена была к смерти, много раз я напутствована Св. Таинствами. К этой болезни присоединилась другая - боль зубов. По совету некоторых, я решилась дозволить вырвать у себя больной зуб. Но когда его вырвали, рот у меня перекосило, левый глаз повредился, лицо изуродовалось, а боль усилилась до нестерпимости. Страдая безнадежно и частию уединенно, я в одно время вечером вспомнила, что покойная мать моя говорила мне: “дочка, с тобой что ни случится, всегда прибегай к Царице Небесной, - она тебе во всем поможет; Она тебя от всякого несчастия избавит”. Припомнивши наставление своей матери, я бережно спустилась с кровати и пала пред иконою Божией Матери, висевшею на стене той комнаты, где я лежала. Долго я со слезами молила Царицу Небесную избавить меня от мучащей болезни и, изнемогши, не помню как опять влезла на кровать и крепко заснула. В эту ночь сонное мне было видение: будто - хожу я по каким то высоким меловым горам, между каких то больших столпов; будто вошла я в какую-то пещеру, где сколько я ни ходила, а выйти из оной не могла, пока какая-то черница не взялась меня вывесть из той пещеры, и указала мне дверь. Но лишь я только дверь отворила в половину, как на противоположной стене представившейся мне комнаты я увидела икону Божией Матери, Которая была вся в сиянии, вся изукрашена и вся в цветах. Изумленная и обрадованная, я не могла идти далее, а черница, стоя за спиной у меня и указывая на икону, сказала мне: “проси Дивногорскую Владычицу!” И вдруг я очнулась. Видение сильно напечатлелось в моем воображении, и все виденное я твердо удержала в своей памяти, но какую Владычицу приказала мне просить черница, сего припомнить не могла. Сколько я ни спрашивала людей, чтобы узнать, где есть такая икона Божией Матери, которую я там видела во сне, - но никто мне указать оной не мог. Где я ни была с тем, чтобы встретить виденную мною во сне икону, но нигде оной не встречала. Однажды, идя в слободу Велико-архангельскую, где было освящение иконостаса, с целью, не увижу ли я в этой церкви явившейся мне во сне иконы Божией Матери, - я сошлась с Бутурлиновскою черницею и ей на пути рассказала и виденный мною сон и о тщетном мною искании явившейся мне во сне иконы Божией Матери. Эта черница, выслушав меня, сказала мне: “иди ты в Дивногорский монастырь: там ты найдешь и виденную тобою во сне местность, и явившуюся тебе во сне Царицу Небесную. Я там была и все там видела, о чем ты мне теперь рассказала”.

Приняв совет черницы, я к празднику Успения Пресвятыя Богородицы, с другими слободы нашей жителями, отправилась в Дивногорский монастырь помолиться. Подходя к монастырю, я с удивлением примечала ту самую местность, которая в сонном видении мне представлялась; до подробности все я находила, что удержала память моя после сонного видения. А когда я подошла к иконе Царицы Небесной Божией Матери, стоявшей на столпе меловом, вся я затряслась, обомлела и с места переступить не могла. Икона была та самая, какую во сне я видела, и о которой столь долго я расспрашивала, и которую столь долго я искала. Пала я пред Царицею Небесной, обрадованная: в ней я видела избавление свое от многолетней нестерпимой моей болезни. Отслужили молебен Царице Небесной, после молебна я приложилась к иконе Божией Матери и в то же время почувствовала послабление от жестокой моей болезни: сильная боль головы унялась, шум и стреляние остановилось, глазом могла видеть ясно, челюсти сошлись и стали на своем месте, говорить стала я свободно, лицо исправилось. От несказанной радости я не помнила себя. Облитая слезами, я отошла от иконы Царицы Небесной и о благодатной помощи, ниспосланной мне, я в то время никому не сказала. Только одна, бывшая со мною на богомольи, слобожанка, взглянув на меня, когда мы сели подкрепиться пищею, сказала мне: “тетка, у тебя рот на своем месте, да и глаз твой теперь не страшен и лицо твое приняло вид прежний”. “Да, сказала я,- теперь я, слава Богу, чувствую себя совсем здоровою, прежней боли совсем не ощущаю, глазом и ртом я владею свободно, - буду молиться и надеюсь на милость Божию, Он Милосердый избавит меня от мучительной долговременной болезни”. И точно, болезнь моя с того времени совершенно прошла, позыв на воду прекратился, есть я стала все, - отвращения к пище никакого не имею. И прострадав около 15 лет, ныне нахожу себя совершенно здоровою, по ходатайству и заступлению Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, Которая Сама, я как несомненно верю, благодатным Своим посещением в сонном моем видении, указала мне свою дивную помощь и то, где я могу найти сию помощь к избавлению себя от мучительной, долговременной моей болезни”.

“Постоянное мое посещение болящей, как прихожанки, во время ее болезни, а также и по чудесном исцелении, короткое мое знание всего семейства - ручается за правдивый рассказ показанного” - так говорит в письме к Дивногорскому игумену прот. Пахомов. К сожалению, год исцеления не показан. Так как прот. Пахомов служил в Бутурлиновке с 1840 до 1862 г., то на эти годы и следует относить рассказанную болезнь и исцеление.

Исцеление жены отставного урядника г. Екатеринодара Черноморской волости, Кубанского казачьего войска, Ейского военного округа, Копельской станицы, Феодосии Кононовой Коробки 60-ти лет.

Болезнь Кононовой была кровотечение, начавшееся в первых числах декабря 1862 г. Болезнь была так тяжела, что больная с трудом могла ходить по комнате. Помощь врачей оказалась бессильной. Муж ее Константин Никифоров Коробка в 1862 г. был в Дивногорском монастыре на поклонении Чудотворной Сицилийской иконе Божией Матери и посоветовал то же сделать своей жене. Болящая с радостью согласилась на это. “Коль скоро достигли мы до той горы, пишет ее муж, где обретена чудотворная икона, болезнь ее немедленно прекратилась, и мы, воздав Господу Богу благодарение, отслужив молебен Спасителю и Божией Матери с акафистом и водоосвящением, возвратились обратно в предлежащий нам путь благополучно”. О сем благодатном врачевании “показуем мы, пишет в своем заявлении К. Коробка, - по чистой совести и по долгу христианскому”.

Исцеление пятилетней девочки Меланьи, дочери Анастасии Никитиной Абросимовой, дворовой прислуги надв. сов. Николая Егорова Жирова.

Больная малютка имела сильное расслабление в членах и совершенное онемение в языке, между тем глазами она смотрела на все осмысленно. Коротоякские врачи не обнадеживали мать. Один из них на вопрос матери, поможет ли лекарство, ответил: “я не Бог, будущего не знаю”. Другой сказал, что, может быть, вылечит больную от расслабления в членах, но не ручается за то, чтобы она получила дар слова, что, судя по поражению языка, она может остаться навсегда немою. Тогда мать обратилась с мольбою к Божией Матери пред ее Сицилийской иконой: “Царица Небесная! Заступница и скорая Помощница всем скорбящим, избавь мое единственное детище от тяжкого недуга! Отдам тебе половину всех моих денег, заработанных трудами!” Через неделю больной стало легче, она сначала подняла правую руку, сделала потом небольшое движение левой, и проговорила первое слово: “мама”! Вскоре после этого она стала ходить, свободно владеть всеми членами тела и говорить все, что доступно ее возрасту. Известие об этом событии, происшедшем 8 февр. 1864 г., сообщил настоятелю монастыря н. с. Жиров.

Исцеление Сильвестра Григорьева Аксенова - 15 лет (из дер. Красного Рога, с. Перестряш, Новосил. у. Тульск. губ.) - от простуды ног и живота, 25 июля 1863 г.

Исцеление от ломоты и расслабления всего тела жительницы г. Боброва Анны Алекс. Филимоновой. Чудо совершилось 2 мая 1868 года, во время перенесения иконы. Сожалея, что она не может войти навстречу иконе, Филимонова почувствовала себя здоровою.

Исцеление Ивана Алексеева Меркулова из сл. Калача в Апреле 1897 года от водянки.

Чудесные знамения от иконы побудили многие местности Воронежской губернии последовать примеру г.г. Коротояка и Острогожска и слоб. Алексеевки. В 1863 г. жители г. Боброва испросили разрешение иметь у себя Чудотворную икону с 5 мая по 5 июня (указ Ворон. Д. Конс. 28 Марта 1863 г., № 2732). Но так как это разрешение было дано только Епарх. властью временно, то преосв. Серафим в начале 1867 г. воспретил износить икону в Бобров. На новое ходатайство жителей г. Боброва, направленное в Св. Синод, последовало в том же году разрешение Св. Синода выносить икону в Бобров на срок с 1 мая по 1 июня.

В 1866 г. Воронежскую губернию снова постигла холерная эпидемия. И опять жители г. Острогожска получили знамение милости Божией после молитвы пред чудотворной Сицилийской иконой Божией Матери. В память этого события жители Острогожска, по благоговейному внушению местного духовенства, в 1867 г. дали обет устроить на собственные средства молитвенный дом во имя чудотворной иконы на пожертвованном в 1866 году штабс-капитаном Сергиевым месте. Так возникло в Острогожске подворье Дивногорского монастыря, после чего чудотворная икона в Острогожске стала помещаться не в соборном храме; а в молитвенном доме на подворьи (начиная с 1871 г.).

В 1872 г. испытали тяжелое бедствие жители Бобровских степей. С весны там не было ни одного дождя; даже редко выпадала роса. В средине весны, когда обычно природа сияет своим пышным расцветом, бобровские степи поражали жителей своим унылым видом. Земля, вспаханная под яровое и засеянная, была черна как бы не сеянная. Озимые всходы поникли к земле и потемнели. Понурый скот уныло бродил на пару, питаясь скудною прошлогоднею травою. Положение жителей было самое тяжелое. Но вот жители обратились с молитвою к Господу и пожелали пронести по своим полям чудотворную Сицилийскую икону Божией Матери. Заслышав о приближении чудотворной иконы, они толпою вышли навстречу к ней вместе с духовенством. С горячею мольбою и слезами преклонили они свои колена пред Заступницей рода христианского. В начале молебствия на небе показалось небольшое черное пятно, обратившееся скоро в дождевое облако и охватившее весь горизонт. И прежде чем окончился молебен, туча разразилась проливным дождем. После того в течение двух недель, пока чудотворная икона оставалась в Бобровских степях, дожди не прекращались. Поля покрылись густою зеленью, так что невозможно было узнать, что это те же самые нивы, которые две недели тому назад были пусты и мертвы. Понятно, как сильна радость народа - для него наступила другая Пасха. Благодарные жители пожелали после этого ежегодно встречать у себя чудотворную икону с 1 по 11 июня. Это желание было письменно выражено арендаторами и землевладельцами имений Графа Орлова-Давыдова, госпожи Шлихутиной и казенных владений.

С тех пор слава чудотворной иконы распространилась во всей местности, обнимающей уезды - Коротоякский, Острогожский, Бобровский, Бирюченский, Нижнедевицкий.

Весьма многие слободы и села приглашали к себе монашествующих с св. иконою и служили пред нею молебны и в храмах, и в своих домах. Вот список этих селений: Новенькая, Дубовская, Репьевка, Мастюгино, Афанасьевское, Чесменская волость, Боршово, Подгорная, Истобенская волость, Оськинская волость, Платава, Голдаевка, Задонская, Россошь, Гончаровка, Гнилая, Колбинская волость, Россошки, Девица, Осадчева. Таким образом, чудотворная икона находилась вне монастыря почти в течение всего года. Такой порядок дела был ограничен указом Св. Синода от 7 марта 1901 г. С тех пор чудотворная икона износится из монастыря на следующие сроки. С 29 августа но 28 сентября - в г. Острогожск, с 29 сентября по 29 октября - в сл. Алексеевку, с 30 октября по 6 ноября - в сл. Новенькую и Дубовскую, с 7 по 15 ноября - в г. Бирюч, с 1 по 10 мая - в г. Бобров, с 11 по 18 мая в степи - именье гр. Орлова-Давыдова, с 11 июля по 1 августа в г. Коротояк, со 2 по 8 августа - в с. Репьевку, с 24 по 28 августа в сл. Лиски.

_________

Глава VI

Современное состояние Дивногорского

монастыря.

Монастырские церкви.

Главная, или соборная, церковь во имя Успения Божией Матери, каменная, однопрестольная, крестообразная. Основана в 1880 г., по благословению высокопреосв. Серафима Воронежского; окончена постройкой в 1886 г. Величина алтаря 113/4´ 13 аршин; настоящая - 11 арш. 12 в. до трапезной, в ширину 27 арш.; трапезная - 22 арш. 11 в., в шир. 11 арш. 5 в.; притвор 81/2 арш., шир. 18 арш. В куполе 16 окон. С сев. и южной стороны приделаны каменные галлереи с одною дверью и 2 окнами в той и др. стороне. Выход на паперти покрыт чугунными плитами. Кроме галлерейных, в церкви три внутренних деревянных двери. В алтаре с сев. стороны выходная дверь. В алтаре - пред жертвенником икона - моление о чаше; на горнем месте в позлащенной раме за зеркальным стеклом икона Спасителя благословляющего. Иконостас двухъярусный, деревянный, вызлащенный (12 арш. вышины и 18 арш. шир.) Над царскими вратами изображение Тайной вечери. Местные иконы: направо от. царских дверей - Спасителя, Арханг. Михаила (на южной двери), Успения Божией Матери, Св. Митрофана Воронежского; налево - Божией Матери с Предвечным Младенцем, Арханг. Гавриила (в сев. двери), Введения во храм Пресв. Богородицы, Св. Тихона Задонского. Между первым и вторым ярусами в малых медальонах изображения двунадесятых праздников (4). Во втором ярусе иконы: в средине - Св. Троицы, с правой стороны - Иоанна Предтечи, Рождества Пр. Богородицы, Ап. Павла, Симона Зилота и Иуды брата Господня, икона Вознесения Господня; с левой стороны - икона Божией Матери, Рождества Христова, Ап. Петра, Иакова брата Господня и Андрея Первозванного, икона Сошествия Св. Духа на Апостолов.

С правой стороны иконостаса, над клиросом укреплено висящее на стене изображение Воскрешения сына Наинской вдовы, с левой стороны - Исцеления Спасителем расслабленного.

В трапезной части храма, с правой стороны арки - деревянный столярной резной работы киот, в котором помещается главная святыня монастыря - Чудотворная Сицилийская икона Божией Матери, а во время обнесения иконы по городам и селениям - точная копия с нее. Чудотворная икона имеет пять четвертей в вышину и один аршин в ширину. На ней Богоматерь изображена стоящею на троне и держащею в левой руке пальмовую ветвь; на коленах Ее Предвечный Младенец, также держащий в левой руке ветвь. По сторонам Богоматери изображено по три херувима и у подножия два коленопроклоненных ангела. Всех сребропозлащенных риз на эту икону - 5, из них 2 находятся на Острогожском подворьи и 3 - в монастыре. 1-я риза: в короне алмазный цветок, по средине сапфир, на голове бриллиантовая звезда, на шее четырехугольное бриллиантовое украшение, в средине - сапфир; весу в ризе - 16 ф. 421/2 золотника. Сия риза устроена старанием строителя иером. Назария 28 Октября 1856 г., она всегда сохраняется в монастыре - на иконе - копии, а на чудотв. икону возлагается только во время пребывания иконы в монастыре. При архим. Флорентии эта риза украшена новыми драгоценностями, пожертвованными от разных лиц: на короне крестик из бриллиантов, 2 рубина (дублеты) и 2 звезды, в каждой по 1 бриллианту средине и 7 алмазов по бокам. Венец на Богоматери убран жемчугом, бриллиантами и дублетами рубина и изумруда. На венчике Спасителя - крест из жемчуга с 4 бриллиантами, укрепленными в золото, и алмазною осыпью, укрепленною в серебро. Ризы Спасителя и Богоматери украшены жемчугом, 3 бриллиантами, 1 алмазом и 1 рубином.

С левой стороны арки - такой же работы киот с иконою св. Николая Чудотворца. Над западными дверьми храма, с внутренней стороны - икона Спасителя, сидящего на престоле и окруженного сонмом ангелов. Пред иконостасом - две хоругви медные, чеканные, с позолотою. В числе подвижных икон храма обращает на себя внимание икона Божией Матери “Троеручицы”, риза на ней шитая серебром, украшенная простыми разноцветными камнями и мелким жемчугом.

Вышина иконы 6 вершк., ширина 5 вершков.

Вместе с сей иконой, в одной раме, в серебряном окладе чеканной работы (5 вершк. ширины и 21/2 выш.) хранится частица мощей Св. Афанасия, Патриарха Александрийского, - и две надписи.

Первая надпись подлинная Св. Тихона Задонского.

“Его Высокородие Гос-н Брегадир ....н Иванович и с домашними ....жайший поклон и же.... ....тия вечного. Тихон недос...”

Вторая надпись. “В сем образе мощи Афанасия Патриарха Александрийского Маия 2 дня и записка угодника Тихона Задонского его руки”.

Трапезная церковь

Помещается в большом каменном корпусе (231/2´ 6 сажен), церковью занято пространство в 131/3 саж в длину здания, остальная часть, отделенная от церкви глухою каменною стеною и разделенная на два этажа, вмещает в себе братскую трапезную, кухню, буфет, помещение для певчих и две братских кельи. Церковь основана по благословению преосв. Иосифа Воронежского в 1860 году, освящена в 1863 году, каменная, однопрестольная, во имя Чудотворной Сицилийской иконы Божией Матери, покрыта железом. На крыше, над тем местом, где стоит иконостас, сооружен фонарь, с позолоченою на нем главою, на которой водружен золоченый крест. Алтарь (8 1/2 арш. дл. 15 арш. шир.) имеет 3 окна и входную дверь с южн. стороны. Настоящая церковь - 29 арш. длины. Иконостас двухъярусный: с правой стороны иконы - Спасителя с предстоящими по бокам херувимами, св. ап. Петра с ключами (южн. дверь), Николая Чуд., св.-муч. Анфима; с лев. стороны - Сицилийская икона Божией Матери, ап. Павла (сев. дверь), св. Митрофана Воронежского и преп. Сергия Радонежского. Во втором ярусе: в средине икона Спасителя, сидящего на троне, с правой стороны - Иакова Алфеова, ап. Иуды, икона св.-муч. Анфима, св. Феодора, Алексея Божия человека и Николая Чуд.; с левой стороны - св. Иоанна Богослова, ап. Андрея, икона - Марии Магдалины, муч. Анны, Веры и Александры. Иконостас венчается деревянным золоченым крестом.

За правым клиросом Сицилийская икона Божией Матери и “Всех скорбящих радость”. Рядом со входною южною дверью икона Богоматери, называемая “Святая фамилия”; на западной стене храма изображение Входа Господня в Иерусалим. За левым клиросом икона св. Тихона Задонского и на стене - Казанская икона Божией Матери, Свв. Митрофана и Тихона. В простенках между окнами - изображения двунадесятых праздников, святцы, и икона свв. Николая Чуд., Василия Великого и Тихона Задонского.

Церковь во имя Рождества Иоанна Предтечи

“Выбита” в меловой горе (11x11 аршин), среди церкви четыре меловых столба поддерживают свод. В алтаре (6´ 33/4 арш.) на горнем месте, в том же меловом грунте высечен большой величины крест с надписью на нем: “Освятися жертвенник Господа Бога Спаса нашего Иисуса Христа во храме Рождества Св. Иоанна Предтечи, при державе великих государей и великих князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича всея России, по благословению Великого Господина преосвященного Авраамия митрополита Белоградского и Обоянского лета 7202 г., а от Рождества Христова 1693-го индикта 1-го месяца Ноября 7 дня, на память тридесять мученик. М. Л. Р. Б”.

Церковь эта называется пещерною, так как она представляет собою пещеру, и из ее двух притворов - с северной и южной стороны - открывается вход и выход в пещеры, ископанные в прилегающей к монастырю меловой горе - на 23 сажени и 1 аршин длины - еще с давних времен; а затем между 1854 и 1857 года пещеры удлинены еще на 56 сажен. При них три жилых кельи, в настоящее время не занятые. С левой стороны другая пещера, отдельно высеченная, длиною в 27 аршин. Кроме того, с давних времен ископан от сих пещер такой же подземный пещерный ход в монастырь - на протяжении 74 сажен; впоследствии, после оказавшихся в нем обвалов, этот ход закрыт.

Алтарь, как и самая церковь во имя Иоанна Предтечи высечен из мелового грунта (7´ 6 арш.). Престол из дубового леса величиною 5´ 33/4 четв. (до 1832 г. был каменный), освящен в 1846 г. архиеписк. Антонием. По случаю никогда не просыхающей в церкви влажности воздуха, престол покрыт только одною срачицею; остальное облачение приносится сюда из монастыря каждый раз на время богослужения, которое совершается несколько раз в год.

Жертвенник высечен в меловом грунте, но по причине неудобства для священнодействия, особенно тесноты помещения, к жертвеннику приставлен небольшой столик, на котором и совершается проскомидия, при чем на него возлагаются каждый раз нарочито приносимые из монастыря покрывала. Икон в алтаре нет: они приносятся сюда из монастыря к богослужению. Царские врата столярной работы с резьбою; иконостас одноярусный; на нем иконы - с правой стороны - Спасителя, Рождества Иоанна Предтечи, с левой стороны - Божией Матери и Николая Чудотворца (все иконы в 2 арш. вышины). Вверху иконостаса изображение Тайной Вечери. Кроме того, в других местах пещерой церкви находятся на столбах иконы: Божией Матери “Всех скорбящих радость”, Боголюбская икона Божией Матери, св. Митрофана Воронежского, Спасителя в темнице, икона свв. Макария, Марсалия, Меркурия и в воздухе над ними - Спасителя и Божией Матери; икона Иоанна Предтечи и муч. Параскевы, Екатерины, Варвары и в воздухе над ними изображение Бога Отца. При входе в церковь с правой стороны на угловом простенке икона св. Иоанна Богослова.

Церковь в Больших Дивах.

На расстоянии от монастыря около 2 верст вверх по течению р. Тихой Сосны, в меловом столбе, издавна вырыта пещера наподобие церкви и вокруг нее - пещерный ход.

Вход в церковь открывает арка, проделанная в западной стене и заграждаемая двумя дверями, железною решетчатою снаружи и деревянною извнутри. Эти пещеры, по указу из Воронежской духовной Консистории от 4 Апреля 1856 г., поручены в ведение Дивногорского монастыря. Над входом в них в 1831 году была обретена Чудотворная Сицилийская икона Божией Матери. 14 августа 1903 г. в пещере была освящена церковь во имя Сицилийской иконы Божией Матери.

Вся церковь имеет 26 аршин длины и 19 аршин ширины. Среди церкви для поддержания свода высечены из мелового грунта 11 столбов разной меры. С северной и южной стороны от церкви идут пещеры на протяжении 45 саж и 1 арш. Саженях в 5 до входа в церковь с сев. стороны высечен пещерный рукав вверх (на протяжении 12 1/2 саж. из 27 ступеней), из которого выходная дверь ведет наружу. При выходе высечены 3 кельи.

Алтарь и вся церковь без окон. Скудный свет в церковь проникает только с запада через входные двери и небольшое окно над дверьми. Алтарь, высеченный из мела, имеет в длину 7 аршин и в ширину 83/4 арш. Облачение на престол и жертвенник, равно как и богослужебные принадлежности приносятся в храм из монастыря. Иконостас - в 2 яруса - покрыт белым лаком, резьба и колонны вызолочены. Все иконы новые.

При выходной двери из пещеры устроена на 4 столбах деревянная колокольня, крытая железом, с 4 колоколами, от 7 п. 12 ф. до 161/2 ф.

Ризница.

Евангелий - 12. Из них одно 1689 г. индикта 12 месяца августа; другое 1681 года индикта 5 месяца октября; третье - с надписью: “Построено сие св. Евангелие Дивногорского монастыря в церковь Рождества Иоанна Предтечи при игумене Иове коштом и старанием помянутого игумена и доброхотных дателей в Острогожске 1785 г. Печатано в Москве от сотворения мира 7283 г. от Рождества Христова 1775 года, индикта 8, месяца Января”. Четвертое - 1782 г.; пятое 1740 г. Остальные - ХIХ века.

Напрестольных крестов серебряных - 12. На одном надпись: “Лета 7193 сентября в 8 день построен сей крест к Успению Богородицы и св. Николая Чудотворца при игумене Тихоне укладчиками св. обители; дано из Новодевичьего монастыря”; на другом: “Построин крест в лето 7186 в Дивах при игумене Тихоне, весу с древом 921/2 золотника”. На третьем: “7204 года Декабря построил сей крест Острогожский Дивногорский Успенский архимандрит Амвросий; весу 45 золотников”. Четвертый и пятый кресты - 1786 года. Остальные кресты ХIХ века. На последнем - надпись: “Милостию Божиею сооружен крест сей во храм Вознесения Христова Дивногорского Коротоякского подворья доброхотными дателями 1900 г. 8 Апреля”.

Архимандритских два креста; священных сосудов серебряных - 6 приборов. Митр архимандритских 5.

Библиотека из богослужебных и иных книг в 456 названий. Из них 27 богослужебных Евангелий и апостолов; 76 других богослужебных книг; 44 тома святоотеческих творений; 44 - Четьих-миней, прологов и житий святых; 35 - исторического содержания; 62 - канонического, экзегетического, археологического и литургического содержания; 73 - собраний поучений и назидательных сборников; 39 наименований периодических изданий за разные годы.

Колокольня каменная, 18 саж. в вышину; под нею святые ворота. Настоятельский корпус к западу от главной церкви, 2-этажный, налево от св. ворот, что под колокольнею. Направо от колокольни - братский корпус для старшей братии. Другой братский корпус (40´ 101/2 арш.) двухэтажный. В нем 32 кельи.

Вправо от арки, что под колокольнею, вне монастырской ограды, 3-этажная гостиница для богомольцев в длину на 71 аршин. На восточной стороне монастырского двора, рядом с кладовой, деревянный флигель о 4 комнатах (20´ 10 арш.), где помещается церковно-приходская школа.

Коротоякское подворье.

Коротоякское подворье занимает усадьбу прежде бывшего здесь монастыря (см. выше гл. III). На нем сохранилась и прежняя монастырская церковь.

Церковь во имя Вознесения Господня, каменная, однопрестольная, освящена в 1764 г. сент. 23 дня игуменом Протасием. Имеет в длину 27, в ширину 9 аршин, колокольня - 6 1/2´ 6 аршин. Иконостас в четыре яруса. Раньше в церкви был придел во имя Казанской Божией Матери. На подворьи один каменный одноэтажный корпус, состоящий из 10 комнат, из них 1 занята кухней, остальные - братские кельи.

В настоящее время на подворьи ежедневно совершается богослужение, для чего там постоянно живут человек по 10 иноков Дивногорского монастыря, с иеромонахом и иеродиаконом.

Острогожское подворье.

В г. Острогожске, на Бородкинской улице, устроено монастырское подворье, занимающее усадьбу длиною в 33 саж., шириною - 191/2 сажен. Эта усадьба пожертвована монастырю начальником жандармской команды штабс-капитаном Никитою Сергиевым. Утверждена за монастырем эта усадьба 21 сент. 1866 г. Тогда же решено построить здесь монастырское подворье. При этом на устройство подворья было выражено желание жителей г. Острогожска, дважды испытавших на себе чудесное заступление Пресв. Богородицы во время пребывания здесь Сицилийской иконы Богоматери: в 1847 и в 1866 году (оба раза прекращалась в городе холерная эпидемия). Молитвенный Дом и братский корпус были заложены постройкой в 1870 году.

Молитвенный дом во имя Чудотворной Сицилийской иконы Богоматери - каменный, с высоким дугообразным потолком и с деревянными колонками, поддерживающими потолок. В центре кровли устроен фонарь с изображениями по четырем сторонам его ангелов и с золотою главою над ним, увенчанною крестом. Длина церкви 35 арш. 6 в., шир. 201/2 арш. Алтарь церкви имеет 81/2 арш. дл. и 201/2 арш. шир. Риза на Тайной Вечери над царскими вратами белая с вызолоченными концами, весом в 18 ф. 9 з., стоимостью в 745 р. 85 к., пожертвована острогожцем П. Д. Вавиловым, по духовному завещанию родителей. В 1903 г. эта риза возобновлена тем же купцом, затратившим на этот предмет 350 руб. Иконостас деревянный, с витыми золочеными колонками и 11 полуколонками, между которыми поставлены 8 местных икон. Из многочисленных икон храма следует отметить особенно две. За правым клиросом в большом золоченом киоте, с металлическими вызлащенными полукоколонками Сицилийская икона Божией Матери (копия чудотворной, одинаковой с ней формы и размера), в сребропозлащенной ризе с украшениями, весом в 23 фунта пожертвованная купцом И. В. Бобенышевым. На ту же икону имеется в подворьи другая сребропозлащенная риза, весом в 15 ф. 54 з. (871 р. 50 к.). За левым клиросом в сребропозлащен. ризе. (1 ф. 2 з. весом) - икона вм. Пантелеймона; на ризе сделана надпись: “По вере и силе молитвы сему безмездному врачу, исцеление получил сего города купец Карп Борисович Тулинов, бывший в совершенном отчаянии чахоточной болезни, но отслуживши молебен, почувствовал облегчение, а по времени совершенное здравие. 1861 года месяца Апреля”. Эта надпись составлена самим Тулиновым на бумажном оттиске лика вм. Пантелеймона, хранящемся под сею ризою.

На звоннице при Молитвенном Доме висят 6 колоколов, от 20 п. 32 ф. - до 23 ф. - Богослуж. книг - 64.

В глубине усадьбы находится братский 2-этажный корпус (18 арш. дл., 13 шир. и 71/2 высоты), с галлереей вдоль северной стороны.

Как и в Коротояке, на Острогожском подворьи ежедневно совершается богослужение, почему там всегда живут человек по 10 из братии Дивногорского монастыря.

Шатрище.

Верстах в 5 от монастыря, над самою рекою Доном нависает высокая шатрообразная меловая гора, называющаяся Шатрищем. На небольшом уступе горы находится один меловой столп (“див”) с выдолбленным в нем окном, чрез которое проникает свет в пещеры, находящиеся в Шатрище. Здесь уже в 1675 году была церковь, оставленная без богослужения, следовательно, еще раньше этого времени здесь была обитель, так как приходской церкви здесь быть не могло. С 1675 г. здесь опять совершается богослужение и возобновляется монастырь, но, по-видимому, небольшой и бедный. В 1696 году его уже считали приписным, а в 1702 г. его не считали даже в числе монастырей Воронежской епархии. Затем он существует в ХVIII в. до 1764 г., когда последовало его окончательное упразднение. Но в горе сохранилась церковь и пещеры (до 200 саж. длины), которые привлекали к себе и привлекают до сих пор внимание благочестивых богомольцев и странников. В половине ХIХ в. (1854) Щатрище было приписано к Дивногорскому монастырю. В настоящее время близ горы, в смежной долине, в устроенном монастырем домике живет один из монахов Дивногорского монастыря, который смотрит за пещерами и показывает их благочестивым паломникам.

Братия монастыря

Братия монастыря в настоящее время состоит из настоятеля-архимандрита Флорентия, 7 иеромонахов, 7 иеродиаконов, 4 монахов и 40 послушников. Большая часть братии несет свои послушания в самом монастыре, по десяти монахов живут на подворьях в Коротояке и Острогожске и по одному послушнику при Шатрищевских и дальних Дивногорских пещерах.

Земельные владения монастыря

Дивногорский монастырь унаследовал имущества Коротоякского Вознесенского монастыря. Впрочем, Девицкою мельницей, которою владел Коротоякский монастырь, Дивногорский монастырь не владеет. Кроме земель Коротоякского монастыря, Дивногорский монастырь уже в ХIХ в. получил еще во владение земельные участки от благочестивых жертвователей. В настоящее время монастырю принадлежат следующие земельные участки.

В Коротоякском уезде монастырю принадлежит так называемая Нагайская дача, в которой считается 250 десятин. Но большой участок этой земли (десятин около 100) до самого последнего времени не давал монастырю никакого дохода, так как почва здесь песчаная. Только в 1901 году архим. Флорентий исходатайствовал в Графской казенной даче право на пользование саженцами сосны, и постепенно эти пески засаживаются молодыми деревцами. Уже добрая половина прежних сыпучих песков теперь представляет весьма отрадную картину: молодые сосновые деревца перемежаются рядами кустарника шелюги, защищающего сосну от ветров. Пройдет лет 15–20 и на месте бесплодной песчаной пустыни поднимется сосновый лес. Это не только составит статью дохода для монастыря, но и послужит благодеянием для окружающей местности, страдающей от недостатка растительности.

В 17 верстах от монастыря, тоже в Коротоякском уезде, около с. Николаевского, монастырю принадлежит лесной участок в 50 десятин. Но лесу в этом участке только 17 десятин. Остальная земля покрыта камышами и болотами.

В Нижнедевицком уезде, близ села Городищенской дачи, монастырю пожертвовано 140 десятин н. с. Н. Жировым.

Наконец, монастырю принадлежит 196 десятин бывшей государственной земли и 11 десятин луга.

Все эти участки неудобны тем, что разбросаны в разных местах. Для монастыря было бы несравненно удобнее иметь землю недалеко от своей усадьбы. Но неоднократные попытки прежних настоятелей приобрести землю под монастырем были неудачны.

_____________

ПРИЛОЖЕНИЯ И ПРИМЕЧАНИЯ

Глава VII

Печатные и архивные материалы

ПО ИСТОРИИ

Успенского Дивногорского монастыря.

Дивногорский Успенский монастырь уже давно привлекал к себе внимание ученых исследователей, путешественников и любителей старины. Поэтому его истории и достопримечательностей касаются многочисленные печатные труды. Вот список этих трудов.

Болховитинов Историческое и географич. описание Воронежской губернии. 1800 г., стр. 181.
Памятная книжка Воронеж. губернии. 1863/4 годы, стр. 1–12.
Памятная книжка Воронеж. губернии. 1887 г. стр. 313.
Строев. Списки иерархов Русской церкви, 843, № 5.
История Российской иерархии, т. IV, стр. 31-36.
Арх. Димитрий. Краткое сведение об Успенском Дивногорском монастыре. Ворон. Епарх. Вед. 1882, № 16.
Тевяшов В. Н. Пещерные монастыри Острогожск. уезда. Труды Воронежск. ученой архивной Комиссии. В. I, стр. 52–78.
Зверинский. Материалы для историко-топографич. исследования о правосл. монастырях в Российской империи, с библиографическим указателем. Т. I, № 169.
Указатель храмовых празднеств в Воронежской Епархии, В. II, стр. 194–204.
М. Дивногорский монастырь. Воронежск. Губ. Вед. 1862, № 4,49.
Веселовский, Дивногорский монастырь. Воронежск. Губ. Вед. 1867, № 38,40.
Дивногорский монастырь, Воронежск. Губ. Иллюстр. Неделя 1875, № 39.
Материалы для истории монастырей Ворон. Губ. Ворон. Губ. Вед. 1863, № 44.
Кроме очерков истории монастыря, есть множество отдельных заметок о прошлом и настоящем этой обители и самой местности. Такие заметки можно читать в общих руководствах по истории Русской церкви (напр., П. В. Знаменского, изд. 1896 г., стр. 472) и статистических обзорах (Материалы для статистики России 1841 г., I, 182; Описание монастырей 1817 г., стр. 37; Военно-статистич. обозрение Воронеж. губ., стр. 61; Миxалевич, Воронежская губерния, стр. 282; Статистич. очерки Ворон. губ. I, 22, 41; Гмелин. Путешествие по России, 1, 144; извлечения из отчетов Г. Обер-Прокурора св. Синода за 1840 г., стр. 92; за 1850 г., стр. 29; за 1867 г., стр. 95 и др.) Статистич. обзоры приведены по книге Зверинского.

Все эти печатные издания дают очень небогатый материал для истории монастыря. Между тем, прошлое этого монастыря не было так бесцветно, как можно заключить на основании вышеуказанных очерков. Разработка сырых, архивных материалов привнесла в историю Дивногорья немало нового. До сих пор эти сырые материалы напечатаны в следующих изданиях: 1) Второв. Древние грамоты и др. письм. памятники, касающиеся Ворон. губ. Т. I, стр. 46. Тетрадь записная, как пошли певчие дьяки под Азов. 2) Л. Б. Вейнберг. Материалы по истории Воронежской и соседних губерний. Вып. VШ, № СССХХХI–II; Вып. ХII, № 483. 3) Дополнение к Актам историческим, ХII, №17. 4) А. М. Правдин. Акты Дивногорского Успенского монастыря. Воронежск. Старина. В. I,стр. 57–90. 5) Багалей. Материалы для истории колонизации и быта Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губернии. Т. II, стр. 3, 387. 6) Акты, относящиеся к истории Войска Донского. Т. I, стр. 202. 7) Памятн. кн. Ворон. губ. 1896 г., стр. 16. 8) Дневник Гордона - в Истории Петра Великого - Устрялова, Т. III, стр. 275. 9) П. Никольского. Книги переписные воронежской епархии монастырским вотчинам. Воронежск. Старина В. II, стр. 220-221.

Нельзя, однако, составить ясное представление о прошлом Дивногорской обители и при помощи этих сырых материалов. Для ознакомления с историей монастыря необходимо систематическое изучение тех архивных хранилищ, которые имеют к нашему монастырю непосредственное отношение. Прежде всего, необходимо ознакомиться с архивом, хранящимся в самом монастыре. Правда, этот архив сравнительно очень беден: он почти исключительно касается состояния монастыря в ХIХ в. вероятно, это объясняется тем, что в 1788 г. монастырь был закрыт и следить за охранением его достопримечательностей, книгохранилища и архива было некому. Нам удалось найти в этом архиве только одну небольшую связку бумаг, касающихся Дивногорского монастыря за XVIII столетие. Но и эти бумаги были переданы в архив монастыря уже в недавнее время одним воронежцем - любителем старины, случайно отыскавшим их в Воронеже. Что касается наличного монастырского архива, то он начинается с дел коротоякского монастыря конца XVIII века: это объясняется тем, что восстановление Дивногорского монастыря в 1828 г. было в сущности только перемещением Вознесенского Коротоякского монастыря с одного места на другое. Но и здесь оказался весьма крупный пробел: архивных дел Коротоякского монастыря до конца XVIII века совершенно не сохранилось, за исключением дела о монастырской мельнице 1763 г.

Весь монастырский архив переплетен в книги и разделяется на следующие отделы: 1) Указы Воронежской духовной Консистории по 1897 в 62 томах. Указы за последние годы хранятся в связках. Но эта масса рукописного материала к истории монастыря имеет небольшое отношение: это указы общеепархиального значения, среди которых не в каждом томе можно найти один, два или три указа, имеющих прямое отношение к монастырю. 2) Второй отдел архива составляют приходо-расходные книги, сложенные на полках архива по десятилетиям. 3) Наконец, третий отдел составляют ведомости о личном составе монастыря и об эпитимийном духовенстве. Особой архивной описи, исчисляющей все хотя бы указы Консистории, нет. Для удобства пользования архивом было бы, впрочем, достаточно составить опись тем указам каждого тома, которые имеют прямое отношение к Дивногорскому монастырю, с точным указателем страниц, на которых помещаются эти указы.

Таким образом, архив монастырский дает мало материала для истории монастыря, да и то лишь за ХIХ столетие. Естественно поэтому было обратиться к Консисторскому архиву. Архив Консисторский важен особенно тем, что здесь хранятся не одни предписания епархиальной власти (что мы видели в монастырском архиве), но и те ходатайства, донесения и жалобы, ответом на которые были эти предписания. Но и здесь дела Дивногорского монастыря сохранились в полном виде только за ХIХ столетие, или точнее, описаны только эти дела; дела же с 1744 года (начало консисторского архива), до 1828 г. найдены разрозненными и в небольшом количестве. Опись всех этих дел составлена нами и хранится в историческом архиве Воронежского церковного Историко-археологического Комитета. Отдельно от этих дел хранится толстая тетрадь с копиями грамот и выписей на владения монастыря ХVIII в. и с описанием монастыря пред его закрытием в 1788 году (изд. А. М. Правдиным. Ворон. Старина. В. I, стр. 57-90). Сравнивая консисторские “дела” с монастырскими, нельзя не отдать предпочтения первым в отношении ценности сообщаемых в них сведений.

Третье архивное хранилище, имеющее отношение к нашему монастырю, это - Главный Архив Министерства Юстиции в Москве - в отделениях Грамот Коллегии Экономии, Белогородского Стола Разрядного Приказа и Монастырского Приказа. Здесь находится самый интересный исторический материал, освещающий историю монастыря с самого его возникновения (в 1653 г.) до начала ХVIII века включительно.

Затем отрывочные материалы находятся в других архивных хранилищах - Московском архиве Иностранных дел (дело о Дивногор. иеромон. Германе, бежавшем из Черкасска от раскольников), Воронежск. Консистор. Архиве - в отделах о других монастырях и учреждениях, архиве Воронежского Губернского Присутствия.

2. О происхождении каменных столпов, называемых Дивами, существует несколько мнений. Первое и, пожалуй, наиболее вероятное предположение принадлежит путешественнику Гмелину (1751 г.) и повторено митр. Евгением Болховитиновым. “Фигуры сих столбов, - говорит последний, - произошли оттого, что гора, беcпрестанно осыпаясь, оставляет на себе возвышенными сии груды мелу, укоренившегося на кряже гор” (Описание Воронежской губернии. 1800 г., стр. 181–185).- Но такое мнение отрицается некоторыми позднейшими исследователями. Так Майнов находит в Дивах следы искусственных сооружений древности: он заметил на вершине Больших Див следы постройки в виде обода, идущего вокруг вершины горы. С южной стороны этой постройки находится, повидимому, искусственный выступ скалы. К этому Л. Б. Вейнберг делает след. дополнения. Он указывает на расположенное над Большими Дивами Маяцкое городище, представляющее правильный квадрат приблизительно в 1600 сажен. В западном углу городища прежде был колодезь в 16 аршин. Находясь на огромной высоте, он едва ли мог служить обыкновенным колодцем. В самых же Дивах тоже, по его мнению, было множество печерок. Столпы расположены в одну линию по краю горы и ясно носят на себе следы искусственной клади. Это, по мнению Вейнберга, остатки каменной стены, некогда окружавшей и защищавшей эту гору вместе с ее обитателями. Такими обитателями, по его мнению, в древности были хазары (Очерк замечательных древностей Воронежской губернии. 1891. стр. 48–50; 70–72).-Совершенно иное значение Дивам придает Е. Л. Марков. “С первого невольного взгляда на Большие Дива, пока еще ни ум, ни фантазия не успели переработать непосредственных впечатлений глаза, - я инстинктивно ощутил себя у подножия каких-то гигантских языческих идолов. И прежде, чем я собрал и привел себе на память все то, что я знал из книг об этих странных произведениях природы, моя фантазия художника уже живо нарисовала мне в мгновенно вспыхнувшем беглом эскизе картину давно минувшего времени, когда долбленые члены каких-нибудь полудиких обитателей Дона, проплывая мимо глухих лесных берегов священной для них реки, - в первый раз поражались зрелищем этих удивительных каменных великанов, загадочно белевших среди темных чащ леса и провожавших их безмолвными рядами с высоты своих недоступных круч. В детски образной фантазии язычника-дикаря это, конечно, должны были быть сами боги, что владычествовали над опасными стремнинами реки, разбивали в бурю о камни берега их утлые суденышки и топили в омутах водоворотов не угодивших им злосчастных пловцов. Слово дивы, девы, dives тесно сродное с deus, - во многих арийских языках имело приблизительно одно и то же общее значение божественности и только впоследствии приобрело переносное значение дивного, удивительного”. (Поездка в Дивногорье. Русский. Вестн. 1891г., № 5, стр. 136–140).

Большие, а особенно малые Дива, поражавшие прежних путешественников своею белизною, теперь потемнели, как бы закоптились и замшились. Кроме того, Большие Дива теперь наполовину разрушены. Года 3–4 тому назад их стали разламывать по распоряжению железнодорожного начальства, в виду опасности обвалов и крушения поездов железной дороги, проходящей под ними. Разрушение этих загадочных памятников старины вызвало заявление со стороны М. Д. Свербеева, который просил Воронежскую ученую Архивную Комиссию возбудить ходатайство о воспрещении этой разрушительной работы. Присутствовавший в Комиссии г. Начальник губернии П. А. Слепцов обещал принять меры к охранению столпов от разрушения (Труды Ворон. Уч. Ар. Комиссии, В. I, Журн. стр. ХLVI–VII). Но уже теперь это не прежние Дива: некоторые из них срыты наполовину, у других снята вершина, в целом виде сохранилась небольшая группа близ пещерной церкви. Однако и теперь, если подходить к Дивам сверху, со стороны Маяцкого городища, то предположение Л. Б. Вейнберга покажется правдоподобным. Дива - это как будто вторая линия укреплений, вторая стена, защищающая нагорное население от набегов врагов. А углубляющиеся линии, как бы разделяющие столпы на отдельные камни, приложенные друг к другу, еще более утверждают в мысли, что это гигантское сооружение рук человеческих. Но это предположение быстро исчезает, когда пойдешь от Больших Див вниз по течению реки. Достаточно одного взгляда на меловой берег реки, чтобы убедиться, что строение этого берега однородно с строением столпов Див: тоже углубляющиеся линии, разделяющие меловые пласты берега на отдельная глыбы, как бы искусственно прилаженные друг к другу. Еще труднее допустить искусственное происхождение Див потому, что Дива разбросаны на 10-верстном расстоянии, а не под одним Маяцким городищем. Зачем было сооружать по одному столпу в других местах по течению реки? Гораздо проще видеть в этих столпах не искусственное сооружение, а своеобразное явление природы, которым впоследствии воспользовались для своих целей местные жители.

3. См. у проф. Д. И. Багалея, в Материалах для истории колонизации и быта Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губерний Т. II, стр. 3.

4. Напр. П. В. Знаменский относит основание монастыря к ХV в., см. Учебное руководство по Истории Русской Церкви. 1896, стр. 472.

5. Архив Министерства Юстиции в москве. Столбцы Белогородскаго Стола, № 500, л. 244–245.

6. См. Летопось г. Острогожска и семи церквей оного, прот. Д. Я. Склобовскаго. Издание Воронежского церковного Историко-археологического Комитета. 1902.

7. См. Воронежская Старина. В. I. Указ. статья прот. Д. Я. Склобовскаго, стр. 246.

8. См. Москов. Архив Минист. Юстиции, столбцы Белогородскаго Стола, 500, № 244–245.

9. Дивногорские пещеры.

Происхождение Дивногорских пещер так же загадочно, как и происхождение столпов. Если Л. Б. Вейнберг считает их, как и самые Дива, созданием хазарского племени, то другой археолог-любитель, Д. М. Струков, относит их происхождение к первым векам христианства. Тип пещер напоминает ему не только пещерные храмы Крыма, но даже подземные ходы и храмы христианских катакомб. Особенно остановила на себе внимание Струкова одна комната в пещерах Малых Див - в виде неправильного квадрата, суживающегося к востоку. Здесь, в передней части комнаты, находится небольшая, весьма узкая ниша, подобная тем, как думал Струков, которые в катакомбах были местом погребения мучеников и на которых совершалась литургия. По правую и левую стороны от этой ниши высечены из мела небольшие выступы в форме столов. Это и был, по мнению Струкова, древнейший храм в Дивах, основание которого он относит к первым векам христианства. Свое предположение Струков хотел обосновать научными соображениями и новыми изысканиями в Дивах. Но смерть прервала его работу. В 1902 году с бумагами Струкова, переданными в Румянцевский Музей, познакомился М. И. Трунов, прочитавший на основании их доклад о Дивногорских пещерах в Воронежской ученой Архивной комиссии. Но смелое предположение Струкова не нашло себе сочувствия среди местных археологов. (См. Труды Ворон. Ученой Арх. Консистории, В. II, Журналы, стр. VIII). А когда тот же доклад был предложен для ХII Археологического Съезда в Харькове, то даже не был одобрен к прочтению в заседаниях Съезда, очевидно потому, что научность сообщения здесь была подвергнута еще большему сомнению.

Предположение Струкова опирается на такие неопределенные данные, что лишает возможности говорить прямо за или против его. Когда ходишь по длинным коридорам пещер, расположенных в Больших или Малых Дивах и в Шатрище, то не можешь допустить мысли, чтобы эти пещеры были вырыты ничтожною горстью монахов половины ХVIIв.,- для этого нужны были толпы народа. И самый тип пещер переносит мысль к временам давно минувшим. Но ведь можно с вероятностью допустить, что эти пещеры были вырыты не в одно время, а в течение нескольких столетий. В ХIХ веке копание пещер продолжалось, и даже весьма усиленно, а в таком случае размеры пещер уже перестают быть удивительными. С другой стороны, тип пещерных храмов мог быть заимствован Дивногорскими пещерокапателямя и в позднейшую эпоху по подражанию не только катакомбам первых веков, но и пещерам Киевским. Возникновение монастыря в связи с переселением на Дон приднепровских казаков делает это подражание киевским пещерам весьма вероятным. В ХIХ же веке местное население неоднократно в прошениях к епархиальному начальству указывало на зависимость Дивногорских пещер от Киевских.

10. См. Архив Воронеж. Дух. Консистории, № 126: Дело о причислении упраздненного Усп. Дивногорского монастыря к Коротоякскому монастырю и о позволении наименовать оную ради удивительного места Дивногорскою пустынью.

11. Архив Мин. Юстиции в Москве. Столбцы Белогород. стола. 500, л. 245–246. Сравн. Грамоты Коллегии Экономии № 8529/5.

12. Столбцы Белогород. стола. 500, л. 252–253.

13. Грамоты Колл. Экономш, № 8542/18.

14. Столбцы Белогород. стола, № 726, л. 115–137. сравн. № 772, II, л. 71–74.

15. Там же, № 772, л. 71–74. Сравн. № 1269, л. 220–221 + 926–938.

16. См. в описи монастыря 1715 года. Памятная Книжка Воронежск. губернии 1863–4 годов, стр.5.

17. Грам. Колл. Экономии, № 8526/2 сравн. 8528/4.

18. Там же, № 8533/9, 8534/10.

19. Там же, № 8535/11.

20. Архив Мин. Юстиции. Дела Монастырского Приказа. Переписные книги Воронежск. Епархии монастыр. Вотчинам. См. Ворон. Старин. Вып. II, стр. 221.

21. Грам. Колл. Экон № 8543/19.

22. Столбцы Белогород. Стола, № 500.

23. Книги переписные Воронеж. Епархии монастыр. вотчинам. Ворон. Старина, В. II, стр. 221.

24. Грамоты Колл. Экономии, № 8541/17.

25. Там же, № 8540/16.

26. См. Д. И. Багалея. Материалы для истории колонизации и быта Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губернии, Т. II, стр. 387: еще в 1777 г. сл. Селявная называлась Дивной.

27. Книги переписные Воронеж. Епархии монаст. вотчинам. Воронежская Старина, В. II, стр. 221.

28. Памятная Кн. Воронежск. губ. 1863–4., стр. 5-6.

29. См. Архив Дивногор. монаст. Приходо-расходн. книги монастыря за 1743–4 г.г.

30. Вейнберг. Материалы по истории Воронежской и соседних губерний. В. VIII, №№ 331-332, стр. 680–681; Вып. ХII, № 483, стр. 1121–1122.

31. Опись монастыря 1715 г. Пам. Кн. Воронежск. губ. 1863–4 г.г.

32. Там же.

33. Переписные книги Ворон. Епархии монаст. вотчинам. Воронеж. Стар. В. II, стр. 221.

34. Пам. Кн. Ворон. губ. 1863–4 г.г.

35. Приходо-расходн. кн. Дивног. м-тыря 1743–4 г.г. в Архиве Дивногорского мон.

36–37. Пам. Кн. Воронеж. губ. 1863–4., стр. 4–6. сравн. Воронеж. Старина. В. I, стр. 80.

38. Архив Дивногор. монастыря. См. в связке разрозненных бумаг.

39. П. Никольского. История Воронеж. дух. семинарии. В. I, стр. 4–5.

40. Там же, стр. 8–9.

41. Архив Дивногор. мон. Приходо-расх. кн. монастыря за 1743–4 г.г. и прошение братии о поставлении преемника Лазарю.

42. П. Никольский. История Ворон. д. семинарии, В. I, стр. 12.

43. Архив Дивногор. монастыря, в той же связке.

44. Пам. Кн. Воронеж. губ. 1863–4 г.г. стр 7.

45. П. Никольский. История Воронеж. дух. семинарии. В. I, стр. 229–230.

46. Архив Воронеж. дух. консистории. Дело об отсылке в Государственную Коллегию Экономии имеющихся в Доме Архиерейском и монастырях грамотах и о проч. № 279.

47. Указы Ворон. Д. Консист. 1872, № 97; 1873, № 58.

48. Архив Толшевского монастыря Т. ХVII, № 32.

49. Краткие сведения о Вознесенском Коротоякском монастыре заимствованы: из статьи свящ. Д. Самбикина - “Вознесенский Коротоякский монастырь”. Воронеж. Епарх. Вед. 1869, №№ 6, 7 и 9; Указат. храмов. празднеств Ворон. Епархии, III, 158–161. и Описания Воронежской губернии, Е. Болховитинова.

50. Грамоты Коллегии экономии, № 6179/3.

51. Архив Дивногорского монастыря см. связку разрозненных бумаг.

52. Архив Воронеж. дух. консистории, Дела Архиер. Дома № 279, ср. выше, примеч. 46.

53. Архив Воронеж. д. консистории, № 126: Дело о причислении упраздненного Успенского Дивногор. монастыря к Коротоякскому монастырю и о позволении наименовать оную ради удивительного места Дивногорскою пустынью.

54. Архив Воронеж. дух. консистории. Дела Дивногор. монастыря, 1831 г. № 295.

55. Там же, № 309.

56. Там же, № 314.

57. Там же, № 353.

58–59. Там же, 378.

60. Архив Воронеж. дух. консист. Дела Толшевского мон. 1837, № 565.

61. Архив Ворон. дух. консистории, Дела Дивногор. монастыря, № 394.

62. Там же, № 450.

63. Там же, № 455.

64. Там же, № 474.

65. Там же, № 763.

66. Там же, № 833.

67. Там же, № 272.

68. Архив Дивногорск. м-ря, Указы, т. 26, под 15 генваря и 11 ноября.

69. Архив Воронеж. дух. консист., Дела Дивногор. монастыря, № 365.

70. Там же, № 372.

71. Там же, № 388.

72. Сведения о прославлении чудотворной Сицилийской иконы Божией Матери заимствованы главным образом из брошюры “Краткое сведение о Дивногорском Успенском монастыре”, издан. в 1899 году.
источник материала

Исторические материалы о святых местах.

aАхтырский Троицкий монастырь

aАфон и его окрестности

aНовый русский скит св. апостола Андрея Первозванного на Афоне

aХарьковский Свято-Благовещенский Кафедральный собор

aВифлеем

aВИЛЕНСКИЙ СВЯТО-ДУХОВ МОНАСТЫРЬ

aВладимирская пустынь

aСказание о чудотворной Высочиновской иконе Божией Матери и создании Высочиновского Казанского мужского монастыря. Книга 1902 года.

aГефсимания. Гробница Богородицы

aГефсиманский скит.

aГлинская пустынь

aГора Фавор и долина Изреель

aГолгоѳо-Распятскій скитъ

aДИВНОГОРСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

aОписание Зилантова монастыря

aЗмиевской Николаевский казацкий монастырь

aСпасо-Преображенский Лубенский Мгарский мужской монастырь.

aКосьмо-Дамиановский монастырь

aКраснокутский Петропавловский монастырь

aЛеснинский монастырь

aНазарет

aСИОНСКАЯ ГОРНИЦА

aмонастыри Афона

aЕлеонская гора - место Вознесения Господня

aЕлецкий Знаменский монастырь на Каменной горе.

aМОНАСТЫРЬ СВЯТОЙ ЕКАТЕРИНЫ

aКиевский Богородице-Рождественский монастырь в урочище «Церковщина».

aКуряжский Старохарьковский Преображенский монастырь

aСпасо-Вифанский монастырь

aНиколаевский храм на Святой Скале

aНиколаевский девичий монастырь

aВсехсвятский кладбищенский храм.

aОзерянская пустынь

aИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СКИТА ВО ИМЯ СВ. ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ГОСПОДНЯ, НАХОДЯЩАГОСЯ ПРИ КОЗЕЛЬСКОЙ ВВЕДЕНСКОЙ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

aРека Иордан

aИсторическое описание Саввино-Сторожевского монастыря

aЛЕТОПИСЬ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ.

aКРАТКАЯ ИСТОРИЯ ПОДВОРЬЯ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТРЫРЯ В ХАРЬКОВЕ

aСЕРАФИМО — ПОНЕТАЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

aСофийский собор

aСвято-Успенская Святогорская пустынь

aСпасо-Вознесенский русский женский монастырь

aПокровский храм Святогорской обители.

aПещеры Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aПещерный храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских

aСеннянский Покровский монастырь

aХорошевский Вознесенский женский монастырь.

aСобор Христа Спасителя в Спасовом Скиту возле с.Борки.

aСвято-Успенская Почаевская Лавра

aУспенский собор Свято-Успенской Святогорской пустыни(Лавры).

aУспенский собор Киево-Печерской лавры

aУспенский собор в городе Харькове.

aСвято-Успенский Псково-Печерский монастырь

aЧасовня апостола Андрея Первозванного

aПещерная церковь Рождества Иоанна Предтечи

aИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА ВОСКРЕСЕНИЯ СЛОВУЩЕГО. ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ХРАМ.

aИстория Святогорского Фавора и Спасо-Преображенского храма

aСвятая Земля. Хайфа и гора Кармил

aХеврон. Русский участок и дуб Мамврийский (дуб Авраама)

aХрамы в Старобельском районе.

aХрамы Санкт-Петербурга

aПамять о Романовых за рубежом. Храмы и их история.

aШАМОРДИНСКАЯ КАЗАНСКАЯ АМВРОСИЕВСКАЯ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ

Церковно-богослужебные книги и молитвословия.

aАрхиерейский чиновник. Книга 1

aАрхиерейский чиновник. Книга 2

aБлагодарственное Страстей Христовых воспоминание, и молитвенное размышление, паче иных молитв зело полезное, еже должно по вся пятки совершати.

aБогородичное правило

aБогородичник. Каноны Божией Матери на каждый день

aВеликий покаянный Канон Андрея Критского

aВоскресные службы постной Триоди

aДРЕВНЯЯ ЗААМВОННАЯ МОЛИТВА НА ПАСХУ.

aЗаклинание иже во святых отца нашего архииерарха и чудотворца Григория на духов нечистых

aЕжечасныя молитвенныя обращенія кающагося грѣшника къ предстательству Пресвятой Богородицы

aКанонник

aКанонник

aКоленопреклонные молитвы, читаемые на вечерне праздника Святой Троицы.

aМОЛЕБНОЕ ПѢНІЕ ВО ВРЕМЯ ГУБИТЕЛЬНАГО ПОВѢТРІЯ И СМЕРТОНОСНЫЯ ЗАРАЗЫ.

aМОЛИТВА ЗАДЕРЖАНИЯ

aМолитвы иерея

aМолитва ко Пресвятей Богородице от человека, в путь шествовати хотящаго.

aМолитва Михаилу Архистратигу, грозному воеводе

aМОЛИТВА ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

aМолитва по соглашению

aМОЛИТВА Cвященномученика Киприана

aМолитва святителя Иоасафа Белгородского

aМОЛИТВЫ ПОКАЯННЫЕ КО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ

aМолитвенное поклонение святым угодникам, почивающим в пещерах Киево-Печерской Лавры

aМолитвы священномученика Серафима (Звездинского), составленные в заключении.

aМолитвы митрополита Филарета (Дроздова)

aМОЛИТВЫ ВЪ НАЧАЛѢ ПОСТА СВЯТЫЯ ЧЕТЫРЕДЕСЯТНИЦЫ.

aМолитвослов

aМолитвослов

aМолитвослов

aОктоих воскресный

aПанихидная роспись в Бозе почивших Императорах и Императрицах, Царях и Царицах и прочих Высочайших лицах. С-Петербург. - 1897г.

aПассия

aПѢСНЬ БЛАГОДАРСТВЕННА КЪ ПРЕСВЯТѢЙ ТРОИЦЫ, ГЛАГОЛЕМА ВО ВСЮ СВѢТЛУЮ НЕДѢЛЮ ПАСХИ

aПОЛНЫЙ СЛУЖЕБНИК 1901 ГОДА

aПоследование молебного пения, внегда Царю идти на отмщение против супостатов. 1655 г.

aПсалтирь

aПсалтирь

aПсалтирь Божией Матери

aПоследование во святую и великую неделю Пасхи

aПоследование седмичных служб Великого поста

aПостная Триодь. Исторический обзор

aПОХВАЛЫ, или священное послѣдованіе на святое преставленіе Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Марíи

aСлужбы предуготовительных седмиц Великого поста

aСлужбы первой седмицы Великого Поста

aСлужбы второй седмицы Великого поста

aСлужбы третьей седмицы Великого поста

aСлужбы четвертой седмицы Великого поста

aСлужбы пятой седмицы Великого поста

aСлужбы шестой седмицы Великого поста

aСлужбы Страстной седмицы Великого Поста

aСОКРАЩЕННАЯ ПСАЛТЫРЬ СВЯТОГО АВГУСТИНА

aТипикон

aТребник Петра (Могилы) Часть 1

aТребник Петра (Могилы) Часть 2

aТребник Петра (Могилы) Часть 3

aТриодь цветная

aТРОПАРИОН

aЧасослов на церковно-славянском языке.

aЧинъ благословенія новаго меда.

aЧИНЪ, БЫВАЕМЫЙ ВЪ ЦЕРКВАХЪ, НАХОДЯЩХСЯ НА ПУТИ ВЫСОЧАЙШАГО ШЕСТВІЯ.

aЧИНЪ «НА РАЗГРАБЛЯЮЩИХЪ ИМѢНІЯ ЦЕРКОВНЫЯ»

aЧИН ПРИСОЕДИНЕНИЯ КЛИРИКОВ ПРИХОДЯЩИХ ОТ ИЕРАРХИИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ УСТАНОВЛЕННЫЙ СОБОРОМ ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ (27 ОКТЯБРЯ/9 НОЯБРЯ 1959 Г.)

aЧин чтения 12-ти псалмов