Опубликовано Общество - вт, 11/19/2019 - 11:06

Казанский сборник статей (Часть 3)

Отдел III. Статьи по административной деятельности Высокопреосвященнейшего Никанора в Казани.
Правила составленные в 1880 году, в видах подъема уровня развития учеников Казанской Духовной Семинарии334 .
А) Правила о приеме учеников духовных училищ в семинарию.
   1) От учеников духовных училищ, при переводе их в семинарию, на приемных экзаменах экзаменаторы требуют отчетливых, сознательных и складных ответов на вопросы нормальных училищных программ, и только за таковые ответы ставят балл, дающий право на переход из училища в первый класс семинарии, если при этом и письменный ответ окажется удовлетворительным.
   2) Для упражнений письменных экзаменующимся ученикам даются темы, с утверждения ректора, вполне доступные разумению учеников и способные дать им возможность обнаружить их знания, приобретенные в училище.
   3) Педагогическое собрание, с разрешения Его Высокопреосвященства, ежегодно требует от училищного начальства доставления сведений о том, как вели свои занятия училищные преподаватели, что сделано каждым из них для возвышения уровня ученических познаний по этим предметам. По языкам просить указывать те статьи, которые были переводимы. Сведения эти должны представляться не позже 15 мая каждого учебного года.
   4) Семинарское правление ежегодно, после экзаменов, отправляет училищному начальству сообщения об особенно выдающихся недостатках в ответах и письменных упражнениях училищных учеников, равно и свои соображения о средствах к устранению этих недостатков.
   5) Чтобы видеть педагогичность подготовки учеников училища к переходу в семинарию, правление семинарии, с утверждения Его Высокопреосвященства, периодически назначает в училище ревизоров из членов педагогического собрания, преимущественно в те училища, ученики которых заявились с наиболее неудовлетворительной стороны. После обсуждения ревизии, в случае нужды, правление семинарии ходатайствует пред начальством о замене слабых преподавателей более способными и усердными.
   6) От училищных правлений должно затребовать списки тех статей, стихотворений и басен, которыя заучивались учениками наизусть и по сличении этих списков и удостоверении в их целесообразности, рекомендовать для усвоения на память учеников всех училищ; между прочим должно рекомендовать и те отрывки в стихах и прозе из образцовых отечественных писателей, которые впоследствии, при переводе училищных воспитанников в семинарию, могут быть пригодными и необходимыми при изучении теории русской словесности и отчасти истории литературы.
   7) Чтобы ученики училищ, переходящие в семинарию, были несколько начитанны в книгах нравственно-религиозного и вообще православно-воспитательного направления, должно ежегодно требовать от училищных правлений списки тех книг, которые рекомендуются ими для чтения ученикам и, по рассмотрении их всех, составлять один общий список, который должен препроводиться, для руководства, во все духовныя училища Казанской епархии.
   8) К экзаменам правления училищ должны представлять письменныя упражнения отправляющихся к экзамену, писанные ими в последнем классе.
Б) Правила о учебных занятиях учеников семинарии.
   1) Каждый из семинарских преподавателей в лице себя являет учащимся живой пример любви и преданности науке.
   2) В начале учебного года каждый преподаватель выясняет ученикам, какие требования должно особенно иметь в виду при изучении его предмета, за какие ответы будут ставиться высшие баллы и за какие низшие. Удовлетворительным (3) считается такой ответ даннаго на известный день урока, в котором нет ошибок, или иначе, балл 3 ставится за знание даннаго урока в пределах учебника, или записок и объяснений наставника. Если ученик не только знает заданный урок, но и знает его с прежде преподанными и отвечает на соприкосновенные вопросы из других наук, то такому ученику ставится 5 или 4, смотря потому, на все ли выше показанные вопросы получены удовлетворительные ответы (5), или только на некоторые (4). Ошибка, исправленная самим отвечающим, не считается незнанием. Незнание важнейших объяснений учителя и непрочтение назначенного для прочтения относится к недостаточному знанию урока (2), а недостаточное знание и по учебнику или запискам должно считаться неудовлетворительным знанием (1). На экзамене 3 ставится за обстоятельный подробный ответ на взятый билет; 5-за такой же ответ, если при этом ученик отвечает удовлетворительно и на все вопросы экзаменаторов, а 4-если только на некоторые. Не ответившим на один билет убавлять балл на 1, так что тот, кто мог бы получить 4, должен получить 3 и т. д.
   3) Объем урока должен быть тем меньше, чем он труднее по своему содержанию (напр. по обилию текстов, хронологических данных или грамматических особенностей).
   4) Каждый урок, прежде чем он будет задан ученикам, должен быть объяснен преподавателем.
   5) Объяснение преподавателя должно сосредоточиваться на более трудных для понимания сторонах урока. Вместе с выяснением мало понятного, должно восполнять сведения, даваемые учебником или записками, не выходя из требований программ. При задавании новых уроков простых и ясных должно предлагать давать ответы на новые вопросы самим ученикам, и вообще стараться возбуждать учеников к собственной мыследеятельности, для чего каждый раз при объяснении нового урока преподаватель должен предлагать самим ученикам истолкование той или другой стороны нового урока, в случае неполучения удовлетворительного ответа, преподаватель или разрешает вопрос сам, или оставляет его для самостоятельного разрешения ученикам. В следующий класс должно быть дано разрешение вопроса.
   6) Изъясняя урок, преподаватель заботится как о ясности и стройности своей речи, так и о ее живости и энергии.
   7) Объяснения уроков преподавателями, по всем предметам, должны стоять в полной гармонии с православно-богословскими воззрениями, должны служить к утверждению этих воззрений в умах и сердцах учеников.
   8) Слишком пространное объяснение новых уроков, в продолжение более 2/3 всего урока, не допускается. И во время объяснения нового урока должно обращаться к ученикам с частными вопросами.
   9) По объяснении нового урока должно спрашивать учеников повторение всего сказанного.
   10) При спрашивании заданного урока, непременно должно спрашивать и то, что было сказано в разъяснение урока, или записок.
   11) Спрашивать учеников должно так, чтобы ученики не могли рассчитывать, кого, когда спросят. Преподаватель должен возможно чаще спрашивать учеников, предлагая некоторым только частные вопросы и отмечая баллами эти ответы. Каждый преподаватель тщательно следит не только за логическою и фактическою верностью ученических ответов, но и за формою передачи мыслей, поправляя неправильный строй речи и отдельные выражения.
   12) Иногда должно заставлять учеников написать ответ на классной доске и исправлять написанное.
   13) При спрашивании уроков преподаватель не должен позволять себе бранчивого тона, или грубых выражений относительно учеников, а равно не должно дозволять себе шуток и вообще фамильярничания и поблажки ученикам.
   14) При спрашивании ученика должно дождаться ответа от него, и только при дальнейшем отвечании можно иногда помогать ему. Спрашивая одного ученика не должно оставлять без внимания других, так чтобы все были заняты во всякое время, и никто бы не занимался чем-нибудь посторонним. Для наблюдения за занятиями учеников преподаватель по временам должен обходить парты с боков их.
   15) Пройдя значительный отдел учебника, должно заняться повторением частей более трудных, или почему-либо менее усвоенных, или более важных.
   16) Каждый преподаватель в особой для каждого класса книге должен отмечать: а) безвременный приход ученика в класс, б) отсутствие в классе, в) нехорошее поведение, г) невнимание и д) полное незнание урока. Эту книгу ежедневно просматривает инспектор и принимает меры к исправлению проступков отмеченных учеников, и рекомендует другим наставникам обратить внимание на отмеченных.
   17) Во время отсутствия преподавателя в классе, по уважительной причине, семинарское начальство озабочивается замещением свободного урока другим наставником; а в случае невозможности поручить преподавание другому наставнику, назначает письменныя упражнения, или чтение книг или статей, указываемых по возможности наставником, соответствующих урокам, под надзором инспекции. Предмет чтения обозначается в классном журнале, так что наставник после может потребовать отчета в прочитанном.
   18) Ученики, выдающиеся отлично хорошими успехами, прилежанием и вниманием, награждаются в середине и конце года, по определению педагогического собрания, похвальными книгами: библией, ветхим и новым заветом и книгами нравственно-религиозного и богословско-философского содержания.
   19) Взыскания за неудовлетворительное исполнение ученических обязанностей должны применяться немедленно после замечания этой неудовлетворительности, почему сначала взыскания совершаются инспекцией и ректором (с выговора, оставления на 1—2 часа без обеда, оставления на праздник в корпусе и до заключения в карцер); правлением же определяются только высшие меры взысканий: название имени малоуспевающего пред всеми учениками, вместе с тем должны оповещаться родственники неисправных, далее карцер, лишение казенного содержания, увольнение с казенного содержания, после 3—4 месячной малоуспешности, и наконец совершенное увольнение.
   20) При большей или меньшей малоуспешности какого-либо класса по известному предмету можно учреждать временные дополнительные уроки-вечерние, от 1 до 2-х в неделю.
   21) Все наставники должны прочитывать все ревизорские отчеты и по возможности должны делать предложения правлению об изменении тех порядков в Казанской семинарии, которые отмечаются в отчетах как не педагогические и предусмотренные определениями Св. Синода.
В) Правила о чтении учениками книг.
   1) Должен быть составлен в попредметном порядке общий для всех классов список книг и журнальных статей, необходимых для прочтения учащимися. Список этот, составленный на основании преподавательских записок, рассмотренных педагогическим собранием, и утвержденный, хранится в правлении семинарии, и формальные копии с него находятся в библиотеках-фундаментальной и ученической. Справляясь с этими списками, библиотекари выдают книги, только обозначенные в списке.
   2) Для каждого класса в списке должны быть назначены особенные книги, соответствующие степени развития учеников каждого класса и предметам, изучаемым в том или другом классе. Книги в списке, по возможности, могут быть подразделены на две категории: а) одобряемые и б) допускаемые. Одобряются и рекомендуются для чтения только те книги, которые рекомендованы или одобрены Св. Синодом, или Министерством Народного Просвещения, а допускаются к чтению те книги, которые будут признаны достойными чтения педагогическим собранием семинарии. Чтение духовных журналов допускается, а светских не допускается. Дозволяется чтение только некоторых статей из них, по указанию наставников; чтение же таких книг, в которых проводятся антиправославные идеи, положительно воспрещается.
   3) Преподаватели, каждый по своему предмету, могут представлять в правление семинарии список новых книг и статей, одобряемых для прочтения учениками. Если педагогическое собрание признает годность этих книг и статей, то они вносятся в список.
   4) В списке книг должно находиться такое количество книг, которое возможно прочесть ученикам. В случае внесения в список книги, или статьи, сходной с ранее внесенной в список, но худшей новой, прежняя вычеркивается из списка.
   5) Книги, отличающиеся наивысшими качествами, которые обязательно должны быть рекомендуемы для прочтения всеми учениками, приобретаются в библиотеки в количестве требуемых преподавателями экземпляров, для обоих библиотек, или одной.
   6) Во всех классах прежде всего и более всего рекомендуются книги и статьи религиозно-нравственного характера, служащие к развитию сердца и воли воспитанников в духе церковно-христианском, в любви к отечеству, а потом одобряются и такие, в которых раскрывается христианский взгляд на предметы, составляющие область философии, физики, космографии, гражданской истории, словесности русской, греческой, латинской и т. д. Для этого каждый преподаватель должен знакомиться с христианско-апологетическими произведениями, особенно находящимися в духовных журналах.
   7) Из многотомных сочинений должно указывать особенно выдающиеся отделы (напр. из истории Соловьева). Из сочинений о русской литературе должно рекомендовать только такие произведения, которые отличаются общепризнанными художественными качествами.
   8) Если ученик почему-либо особенно пожелает прочесть книгу или статью, не значащуюся в списке, то он обращается к тому преподавателю, по предмету которого книга или статья, и преподаватель, если найдет возможным, просит библиотекаря выдать ученику просимую им книгу; библиотекарь, выдавший книгу по записке учителя, сохраняет записку.
   9) Из частных библиотек, не исключая библиотек преподавательских, брать книгу ученикам воспрещается.
   10) При начале учения, наставники, рекомендуя чтение книг, должны объяснять общие правила разумного чтения, и какие, в частности, цели должно преследовать, имея в виду более полное усвоение того или другого предмета, и потом, справляясь о чтении учениками книг, руководить как в самом чтении, так и в записывании из прочитаннаго.
   11) Не прочитавши основательно одну книгу, ученики не должны без нужды брать другие книги и особенно не должно читать иных книг, не внесши в тетрадь о чтении прочитанной книги.
   12) Каждый ученик должен иметь тетрадь в несколько листов, тщательно и бережно содержимую, в которой он вкратце излагает содержание прочитанного и в которую вносит места, показавшиеся замечательными по мысли и изложению, и то, что укажет наставник.
   13) Ученические записи чтения книг просматриваются по временам начальством семинарии и преподавателями, могущими брать их, на короткий срок, на дом. Смотрение тетради отмечается на ней же. Так же по временам спрашиваются ученики о прочитанном и устно. О не записывающих своих чтений, а равно и о тех, кто ничего не читает, докладывается правлению чрез инспектора.
   14) Усердное чтение книг и статей не извиняет небрежного отношения учеников к текущим урокам, или к письменным упражнениям.
   15) Чтение книг во время вечерних занятий дозволяется только тем ученикам, которые приготовили уроки и подготовили необходимое для срочных сочинений.
   16) Чтобы без нужды не держать у себя книги, ученики должны прочитывать каждую книгу не более как в неделю, а небольшие статьи дня в два-три.
   17) Рекомендуется ученикам вписывать в тетради о своих чтениях и вакационных, а наставникам осведомляться о прочитанном учениками в каникулы.
   18) Только в дни праздничные, каникулярные, одобряется чтение книг, обозначаемых в списках „допущенными”, чтобы чтение их служило отдыхом и развлечением наравне с другими дозволенными развлечениями; утром же и во время вечерних занятий должно рекомендовать чтение книг серьезных, а пред вечернею молитвою писать о прочитанном.
Г) Правила о письменных упражнениях учеников.
   1) При назначении ученикам письменных упражнений имеется в виду с одной стороны приучить их к самодеятельной умственной работе, а с другой образовать в них навык излагать свои мысли об известном предмете в логическом порядке и языком точным и правильным.
   2) Темы для сочинений и письменных упражнений даются ученикам всеми преподавателями семинарии. Одни из сочинений и упражнений даются на более продолжительный срок, именно: для I и II класса на 10 дней, для III и IV класса на 14 дней, для V и VI класса на 20 дней и включаются в составляемое ежегодно семинарским правлением расписание письменных сочинений; другие же даются в виде экспромтов в классе или в виде приготовления урока к классу.
   3) Количество сочинений в каждом классе распределяется таким образом: в VI классе (из 12 всех сочинений): по догматическому богословию 3, в числе их один экспромт, по нравственному богословию 2 соч.; по истории русской церкви 2, по Св. Писанию 1; по педагогике 1; по гомилетике 3 проповеди, в числе которых один экспромт; в V классе (из 12 соч.): по основному богословию 2 соч., по церковной истории 4, в числе коих один экспромт; по литургике одно, по Св. Писанию 1 и по гомилетике 4, в числе их два экспромта; в IV классе (из 9 соч.): по изъяснению Св. Писания 1, по психологии 4, в числе их один экспромт; по обзору философских учений 4, в числе их один экспромт; в III классе (из 9 соч.): по изъяснению Св. Писания 2, по логике 4, в числе их один экспромт, по гражданской истории 3; во II классе (из 10 соч.): по изъяснению Св. Писания 2, по гражданской истории 2, и по истории литературы 6, в числе их два экспромта; в I классе (из 10 сочин.): по изъяснению Св. Писания 1, по гражданской истории 3, по теории словесности 6, в числе их два экспромта.
   4) Сочинения по всем предметам распределяются в течение года по возможности таким образом, чтобы одна часть сочинений по данному предмету писалась в первую половину года, а другая часть во второе полугодие.
   5) Упражнения по физико-математическим наукам и древним и новым языкам даются преподавателями или на дом, в виде приготовления урока к классу, или пишутся в классе под надзором наставника, а за болезнью его под надзором инспекции. Количество таких упражнений должно быть в год не менее 7—8 для IV и III классов, не менее 9—10 для II-го класса и не менее 10—12 для I класса.
   6) Письменные упражнения по древним и новым языкам состоят в переводах как с этих языков на русский, так и обратно, и сверх того в старших классах в сокращенном изложении текста читанных авторов.
   7) Ближайшее распределение числа ученических сочинений и упражнений по третям учебного года принадлежит ректору семинарии, который в начале каждого учебного года составляет точное расписание сочинений на весь учебный год и представляет его на рассмотрение педагогического собрания. Так как непрерывное занятие учеников письменными работами может ослаблять их энергию в этом деле или порождать в них сухое, формальное отношение к сочинениям, то, в видах предотвращения подобного рода явлений, допускаются промежутки между долгосрочными сочинениями, для 1 и 2 классов двухдневные, для з и 4-трехдневные, для 5 и 6-четырехдневные.
   8) Преподаватели заранее представляют списки тем, предназначенных для сочинений, ректору, который и вносит их на общее обсуждение педагогического собрания. Темы представляются в правление два раза в год: при начале учебного года и после святок.
   9) Темы для сочинений должно брать, особенно на первое время, из содержания преподанных уроков по тем или другим предметам. При назначении их необходимо разсчитывать на средний уровень развития целого класса, иначе тема может быть для одних слишком легкою, а для других не по силам трудною.
   10) Задаваемые темы должны быть вполне понятны и доступны для учащихся как по содержанию, так и по форме, должны заключать в себе не какую либо слишком общую и широкую материю, а по возможности частную и притом такую, занятие коею могло бы давать место для самодеятельной работы учеников, возможно более интересовать учащихся, возбуждать их к умственной работе, сосредоточивать внимание и давать им возможность показать в сочинении свое знание, свой образ мыслей и суждений, а равно свое большее или меньшее уменье сочинять. По объему темы должны быть соразмерны с временем, назначаемым для сочинения. Поэтому для сочинений, даваемых на сроки более продолжительные, даются темы более обширные по объему, а для экспромтов или для сочинений экзаменических избираются темы менее обширные по объему. Для последних письменных работ всего удобнее брать темы из содержания пройденной науки, или же назначать частные вопросы, не требующие много времени для решения.
   11) Не следует давать темы, вызывающие учеников на несвойственное им и неуместное обсуждение вопросов общественных, а также темы обличительного характера, каково раскрытие отрицательных явлений жизни и т. п.
   12) Темы должны обсуждаться и план их вырабатываться в классе, под руководством учителя, при участии всех учеников, пока они сами не приобретут навыка самостоятельно составлять план расположения мыслей в сочинении, т. е. только в первое время и в первых классах преимущественно.
   13) Преподаватели, дающие темы для сочинений долгосрочных, объясняют ученикам, как надобно пользоваться источниками, т. е. чтением на данную тему, или как ученики должны самостоятельно отнестись к назначенной им работе. При этом внушается ученикам, чтобы они, извлекая из прочитанного мысли, относящиеся к теме, старались выражать их собственными словами и давали им своеобразную постановку, применительно к данной теме.
   14) В виду встречающейся у некоторых из учеников склонности писать сочинения как можно более объемистые, хотя бы объем этот увеличивался без нужды, искуственно, преподаватели стараются по возможности предотвращать этот недостаток, внушая ученикам, что такое многописание вредит сколько сосредоточенности мысли, столько же отчетливости и точности выражения, и что в хорошем сочинении не должно быть ничего лишнего.
   15) В первых двух классах преподаватель словесности, особенно на первых порах, возможно чаще заставляет учеников писать на доске и на бумаге упражнения, имеющие целью ознакомление учеников с периодами и другими общими схемами и формами сочинений, подвергая написанное всестороннему разбору при непосредственном участии учеником.
   16) При чтении ученических сочинений преподаватели должны обращать внимание на то: а) есть ли в сочинении определенный план расположения мыслей и на сколько он выполнен; б) ясно ли выражены мысли и соблюдена ли правильность изложения и удовлетворяет ли язык требованиям стилистики и грамматики; в) верны ли высказанные мысли и все ли они относятся прямо к данной теме; г) обстоятельно ли рассмотрен предмет и не опущено ли при этом что либо существенное; д) есть ли логическая связь и последовательность в мыслях. Следует обращать внимание и на степень самостоятельности в работе и на усердие. Сообразно с тем, насколько удовлетворяет сочинение всем этим требованиям, или тому или другому из них, преподаватель ставит балл на сочинении, уравновешивая по возможности каждое из этих требований, и делает общую его оценку со стороны содержания, изложения и языка, а равно и других качеств, требуемых темою. Читая письменные ученические работы, преподаватель не ограничивается одним только подчеркиванием ошибок, но по возможности исправляет их или указывает, в чем состоит ошибка, и как ее исправить. Делая касательно этого те или другие замечания, преподаватель должен избегать суровых, грубых, презрительных или насмешливых выражений, которые могли бы обидеть ученика.
   17) При оценке ученических сочинений следует принимать во внимание общие требования известной степени развития от того или другого класса, преподанные уроки, и наконец уровень всего класса, при чем труд ученика должен оцениваться сравнительно с трудами его товарищей.
   18) Преподаватели классических языков, давая ученикам упражнения по этим языкам, должны обращать внимание на логическую, стилистическую и грамматическую стороны русского текста и, при исправлении ученических работ, указывать по возможности на встречающиеся недостатки во всех этих отношениях, выясняя ученикам, как бы следовало сделать перевод правильнее.
   19) Хотя оценка достоинства ученических сочинений безусловно зависит от собственного усмотрения и опытности преподавателей, тем не менее для надлежащего руководства и для избежания всяких недоумений признается не излишним держаться при этом следующих указаний. Основными баллами нужно считать 5, 3 и 1. Балл 5 ставится на таких сочинениях, в которых предмет данной темы рассмотрен обстоятельно, мысли верны и относятся прямо к данной теме, расположены по определенному плану, находятся между собою в логической связи и выражены языком точным, ясным и правильно грамматически. Балл 3 ставится на таковых сочинениях, в которых мысли относятся к предмету данной темы, изложены правильно грамматически, но не везде соблюдена логическая последовательность между ними и полнота, необходимая для раскрытия мысли. Балл 1 ставится на таких сочинениях, в которых высказывается мало мыслей, относящихся к теме, и при этом замечаются безпорядочность в их расположении и грамматические ошибки в их изложении. Балл 4 служит оттенком балла 5 и ставится на таких сочинениях, в которых, при верности мыслей, логической их последовательности и правильности их изложения, не достает местами обстоятельного развития их. Балл 2 служит оттенком 1, и ставится на таких сочинениях, в которых вместе с мыслями верными и дельными встречается не мало мыслей, не относящихся прямо к данной теме, и встречаются местами грамматические ошибки в выражении их.
   20) В случае сомнения в самостоятельности и подлинности работы ученика учителю предоставляется право давать такому ученику проверочный экспромт в классе. За доказанную же неподлинность работы преподаватель выставляет балл 1, а для предупреждения возможности списывания, наставник, во время составления учениками экспромтов, распределяет учеников сомнительных так, чтобы у них не было возможности писать не самостоятельно; а тех, неподлинность сочинений которых дознана, следует заставить снова написать такое сочинение.
   21) Как один из способов проверки подлинности ученических письменных работ рекомендуется подача наставнику учениками вместе с беловыми сочинениями и черновых.
   22) В виду того, что ученики, получив задачу, не редко откладывают ея выполнение до последней возможности, и многие садятся писать сочинение даже в последний день пред сроком для его подачи, вследствие чего плодом спешной работы естественно являются сочинения неудовлетворительные во всех отношениях, наставники должны разъяснять ученикам неправильность такого приема, а начальствующие принимать меры для предупреждения его, удостоверяясь, при посещении учащихся, в занятиях заданными сочинениями, а наставники должны при всяком удобном случае возможно чаще разъяснять важность занятий письменными упражнениями и необходимость добросовестно и усердно относиться к обработке своих сочинений.
   23) Преподаватели требуют от учеников, чтобы они в беловых сочинениях не писали слов с сокращением и под титлами. Кроме того, они внушают ученикам, чтобы эти последние, приводя подлинником чьи-либо слова в сочинении, обозначали, откуда эти слова ими заимствованы.
   24) Все сочинения ученики подают тщательно и собственноручно переписанные инспектору непременно в назначенный для того срок; ученикам, не подавшим в срок сочинения без уважительной причины наставник выставляет балл 1 в книге, в которую заносятся неудовлетворительные баллы учеников, что, однако не освобождает ученика от обязанности подать сочинение.
   25) В случае обшей неисправности учеников в подаче сочинения, инспектор своевременно доносит о сем правлению семинарии, которое и принимает соответственно этому меры, строго взыскивая с виновных.
   26) Преподаватели по прочтении каждого экземпляра сочинений представляют его для просмотра ректору. Срок для прочтения сочинений долгосрочных полагается не более трех недель, считая этот срок со дня подачи сочинения учениками, для экспромтов — двухнедельный, и для урочных-до следующего урока.
   27) Каждый месяц наставник прочитывает несколько сочинений из разряда лучших, средних и худших в классе и обстоятельно разбирает их при участии учеников.
   28) После возвращения ученикам сочинений, писанных на одну и ту же тему, преподаватель рекомендует ученикам внимательно просматривать к известному уроку сочинения и сделанные в них его замечания, и в продолжение этого урока не только указывает общие недостатки в сочинениях, но и подробно выясняет, как именно следовало бы написать сочинение.
   29) В случае последовательного преуспеяния ученика в письменных работах, в отметке годового балла не следует ограничиваться механическим сложением и делением баллов, а ставить балл согласно усмотренных впоследствии успехам.
   30) Для поощрения учеников к лучшему писанию сочинений делаются два раза в год собрания всех учеников. На этих собраниях, в присутствии начальников и наставников, объявляются имена учеников, пишущих лучшие и худшие сочинения. Некоторые из лучших сочинений при этом читаются самими авторами и последние награждаются назначенными правлением книгами.
   31) Правила эти могут быть изменяемы и дополняемы по усмотрению правления, по предложениям, основанным на указаниях учебного комитета и личного опыта преподавателей.
Проект изучения инородческих языков в Казанской Духовной Семинарии335.
   Комиссия, составленная по приглашению Братства св. Гурия, для суждения об учреждении в Казанской Духовной Семинарии кафедры инородческих языков, рассмотрев все подробные данные об инородцах в Казанской Епархии (доставленные Консисторией за 1887 год), пришла к следующим заключениям:
   1) Так как инородцев в Казанской Епархии весьма много (а именно татар 636.885, чуваш 452.618, черемис 111.889, мордвы 21.561, вотяков 8.934 и мещеряков 3.468, а всего 1.234.775 душ; в этом числе крещеных татар 42.638, из коих отпадших 11.083, чуваш 424.631, черемис 95.607, мордвы 10.827, вотяков 75.16, а всего 581.219 душ) и они помещаются во многих приходах (в 294-х), то необходимо привлекать к священно-церковнослужительству в инородческих приходах и вообще к миссионерству среди инородцев возможно большее число достойных лиц, напр. из числа обучавшихся в Казанской инородческой Учительской Семинарии, подготовленных к миссионерским трудам специально.
   2) Но так как главным рассадником кандидатов священно-церковнослужителей для всей епархии служит Духовная Семинария, то неотложно необходимо ввести преподавание миссионерства в Духовной Семинарии.
   3) Преобладающим инородческим элементом, как по численности, так и по духу веры и противления христианству, служат татары, а посему на первый раз ввести в Казанской Семинарии преподавание татарского языка с критическим обозрением магометанского вероучения и обрядности и с сообщением кратких сведений о современном положении миссионерского дела в Казани и общих миссионерских приемов, одобренных Православною Русской Церковью.
   Для сего необходимо: а) чтобы в каждом классе Семинарии еженедельно было по 1 уроку языка татарского и по 1 уроку обзора магометанства с опровержением оного, а всего 12 уроков; б) для преподавания сих предметов должен быть особый учитель из окончивших курс в Казанской Академии по отделению противомусульманскому, каковой в Казани всегда найдется; в) ученики, обучающиеся татарскому языку и соединенным с ним предметам, должны быть освобождены от изучения одного из древних языков, т. е. греческого или латинского; г) так как с выбытием учеников в миссионерское отделение число учеников изучающих греческий и латинский язык в Казанской Семинарии сократится, то занятия учителей по сим предметам в параллельном отделении 1-го класса не потребуются, а потому вознаграждение за 8 уроков в количестве 480 рублей, назначенных Святейшим Синодом за занятия указанных учителей в параллельном отделении может пойдти в смету на вознаграждение учителя татарского языка.
   4) В видах привлечения детей инородцев к миссионерству, и в особенности детей инородческих священно-церковнослужителей, необходимо сделать им некоторые льготы, а именно: а) принимать их в духовные училища Казанской епархии без платы за право учения; б) при изучении ими греческого и латинского языка в училищах оказывать возможное снисхождение, как имеющим для себя полезное дело изучения не родных русского и славянского языков; в) от инородцев, поступающих в первые четыре класса семинарии, требовать только положенное знание одного из древних языков, а поступающих в V класс-освободить от экзаменов по обоим языкам; но взамен сего эти лица должны иметь соответствующие познания в предметах миссионерских.
   5) Ученики миссионерского отделения по окончании курса поступают в непосредственное ведение Казанского миссионерского приюта, откуда одни из них могут получать разные временные поручения, а другие определяться на учительские места и священно-церковнослужение среди инородческого населения. Лучшие из них могут быть посылаемы в Казанскую Академию для продолжения образования на миссионерском отделении оной, при чем при приеме они должны испытываться в знании только одного из древних языков.
Докладная записка об устроении здания Казанской Духовной Семинарии, его современном состоянии и положении, не соответствующем духовно-учебному заведению336 .
   Здание Казанской Духовной Семинарии имеет большую и печальную историю своего устроения.
   Оно начало устрояться вскоре после учреждения Семинарии, сначала существовавшей в домовом архиерейском Феодоровском монастыре (1723 г.), потом в своих деревянных домах, близ того же монастыря, и в Зилантовом монастыре (1727 г.).
   В 1734 году по Высочайшему указу выведен был фундамент каменного здания Семинарии на отведенном для нея месте (103 саж.), близ церкви св. апост. Петра и Павла, где находится и ныне. В следующем году отстроен был нижний этаж на 3000 рублей, полученные по завещанию от купца Ивана Аф. Михляева, старосты Петропавловского Собора, и на усиленный сбор с Казанских церквей, монастырей и семинарских вотчин. Верх здания был покрыт лубьями. Преосв. Лука Конашевич испросил у Свят. Синода 3000 рублей и отстроил весь главный семинарский корпус (в 1741 году), названной посему Лукинским. Все здание состояло из 3 корпусов, из которых один по Петроп. улице, где ныне помещается церковь, был трехэтажный, а другие двухэтажные.
   Пожар 1742 года опустошил почти все, над чем трудился Преосв. Лука. Произведена была поправка на 666 р., присланных Свят. Синодом, но пожары 1749 и 1752 годов опять повредили каменное здание Семинарии, испепелив все деревянные ее пристройки. К осени 1754 года снова возобновлены были все здания Семинарии и устрнены были две церкви-одна в честь Пресв. Богородицы, а другая теплая-в память Воскресения Христова.
   В 1765 году пострадали многие кровли на зданиях Семинарии. При Пугачеве (1774 г.) Семинария опять подверглась пожару. В 1789 году западная сторона здания Семинарии, развалившаяся до основания, выведена вновь в два этажа. В 1793 году на месте развалившихся учительских покоев, помещавшихся по Воскресенской улице, построены новые, с торговыми помещениями внизу. Пожар 1795 года разрушил эту часть здания, но она вскоре потом была исправлена (за 500 рубл.). Пожаром 1815 года разрушены были все здания Семинарии, кроме здания библиотеки. В 1817 году все здание Семинарии было возобновлено по плану, составленному архитектором Емельяновым, на сумму Высочайше дарованную (17,875 р.) и др. суммы. Была отстроена в 1832 году и церковь с куполом на 2000 р., пожертвованных Генер.-Лейтен. Сергеем Феод. Желтухиным и другими.
   В 1842 году Семинария подверглась последнему, одному из самых опустошительных пожаров. Обгорелое и полуразрушавшееся здание Семинарии после сего пожара стояло 20 лет неотделанным, покрытое лубьями.
   В 1860 году все здание Семинарии было отделано на Синодал. сумму (118893 р.) купцом Мартыном М. Даниловым, который и взял исправленные здания в аренду на 12 лет (по 1 янв. 1878 г.) с платою в первые 6 лет по 6000 р., а в остальные по 7000 р., с уплатою всех повинностей и с наружною ремонтировкой. Возобновление это и перестройка происходила в видах помещения во всем здании магазинов, лавок и гостинницы с номерами для приезжающих, почему возле одного корпуса (к гостинному двору) было пристроена (для склада товаров) открытая галлерея, теперь разваливающаяся; а под другим корпусом и около него-вырыто было множество погребов, от которых этот корпус стал оседать и пристройки его стали отделяться от него, грозя падением.
   В 1867 году, Семинария, после долгого пребывания своего в здании Духовного Училища, снова поместилась в своем здании, оказавшимся теперь более неприспособленном к своему назначению, чем прежде. Торговые помещения остались за Даниловым лишь за 3000 р. В 1872 году здания Семинарии были приспособлены к требованиям нового устава (за 6455 рубл.). В 1877 году устроен в Семинарии водопровод и ватерклозеты (за 4000 р.). В 1878 году торговые помещения на прежних условиях отданы в аренду за тройную сумму против прежней (за 9000 р.).
   В 1880 году две комнаты (зало и преподавательская) с разрешения Св. Синода были приспособлены под церковь на сумму ок. 3000 р., собранную ректором Сем. прот. Никифором Каменским. В 1882 году к церкви сделан особенный ход с парадной лестницы с отдельными дверями за 8оо р., отпущенные Св. Синодом. Какие происходили переделки внутри торговых помещений-это нередко оставалось для Правления Семинарии решительно неизвестным, открывалось случайно, как напр. выломка стены в магазине Корчажинского; между тем некоторые поломки, несоображенные ни с требованиями строительного искуства, ни с условиями устроения здания Семинарии, были положительно пагубными, как напр. выломка сводов в магазине Алексеева, в модном магазине NN (где ныне квартира ректора), пробойка стены для двери, устроение погребов близ колокольни Петропавловской церкви и без того тяготеющей на почву около зданий Семинарии, что особенно резко сказалось в трещинах стены примыкающей к ней квартиры помощника инспектора, а равно и семинарской столовой.
   Из сего очерка истории постепенного устроения здания Семинарии видно, что от первых основ его почти не осталось камня на камне; и последующие кладки разрушались и были разрушаемы, как в целом, так и в частях, иногда самых важных для крепости здания и твердости его стен, балок, пристроек, потолков и проч. По всему этому не только не специалисту, но и наблюдательнейшему и опытнейшему архитектору, кажется, нет возможности определить, где какие произошли изменения внутри здания даже против плана 1859 года, а тем более против плана 1816 года.
   Многократно и многообразно разшатавшееся здание Семинарии чувствительно дает знать о своих злостраданиях множеством трещин, находящихся почти во всех частях здания и особенно вблизи погребов (из которых два теперь заваливаются) и в галерее больничного корпуса, где грозящая падением лестница подперта временно деревянными столбами, а громадный свод остается на страх проходящим ничем не обезопашенный от падения, кроме подпорок, подставленных под арки стены. Большая часть этих трещин означена в смете, составленной архитектором И. Невинским, по исчислению которого требуется около 25,000 рублей на ремонтировку и утверждение корпусов, кроме больничного, ремонтировка которого, по словам архитектора, будет стоить не менее 15,000. Приблизительно таковые же суммы могут требоваться для фундаментальной ремонтировки в каждые 20 лет, в виду общей непрочности всего здания Семинарии.
   Сколь непрочно здание Семинарии, столь же и неудобно оно как помещение духовно-учебного заведения, со множеством постоянно живущих в нем учеников (115—120).
   Семинария находится в самом торговом, шумном центре города, на Воскресенской улице-самом обычном месте гулянья жителей г. Казани. С восточной стороны здания Семинарии находится дом г. Пчелина, где находится клуб, в котором слышится ежедневно музыка (кроме лета), бывают видны танцующие, далее помещается пятиэтажное здание Александровского Пассажа, в котором находится множество магазинов, обитает множество жильцов и торговцев, для которых нередко играет музыка по вечерам. Против здания Семинарии на Воскресенской улице внизу помещается множество магазинов, а вверху две гостинницы и множество жильцов. С западной стороны около Семинарии помещается Гостинный двор, за которым идет Толкучий рынок. С южной стороны Семинарии помещается народная гостинница, далее идет погост Петропавловского собора, заслоняющего свет в семинарскую столовую.
   В зимнюю пору, при санной езде, шум окрестных улиц мало доходит до семинарских помещений, но в весенние, летние и осенние дни уличный шум и трескотня экипажей, особенно с Воскресенской улицы, до того бывают ощутительны, что весьма нередко заставляют учителей и учеников прекращать речь, иногда неслышимую даже при закрытых окнах. Между тем многие классные помещения выходят окнами на Воскресенскую улицу, за невозможностью иметь их в другом месте. Понятно, что и во всех помещениях Семинарии воздух не может быть вполне чист, но особенно он бывает тяжел в тех помещениях, в которых, по причине шума, невозможно бывает отворять окон, или форточек. Большая часть окон жилых помещений Семинарии обращены не на солнечную сторону. По пространству почти все семинарские помещения достаточны и вообще они приспособлены к учебным потребностям, а с устройством церкви, здесь повидимому нет ни в чем недостатка, а размещение всей Семинарии в одном этаже (кроме больницы и квартиры эконома) представляет тоже большое удобство. Но местоположение Семинарии, сожительство с множеством жильцов и недостаток места для прогулок, кроме Воскресенской улицы-этаго Невского проспекта города Казани, делает положение Семинарии совершенно неуместным. Почти во всех помещениях нижнего этажа зданий, выходящих на улицы, находится множество магазинов, в которых и около которых ютятся скорняки, механики, слесаря, сапожники, булочники, портные, модистки, фотографы и т. под. лица, которые по бесчисленным нуждам являются во все три семинар, двора, с утра до ночи наполняющиеся извощиками, привозящими и отвозящими разные товары, почему семинарские дворы не могут запираться до глубокой ночи, тишина которой нередко очень поздно нарушается пьяными жильцами: портными и сапожниками, причиняющими иногда великое безпокойство своим неукротимым буйством и безрассудным обхождением с огнем и лицами, почему либо неприятными им, напр. дворниками, как это было недавно. Многие из этих неспокойных постояльцев семинарских люди молодые, посему их нередко принимают за семинаристов, очень компрометируемых этим. Нечего уже и говорить о том, как неблагоприятно влияют сии и подобные оказии на общий характер и дух воспитания учащихся в Семинарии, „похищая мысли их и прилежать учениям не попуская», как говорится в Духовн. Регламенте.
Докладная записка об устроении нового здания для Казанской Духовной Семинарии на месте, более соответствующем духовно-учебному заведению.
   Ещё в Духовном Регламенте было сказано, что „место Семинарии не в городе, но в стороне, на веселом месте, угодное, где нет городского шума, ниже частые оказии, которые обычно мешают учению, и находят на очи, что похищает мысли молодых человек и прилежать учениям не попускают» (пр. 19). Между тем возле здания Семинарии городской шум и оказии все более и более увеличиваются, а потому чем далее, тем все яснее становится понятною неуместность настоящего положения Семинарии Казанской и необходимость устроения нового здания Семинарии на месте более пристойном для духовно-учебного заведения. Желая помочь этой нужде Семинарии, в 1825 году управляющий почтовым Департаментом рекомендовал Преосв. Амвросию купить обгорелый дом почтамтский, который по отзыву архитекторов и правления Семинарии оказался негодным к починке. По примерному исчислению на возобновление этаго дома требовалось 93,824 р. Преосв. Амвросий настаивал на устройстве нового здания Семинарии на месте бывших новокрещенских школ, но Преосв. Филарет склонялся более к покупке и возведению построек на почтамтском дворе против Семинарии.
   После пожара 1842 года решительно возобладала мысль о построении нового здания Семинарии. Профессор Архитектуры Гесс, по поручению духовного начальства составил подробный план на 8 листах, хранящихся в Правлении Семинарии, нового здания Семинарии на 200 человек, с квартирами для начальствующих и учащих, на так называемой „Пасеке», принадлежащей Спасскому монастырю, находящейся недалеко от Академии близ дома умалишенных. В надежде построения этого нового здания для Семинарии, настоящее здание Семинарии с утверждения Св. Синода и на его сумму приспособлялось к торговым помещениям и потом, по отделке, в 1866 году сдано было все в аренду. Может быть дешевизна аренды (6,ооо р.) и возможность иметь за половину ее достаточное помещение для Семинарии побудила Св. Синод отказаться на время от построения нового здания Семинарии, ограничившись отпуском некоторых сумм на устройство разных приспособлений. Но коренная неприспособленность здания Семинарии и неуместность его все более и более ясно чувствовалась Правлением Семинарии и всеми ревизорами Семинарии.
   В 1875 году Правление Семинарии для устранения многих неудобств просило высшее начальство разрешить занять часть нижнего этажа, где находятся торговые помещения, для библиотеки, устроить церковь, общежитие, водопровод и мн. другое. Разрешено было сделать только последнее. Потом капиталист Алафузов, как говорят, выражал желание построить новое здание Семинарии в 200,000 р., по плану, утвержденному Свят. Синодом, с тем, чтобы потом ему отдано было настоящее здание Семинарии.
   В 1880 году ревизовавший Казанскую Семинарию член учебного комитета при Св. Синоде Д. С. С. г. Керский в донесении высшему начальству между прочим сообщил, что „здание Казанской дух. Семинарии, находящееся на возвышенной местности, открытой со всех сторон ветрам и расположенной на весьма модной и шумной улице, при том же на половину занятое в нижнем этаже торговыми заведениями, вообще неудобно для Семинарии в гигиеническом отношении и для учебно-воспитательной цели”. Посему он предлагал построить новые здания для Казанской Семинарии на ином месте, более удовлетворяющем семинарским потребностям; существующие же здания сполна отдавать в аренду и арендою покрывать весь расход по постройке новых семинар. зданий, а если это предположение почему-либо окажется неудобоисполнимым, то для устранения замеченных неудобств сделать тамбуры, застроить в коридорах печи, устроить церковь на пожертвования известных Ректору лиц. Ответом на сие было отношение Господина Обер-Прокурора Свят. Синода, в котором говорилось, что „некоторые духовные Семинарии до сего времени не платят собственных домов и приспособленных зданий и из духовно-учебного капитала предстоит значительный расход на возвышение жалованья учителям училищ и на содержание увеличенного числа казеннокоштных воспитанников в Академиях, а посему не признается возможным дать ход предложениям г. Керского о постройке новых зданий для Казанской Семинарии, но считается достаточным ограничиться в настоящее время лишь устранением замеченных г. Керским недостатков в существующих зданиях Семинарии и распорядиться устройством домовой церкви на счет известных Ректору Семинарии, протоиерею Каменскому благотворителей”. Церковь была устроена и освящена в том-же году (19-го октября), а на устроение тамбуров, печей и т. под. выслано было 856 р., на которые и устроено было все согласно сметы.
   В конце 1883 года Правление Семинарии, обсуждая условия аренды торговых помещений в здании Семинарии на новое шестилетие (с 1 ноября 1884 года по 1 ноября 1890 года), между прочим входило в обсуждение мысли о взятии для Семинарии нескольких помещений, занимаемых магазинами, но мною была отклонена эта мысль, потому что, взявши два-три означенных помещения, приносящих доходу 2500—3500, поставили бы, напр. библиотеку и один класс, в очень дорогие, но весьма неудобные помещения. Затруднения Правления устранены устройством перегородок в двух семинарских помещениях, чрез что образовалось два отдельных помещения-для французского класса и физического кабинета.
   Так. образом мысль о неприспособленности настоящего здания Семинарии к потребностям духовной школы и неразрывно связавшаяся с нею мысль о построении нового здания Семинарии не переставала выражаться до последнего времени. Недавно обнаружившиеся ужасные повреждения во многих частях зданиях, отдача торговых помещений в новую аренду (с 1-го ноября сего 1884 года) снова наводят на мысль о постройке нового здания Семинарии на месте более удобном для духовной школы. В последний раз Св. Синод не нашел возможным дать ход предположению о постройке нового здания Семинарии по экономическим соображениям; между тем, кажется, можно было бы устроить новое здание для Казанской Семинарии, не затрачивая на это безвозвратно ни рубля, а лишь с отпуском специальных сумм Св. Синода, напр. 200,000 р., взаимообразно.
   Настоящее здание Казанской Духовной Семинарии помещается на одном из самых дорогих торговых мест города Казани, и ценность его заметно возрастает в каждое шестилетие. До 1878 года за торговые помещения в Семинарии получалось аренды ежегодно по 3000 рублей, а с сего года получается по 9,000 рублей. Можно по сему думать, что чрез шесть лет и еще более возрастет арендная плата. Но в аренду отдается лишь четвертая часть из помещений семинарских, так как Семинария занимает три четверти всех помещений, из которых многие весьма приспособлены к разного рода торговым помещениям, уже и находившимся в некоторых из них.
   По всему этому можно думать, что напр. с 1890 года, когда кончится срок новой аренды, можно будет отдавать в аренду все здание Семинарии не менее как за 30,000 рублей в год. Пользуясь этой суммой, можно будет погасить долг Св. Синоду 200 т. рублей почти в 10 лет со времени устроения нового здания Семинарии и перехода в оное Семинарии, через пять лет после начала построек. В эти годы новое здание может вполне постепенно устроиться и сделаться годным для житья. Сумма потребная для постройки может отпускаться постепенно, по 50 тысяч в год, а погашаться вместе с процентами (5 р. на 100) по частям года, приблизительно сообразно с нижеприведенной таблицей. В годы погашения долга Св. Синод не будет пользоваться получением 10 т. рублей-приблизительной аренды одних торговых помещений, но это с избытком будет вознаграждаться в трое большим получением в последующие годы, избавлением от траты на капитальную ремонтировку настоящего здания Семинарии, приходящего все в большую и большую ветхость и потому требующего все большей ремонтировки337, и наконец тем, что будет иметься новое здание Семинарии, вполне приспособленное к потребностям духовной школы, на месте удаленном от житейской суеты и потому более благоприятном для внедрения в питомцах духа, сообразного с их великим назначением-быть пастырями Православной Церкви.
   Может быть для более полного устройства нового здания Семинарии Свят. Синод соблаговолит отпустить более 2оо т. и аренда окажется несколько менее 30 т., в таком случае возврат денег совершится на один, другой год позднее, но существо дела от него не изменится, т. е. несомненная экономическая выгода от построения нового здания Семинарии останется, и она будет тем более велика, чем скорее будет приступлено к сему делу, ибо пропорционально возрастанию цен на недвижимые имущества уменьшается ценность рубля и увеличивается возрастание цен на все строительные материалы и работы. Хотя, как настоящее здание Семинарии, так и предполагаемое, должны составлять полную собственность Св. Синода, однако для большей ясности возможного погашения 200 т. рублей, имеющих отпуститься на устроение нового здания Семинарии, представляется сия таблица.
   Таблица предполагаемого возрастания долга Св. Синоду и постепенного погашения его:
   5%
   Итого с %
   Через 1 год долг будет
   50 т.
   2,500 р.
   52,500 р.
   — 2 года — -
   50 т.
   5,125 р.
   107,625 р.
   — 3 — - -
   50 т.
   7,881 р. 25338
   165,506 р. 25 к.
   — 4 — - -
   50 т.
   10,775 р. 30 к.
   226,281 р. 55 к.
   — 5 — - Итого
   200 т.
   11,314 р. 5 к.
   237,593 р. 60 к.
   % за 1/3 года
   Через 1/3 6-го года уплач. б.
   10 т.
   3,959 р. 93 к.
   231,555 р. 53 к.
   — 2/3 — -
   10 т.
   3,859 р. 25 к.
   225,414 р. 78 к.
   — 3/3 — -
   10 т.
   3,756 р. 90 к.
   219,170 р. 83 к.
   Через 1/3 7-го года -
   10 т.
   3,652 р. 85 к.
   212,823 р. 82 к.
   — 2/3 — -
   10 т.
   3,547 р. 8 к.
   206,370 р. 90 к.
   — 3/3 — -
   10 т.
   3,439 р. 52 к.
   199,810 р. 44 к.
   Через 1/3 8-го года -
   10 т.
   3,330 р. 18 к.
   193,140 р. 62 к.
   — 2/3 — -
   10 т.
   3,219 р.
   186,359 р. 64 к.
   — 3/3 — -
   10 т.
   3,106 р.
   179,465 р. 52 к.
   Через 1/3 9-го года -
   10 т.
   2,991 р. 10 к.
   172,456 р. 62 к.
   — 2/3 — -
   10 т.
   2,874 р. 30 к.
   165,330 р. 90 к.
   — 3/3 — -
   10 т.
   2,755 р. 52 к.
   158,086 р. 42 к.
   Через 1/3 10-го года -
   10 т.
   2,634 р. 78 к.
   150,721 р. 20 к.
   — 2/3 — -
   10 т.
   2,512 р. 2 к.
   143,233 р. 22 к.
   — 3/3 — -
   10 т.
   2,387 р. 22 к.
   133,620 р. 44 к.
   Через 1/3 11-го года -
   10 т.
   2,260 р. 33 к.
   127,880 р. 77 к.
   — 2/3 — -
   10 т.
   2,131 р. 33 к.
   120,012 р. 30 к.
   — 3/3 — -
   10 т.
   2,000 р. 20 к.
   112,012 р. 30 к.
   Через 1/3 12-го года -
   10 т.
   1,866 р. 86 к.
   103,839 р. 16 к.
   — 2/3 — -
   10 т.
   1,731 р. 32 к.
   95,610 р. 48 к.
   — 3/3 — -
   10 т.
   1,590 р. 17 к.
   87,200 р. 65 к.
   Через 1/3 13-го года -
   10 т.
   1,453 р. 37 к.
   78,694 р.
   — 2/3 — -
   10 т.
   1,311 р. 57 к.
   70,005 р. 57 к.
   — 3/3 — -
   10 т.
   1,166 р. 75 к.
   61,172 р. 32 к.
   Итого
   240 т.
   Через 1/3 14-го года -
   10 т.
   1,019 р. 54 к.
   52,191 р. 86 к.
   — 2/3 — -
   10 т.
   869 р. 85 к.
   43,061 р. 75 к.
   — 3/3 — -
   10 т.
   717 р. 70 к.
   33,779 р. 41 к.
   Через 1/3 15-го года -
   10 т.
   563 р.
   24,342 р. 43 к.
   — 2/3 — -
   10 т.
   405 р. 70 к.
   14,798 р. 13 к.
   — 3/3 — -
   10 т.
   245 р. 80 к.
   4,99 р.
   Через 2 месяца 16 года-го 5039 р. 48 к. 45 р. 48 к.
   Итого 305,039 р. 48 к
Отчет Казанского Центрального Строительного Комитета по постройке в Епархии десяти церквей — школ и десяти школ на отпущенные в 1892 году правительством 35000 рублей, из общей ассигнованной суммы на общественные работы в местностях, пострадавших от неурожая.
   Отношением от 28 декабря 1891 года за № 16733 Господин Обер-Прокурор Святейшего Синода изволил уведомить покойного Архиепископа Казанского Павла о состоявшемся 28 ноября 1891 года Высочайшем повелении об открытии в местностях, пострадавших от неурожая, общественных работ в видах доставления заработков нуждающемуся населению сих местностей. Для однообразного же направления и ведения сего дела учреждено особое совещание, причем тем же Высочайшим повелением Член Военного Совета Генерал от Инфантерии Анненков назначен заведующим общественными работами. При этом Господин Обер-Прокурор Святейшего Синода просил покойного Архиепископа Казанского Павла сообщить Генералу от Инфантерии Анненкову, когда он прибудет в Казанскую губернию, сведения о тех приходах вверенной ему епархии, в которых, по его мнению, представляется наибольшая нужда в постройке новых или капитальном ремонте существующих церквей и школ-на тот конец, не будет ли признано Генералом от Инфантерии Анненковым возможным расход на означенные постройки принять на счет сумм, которые будут состоять в его распоряжении на предмет общественных работ.
   Затем телеграммою от 6-го января 1892 года Господин Обер-Прокурор Святейшего Синода просил покойнаго Архиепископа Казанского Павла, в виду возможности сооружения Управлением общественными работами приходских школ и церквей преимущественно в приходах, инородческих и зараженных расколом, ускорить сообщением в каких местах признает он сии сооружения полезными. При этом в телеграмме сказано было, что планы школ будут высланы, а церкви можно строить по плану, напечатанному в № 12 Церковных Ведомостей за 1889 год. Во исполнение сей телеграммы Казанским Епархиальным Училищным Советом 12 февраля 1892 года составлен был список селений Казанской Епархии, где являлась необходимость построить церкви-школы или школы. Список этот 15 февраля 1892 года был утвержден покойным Архиепископом Казанским Павлом и был представлен им Господину Обер-Прокурору Святейшего Синода. По сему списку предположено было построить в Казанской Епархии 10 церквей-школ и 20 школ. Но впоследствии список этот покойным Архиепископом Казанским Павлом был значительно сокращен. Так от 9 марта 1892 года за № 94 покойный Архиепископ Павел препроводил в Казанскую Духовную Консисторию список школ и церквей-школ, в котором назначались к постройке 13 церквей-школ и 5 школ, а именно предполагалось построить: по Казанскому уезду при Феодоровском монастыре школу; в д. Гондыревой-церковь-школу; по Царевококшайскому уезду церкви-школы: в дер. Кугэнерь,— в дер. Пуял (Акшубино тоже), в д. Изикугунуре и в д. Старом Мазикове; по Козмодемьянскому уезду в дер. Средних Шешкарах-церковь-школу; по Мамадышскому уезду в дер. Верхних Шунях-церковь-школу; по Чебоксарскому уезду в д. Мерешпосях-школу; по Цивильскому уезду церкви-школы-в д, Алдиаровой и в д. Старых Арабосях; по Спасскому уезду в д. Хураде- церковь-школу и в д. Березовой Гриве-школу; по Тетюшскому уезду в д. Кущелге-церковь-школу; по Ядринскому уезду в д. Большом Чурашеве-церковь-школу, по Чистопольскому уезду в д. Якушкине-церковь-школу; по Лаишевскому уезду в д. Мельничном Починке-школу; по Свияжскому уезду в с. Исакове-школу. Сей же список в марте месяце 1892 года препровожден был покойным Архиепископом Казанским Павлом Г. Уполномоченному по общественным работам в Казанской губернии Маркизу Паулуччи. Во исполнение предложения покойного Архиепископа Павла Казанскою Духовною Консисторией 11 марта 1892 года предписано было местным благочинным распорядиться немедленным образованием в селениях, указанных в вышеупомянутом списке, строительных комитетов по постройке церквей-школ и школ и о составе вновь образовавшихся комитетов донести Епархиальному Начальству. Г. уполномоченный заведующему общественными работами по Казанской губернии маркиз А. Ф. Паулуччи от 12 марта 1892 года за № 203 сообщил покойному Архиепископу Казанскому Павлу, что список церквей-школ и школ, предполагаемых к постройке в Казанской Епархии, им получен, и при этом просил его сообщить ему список председателей местных строительных комитетов и ходатайствовал об устройстве еще двух школ: в селе Дюсьметеве Мамадышского уезда и в селе Ключищах Свияжского уезда, так что предполагалось уже к постройке не 18, а 20 школ, 16 марта 1892 года Казанскою Духовною Консисторией назначены были председатели вновь образованных местных строительных комитетов и список сей препровожден был г. уполномоченному заведующего по общественным работам в Казанской губернии маркизу Паулуччи. Отношением от 18 марта 1892 года за № 218 уполномоченный маркиз Паулуччи, уведомляя покойного Архиепископа Казанского Павла о получении списка председателей строительных комитетов, просил его составить краткую смету с указанием цен на все материалы и работы, не превышающую 2000 рублей на церковь-школу и 1000 рублей на школу, и образовать такой комитет, который имел бы общее наблюдение за всеми постройками и озаботился бы устройством по одному образцу иконостасов и икон для церквей-школ, в составе сего комитета должен быть архитектор, если можно без вознаграждения, а если не возможно, тο с малым вознаграждением, напр. 40 рублей: с церкви-школы и 20 рублей со школы. Во исполнение сего отношения покойным Архиепископом Павлом 20 марта 1892 года, для руководства в деле постройки школ и церквей-школ деятельностью местных строительных комитетов, учрежден был Центральный Строительный Комитет, под председательством Преосвященного Епископа Никанора, Викария Казанского, из г.г. директора Реального Училища Д. С. С. Илиодора Александровича Износкова и директора народных училищ Д. С. С. Алексея Степановича Никольского с назначением в делопроизводители священника Д. А. Чудовского. В состав сего комитета вошел гражданский инженер М. Д. Михайлов. 23 марта 1892 года Казанский Центральный Строительный Комитет по постройке церквей-школ и школ открыл впервые свою деятельность тем, что поручил члену своему инженеру М. Д. Михайлову составить примерные сметы на постройку церквей-школ и школ по образцу, отпечатанному при № 12 Церковных Ведомостей 1889 года, не выходя из 2000 рублей для церквей-школ и 1000 рублей для школ, а также чертежи иконостаса для церквей школ и чертежи школ и церквей-школ. 17-го апреля 1892 года г. гражданским инженером Михайловым представлены были Центральному Строительному Комитету 10 чертежей церквей-школ и 9 чертежей школ и 19 примерных смет без указания цен материалов и работ. Чертежи сии и примерные сметы немедленно были разосланы в местные строительные комитеты, от коих затребовано составление своих смет по местным ценам, а также поручено было сим комитетам озаботиться отводом земли под церкви-школы и школы, и наконец заказаны были по рисунку иконостасы для десяти церквей-школ и иконы для них. Составленные местными строительными комитетами сметы были по получении их переданы Центральным Строительным Комитетом г. уполномоченному заведующего общественными работами Η. Е. Баратынскому. В мае месяце 1892 года стали поступать в Центральный Строительный Комитет заявления местных строительных комитетов о желании или нежелании крестьян иметь у себя церковь-школу или школу, и об отводе или не отводе ими земли под сии постройки. На основании этих донесений 11 мая с утверждения Епархиального Начальства решено было Центральным Строительным Комитетом приступить в восьми местах к заготовке строительных материалов. Но так как в распоряжении Центрального Строительного Комитета долго не поступало денег, то и предположение не могло быть вскоре исполнено. Первый аванс в 3000 рублей был выдан Центральному Комитету по ходатайству нового уполномоченного заведующего общественными работами Г. Баратынского 16-го июня, который кроме того сам выдал на построение церкви-школы в д. Гондыревой. Из 3000 рублей Центральный Комитет выдал 2900 рублей на заготовку материалов для 5 построек, а 100 рублей употребил на заготовку леса для икон и образца иконостаса. Второй аванс выдан был Центральному Комитету 3-го июля в количестве 7000 рублей. Третий аванс в 15000 рублей выдан был Центральному Строительному Комитету 28 августа 1892 года. Остальные авансы всего на 9500 рублей выданы были частями в октябре, ноябре и декабре месяцах 1892 года.
   Между тем заявления от местных строительных комитетов о желании или нежелании крестьян дать землю под постройку церквей-школ и школ все продолжали поступать в Центральный Строительный Комитет в июне, июле и августе месяцах. По причине заявленного нежелания крестьян некоторых селений (часто язычников, или раскольников, или магометан) отвести землю под школы-церкви или школы, или по крайнему неудобству отводимых крестьянами земель под сии постройки, приходилось некоторые селения заменять другими и уже в новых местах строить церкви-школы или школы.
   Так, например, с дозволения Архиепископа Казанского вместо д. Мазиковой решено было построить школу в д. Старом Заводе, Царевококшайского уезда; вместо д. Верхние Шуни построить школу в селе Дюсьметеве, Мамадышского уезда; вместо предполагаемой школы в д. Мерешпосях построить оную в д. Больших Чигирях, Чебоксарского уезда; вместо церкви-школы в д. Кущелге построить оную в д. Тенеевой, Цивильского уезда; вместо школы в д. Березовой Гриве построить оную в с. Караваеве, Спасского уезда; вместо д. Якушкино построить церковь-школу в д. Черебатыревой, Чистопольского уезда; вместо школы в селе Ключищах построить оную в д. Верхней Ие, Лаишевского уезда, и в селе Кожла-Солы, Царевококшайского уезда. Таким образом, в прежде намеченных семи местах пришлось оставить постройки и избрать другие семь селений преимущественно с инородческим или раскольническим населениями и в них строить церкви-школы или школы. Списки церквей-школ и школ, предполагавшихся к постройке, в исправленном виде представлены были Центральным Строительным Комитетом при отношении от 8 августа 1892 года за № 345 Г. Начальнику Казанской губернии и при отношении от 4 сентября 1892 года за № 549 г. уполномоченному заведующего общественными работами по Казанской губернии Η. Е. Баратынскому. И в некоторых из этих мест привелось начать дело построения нескоро, так как разные внешние неблагоприятные обстоятельства и нерасположения к делу некоторых лиц очень мешали неукоснительному ходу дела. Но благодаря в высшей степени энергичному побуждению к полезному делу сказанных лиц Высокопреосвященнейшим Архиепископом Казанским Владимиром, писавшим нарочито к сказанным лицам, и назначением о.о. благочинных наблюдателями построек, производившихся в их благочиниях, эти постройки с конца июля месяца стали производиться успешнее.
   Не мало содействовало к безпрепятственному отведению мест для построек церквей-школ и школ в селениях и самому ведению сих построек и то, что Г. Начальник Губернии предписал всем исправникам и земским начальникам оказывать содействие местным строительным комитетам в сем деле.
   Из вышесказаннаго видно, что постройка церквей-школ и школ в Казанской Епархии значительно замедлялась в своем ходе. И это нежелательное явление происходило с одной стороны от долгого несогласия сельских обществ, часто язычников, или татар, или раскольников, отвести необходимые земли под постройку церквей-школ или школ, с другой же стороны от встретившейся местами затруднительности в доставке строительных материалов вследствие недостатка рабочих лошадей, распроданных по случаю голода в 1891 и 1892 годах, а в третьих вследствие холерной эпидемии, появившейся в Казанской губернии в конце июня месяца 1892 года, так что во многих селениях невозможно было во время эпидемии даже за самую высокую цену находить рабочих людей и поэтому приходилось работы по постройкам в сих местах приостанавливать до осени или до зимы 1892 года. Это обстоятельство сильно повлияло в некоторых местах на стоимость материалов и рабочих рук при производстве построек церквей-школ и школ. Оказалось, в последствии, что немыслимо построить за 2000 рублей церковь-школу и за 1000 рублей школу по чертежам, данным местным строительным комитетам. В среднем выводе каждая построенная шкода обошлась в 1207 руб. 55 коп., а церковь-школа с иконостасом и иконами в 2292 руб. 45 коп., включая сюда между прочим и плату г. инженеру, канцелярские и почтовые расходы.
   Но не смотря на все неблагоприятствующие сим постройкам обстоятельства, постройка десяти церквей-школ и десяти школ в Казанской Епархии с Божией помощью окончена в феврале месяце сего 1893 года. Все 10 церквей-школ и 10 школ построены по прилагаемым при сем чертежам применительно к планам, напечатанным в № 12 Церковных Ведомостей за 1889 год и в № 6 Церковных Ведомостей за 1892 год; многие из них покрыты железом и все устроены на каменных фундаментах.
   На постройку 10 церквей-школ употреблено было 20916 руб. 10 коп., а на постройку 10 школ 11579 руб. 333/4 всего же 32495 руб. 43 коп. Кроме того, выдано вознаграждение архитектору за написание чертежей и наблюдение за сими постройками 600 рублей; употреблено на устройство 10 иконостасов 1000 рублей, на написание икон для десяти церквей-школ 585 рублей. Сверх того, произведено было почтовых расходов 42 руб. 62 коп., канцелярских 276 руб. 941/4 коп. А всего на постройку церквей-школ и школ израсходовано 35000 рублей.
   Слава и благодарение Господу Богу, подавшему благую мысль нашему правительству открыть общественные работы в местах пострадавших от неурожая и тем самым обездоленному голодом народу дать возможность заработать себе копейку. Из прилагаемых при сем отчетов местных строительных комитетов видно, что значительный процент из числа отпущенных денег при производстве сих работ достался местным сельским обществам, так как местные крестьяне были главными исполнителями сих работ. Кроме того, крестьяне, благодаря сим работам, в некоторых местах, особенно глухих, научились добывать камень и приготовлять из него известку, так что это производство они легко могут обратить теперь в доходную для себя статью. Все построенные здания вышли весьма красивы, довольно обширны, увенчаны крестами. Весьма жалко, что здания сии остаются незастрахованными на случай пожара. Более подробные отчеты по постройке каждой церкви-школы и школы в Епархии при сем прилагаются в количестве двадцати экземпляров. А также при сем будут приложены составляемые наблюдавшим за сими постройками г. гражданским инженером М. Д. Михайловым исполнительные технические сметы в количестве 20 экземпляров.
   Нельзя в сем отчете не коснуться также деятельности местных строительных комитетов. Все о.о. председатели и г.г. члены местных строительных комитетов, безмездно потрудившиеся делу построения народных церквей-школ и школ, заслуживают признательности за свою деятельность. Много приходилось им за это время пережить и испытать разного рода неприятностей. То оказывалось недостаточно первоначально ассигнованной суммы на сии постройки, и тогда приходилось им ездить и хлопотать о прибавке дополнительной суммы, то встречались различные внутренние и внешние препятствия, приходилось долго и настоятельно преодолевать оные; то вдруг к довершению разного рода препятствий появляется холера и паника охватывает простой народ, в некоторых местах прекращаются работы по постройке школ и народ ни за какое вознаграждение не решается продолжать оных. И в это по истине критическое время местные строительные комитеты не падают духом, но предпринимают разные меры. Большую службу сослужили они народу при построении сих зданий. Особенной же благодарности за свою деятельность по постройке церквей-школ и школ заслуживают нижепомянутые лица. Председатель строительного комитета при Федоровской школе, Преосвященнейший Епископ Никанор, своею неутомимою деятельностью по руководству и наблюдению за постройкой сей школы, достиг того, что школа эта ранее многих других окончена была постройкой, имеет обширное и удобное помещение. Строитель сей школы купец Π. М. Сушенцов достоин благодарности и похвалы за свои денежные пожертвования на сию школу, так как Федоровской школе отпущено было казною денег всего 1000 рублей, но школьное здание обошлось строителю почти в 1500 рублей. Член Дюсьметевского строительного комитета И. А. Григорьев, столь ревностно относившийся к делу постройки школы в селе Дюсьметеве, неутомимо руководил сею постройкой и изыскивал различные средства к приведению школьного здания в лучший вид. Здание Дюсьметевской школы поэтому представляет из себя самый лучший образец народных школ по своему удобству, обширности и размещению жилых комнат. В этом здании удобно может быть открыта или двухклассная церковно-приходская школа, или образцовая школа для приготовления учителей школ грамоты Мамадышского уезда. Особенную энергию при построении школы в селе Караваеве, Спасского уезда, проявила местная землевладелица В. А. Демидова. Она все свое время исключительно посвящала разного рода хлопотам и руководству по сей постройке. Ей исключительно принадлежит инициатива постройки Караваевской школы. Школа в д. Верхней Ие, Лаишевского уезда, оказалась в числе школ раньше других построенных, так как местный землевладелец Η. Е. Баратынский принимал самое деятельное участие в построении сей школы, часто руководя работами и жертвуя на оную из своей экономии некоторые строительные материалы. По его инициативе возникла здесь и самая школа. Царевококшайский уездный исправник А. М. Спиридонов и становой пристав Ровенский принимали весьма деятельное участие при построении церквей-школ и школ в уезде, где оных было построено целых пять. Некоторые члены сих комитетов не только безмездно исполняли возложенные на них многотрудные обязанности по сим постройкам, но иногда недостающее для сих построек восполняли своими собственными средствами, как например священник села Мушерани Н. Лебедев, пожертвовавший на Изикугунурскую школу 300 рублей. Часто и в дождь, и в грязь, и в слякоть, и в буран о.о. председателям приходилось делать поездки по делам сих построек. Один председатель комитета, священник села Мушерани Н. Лебедев, совершенно убогий, должен был за 20 верст ездить из своего села в приходскую деревню Изикугунур, где строилась церковь-школа, и руководить сей постройкой. Другой председатель, священник села Сихтермы А, Сельский, во время своих поездок в приходскую деревню Хураду в сильную стужу простудился, схватил тиф, от которого заразился двадцатилетний сын сего священника и помер, а сам священник чрез месяц выздоровел и поспешил окончить прекращенную постройку церкви-школы в его приходской деревне. А сколько разных неприятностей приходилось пережить многим священникам-председателям при отводе земли под сии постройки и при самой постройке со стороны темных язычников, раскольников и магометан. При таких весьма трудных и неблагоприятных обстоятельствах с похвальными усердием, уменьем и бескорыстием потрудились на пользу народа: села Мусирмы священник Даниил Филимонов, села Новоишеева священник Павел Четаев, села Ильинской пустыни священник Аристарх Челноков, села Малых Лызей священник Емилиан Филиппов, пригорода Билярска священник Василий Дьяконов. Из них о. Челноков за свою деятельность уже награжден Высокопреосвященнейшим Архиепископом Казанским Владимиром, а остальные о.о. председатели, по всей вероятности, тоже будут награждены им. Не мало также потрудились и местные о.о. благочинные при наблюдении за сими постройками, руководя местными священниками и заботясь о скорейшем окончании сих построек. Но все их бескорыстные труды, благодарение Богу, теперь увенчались полным успехом. Они первые сподобились увидеть заблестевший крест Господень на воздвигнутых ими зданиях, среди селений, часто удаленных от своих приходских храмов на двадцативерстное расстояние. Однако приходским священникам предстоит еще не малый труд впереди по устроению школьной обстановки в новоустроенных зданиях, в снабжении их школьными учебниками и пособиями, а в церквах-школах, кроме того и в снабжении разными церковными принадлежностями, начиная от церковных книг и кадила и оканчивая священными сосудами.
   Предвидя это затруднение приходских священников, Председатель Центрального Строительного Комитета заблаговременно обратился с воззванием о пожертвованиях всякого рода церковных вещей для 10 церквей-школ. На это воззвание откликнулись многие. Так из г. Бахмута Прасковья П. Курдюмова прислала 100 руб., учитель Бельской Гимназии г. Билинский прислал 5 руб., г. Четверикова из Москвы 2 руб. В Казани собрано в Преображенском монастыре 12 рублей, поступило от А. С. Григорьева 1 рубль, от И. А. Колокольникова 4 руб., от В. К. Магницкаго з руб., от Е. Ф. Местергази 3 руб. Евдокиею В. Никольской пожертвованы сребропозлащенные священные сосуды с полным прибором, Мариею А. Толстою несколько разных риз, стихарей, подризников, братьями Кропиными сребропозлащенный священный сосуд с прибором и Евангелие, Екатериною А. Кривоносовою несколько риз, занавесей и подризников, Спасским монастырем несколько риз и облачений на престол и жертвенники и паникадило, Кизическим монастырем сребропозлащенный священный сосуд с прибором, напрестольное Евангелие, несколько риз, стихарей и подсвечников, от Воскресенской церкви г. Казани несколько старых икон, купель и несколько других церковных принадлежностей, переданных иконостасному мастеру за 20 рублей. Кроме того, Казанского женского монастыря Игуменьею Серафимою пожертвованы серебряные св. потир, дискос, звездица и лжица, блюдцо и копие. Перечисленные здесь пожертвования вещами были розданы новопостроенным церквам-школам. Пожертвования же деньгами (всего поступило 150 рублей) были употреблены: на приобретение колокола для Средне-Шешкарской церкви-школы-23 рубля, -на покупку трех св. сосудов с приборами-75 рублей, -трех кадил-9 рублей, -четырех пар хоругвей-40 рублей и на приобретение церковной утвари в д. Большом Чурашеве 3 рубля. Все лица, сделавшие денежные и вещевые пожертвования для церквей-школ, заслуживают самой искреннейшей благодарности и признательности.
   За всем сим остаются неудовлетворенными еще многие насущные нужды церквей-школ, по причине чего еще доселе не освящена ни одна из них, хотя учебные занятия в некоторых из них уже начаты, как и в школах, хотя и в очень немногих. Многим строительным комитетам оказалось недостаточно отпущенной суммы на приведение сих построек в окончательный вид. Иным, например, комитетам не на что оказалось сложить печей в построенном здании, а другим-обшить снаружи здание, окрасить крышу, обшить кошмой двери; третьим недостало денег расплатиться за купленные строительные материалы и на удовлетворение рабочих. Так, например, нижепомянутые строительные комитеты просят об отпуске им дополнительной ассигновки: комитет Изикугунурский-185 руб. 6о коп., Средне-Шешкарский-53 руб., Б. Чигиринский-100 руб., Мельнично-Починковский-100 рублей, Дюсьметевский-95 руб. 97 коп., Тенеевский-255 руб., Хурадинский-150 руб., Алдиаровский-125 р., Б. Чурашевский-185 руб. 50 к., а всего 1250 руб. 07 коп. Но к величайшему сожалению просьбы вышеупомянутых строительных комитетов не могут быть удовлетворены Центральным Строительным Комитетом за полным израсходованием отпущенной на сей предмет суммы. Кроме того, за состоявшимся уже распределением 35000 рублей все двадцать построенных школьных зданий остаются по сие время незастрахованными от огня, не имеют школьной мебели, а церкви-школы-некоторой церковной утвари и богослужебных книг, за исключением того, что выслано им Центральным Строительным Комитетом из числа поступивших частных пожертвований вещами.
   Удачному и скорому окончанию сих построек много способствовал Высокопреосвященнейший Казанский Архиепископ Владимир, мудро руководивший во все время деятельностью Центрального Строительного Комитета и направлявший оную к благим результатам. О деятельности самого Комитета должно заметить, что в течении года он имел двенадцать общих заседаний, на коих состоялось более пятидесяти журнальных постановлений. Поступило в Комитет до тысячи одних только входящих бумаг и по ним было выпущено канцелярией более 1500 номеров исполнительных бумаг. Кроме того, г.г. членами Центрального Строительного Комитета в течении года посещены были селения, где производились сии постройки. Так, например, Председателем сего Комитета Преосвященным Епископом Никанором в сентябре месяце 1892 года сделана была поездка в Царевококшайский уезд, где им произведены были закладки зданий церквей-школ и школ в с. Кожла-Солы и в деревнях Изикугунуре, Пуяль (Акшубино тоже), Кугэнерь и Старом Заводе. При закладке церкви-школы в д. Пуяль крестьянин Трофим Чулков пожертвовал на сию школу 100 руб., а при закладке церкви-школы в д. Изикугунуре священник Н. Лебедев пожертвовал 300 рублей. В д. Изикугунуре церковь-школа построена против языческого черемисского мольбища-священной рощи, называемой кереметь, где ясно видно множество костей животных, недавно приносимых в жертву злым духам. Членом сего Комитета директором народных училищ Д. С. С. Алексеем Степановичем Никольским в декабре месяце 1892 года освидетельствованы были в вышеупомянутых селениях построенные школы и церкви-школы. Членом сего Комитета гражданским инженером М. Д. Михайловым освидетельствованы были построенные школы и церкви-школы в уездах: Казанском, Свияжском, Козмодемьянском, Чебоксарском, Ядринском и Цивильском. Не мало помог Центральному Строительному Комитету и член сего Комитета директор Реального Училища Д. С. С. Илиодор Александрович Износков, как большой знаток Казанского края, своими указаниями и разъясненьями относительно характера, умственного и религиозного развития жителей, и географического положения тех селений, где производились постройки церквей-школ и школ и проч. С марта месяца до октября делопроизводитель один вел неутомимо и безмездно все многие канцелярские дела Комитета, а потом ему положено было жалованье и нанят письмоводитель, неотложная нужда в коем явилась особенно при составлении денежной отчетности, которая вся включена была в 9 счетов с изложением постепенного хода дела отчетности и с указанием всех отдельных счетов. Много также содействовал постройке церквей-школ и г. уполномоченный заведующего общественными работами по Казанской губернии Η. Е. Баратынский своими практическими указаниями на местах производства работ. Η. Е. Баратынский сам лично и чрез своего доверенного неоднократно осматривал многие строившиеся церкви-школы и школы, входил на местах во все подробности, как по части покупки материалов, так и по части построения самых зданий, а также входил и в экономическое положение селений, где сии постройки производились. Неоднократно также присутствовал Η. Е. Баратынский на заседаниях Центрального Строительного Комитета по сим постройкам, где он своим личным присутствием решал многие недоумения и сомнения по делам постройки и указывал недостатки и проч.
   В заключение отчета остается сказать, что прилагаемые при сем отчеты местных строительных комитетов все единогласно свидетельствуют о чрезвычайной важности, пользе и необходимости построенных церквей-школ и школ в избранных двадцати вышеупомянутых пунктах, потому что, по заявлениям отчетов, в сих местностях надлежит иметь особенное попечение о народном просвещении и равно здесь же, прежде других мест, надлежало явиться с материальною помощию в виде дарования народу заработка и снабжения народа даровыми церквами-школами, или школами. Все отчеты местных строительных комитетов единогласно свидетельствуют о чувствах глубочайшей и беспредельнейшей народной благодарности сих местностей к Возлюбленнейшему Государю Императору, открывшему в пострадавших от неурожая местностях постройку церквей-школ и школ на правительственный счет, в видах доставления заработка нуждающемуся населению, и явившему для темного полуязычествующего народа величайшее благодеяние в даровом построении для них многих церквей-школ и школ, где темный народ научится познанию Единого Истинного Бога и будет возносить к Творцу вселенной молитвы благодарения за своего Возлюбленнейшего Царя-Батюшку и Его Царскую Семью.
   Нельзя не коснуться здесь хотя вскользь относительно постройки нового типа церквей-школ. Этот тип построек оказывается весьма практичным для деревни, удобным, по цене недорогим, а потому для бедного темного люда подходящим и желательным. Дай Бог, чтобы подобные церкви-школы в возможно большом количестве строились по деревням, в особенности же селениям инородческих, раскольнических, в местах, удаленных от своих приходских церквей. Польза сего рода построек несомненна, так как должна послужить скорейшему и вернейшему просвещению полудикого, полуязычествующего народа.
    Отчет по обозрению церквей Спасского и отчасти Лаишевского, Чистопольского и Казанского уездов Казанской Епархии339 .
   Порядок обозрения совершался согласно маршруту, составленному Консисторией, с небольшими отступлениями от него по обстоятельствам времени и места. Всего обозрено 53 прихода и 4 причта были вызваны в соседние села. В каждом обозренном храме, после обычной встречи, говорилось мною краткое поучение, сообразное с местными потребностями, потом утром местным причтом совершалась литургия, в полдень в следующем селе служился молебен с коленопреклоненными молениями о дожде, так как вовсе время обозрения была засуха, редко прерывавшаяся облачными и дождливыми днями; далее совершалась вечерня, в следующем храме- повечерие и т. д. В трех церквах совершались мною самим литургии и в одном всенощное бдение. Из храма совершалось шествие в церковно-приходскую школу, где таковые обретались. Там, после молитвы, происходило краткое испытание окончивших курс, причем один награждался похвальным листом, а прочие небольшими книжками, которые кроме того раздавались и певчим, а иногда и народу, так что всего роздано до 3000 книжек. В доме священника происходило освидетельствование документов, краткая беседа с членами причта, а иногда и испытание псаломщиков в чтении и пении, в особенности тех, коим не приходилось читать в церкви.
   Общее впечатление от обозрения почти всех приходов получилось отрадное; очевидно, что в обозренных приходах дело Божие спеется, хотя и не везде беспреткновенно. Но особенно отрадное явление представляют инородческие приходы, дышащие самым живым энтузиазмом новопросвещенных.
   Причты большею частью состоят на высоте своего призвания: исправно совершают церковныя службы, священники занимаются проповеданием Слова Божия, обучают в школе детей, пользуясь помощью диаконов и псаломщиков, из которых усердные обучают любителей клиросному пению.
   Церковные документы ведутся исправно, в особенности метрические книги. Менее же необходимые книги, как например, богослужебные журналы, ведутся не всеми причтами, а летописи даже очень немногими.
   Прихожане большею частью благоговейны и к исправлению церковного устава рачительны, хотя по свидетельству некоторых священников ныне в великом посте говело и исповедовались меньше, нежели в прежние годы, потому что в православном народе есть обычай ходить в церковь не с пустыми руками, между тем, вследствие неурожаев в продолжение нескольких последних лет, почти все крестьяне обеднели. Вместе с тем это же бедствие во многих и подняло религиозную настроенность, так что во многих селах на вечерних собраниях, вместо обычных хороводных песен, распевают: „Отверзу уста моя”.... и т. п. Кроме усиленной молитвы домашней, многие стремятся найти Божественную помощь чрез принесение прославленных Св. Икон: из города Тетюш Смоленской иконы Божией Матери, из пригорода Билярска Живоносного Источника Божией Матери и т. п. Повсюду-крестные ходы на поля, постоянные просьбы о разрешении взять ту или другую икону из ближайшего села. Благовременное явление мое всюду приветствовалось всеми наивысшими знаками благоговейшего уважения и притом не только христианами, но очень многими магометанами, из коих некоторые выходили с хлебом и солью встречать меня за околицу даже ночью (напр. в Ульгагарнах). Только сектанты в селе Базарных Матаках отнеслись ко мне несочувственно и даже дерзостно-нахально; на вызов же мой побеседовать о вере не откликнулся ни один.
   В частности, же замечено было мною следующее.
   В Спасском затоне Св. Дары и Св. Миро содержат не вполне благоприятно; опись не закончена; в приходо-расходных книгах заметны подчистки; о поучениях не записывается в богослужебный журнал. Книг для чтения самое ничтожное количество. Все это поставлено на вид священнику П. Д. и о. благочинному; первым дано обещание все недоконченное исправить, а неблагоприятное устроить. Храм очень благоукрашен, певчих очень много, но по преимуществу взрослых. Здесь необходима церковная школа и диакон. Псаломщик М. очень расположен к занятиям в оной и способен к тому, но в священнике не заметно энергии вообще и сочувствия к сему делу в частности. Здесь есть и лица, которые могли бы оказать содействие школе, например, управляющий пароходною конторою общества „Кавказ и Меркурий».
   В селе Новомордове многие жители считаются придерживающимися старообрядчества. Иконы и украшения храма, а также нестройное и крикливое пение-говорят о сем; но оказанная мне в высшей степени почтительная и трогательная встреча, свидетельствует о благоговении прихожан к священству. Священник Η. Е. не во всем поступает вдумчиво, так, например, он выехал встретить меня в белой ряске, о неприличии чего и замечено было ему. Крыша над алтарем заметно требует поправки и покраски; антиминс, загрязненный необходимо переменить. Псаломщику рекомендовалось почаще петь по старинному обиходу и отучать любителей от крикливого пения.
   В селе Тенишеве-все ново; священник молодой часто сбивается и псаломщик тоже; все, однако подают добрые надежды. В метрических книгах заметны (в итоге) неоговоренные подчистки.
   В селе Болгарах (Успенское тоже)- храм старый и грязный, в алтаре отпадает штукатурка, обезображивающая общий вид. Дьячек стар, поют ужасно неприятно (по хороводному). Диакон молодой не старается о полноте благоприличия в служении, хотя и может. Священник В. М. слишком пристрастно относится к саду, которого не сажал, не желает сделать никаких уступок старцу священнику П., получившему сад в наследие от тестя и трудившемуся над садом около 40 лет. За дрязгами священник М. не замечает некоторых необходимых дел, как наприм., составления церковной описи, вписывания заметок в богослужебный журнал о произнесенных им поучениях, чем наводит на сомнение, бывают-ли поучения произносимы. Старый заштатный священник о. П. дряхл и чужд сил и стремлений тяжебных, но жена его крепко стоит за родовое наследие-плодов более чем полувекового труда, в чем конечно нельзя не признать справедливого права.
   В селе Трех Озерах церковь очень благоустроена. В приделе хранится древний антиминс, освященный в 1744 году Епископом Лукою Конашевичем, не занесенный в церковную опись. Мною предложено причту-или представить его в Кафедральный собор, или записать в опись и хранить как древнюю драгоценность в особенном ящике.
   Церковно-приходская школа темна и грязна. Священник и попечительница школы девица В. П. дали обещание привести ее в благоприличный вид, что потребует небольшой затраты.
   Здесь за литургией, совершенною мною 2-го июня в сослужении о. благочинного, местного священника и двух священников из ближайших сел, сказано было пространное слово о возможности спасения только в одной православной церкви.
   В селе Полянках (Никольское тоже)-храм очень грязный, священник же В. выразил нежелание побелить его, так как будто бы всякая окраска отстает от стен, чему, однако нельзя придавать значения неустранимого. Недалеко отсюда в деревне Маклашеевке строится новый храм, где необходимо завести церковно-приходскую школу.
   В селе Танкеевке величественный храм, устроенный гр. Блудовым, по плану архитектора Тона; но храм этот не поддерживается в должном благоприличии и великолепии и с первого взгляда своим избитым кирпичным полом и обвалами от углов колонн не напоминает храмовой святыни. Крестьяне не желают просить в попечители церкви гр. Б., а причт даже затеял с управлением земледельческим тяжбу о ничтожном месте церковном, взамен которого управление согласно было давать полезнейшую землю. Если не кончится дело это миром, то причт может получить никуда не годную землю, или же только обязан будет внести судебные издержки.
   В селе Лебяжье мне не привелось быть по недостатку времени, но я виделся с священником сего села И. Я. и псаломщиком Б. и нашел, что они живут в непримиримой вражде, из-за которой не ведут и приходо-расходных книг с апреля месяца. Хотя они, по моему увещанию, обещались сделать все опущенное и жить в мире, но, зная неуживчивый характер священника и грубый нрав псаломщика, я не думаю, чтобы они ужились вместе, и полагаю за лучшее развести их.
   В селе Матвеевке священник И. Г. показался мне нетрезвым; убирая Св. Дары, он рассыпал их по полу. Диакон С. К. вышел из уважения к священнику, почтенному многими знаками отличия и ослабевшему. Псаломщик С. В. видимо следует за солидным диаконом и тоже вышел из уважения к священнику. В храме во всем видна заброшенность. Книги прихода и расхода не ведены с января месяца; суммы также не свидетельствовались, между тем их несколько тысяч. Собравши всех членов причта, старосту и некоторых прихожан, я приказал немедленно произвести освидетельствование сумм и, составивши акт о сем, представить его мне и потом вписать приход и расход и вывести остаток тот самый, который обозначен в акте при сем прилагаемом, а именно 2485 руб. 10 коп. Священник Г. считался солиднейшим, но он кажется духовно и физически теперь расстроился, а потому для пользы дела необходимо перевести сюда более молодого священника.
   В селе Волосниковке священник П. Л. очень любим прихожанами за свою обходительность и степенность, а также и заботливость о храме и школе; но настоящая церковно-приходская школа требует капитальной ремонтировки, которую он и обещал произвести. Полезно было бы поощрить старца священника дальнейшею наградою.
   В селе Грязнухе мне не привелось быть по недостатку времени, но я вызвал священника и псаломщика в село Волосниковку со всеми церковными документами, которые найдены все в порядке, а причт благопристойным, хотя священник и очень староват.
   В селе Жидяевке имеется необычайный для села хор, который одинаково искусно и стройно поет как простое, так и партесное пение, не исключая исполнения и сложных концертных композиций. Хор образован и поддерживается единственным старанием любителя псаломщика К. Н., не получавшего никогда ничего за свое похвальное усердие и могущего быть весьма порадованным каким-либо знаком внимания к его усердию, тем более, что он, как женатый на вдове, не может иметь повышения по службе.
   В селе Кокряти священник И. Р.-из диаконов, стар, малодеятелен и сварлив. Храм в запустении, а между тем денег лишних 58 руб. сверх записанного.
   В селе Мордовских Юрткулях священник Π. X. повидимому деятелен, но мальчики братской школы, окончившие курс, не показали, чтобы он был очень внимателен к законоучительству в сей школе. Он жалуется на крайнюю бедность, но у него в квартире обстановка очень порядочная.
   В селе Кузнечихе диакон поражает не приятною дисгармоничностью своего голоса, модуляциями его и приемами служения; за благочестие же свое и примерную старческую степенность он пользуется большим уважением от многих. Хорошо было бы на помощь ему поставить в диакона одного из псаломщиков, так как великолепный храм, прекрасное пение и многочисленность молящихся не могут всегда сносить дисгармонию служения старца диакона, который к тому же от природы глух. Молодой диакон может быть полезным и в школьном деле. В селе этом земская школа переполнена, поэтому здесь полезно открыть женскую школу, для занятий в которой найдутся лица из числа двух-штатного причта. Кроме сего в пределах сего прихода полезно устроить церковную школу в деревне Катюшине, в чем выражают желание принять участие г.г. Колбецкие, у которых здесь находится обширное имение.
   В селе Русских Юрткулях-храм прекрасный. По болезни священника В. З. давно не было никаких церковных служб, поэтому мною рекомендовалось совершение изобразительных, так как здесь имеются диакон и два псаломщика и приход большой. В церковноприходской школе видимо старательно занимаются диакон и его жена.
   В селе Кошках священник А. М. очевидно не обращает никакого внимания на церковно-приходскую школу, а затем также относятся к школе и прочие члены причта, как и ко всему религиозно-пастырскому делу вообще. Посему из 4000 жителей села и деревень нет умеющих петь на клиросе, а в школе никто не сдал экзамена на льготу по воинской повинности. Священник А. М. очевидно считает поконченными все счеты с жизнию после устроения своей родни, а другой священник опустился на столько, что не дал образования даже своим дочерям, из которой одной 15, а другой 12 лет; имея на свою долю около 2000 прихожан он живет в нищете и убожестве. После моего поучения в церкви о том, что мы нередко сами бываем виноваты в том, что Бог не оказывает нам ожидаемой нами милости, я велел сказать ему поучение о заглажении грехов чрез пост и покаяние, и он сказал его очень прилично, как по произношению, так и по мысли, а равно и по изложению их, а между тем он не из окончивших семинарского курса. Один из сих священников, и в особенности, кажется, первый, необходимо должен быть заменен другим, более деятельным.
   В селе Старой Чувашской Тохтале заметен необычайный религиозный энтузиазм, свойственный новообращенным инородцам-чувашам. Пение, как по-русски, так и по-чувашски, идет одинаково хорошо и умилительно по нежности и одушевленности его. Видно, что священник Г. В. ведет свое пастырское дело рачительно и разумно. Пастырь и пасомые, видимо, живут единодушно: первый является добрым образцом, а последние-хорошими доброжелателями.
   В селе Сихтерме заметно также сильное религиозное возбуждение, но его, кажется, нельзя приписать-ни старцу священнику А. Б., ни священнику А. С., а скорее школе, воспитанники которой чуваши одинаково прекрасно поют как по-русски, так и по-чувашски. Другой хор здесь образован пожилою дочерью священника, вместе с которою поют несколько ее сверстниц. Псаломщики не могут состязаться с чувашами школярами ни в пении (обиходном), ни в разумном чтении.
   В селе Церковных Матаках очень хорошее пение, чему особенное содействие оказал священник М., с большим рвением и искусством занимающийся хозяйственными приспособлениями. И церковно-приходская школа здесь очень недурно поставлена. Здесь возбужден вопрос о соединении старого кладбища с церковною оградою, но, казалось бы, что кладбищу лучше остаться отдельным, а в последствии хорошо было бы построить церковно-приходскую школу, которая теперь помещается в сторожке.
   В селе Базарных Матаках разные сектанты, как я уже доносил о сем особо, всячески преследуют православных. Как люди бесчестные, пьяницы и отчаянные, сектанты не стесняются в средствах и довели православных до опасного возбуждения, так что одни из них готовы на страшное противодействие, как например, на выбрасывание костей сектантов, похороненных на одном с православными кладбище, а другие легко могут перейти в раскол и тем избавиться от нескончаемых разнообразных нападений сектантов. Всяческое выделение сектантов и даже выселение их, о чем просят православные в особом приговоре, является делом неотложной необходимости. Возбуждение православных страшное. Для успокоения возбужденных с своей стороны я сначала говорил в храме поучение о невозможности спастись без церковных таинств, а потом на улице о несокрушимой силе церкви. При чем успокаивал православных указанием на видимую слабость первенствующей церкви. Они плакали и коленопреклонно умоляли защитить их от нападений сектантов. Священнику о. А. мною дан совет записывать лиц, делавших оскорбление православию публичное, чтобы действовать на массу чрез привлечение к ответственности отдельных лиц.
   В селе Апакове мне не привелось быть по недостатку времени. Поэтому я вызывал причт в соседнее село. Священник о. В. очень живой и деятельный, особенно сочувственно относится он к братской школе, в которую мною послано несколько книжек.
   В селе Юхмачах священнику о. Т., как уже давно живущему здесь, рекомендовано завести церковную летопись и энергичнее вести церковныя собеседования, привлекая к тому и другого священника С., и в особенности энергичнее действовать на расположенных к расколу в деревне Шибашах чрез миссионерские собеседования и привлечение к тому же делу учителя школы в деревне этой. В деревне Шибашах был устроен раскольнический молитвенный дом в виде храма. По определению суда его велено сломать, но подкупленный староста не исполнил сего предписания суда, за что и сменен; настоящий староста отзывается в неисполнении определения суда новостью дела и тем, что по определению суда сломку означенного здания должно произвести в течение двух лет. Мною выяснено, что в силу исполнительного листа к сломке должно приступить немедленно (как сказано сие на оборотной стороне листа) и в первый раз разломать крышу и потолок, вынуть окна и двери, во второй снять несколько венцов здания. Но становой пристав (из Полянок) взял исполнительный лист к себе и обещался произвести сломку означенного молитвенного дома немедленно. Кроме сего, он заявил мне, что им употреблены энергичные меры к выселению некоей девки-уставщицы, именуемой некоторыми богородицей, которая раз будучи выселена, в другой раз появилась с мнимым мужем. Вообще сей пристав видимо проявлял усердие к искоренению религиозного шарлатанства и мне оказывал множество разнообразных услуг и был в восторге от моих речей против идолопоклонства (в Старой Тоггале и др.); но, когда мною говорилось о вреде и пагубности ересей, расколов и всяких отделений от единой истинной церкви православной, он непременно отворачивался в сторону или становился ко мне задом. Большинство населения в деревне Шибашах приняло меня с честью, но подходили к благословению не многие. Хорошо бы оказать некоторое внимание учителю деревни Шибашей, который встретил меня с своими певчими и который мог бы благодетельно влиять на смягчение фанатизма местных раскольников чрез руководство их детей в истинной вере и благочестии.
   В селе Студенце, не смотря на недавно бывший пожар все, как и в доме священника, так и в школе, благоустрояется. Священник И. Н. приветствовал меня речью неопределенного содержания.
   В селе Марасе-Св. храм очень благоустроен; священник о. благочинный, весьма деятелен и другой священник А. С. соревнует ему как по церкви, так и по домоводству (имеет пчел).
   В селе Абалдуевке единоверческое служение совершается весьма чинно и старательно, но причт все-таки жалуется на холодность прихожан, которые неусердно посещают храм. Хороший состав причта ручается, что эта косность будет побеждена.
   В селе Арбузове Баране очень крикливое пение и священник не выражает желания употребить мер к улучшению его.
   В селе Полянках каменный прекрасный храм поражает своею художественною живописью и убранством, напоминающим столичные и кафедральные храмы. Все это труды и приношения достопочтенной семьи Г-ных В-х, из которых кроме того, Л. Н. Г.-В. состоит попечителем школы, Η. Η. Г.-В.-председателем церковного попечительства, а Η. Н. Г.-В. попечительницею деревенской церковно-приходской школы. Таковая их попечительность о нравственно-религиозном состоянии прихода заслуживает полнейшего внимания, тем более, что прихожане крестьяне смотрят на все эти попечения холодно и ни в чем вообще не стараются разделить труды своих попечителей.
   В селе Ромодане священник В. Р. чрезвычайно старательно обучает певчих, которые исполняли очень умело партесные песнопения. Кроме того, он отличается уменьем и старанием в проповедничестве. В обучении певчих и певиц церковных ему усердно помогает жена, получившая образование в гимназии. Хорошо было бы поощрить чем-либо такое похвальное усердие. В селе Ромодане много погорельцев, которым мною выдано по семьям 25 руб.
   В селе Масловке священник о. Я.-старик, видимо ничем не заинтересован; все у него в небрежности, как храм, так и прихожане, начиная со школяров. Псаломщик молодой терпит величайшую материальную нужду. Мною дано ему на подрясник 3 руб. и испрошена помощь у г. управляющего очень громадным имением графа Мендена. Этот управляющий (чех) печется и о школе.
   В селе Старосельском все в исправности, кроме церковных описей, которые, впрочем, не закончены почти нигде, в чем отчасти оправдываются порядком составления, так как черновую опись необходимо представить на просмотр в Консисторию, что, конечно, сопряжено с немалыми трудностями, ибо программою описи требуется указать меру всех икон, вес всех сосудов и т. п.
   В селе Салмани священник о. Η. М. полусветский-из студентов высшего учебного заведения, ни к чему не приложил своего образования и молодых сил, ни певчие, ни летопись или богослужебный журнал и вообще ничто не носит здесь следов влияния интеллигентного пастыря. Ему советовалось всячески усердствовать в исполнении своих пастырских обязанностей и первее всего позаботиться о благолепии храма (хотя бы в алтаре), а потом о певчих, которые до него, говорят, были очень порядочными.
   В селе Гусихе мне не пришлось быть по недостатку времени; но все важнейшие церковные документы освидетельствованы мною и оказались в исправности. Псаломщик был испытуем в чтении и пении и оказался благоприличным.
   В селе Бездне священник благочинный С. С. солидный и в приходе очень влиятельный. Жители, в виду того, что в местности той долго не было дождя, очень желали бы иметь для молебствия на полях св. икону Божией Матери из соседнего села Никольского, о чем усердно просил и помещик Родионов и я обещал им свое ходатайство, но в последствии узнал, что среди Безднинских крестьян, издавна известных в упорстве следования темным слухам, ходят какие-то темные слухи относительно явления сей иконы в пределах их прихода, почему склонны к насильственному завладению означенной св. иконой.
   В городе Спасске протоиерей А. П. очень стар, а его помощник священник П. К. видимо желает действовать, но своею навязчивостью он более возбуждает против себя, нежели направляет дела к общему благу. Возбуждение это сказалось в том, что при встрече мне подано было прошение на него. Сам о. К. явился ко мне для подробных объяснений после всенощного бдения накануне Пятидесятницы около 11-ти часов вечера, но я, указавши на несвоевременность его прихода, отклонил длинные объяснения, а после он уже не пытался говорить. Что касается до массы прихожан, то, видимо, они благоговейно относятся к своему храму, по устройству-величественному, а по украшению-благолепнейшему.
   Разрешением Вашего Высокопреосвященства принять колокол, приобретенный бывшим церковным старостою Иноземцевым, Вы доставили многим великое утешение и положили прочное основание к успокоению умов, в видах коего и мною было сказано в день Пятидесятницы слово на тексте: „аще кто духа Христова не имать, сей несть его», причем раскрыто было учение о нравственных свойствах духа Христова: любви, послушании, смирении, кротости и т. п., а также и о противоположных им пороках: гордости, своеволии, ненависти... При проводах подавшие прошение на о. К. опять просили об освобождении их от него, а некоторые умоляли не брать от них диакона, коих я и успокоил, сказавши, что диакона их никто не берет от них.
   В селе Щербети священник В. С. так возбудил против себя прихожан своих, что певчие не встали на клиросе для пения при мне. Желая возместить очевидный недостаток певчих, священник сам усиленно старался петь и везде действовать с силою, но это только еще более обнаруживало его неумение ладить с людьми, что и доказывалось тем, что громадная масса встала на колена и просила об освобождении от него, причем заявлено было множество всяких претензий, как-то: взимание лишних денег за требы, грубое отношение к ним и их детям. „Он к ним зверем, а они змеями», сказал один старик. Они уже подавали в Св. Синод жалобу на о. С., но Св. Синод сделал запрос о полномочии просителей и пристав еще не успел собрать сведений для ответа о сем. И мною был спрошен означенный старик о полномочии, но он письменного уполномочия для сказанного заявления не имеет, но его все просили. И действительно, когда я вышел от священника, то толпа очень единодушно взывала о взятии от них священника их. Я попросил явиться певчим и спеть что либо, и вот из толпы вскоре выделилось несколько крестьян, которые очень стройно пропели несколько церковных песней. Так как это все были взрослые, а подростков из числа певчих не было, то я заключаю, что о. С. также мало заботится о певчих, как и о многом другом, о чем он должен был позаботиться, как пастырь и главный попечитель храма, не блещущего благолепием. Братские доходы записываются здесь не в книгу, а в тетрадку карандашом. Тетрадь эта при сем представляется. При отобрании ее выяснено, какое многостороннее значение может иметь форменная книга для записи доходов и раздела его.
   В селе Красной слободе священник А. Ф. приветствовал меня краткою речью, в которой выражал общую радость и великую пользу духовного общения Архиерея с пасомыми, восхвалял мой приход и выразил сожаление, что в его приходе находится две непослушные овцы, которых надо привести к Отцу. Одной из сих овец, или вернее-козлищем, оказался выходец из Рязанской губернии Л. Ф. Б., который купил здесь 600 десятин земли и ведет разную торговлю. Он собирает к себе в дом девиц, устрояет им угощение, потом предлагает помолиться с ним, и таким образом пролагает путь к пропаганде сектантской. Его поддерживает закоренелая сектантка-мать. Я призывал его в дом священника и мирно и горячо беседовал с ним о единой спасающей вере Православной. Сначала он уклончиво говорил: „Господня земля и исполнение ея”, а потом заявил, что, хотя бы резали его, он не оставит своей веры. Этот сектант может натворить много вреда Православной Церкви, а потому хорошо бы было выселить его административно, после накрытия с поличным религиозного сборища у него.
   В селе Никольском старанием г.г. Молоствовых украшен живописью и иконами художественной работы местный храм. Кроме того, старанием председателя церковного попечительства В. Т. Молоствова устрояется величественная часовня в память чудесного спасения Августейшей семьи 17-го октября 1888 года. Иконы для сей часовни написаны в Петербургском девичьем монастыре.
   На священника о. Т. подана жалоба одним крестьянином за то, что он не отпевал его дочь самоубийцу, которую, по его словам, крестьяне хотели разрыть, приписывая ей засуху, но я старался в своей речи народу разъяснить истинную причину засухи и г. Молоствов, услышавши о жалобе на священника, старался успокоить народ, выясняя при сем, что думающим разрыть могилу, как гробокопателям, грозит страшное уголовное наказание. О такой благопопечительности о приходских интересах В. Т. Молоствова считаю необходимым заявить Вашему Высокопреосвященству на предмет возможнаго внимания к сему благочестивому мужу и семье его.
   В селе Куралове священник Η. Р. заметно весьма деятелен и любим, как прихожанами, так и землевладельцами; храм блещет украшениями, хор стройностью пения, дом священника изобилием и порядочностью.
   В селе Пичкасах священник М. Л. в приветственной речи говорил об ослаблении раскола, а другой священник о. В. утверждает тоже в своем рапорте, в котором он приводит несколько примеров недавних обращений раскольников. Тоже отчасти подтверждается и тою приветливостью, и благоговением, с коими был встречен и провожаем я. О том же наглядно говорит и новосозидаемый усердием прихожан великолепнейший храм, доведенный почти до кровельных карнизов. Здесь, как и в других приходах, придерживающихся старины, пение унисонное и весьма крикливое.
   В селе Буракове храм очень благоприличен кроме обвалившегося входа. Священник о. М. деятелен и отличается хозяйственностью, успех которой позволяет ему не собирать руги и не пользоваться другими подачками очень небогатых прихожан.
   В селе Базякове-священник Н. И., несмотря на свою молодость и недолгое пребывание в этом приходе, видимо, пользуется благорасположением своих прихожан, как за свою обходительность, так и за частое проповедание Слова Божия.
   В селе Кораеве прихожане имеют многие церковно-земельные претензии на землевладельца Д., усадьба коего находится близ церковной ограды. На поданном мне крестьянами обширном заявлении их претензий я сделал поручение о. благочинному, попросить г. Д. сделать возможные уступки и потом представить бумагу вместе с своим заявлением. Все сии бумаги долг имею представить на благоусмотрение Вашего Высокопреосвященства. Священник о. Ф. видимо не имеет никакого влияния и потому хорошо делает, что сбирается оставить свое место.
   В селе Левашове два храма и оба они содержатся в неподобающей святыне Господней чистоте и опрятности. Небрежение священника М. Д. дошло до того, что у него в летнем храме на жертвеннике ползают черви (по дискосу), а воздухи имеют невообразимо грязный вид. Таковыми же оказались воздухи и в зимней церкви, с тем различием, что на первых пыль покрывает подкладку воздухов всецело, а на которых лишь большими массами по частям, как изволите видеть на представленном при сем малом воздухе. И на всех прочих частях обоих храмов, особенно же в каменном храме, лежит печать полного небрежения. Священник в поданном мне в Казани заявлении говорит, что он не был беззаботным, так как в течение десяти лет сделано было немало разных украшений в обоих храмах. Но это оправдание не имеет значения, так как все указанные в репорте дела видимо производились мимо деятельного участия священника и потому носят характер разрозненности и необдуманности. Так, например, в рапорте указывается на двукратное исправление старой церкви, а между тем старую церковь совершенно не следовало бы поправлять, ибо она по своей крайней неприглядности совершенно не соответствует своему высокому назначению и не может по малости своей отвечать требованию громаднейшего прихода. Двери в ней столь низкие, что и средний человек не может свободно войти в них; они обиты рогожей и запачканной холстиной; потолок в трапезе низкий, пол проваливается; в алтаре против жертвенника имеется какое-то отверстие, чрез которое свободно можно взять с ограды св. сосуды и другие предметы, находящиеся на жертвеннике. Во время моего обзора здесь находились копие, лжица и воздухи, из которых и взят мною один. Я настойчиво приказывал забить означенное отверстие. Каменная церковь по своей внешней структуре составляет полную противоположность старой. Она величественная, поместительная, высокая; по внутреннему же состоянию представляет ту же печальную картину запустения, напоминающую храмы древней Греции, в которых не служится множество лет и которые отданы в полное владение Турок и всегубительному потоку времени. По печальному недоразумению покойный строитель сего величественного храма (В. Л. Толстой) построил сей храм не во имя Казанской Божией Матери, как старый храм, но в честь Св. Равноапостольного Князя Владимира и крестьяне с самого начала разделились в своих симпатиях. Священник же, вместо того, чтобы направлять все силы к благоустроению нового храма, более старался поддержать старый храм, как ближайший к его квартире. И вот получилась невиданная мною картина запустения храмов среди многотысячного православного населения, с ползанием по дискосу червей. Небрежность неслыханная! В проповедовании Слова Божия священник М. Д. очевидно также небрежен, как апатичен и ко всему вообще, и потому у него и бумажная часть далеко не в полной исправности. Церковных описей нет, а журнал церковный ведется неисправно. Кажется, совершенно необходимо заменить этого священника другим лицом, более энергичным и толковым, а храм старый рекомендовать уступить куда-либо для устроения церковно-приходской школы-храма.
   В селе Лебедине мне не привелось быть, но причт сего села был вызываем мною в село Шанталу, где священнику о. Н. поручалось служить молебен, во время коего читал псаломщик с. Лебедина с некоторыми странными прибавками пред началом каждого отдела чтения-в роде букв „иен“, чего к сожалению, не заметил священник.
   В селе Сергиевском священник Е. Т. служит слишком тихо-почти про себя, и не замечает крупных недостатков вверенных его ведению лиц. Так, например, учитель церковно-приходской школы живет очень неблагопристойно, почему крестьяне просят удалить его за недобрую жизнь, а священник говорил, что он не замечает за ним ничего. Священник не доволен церковным старостою и просит удалить его от должности на том основании, что староста торгует водкой; крестьяне же просят оставить этого старосту; сам староста говорит, что он занялся бы чем-либо другим, но не находит подходящего ремесла. О. Т. желает перейти в другой приход и вероятно посему не старается о переустройстве своего ветхого храма, одного из беднейших во всем округе.
   В селе Новоспасском озабочены падающею колокольней, но я советовал продолжать поддержку этой, уже давно падающей колокольни, укрепляя ея контрфорсами, так как неурожайные годы вовсе не благоприятствуют устроению новой колокольни; если же она будет грозить окончательным падением, то пригласить архитектора, составить акт и просить разрешить сломать ее.
   В селе Куркуле многие прихожане озлоблены на священника о. С. за его необходительность. Озлобление это высказывалось в таких энергичных криках, жалобах и возгласах об удалении его, что г. пристав усматривал в сем черты народного бунта. Но когда я спокойно выяснил, что в настоящий момент у них нет никакого существенного столкновения и все жалобы их касаются прежних лет и потому им нет нужды до неприличия горячиться в присутствии Архиерея, то они несколько успокоились, но все же настойчиво просили об удалении от них священника. По делам своим о. С. одобряется. „В деле то он хорош, говорила коленопреклоненная толпа, да не угодлив нам, много берет за все».... „С меня взял 6 руб. за свадьбу, говорил один азартный мужичек, и когда я посылал за ним для напутствия жены, то он сказал, что если болен сам, то пусть издыхает, а если кто другой-поеду».... „Что же вы молчите»? -покрикивал он на других.... И загудела толпа.... Вдали же стоявшие всецело одобряли священника, и он видимо много трудится на пользу прихода: певчие у него прекрасные, церковно-приходская школа самая лучшая. Кроме самого священника трудится над усовершенствованием хора и его жена, а в школе усердно занимается его дочь. Кроме дочери у о. С. много еще других детей, которые все неудержимо плакали при виде потрясающей драмы восстания на их отца. Очевидно, что священника С. следует перевести в другой приход, но не в худший. Во вражде к нему не мало виновен псаломщик Я., действующий по наущению своего тестя старого псаломщика и его жены. Плачевно вопия, Я. заявлял, что он более не будет восставать против священника, но он не может противодействовать своим близким родным. А эти старцы, по словам священника, почти целую ночь поили водкой вожаков народа. И псаломщика Я. нужно перевести, иначе не будет житья мирного и приемнику о. С.
   В селе Шентале все в приличном порядке; священник М. О. к своему делу внимателен, а прихожане усердно посещают храм Божий и вообще в деле Божием рачительны.
   В селе Красном Яре, Чистопольского уезда, священник о. А., не смотря на громадность своей семьи, чрезвычайно бескорыстен. В храме у него образцовый порядок; певчие поют прекрасно; в доме опрятность. Это один из солиднейших священников. Здесь в благоустроении храма не малая часть принадлежит г. предводителю Чистопольского дворянства В. И. Якубовичу, который встретил меня в полной форме за несколько верст от своей усадьбы и далеко сопровождал, во всем являя примерное христианское благочестие, печатью коего запечатлен и весь его дом, особенно же моленная, напоминающая собою предалтарие.
   В селе Остолопове замечательна икона Св. Николая Чудотворца, выпуклая из черного дерева, какие повсюду уже выводятся. Остолоповцы пользуются вообще нехорошей репутацией. Священник старец К. Н., кажется, мало влияет на свою паству и вообще холоден ко всему, довольствуясь молебнами, часто совершаемыми пред Св. иконою Св. Николая Чудотворца приезжими людьми. Храм здесь новый и прекрасный, но живопись стенная не везде прилична.
   В селе Саконах храм беден; бедно и религиозное народное одушевление, потому что раскол здесь видимо имеет не малое влияние. Священник о. П. повидимому старателен.
   В селе Лебяжьем, Лаишевского уезда, все посредственно, начиная с храма и оканчивая неупорядоченным домом священника.
   В селе Алексеевском храм довольно величественный, но не благоукрашен, как внутри, так и особенно снаружи, почему в день посещения моего на нем работали штукатуры. Встречен был я здесь более холодно, чем в других селах, и очень многие не подходили ко мне под благословение. Но так как я сказал поучение об опасности религиозной холодности и увлечения базарною суетою, соединенною с соблазном и обольщением деревенским простосердечных поселян, то многие просили у меня прощение за оказанный прием. Но все же очевидно, что в Алексеевском находится сильное гнездо сектантов. Священник-благочинный находит сомнительною по мотивам и плодам противораскольническую миссионерскую деятельность своего диакона С. Т., очень прославляемого по всему округу, и одобряет таковую же деятельность своего псаломщика, но о своей деятельности в этом отношении умалчивает; а между тем он мог бы с большим умением и пользою потрудиться на сем поприще, если бы не считал сего дела какою-то недоступною специальностью, тогда как у сектантов едва не всякая девка считает себя правоспособною и к учительству и даже к священнослужению. В церкви о. благочинного не ведется богослужебный журнал и таковых нет почти во всем его благочинии. И во всех других отношениях о. В. Н. не очень настойчив и недостаточно бдителен. Живущая в селе Алексеевском землевладелица г. Г-на построила на своем хуторе (кажется в Куркульском приходе) очень большую и ценную часовню в память чудесного спасения Августейший семьи 17-го октября 1888 года и выражает желание, чтобы об этом обстоятельстве было доведено до сведения надлежащего начальства.
   В селе Балахчине храм древний, каменный, но давно не был обновляем по случаю бедности прихожан. Бедность эта отражается и на духовенстве, так как жена псаломщика, как сообщает благочинный, ходила собирать милостыню. Диакон сего села имеет очень звучный и. приятный голос (бас), но видимо не трудится над обработкой его, а потому в службе оказывается очень неровным. Об этом обстоятельстве сообщается мною на тот предмет, что одна из деревень сего прихода, в которой живут князья Ч., желает перечислиться в Мурзихинский приход, а потому означенному бедному диакону придется оставить место.
   В селе Мурзихе мною совершалась литургия сверх расписания по желанию строителя и благоукрасителя храма генерал-майора С. Π. Т. Певчие были местные, обученные телеграфистом С., который за примерное усердие к церковному пению и за неустанные труды по обучению певчих заслуживает полнейшего внимания, а потому я и осмеливаюсь ходатайствовать пред Вашим Высокопреосвященством о возможном награждении его. Храм села Мурзихи, хотя и деревянный, но один из лучших и достаточных, как по утвари церковной, так и по прочим принадлежностям. И все это дары и плоды стараний благопопечительного С. П. Т., который кроме того еще устроил отличный дом священнику, дает помещение церковно-приходской школе и всячески заботится об учениках оной. Приятно было видеть и слышать, что и священник о. П. по своей энергичной деятельности и обходительности вполне соответствует тем попечениям, которые оказываются в помощь и содействие к исполнению его долга. Он деятелен по приходу и усерден по школе и потому любим всеми.
   В селе Вознесенском, Казанского уезда, церковь осмотрена была мною 25 ноября, при чем я нашел ее запертою и довольно сильно наполненную дымом. Оказалось, что в ней топились печи, а между тем сторож куда-то отлучился. Очевидно, что со стороны священника не оказывается достаточного внимания к охране храма и вообще осмотрительности. Священник сей-А. В. обнаружил свое поверхностное отношение к своему долгу и в позднем явлении в церковь и в объяснениях со мною по сему поводу. У диакона, явившегося в церковь прежде священника, я требовал метрические книги и другие церковные бумаги, которые должны храниться в церкви, но он мне их не представил, вероятно по незаконченности их. На клиросе пели многие мальчики и очень стройно. Видимо, что местный учитель обращает на церковное пение должное внимание. Они награждены мною книжками духовно-нравственного содержания.
   В селе Богородском, того-же уезда, осмотрена мною церковь 23 ноября, причем все в ней оказалось в исправности. Первыми после духовенства явились в церковь ученики земской школы, которые очень стройно пропели несколько молитв и весьма отчетливо читали их и изъяснили. Видимо, что священник о. В. относится к своему учительскому долгу с полным усердием. Означенные ученики были снабжены от меня печеным хлебом, данным им в качестве завтрака.
   Того-же уезда в селе Кулаеве церковь обозрена была мною 25 ноября, причем осмотрены были и все церковные документы, которые оказались в исправности, а храм-как зимний, так и летний, в полном благолепии. При окончании служения краткой литии кто-то из присутствующих в толпе закричал о недовольстве местным священником о. А. Но я предложил дерзкому нарушителю священной тишины, приличной святости места, пока помолчать и сделать заявление по выходу из церкви. Но сего не последовало. На клиросе пели ученики земской школы весьма хорошо. Вполне удовлетворительны были и их ответы по Закону Божию, в знании коего я испытывал их в самой школе. Видимо, что о. законоучитель о. А. усердно занимался с ними по Закону Божию, а учительница по церковному пению, в знании коего и в благоговейном отношении по коему она показала себя в особенности в школе, где многочисленный состав стройно и весьма искусно был руководим ею. По выходе из школы почти все ученики направились в безмездную столовую, учрежденную местным владельцем имения г. М., где мне привелось благословить общую трапезу, приготовляемую ежедневно на 100 человек.
   В селе Зюзине, Лаишевского уезда, осмотрена была церковь 25-го ноября, при чем все оказалось в исправности, а метрические книги и другие документы веденными правильно и своевременно. При церкви находится весьма приличная часовня, недавно устроенная. Жители деревни Екатериновки, принадлежащей к сему приходу, встретили меня на пути и, сообщая о бедственном своем положении по случаю неурожая, просили о помощи, которую я и обещал для вдов и сирот и вообще беспомощных, что потом и исполнено Епархиальным Комитетом помощи голодающим, ассигнованием им муки на 50 руб.
   В селе Корноухове, того же уезда, 23 ноября мною была отслужена всенощная, а потом 24 освящена новая каменная церковь, построенная купцом К. М., причем во время литургии было сказано приличное обстоятельству поучение. Новый храм вполне снабжен всем благопотребным и благоустроен вообще прекрасно и даже величественно. Старый храм очень обветшал, но все же при некоторой поправке он будет весьма удобным в одном из беднейших приходов, вновь образуемых. В местной школе ученики очень хорошо читали и объясняли молитвы, но петь не могли, посему здесь желателен такой псаломщик, который бы мог руководить пением; местный же псаломщик-старец решительно не может взять этот труд на себя и вообще он уже очень стар и требует некоторого покоя, что возможно при перемещении его в двухштатный приход, о чем и просит храмоздатель. Ученикам школы и здесь, как и во всех прочих церквах, розданы были мною разные книжицы духовно-нравственного содержания.
Отчет по обозрению церквей Казанского и Царевококшайского уездов в 1892 г.340
   Согласно поручения Высокопреосвященнейшего Владимира, Архиепископа Казанского, с 1-го по 8-е сентября мною были обозрены церкви Казанского и Царевококшайского уездов, которые находятся на пути от Казани до Царевококшайска-прямом и окружном, идущем около границы Вятской губернии и направляющемся от деревни Изикугунур параллельно с главною дорогою. Всего по обеим дорогам я проехал около 350 верст и обозрел более 20 церквей, в том числе 7 в Казанском уезде, а остальные в Царевококшайском.
   В общем все церкви и причты, а равно и пасомые, найдены были в добром состоянии, однако во многих местах замечены были обстоятельства, требующие их видоизменения и направления к лучшему.
   В Казанском уезде обозрены были следующие церкви:
1.
   Церковь села Осинова в 20 верстах от Казани. Церковь каменная и прекрасная, но дом священника ветхий и крайне жалкий. Между тем священник П. Б. живой и весьма деятельный, занимается в земской школе, получая 20 рублей в год вознаграждения, а учительница по 20 руб. в месяц. Деревенька маленькая. Прихожане очень просили присоединить к ним деревню Туру, находящуюся от них в двух верстах, а от приходской церкви села Красной Горки-в 8. В Туре и школа церковно-приходская, в которой благочинному протоиерею о. И. Ч. почти решительно нет времени заниматься и по благочинническим делам и по обширности прихода, состоящего из села и четырех деревень, в коих в общей сложности всех жителей боле 2000, между тем как в Осинове только всего 8оо и нет ни одной приписной деревни.
   Кроме того, в Красной Горке летом бывает множество дачников, число коих еще более увеличится с проведением железной дороги. По всему этому совершенно справедливо и в высшей степени полезно деревню Туру приписать к церкви села Осинова, чему рады будут и Туринцы и Осиновцы, которым одним не под силу содержать причт и церковь, которая выстроена благотворителями из горожан Казанских.
   Псаломщик 1-го сентября отлучился в город. Певчие пели усердно, но не очень умело, а главное слишком крикливо, однако все они были наделены от меня книжками. При встрече сказано было мною слово о благодати Божией, как ущедряющей верных ей всеми дарами природы, необходимыми для жизни.
2. Церковь сельца Ивановскаго-беднейшая, деревянная, очень старая. И священник здесь (о. Г.) тоже очень стар, из заштатных. Псаломщик же очень молодой (В. Ч.), легкомысленный и малограмотный. Он живет в церковно-приходской школе и занимается в школе, но не вполне успешно. При входе в школу и даже в школе валялись окурки, а между тем в сельце Ивановском имеются раскольники. За небрежное содержание школы псаломщик и учитель В. Ч. наказан 40 поклонами, с доведением о его легкомыслии его родному отцу, на которого он ссылался, как на помогающего ему своими средствами. Бедность доходов необычайная. Всего за август священником и псаломщиком получено 4 руб. 85 копеек. Церковь эта приписная к соседней церкви- в селе Ключах, но Ключищенский причт совершенно забыл думать о сем и не обращает на сельцо Ивановское никакого внимания, почему мною сделано подлежащее внушение относительно сего как священнику о. Л., так и в особенности диакону Б., которому вменено в обязанность заниматься по временам в школе села Ивановского в качестве законоучителя, о чем теперь необходимо предписать ему с напоминанием указа Святейшего Синода о взыскании одной трети доходов с диаконов, не занимающихся в приходских церковных школах. Молодой человек, не по заслугам весьма скоро возведенный в диакона, и ничем не занимающийся, кроме редких диаконских служений, он, однако жалуется на малость дохода, получая вдвое больше священника сельца Ивановского, который, не смотря на глубокую свою старость, служит за священника и диакона и ведет всю отчетность.
   Достойно еще примечания, что в сельце Ивановском живет несколько семейств татар, отпадших от христианской веры. За свое отпадение они переселены сюда и брошены на произвол судьбы.
   Мною сказано им несколько слов благовестия, а в церкви предложена беседа о непрерывном преемстве священноначалия в Православной Церкви и о полноте священно-таинственных чинов и обрядов нашей Церкви.
3. Церковь села Ключей-прекрасная во всех отношениях и дом священника богатый. Видно, что приход состоятельный, всего около 1500 душ.
   Священнику о. Л. советовалось завести церковную летопись; прочие документы в порядке, как и все вообще. Поют порядочно, но псаломщик А. читает довольно небрежно, хотя может читать лучше, как это показал он на испытании в доме священника. Ему сделано надлежащее замечание.
   Так как храм села Ключей посвящен Св. Иоанну Богослову, то здесь предложено было поучение о любви к Богу и между собою по учению Св. Иоанна Богослова.
4. Церковь села Никольского (Кукмор тоже)-весьма хорошая и, однако она еще более ублагоукрашается, чему, кажется, очень содействует то, что здесь имеется местно чтимая, как явленная, храмовая икона Св. Иоанна милостивого, Патриарха Александрийского, которому посвящен один придел.
   Икона эта весьма малого размера; вырезана на камне темно-серого цвета рельефно. Много содействует благоукрашению храма и священник Η. X., человек энергичный, живой и весьма толковый, но вдовец, окруженный разного рода родными. Прихожане по преимуществу черемисы, которые от сего пункта населяют всю местность, тянущуюся далее и сплошь почти покрытую вековыми лесами. О. X., говорят, весьма хорошо знает черемисский, язык и пользуется им при собеседованиях с прихожанами. Певчие пели частью по-славянски, частью по-черемисски, и то и другое одинаково прекрасно, за что щедро наделены разными книжицами.
   Здесь за литургией 2-го сентября сказано было слово в похвалу труждающимся над обновлением храма, о внутреннем обновлении души-чрез покаяние и усовершенствовании себя в добродетели. Псаломщик не явился ни к вечерней встрече, ни к литургии, отзываясь болезнью, которой, быть может, он предается нередко.
   Диакон о. Б. высматривает очень порядочным человеком; он молод, но, кажется, не учительствует нигде; между тем в приходской деревне Караях имеется церковно-приходская школа.
   Достойно еще замечания, что к приходу села Никольского принадлежат шесть деревень в Казанском уезде и шесть деревень в Царевококшайском уезде. В одной из этих деревень около 750 душ черемис, а именно в Караях-в 4-х верстах от села; всего же в приходе более 3000 душ. Быть может хорошо было бы построить в Караях церковь-школу.
5. Церковь села Ковалей во имя Вознесения Господня-довольно бедная, требующая ремонтировки, как и разваливающийся дом священника о. К., который, однако доволен и домом, и приходом, не смотря на его очевидную бедность. Весьма симпатично служащий, о. К. везде и во всем являет свою вдумчивость, разумность и деликатность; эти качества, при дальнейшем служении, сделают его весьма видным из числа сельских священников. Он успешно занимается в двух земских школах и вполне исправно ведет дело приходское и в частности все документы. Можно надеяться, что и храм приведется им постепенно в подобающую красоту при урожаях более благоприятных, нежели прошлые, в течение которых многие жители села Ковалей питались сами чужим хлебом.
6. Церковь села Кадышева-бедна до убожества. Не богат также и священнический новенький дом молодого священника о. П. Можно пожелать, чтобы отец его, священник Ягодной слободы, помогающий сыну священнику в пропитании, помог бы ему и в приискании благоукрасителей храма, поставленного почему-то довольно далеко от села, которое кажется небедным. Впрочем, это быть может обычное свойство пригородных деревень, что они кажутся с виду богатыми, а на самом деле далеко не таковы.
   Юнейший псаломщик села Кадышева М. хотя и не вполне искусен в отправлении своей должности, однако заслуживает содействия к устроению его. Он не имеет где главу приклонить и повидимому до этого никому нет дела. Необходимо предписать о. благочинному, чтобы он как-либо помог расположить крестьян отвести ему приличную квартиру, которая для него тем более необходима, что он имеет бедных родных, которые рассчитывают приютиться возле его. Юноша этот сдал экзамен на учителя и со временем обещает быть весьма порядочным церковнослужителем, если тяжелые нужды не надорвут его здоровье, кажется очень некрепкое.
7. Церковь села Сухой Реки-новая, прекрасная. Священник о. И. очень кроткий, а прихожане его, как пригородные жители, бойки и пьянственны. Поэтому здесь мною говорилась речь о необходимости сообразовать свое поведение с христианским званием нашим, и особенно тем, кто имеет некое особенное избрание, как например Сухорецкие жители, которые часто ездят в город Казань для доставления туда разных продуктов и заимствуют в городе недоброе, и нехорошее, имеющее дурное влияние на проезжающих мимо их села и часто ездящих вместе с ними кротких черемис, которые возвращаются из города и трезвыми и спокойными, а Сухорецкие и шумливыми и бранчливыми. В заключение я просил местного священника говорить почаще поучения против пьянства и сквернословия.
   В селе Сухой Реке мне привелось быть около пяти часов вечера, накануне праздника Рождества Богородицы, и я среди улицы встретил несколько пьяных. Не смотря на предстоящий праздник, в церкви не было заметно никаких праздничных приготовлений. Все высматривало какою-то неприбранностью, небрежностью; очевидно, что о. И. необходимо позаботиться о большей исправности и к тому же побуждать прочих членов причта, а потом и всех пасомых.
   В Царевококшайском уезде обозрены мною сначала церкви городские и сельские-благочиния протоиерея Д. Ч. в сопровождении его самого341.
1.Соборная градская церковь в память обновления храма Воскресения Христова. Здесь имеются местно-чтимые древние иконы Спасителя и Божией Матери, пред которыми мною, в соучастии почти всего градского духовенства, и служился благодарственный молебен. Здесь все носит печать глубокой древности, а потому я за литургией говорил слово на тексте „помянух древняя и поучихся», при чем указывал на благочестие древних устроителей града и храма среди темных инородцев, поучая просвещать полудиких черемис, окружающих доныне город со всех его сторон, не обманною торговлей и бесчестною меной, но добросовестным отношением к инородцам, как меньшим братьям нашим.
   И должно сказать, что в Царевококшайске инородцы вполне духовные братьям горожанам. Собор имеет приход и к нему приписано семь деревень по преимуществу черемисских, в которых жителей до 2400 душ, а городских прихожан соборных только около 400 душ обоего пола. И на все это количество душ один священник, он же благочинный и градской протоиерей, т. е. представитель по всем важнейшим делам, касающимся до духовного ведомства. И при всем этом о. протоиерей так стеснен в материальных средствах, что не может дать дочерям своим образования вне своего уездного города, как имеющий много детей и мужского пола342. Очевидно, что того благочестия, движимые которым в глубокую старину, созидали собор его строители, теперь не имеют его прихожане, особенно черемисы, деревни коих находятся в 3, 4 или 5 верстах, вследствие чего они нечасто посещают свой храм.
   Соборный причт состоит, кроме протоиерея Д. Ч., из диакона и псаломщика, которые весьма добропорядочны, а староста об интересах церкви очень рачителен. О. протоиерей жалуется, что его прихожане отвлекаются от посещения богослужений в воскресные дни базарною суетою, а посему необходимо сделать распоряжение о недопущении торговли в воскресные дни раньше 11 или 12 часов дня, если нельзя совершенно отменить базара в дни воскресные.
2. Троицкая градская церковь столь же солидная и древняя церковь, как и собор. Она двухэтажная. Хотя построение ее относится к 1736 году, но она по архитектуре своей высматривается более древнею.
   И к этой церкви приписано семь деревень, из коих в деревне Туруновой до 300 душ обоего пола черемис. В деревне этой имеется церковно-приходская школа, но здесь полезно было бы построить и церковь-школу, так как деревня эта отстоит от города на 5 верст и окружена другими деревнями в близком расстоянии.
3. Вознесенская градская церковь тоже каменная и двухэтажная, пятипрестольная. И к этой церкви приписано пять деревень, в коих находится около 1200 душ обоего пола и в том числе около 400 черемис, между тем как в городе всего прихожан и прихожанок нет и 200, как и при Троицкой церкви.
4. Входоиерусалимская церковь тоже каменная и довольно солидная, как по древности, так и по объему и архитектуре. Церковь эта приходская же, но она помещается в ограде Богородице-Сергиевского общежительного женского черемисского монастыря, который пишется по клировым „что при Входоиерусалимской церкви».
   Продолжение такого ложного положения дела ничем не вынуждается и к устранению его, кажется, нет никаких существенных препятствий.
   В городе Царевококшайске церквей очень много и все они весьма поместительны, а прихожан весьма мало. Посему, весьма естественно уступить Входоиерусалимский храм тому монастырю, который окружил его своими капитальными каменными стенами и глубоко-сердечным попечением, сказывающемся в благолепии храма и в снабжении его утварью и священными одеждами.
   Юный монастырь, нашедший источники для возведения в немногие годы множество монастырских построек, найдет средства и для содержания своего старца, священника о. К. В., вышедшего недавно из диаконов и заявляющего желание довольствоваться малым монастырским жалованьем, которое хочет положить ему ретивая игуменья С. и ее верные и духовные дщери, и сестры. Правда, у них имеется уже и свой собственный храм, но это домовая церковь игуменьи, которая рядом имеет свои весьма хорошие покои, к которым ведет большая дверь, не всегда затворяемая и когда нужно, о неуместности чего и сказано мною.
   Что касается до прихода Входоиерусалимской церкви, то он в городе не составляет в итоге и 100 душ, а вне города по четырнадцати деревням более 2250 душ и в том числе 2200 душ черемис, коих больше всего находится в деревнях Большой Ноли (около 400 д.) в 7 верстах от города, в Большом Чигашеве (около 400— же) в 4 верстах и в Ельнягах (250 д.) в 8 верстах. В одной из этих деревень должна быть построена церковь приходская иждивением монастыря, который явит в этом некоторое слабое возмездие за уступку ему великолепной каменной городской церкви.
   Утварью и священными одеждами, а равно и всеми другими принадлежностями, новая церковь может быть снабжена из своей прежней приходской, несомненно получавшей нечто и от черемис.
   Посетив все церкви в один день (3-го сентября) и побывавши в разных учреждениях города, как-то: в городских училищах, тюремном замке, я не имел возможности посетить пятой городской церкви-Кладбищенской, тем более, что это казалось и неудобным, в виду того, что около нее в то время происходила ярмарка и необходимо было спешить исполнить маршрут, а потому в тот же день была обозрена мною:
5. Церковь в селе Кузнецовом (Кельмаковом тоже) в честь Владимирской иконы Божией Матери- каменная, трех-престольная; зданием отличная, но по виду довольно запущенная. И священник А. А. по виду весьма почтенный, но довольно вялый и не вполне рачительный о благолепии храма и даже дома своего. Другой священник С. З., из не окончивших курс учения, вовсе больной. Диакон учительством не занимается, кажется, нигде, а потому ему необходимо предложить заниматься в церкви-школе в деревне Пуял, или подвергнуть его вычету одной трети доходов, по силе определения Святейшего Синода.
   В приходе Кузнецовском 35 деревень с околодками; жителей в самом Кузнецове не более 200, а в деревнях и околодках 5000 душ обоего пола, из коих более 3000 черемис.
   Построение церкви-школы, закладка коей произведена была лично мною 3-го сентября в деревне Пуял во имя Свв. Апостолов Петра и Павла, дело весьма важное и неотложно необходимое, ибо около ее впоследствии должен сформироваться отдельный приход, который будет оказывать более непосредственное действие, нежели настоящий, удаленный от деревень на пять или на десять верст. И чем скорее совершится это, тем лучше, ибо двум священникам при том не очень энергичным, пастырствовать среди 5000-ой паствы, разбросанной по 35 околодкам, слишком трудно. Поставление для них еще одного священника будет делом весьма нелишним, ибо и тогда на долю каждого будет почти около 2000 душ. Вероятно, в сознании этой неотложной необходимости крестьянин Т. Ч. пожертвовал на вновь устрояемую церковь-школу 100 руб., а другие, бывшие при закладке и молебствии, пожертвовали несколько рублей, имевшихся у них на лицо. Крайне тяжело было видеть неполное сочувствие к этому необходимому и благотворному делу со стороны почти всего клира, но он должен понять, что не народ существует для клира, а клир для народа, а также и то, что дело не в количестве прихожан, а в качестве их.
6. Церковь села Семеновки в честь Рождества Пресвятыя Богородицы-каменная, довольно хорошая. При сей церкви имеется хорошая каменная сторожка, построенная старанием церковного старосты Т. Ч. В ней прилично иметь и церковно-приходскую школу, тем более, что имеется на лицо и учитель, в лице диакона Л., который от нечего делать предался такой жизни, которая повела его к подсудности.
   Приход этот, можно сказать, во всех отношениях посредственный. К нему принадлежит пять деревень, но всего прихожан не более 2000 душ обоего пола.
7. Церковь села Азанова в честь Сретения Господня-зданием каменная, крайне запущенная. Видно, что священник Е. А., перешедший в село Кощаково, Казанского уезда, в продолжении пяти лет своего служения, ничего не делал для благоукрашения храма и не хотел делать, имея в виду оставить небогатый и требующий ретивой деятельности приход, чего он и достиг.
   По штату здесь должен быть диакон, но его место здесь занимает старый псаломщик Ц. С. (72 лет). Немногим моложе и другой псаломщик С. И. (68 лет). Необходимо одного из них, например, С., бывшего не раз за нетрезвость в монастыре, заменить новым членом причта, например, его сыном, мужем местной учительницы, ученики которой под ее опытным руководством пели прекрасно и при том как по-славянски, так и по-черемисски.
   Можно думать, что А. С., как бывший учитель, может вскоре сдать экзамен и на диакона.
   Впрочем, чрез год, по исполнении 5о-летнего служения может уступить свое место более способному и второй псаломщик.
   К приходу этому принадлежит до четырнадцати деревень большею частью черемисских, но общее количество душ не больше 2800. Однако в двух деревнях по 400 душ и одна из этих деревень отстоит от приходской церкви на пять верст (Монан-Мучаш).
8. Церковь села Ронги в честь Покрова Пресвятыя Богородицы-каменная, трех-престольная и не вполне благоустроенная как по виду, так и по расположению. Но можно думать, что священник С. Ж., как человек энергичный и опытный строитель, приведет церковь в должный порядок и благоукрашение.
   К этому приходу принадлежат 30 деревень, в коих жителей около 6000. Есть деревни, отстоящие от приходского храма на 15, 20 и 25 верст, из коих, например, в Абаснуре Малом около 200 жителей и Абаснуре Простом тоже около 200 душ.
   Посему весьма уместно устрояется особая церковь в деревне Малом Абаснуре, где, к сожалению, мне не привелось быть, так как я в день посещения села Ронги присутствовал на закладке школы в деревне Кугэнерь, где пели „Спаси Господи” и другие молитвы мальчики местной школы весьма хорошо. Можно думать, что с устройством школы просвещение здесь пустит и еще более глубокие корни. Деревня Кугэнерь одна из пограничных с Вятской губернией. Здесь оканчивается благочиние о. протоиерея Д. Ч., отличающееся вообще обилием черемис, которых всего, по его словам, до 22 тысяч, а русских-около 16 тысяч, и на все эти 38 тысяч всего 9 сельских церквей и строится десятая, т. е. более 4000 душ на церковь, из чего очевидна неотложная необходимость постройки здесь новых церквей, или церквей-школ, как в деревне Пуял.
   Число училищ здесь также недостаточное, особенно школ Братства Св. Гурия и церковно-приходских, а именно: Братская одна-в женском Богородицком Сергиевском монастыре, а церковно-приходских семь школ и три школы грамотности, прочих же школ 24, а всего 35, с новооткрытою же в деревне Пуял 36. По крайней мере еще необходимо бы открыть школы две, чтобы, таким образом, на каждую тысячу иметь по одной школе и тем уступать татарам не более как в пять раз, так как они стараются иметь по одной школе и одной мечети на каждые 200 душ.
   Из школ мною посещены были только городские в Царевококшайске и в том числе монастырская женская, которую игуменья желала бы расширить надстройкою другого этажа, но я отклонил это намерение ее, поставивши ей на вид, что с увеличением числа учащихся более 40, должно будет иметь другую учительницу. Кроме того, я еще видел школу в Мироносицкой пустыни, содержимую земством. Но так как учитель земский не пригласил меня в оную, то я и не счел долгом побывать в ней, хотя чувствовал и чувствую, что земство совершенно некстати вторгается со своими уставами в монастыри, и путем монастырских школ проявляет свою земскую деятельность, ибо как земщине надлежит заботиться о земле и ее произрастаниях и культуре их, так духовенству надлежит заботиться о духовных интересах православных людей, иначе произойдет полное смешение обязанностей и прав, из коих образовательное право принадлежит монастырям-и по духу их и по многовековому историческому складу русской жизни, которой несколько сот лет послужила и Мироносицкая пустынь, вполне способная к тому и теперь, как по ее внешнему благоустроенному состоянию, так и по лицу, стоящему во главе монастырского строения. Сказанное вполне приложимо также и к Раифской пустыни, стоящей на том же темном пути, разселившись на коем искони, блуждают многие тысячи черемис. Впрочем, Раифский монастырь и вовсе не имеет школы в своей территории. Он только дает свое помещение под земскую школу, находящуюся вблизи лежащей деревне Белой.
   Если таковые монастыри будут устраняться от образования и в особенности от духовного просвещения черемис, то неудивительно, что еще долго многие из них будут коснеть в язычестве.
   Некогда преподобный Евфимий, основатель Седмиозерной пустыни, сам обратил в христианскую веру несколько черемис, а другие удалились от него в глубь лесов. Там явился инок Филарет, основатель Раифской пустыни. И вот черемис не стало далеко вокруг монастырей. Но миссия монастырей этим не кончилась. Они или должны выселить из себя новый отряд, который бы, углубившись в дремучие леса между Раифской и Мироносицкой обителями, внес новую струю христианской жизни в инородческую среду, или же приняли бы к себе лучших из учеников инородческих школ и дали бы им возможность продолжить образование совместно с воспитанием по духу и характеру христианской жизни, а чрез них воздействовали бы и на других инородцев.
   Из церквей 2-го благочиния Царевококшайского уезда священника К. П., в сопровождении его, посещены были мною следующие церкви:
1. Церковь села Кожла-Солы во имя Св. Николая Чудотворца-деревянная, небогатая с виду и внутри. Здесь 2-го сентября при моем участии произведена была закладка нового здания церковно-приходской школы, устрояемой на правительственный счет. Хотя председателем по постройке церкви назначен местный священник П. А., однако главным образом возлагается надежда на скорое окончание этой постройки преимущественно на церковного старосту крестьянина Ф. К., человека в высшей степени энергичного и заботливого о благоустройстве церковном. Его попечением строятся новые дома для причта.
   К приходу этому принадлежит 9 деревень, кои все больше села Кожла-Солы, но здесь построена церковь потому, что здесь родился строитель ее купец А. Всего прихожан около 2300 и почти все они черемисы, с которыми священник и псаломщик кое-что говорят по-черемиски; диакон А. К. знает черемисский язык как природный, ибо он сын крестьянина из черемис близкой к сему селу местности. Поэтому необходимо предписать сему диакону, чтобы он вел в школе внебогослужебные беседы для взрослых черемис на их языке о всех необходимых предметах христианской веры. Лично я о сем о. диакону не мог сказать потому, что он куда-то отлучился, по какому-то начальственному требованию, о котором в точности не знал и местный священник, ибо К. не счел необходимым определительно сообщить о сем своему священнику.
2. Мушеранская церковь не была посещена мною, но причт этой церкви вызывался мною в их приходскую деревню Изикугунур, где 14-го сентября при моем участии и в сослужении двух о.о. благочинных произведена была закладка церкви-школы прямо против языческого мольбища с остатками в нем жертвенных костей.
   Достопримечательно, что вскоре после освящения места под школу-церковь ко мне явился один старый крестьянин, прося окрестить его и всю семью его. Вместе с ним просил крещения мальчик лет 15. Всех их я поручил приготовить к просвещению Св. Крещением сначала местному учителю церковно-приходской школы, а потом священнику, причем как крестьянину, так и учителю вручил небольшую сумму денег. Священник же села Мушерани Н. Л. пожертвовал 300 руб. на построение церкви школы в деревне Изикугунур.
   В приходе Мушеранском 7 деревень, в коих жителей всего более 4500 душ и в том числе 470 язычников, большая часть коих находится в Малой Мушерани (116 д.).
   Священник Н. Л. очень почтенный человек, но он несвободно владеет черемисским языком; тоже почти должно сказать и о молодом диаконе П.
   По всему этому устроение в Изикугунуре церкви-школы с возможно немедленным назначением туда священника из природных черемис, например, диакона села Арина, будет истинным благодеянием для этого темного края, в котором доселе остается так много язычников, а сколько их тайных-это показывает кереметь, остающаяся неприкосновенною в деревне Изикугунуре, где по книгам не значится ни одного язычника. Между тем жертвенные кости ясно говорят о недавно приносившихся здесь языческих жертвах. А сколько таковых мольбищ в глубине непроглядных лесов, по коим ютятся черемисские деревни и околодки? Их, вероятно, не могут перечесть и сами чтители их, нередко переменяющие их и переходящие к другим. И расстояние 18-верстное необходимо требует образования в Изикугунуре отдельного прихода. Возможность же употребить 2000 руб., имеющихся в Консистории на устроение домов для причта, делает легко осуществимым это благое желание весьма многих радетелей интересов христианства, доселе живущего рядом с невежественным язычеством и как-бы бессильного для воздействия на полудиких сынов темных лесов.
   В деревни Себе Усадах я посетил приходскую школу, ученики которой хорошо отвечали молитвы и пели прекрасно, причем как усердием, так и умением выдавался мальчик меньший других по росту, который оказался язычником. Я приглашал его принять христианскую веру, обещал принять его в Кизическую школу, дал ему денег на крест, но он на все предложения отвечал молчанием. Таким образом, застенчивость или скрытность составляет у черемис отличительное свойство не только взрослых, но и детей.
3. Церковь села Морков-каменная, трех-престольная. Причт состоят из трех священников и соответственного числа других членов. Один священник отделен для служения в недавно выстроенной церкви (в с. Семи-Сола в 12 верстах), куда, однако доселе не выселился (новая церковь освящена в марте) по неимению квартиры в новом приходе и ходит для служения туда пешком. Я просил г. земского начальника оказать возможную помощь священнику, не имеющему в приходе своем необходимой квартиры.
   Первый из священников о. благочинный К. П. знает язык прихожан черемис как родной, ибо он здесь родился, здесь, кажется, жил и дедушка его и именно в том ветхом домике, в котором живет он со своею многочисленною семьею, содержимою весьма прилично. Из сего можно заключать, что приход сей безбедный, и отделившиеся от него прихожане новой церкви могут обезпечить своего священника квартирою и прочим.
   До 1892 года к этому приходу принадлежало 25 деревень с 10-ю тысячами населения, в числе коих было 250 язычников. Отделение части прихода от церкви села Морков было делом крайней необходимости. И благоустроение новообразуемого прихода составляет насущную потребность, которой неотложно нужно оказать возможное содействие.
   Хотя большинство прихожан Богоявленской церкви села Морков черемисы и второй священник Π. П. знаком с языком черемис, однако богослужение совершается на церковно-славянском языке, так как приходят в церковь по преимуществу русские, которые живут в Морках для мелкой торговли и в качестве разного рода начальства и служащих у оного. Поэтому для черемисского собственно населения было бы полезно устроение еще церкви-школы, в которой бы мог служить второй священник. Но это желание-дело неблизкого будущего, потому что и совершающееся уже отделение части прихода, вероятно, имеет немало препятствий явных и тайно устрояемых, подобных тем, которые выставлены были для устроения церкви-школы в деревне Мазикове. Между тем в этой деревне несколько семейств (до 14) подозреваются в склонности к секте бегунов. Они находятся под бдительным надзором местных священников, как пишет отчасти сам о себе о. благочинный. Кроме увещаний, делаемых приходскими священниками, деревни-Старое Мазиково и Новое Мазиково посещаются епархиальным миссионером священником И. К. В деревне же Старом Мазикове ведет беседы по праздничным и воскресным дням присланный при указе Духовной Консистории чистопольский мещанин Д. Г. Главные вожаки этой секты выбыли в Томскую губернию.
   По многочисленности причта села Морков следовало бы открыть в одной из 25 деревень приходскую школу, которой в приходе не имеется ни одной, несмотря на многотысячный состав прихода. И это открытие безповоротно предрешено закладкою здания школы, произведенною мною при соучастии земского начальника и сослужении всех членов причта 5-го сентября в деревне Старый Завод, где тогда же и начато строение этой школы на правительственный счет, под присмотром членов местного строительного комитета.
4. Церковь села Арина. Причт и приход в оном во всем существенном сходственны с Моркинскими. Видно, что все устроялось, как там, так и здесь, в доброе старое время весьма рачительно и с большим доброхотством, причем имелось в виду сконцентрировать местное население вблизи церкви. Но это последнее удалось мало, потому что и здесь прихожане живут по деревням, которых считается 20 с 81/2 тысячами жителей, в числе коих более 300 язычников. И здесь три священника, и один из них не имеет квартиры. И здесь необходимо произвести отделение прихода чрез устроение на первый раз церкви-школы, а потом и церкви. И здесь старший священник А. С. наследствует отцу и деду и потому знает язык местных черемис в совершенстве. По моему предложению он повторил слово на текст: „доколе храмлете на обе ноги», сказанного по поводу замеченного мною языческого культа, обширно распространенного здесь с древних лет. Он произнес это слово по-черемисски, среди площади, прекрасно, так что черемисы, в количестве нескольких тысяч, внимали ему с полнейшим усердием. Но к сожалению о. С. не имеет полноты духа ревности о правоверии своих прихожан и смутно представляет их права на совершение языческих обрядов и жертвоприношений. Это выразил он во время суждения о языческом мольбище, находящемся в их приходе между деревнями Аз-ял и Шеншедур, называемом монастырь-кереметь и окруженном другими меньшими мольбищами. В деревнях этих не значится ни одного язычника, а мольбищ языческих несколько. Очевидно, что сии последние не имеют законного права на свое существование. Между тем священник выражает боязнь правонарушения чрез какое-либо действие относительно их в смысле приурочения их к христианским взглядам и жизни. Но, слава Богу, после моего поставления креста среди означенного мольбища, он 14-го сентября отслужил там молебен пред часовнею, которую построил один из местных жителей. Однако в предупреждение сих и подобных правовых недоумений желательно, чтобы от времени до времени издавались в Известиях по Казанской епархии узаконения, коими ограждаются интересы Православия от предвосхищения ее прав отпадающими от нее и совращающими членов ее в разные лжеверия.
   В приходе Аринском имеется одна церковно-приходская школа, а именно в деревне Каркатовой, где всех жителей около 500 человек и в том числе несколько язычников. Но кажется доселе, никто из членов причта там не занимался, а потому я советовал заниматься там молодому диакону и священнику, которые оба из черемис, а потому имеют и особенный долг позаботиться о своих единоплеменниках. Может быть прилично устроить церковь-школу именно в деревне Каркатовой, как одной из больших. И должно сказать, что здание для сего имеется уже, а именно весьма хороший дом умершего священника Е. Б., продающийся менее, чем за одну тысячу рублей, дом весьма подходящий для намечаемой цели и требующий только возвышения в фундаменте.
   В селе Арине имеется прекрасное Министерское двухклассное училище. По приглашению заведующего оным я посетил это училище, в котором учеников великое множество. Некоторые из них были спрошены мною и отвечали отлично, как по Священной Истории, так и по Русской Истории. Поют ученики тоже очень хорошо. Заведующий училищем высказал сожаление, что даже лучшие ученики, окончившие курс, не имеют дальнейшего движения образовательного, причем указал на одного такого из числа сирот. Это навело меня на мысль об учреждении здесь такой школы-приюта, где бы, продолжая год-другой свое образование, лучшие ученики могли поступить в Учительскую Семинарию (куда принимается из черемис ежегодно всего только 2—3 человека), а остальные бы могли, бы быть помощниками учителей, а иные и прямо учителями школ грамоты с самым незначительным вознаграждением.
5. Церковь во имя Св. Апостола Онисима и Кужерский стекольный завод купца 1-ой гильдии А. Μ. X., представляют отраднейший оазис среди лесной пустыни, населенной полу-христианами и язычниками-черемисами.
   Церковь небольшая, деревянная, но так разумно устроена и светло украшена, что, явившись в ней из темного леса Царевококшайского, настолько поражаешься чистотою храма, его благолепием св. икон, лампад, роскошью священных риз, что представляешь себя на первый раз в какой-нибудь столичной домовой церкви.
   В час моего приезда церковь была полна молящимися (накануне Воскресенья) за всенощною. На клиросе пели дети местных рабочих и некоторые из них пели весьма стройно. Сын владельца завода, управляющий заводом-техник Н. А. X., старанием которого так изящно украшен храм, исправлял должность церковного старосты и стоял около свечного ящика. Множество свеч горело на всех подсвечниках и еще больше того в много-свечном паникадиле. Обычному торжеству еще большую приятность придавало то, что в храме находилась Чудотворная Смоленская икона Божией Матери, ежегодно приносимая сюда из Седмиозерной пустыни по особенному приглашению г. управляющего фабрикой.
   На другой день за литургией я говорил поучение на тексте: „Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небесного водворится”.
   По окончании литургии служился молебен на площади, потом обошли со св. иконою вокруг всего поселения с пением литий на всех четырех сторонах и осенением на все четыре стороны. Наконец совершен был еще молебен в храме и св. икона была провожаема множеством народа до соседней деревни. Здесь я имел возможность посетить дома: доктора, священника, больницы и школы, где ученики и ученицы прекрасно пели молитвы и очень удовлетворительно отвечали на разные вопросы по Закону Божию. Все эти дома, равно как все дома, в которых живут отдельными семьями все рабочие, принадлежат г. X. Кроме того, он строит целый новый ряд домов, чтобы ими заменять те дома, которые придут в ветхость. Такая заботливость о рабочих, наем для них доктора, учительницы, школы и церкви со священником и исп. д. псаломщика, подала мне повод сказать несколько благодарственных слов г. управляющему заводом и его доброму отцу, причем я одобрял его надеждою на помощь Божию в конкуренции с такими лицами, как татарин С., который не только ничего не хочет сделать для удовлетворения религиозной потребности своих русских рабочих, но и всячески добивается снести церковь, имеющуюся при его заводе.
   В предупреждение возможности повторения такого неприятного для русского человека обстоятельства, я убеждал г. X. дать на церковь дарственную с отводом места для ограды, чтобы оно всегда было церковным достоянием и не могло бы быть отчуждено-ни татарином, ни немцем.
   Имея в виду показанное попечение г.г. X-х, а также зная и то, что А. Μ. X. несколько тысяч пожертвовал на построение (Кирилло-Мефодиевской г. Казани) и благоукрашение других церквей (Вознесенской, Иоанно-Богословской-Семинарской, Михаило-Архангельской-Академической и Кафедрального собора), я бы просил Ваше Высокопреосвященство выразить ему то, что его труды на пользу церкви не остаются незамеченными; равно и усердие к церкви его сына также требует выражения Архипастырского благословения с выдачей грамоты.
6. Церковь села Сотнур во имя Св. Троицы- двух-престольная, каменная, во многом подобная церквам сел Арина и Морков. Тоже должно сказать и о причте, а равно и о прихожанах черемисах.
   Настоятель церкви, протоиерей Г. П., служит здесь множество лет, знает язык черемис отлично и беседует с ними как отец и патриарх с детьми и внуками, и они с великим вниманием слушают его, как было при мне, когда он за литургией повторял им то, что было сказано мною накануне. Но он жалуется, что не все его слушаются и многие, не смотря на его увещания, остаются в язычестве. В видах приобретения от опытного человека запаса необходимейших поучений на черемисском языке точном, я предложил о. протоиерею переписать несколько поучений, говоренных им в течение многих лет, и он охотно дал слово исполнить это.
   Второй священник о. Т. тоже знает черемисский язык, но не вполне. Диакон служит весьма неестественно, возвышая до неприятности свой голос. Поэтому я советовал ему служить более натурально.
   Учитель местной земской школы пел с некоторыми весьма немногими мальчиками и псаломщиками на клиросе. Побывать в школе я не получил приглашения, о чем весьма сожалею, ибо потом слышал от нескольких компетентных лиц, что есть обстоятельства, вредно влияющие на взгляды инородцев о просвещении, которое между тем здесь крайне необходимо по невежеству и грубости черемис.
   Всех прихожан к церкви села Сотнур приписано более 71/2 тысяч. Кроме того, здесь в деревне Карама-сах находится около 500 язычников черемис.
   Не смотря на полный состав причта, в приходе этом нет ни одной церковно-приходской школы, ни школы Братства Св. Гурия, посему необходимо предписать, чтобы причт всемерно позаботился об открытии на первый раз хотя бы школы грамоты в одной из деревень приходских, коих всего считается до 13, а школ земских только 3 с 170 учащимися на 8ооо душ, среди коих средним числом детей школьного возраста должно быть около 1143, полагая 1 на 7 человек.
   Заключая обозрение первого благочиния Царевококшайского уезда, я сказал о крайне недостаточности здесь школ (одна монастырская) и церквей (десяти) при населении в 40 тысяч, которое притом разбросано на громаднейшем пространстве, при чем 9/10 инородцы, весьма удаленные от приходских храмов и в большинстве до того чуждые развития, что многие из них не знают ни одной молитвы. И странное дело: знание молитв почитается обязательным только учившимися в школе, так что, кто не был в школе, тот считает себя вправе не знать ни молитв, ни даже имени Монарха нашего.
   Тоже и в большой мере должно сказать относительно населения второго благочиния Царевококшайского уезда. Здесь число школ Братских (одна или даже ни одной) и церквей (десять) тоже весьма недостаточное. А темнота жителей еще большая. Там считается язычников человек 7, а здесь более двух тысяч. Все они твердо держатся своих языческих понятий и обрядов житейских и религиозных. Но вместе с тем непрочь и учиться, так что уже и теперь в разных школах есть несколько язычников. Но школ крайне мало и вот множество черемис коснеет в язычестве, невежестве и грубости. Около всех сел и деревень, где вырублены сплошные леса, видны тенистые старые священныя рощи-языческие мольбища, усеянные грудами жертвенных костей животных, остающихся на пепле множества патриархальных жертвенников. Возле них находятся и все почти орудия для совершения нового идолослужения. А на многих деревьях висят и задатки будущих жертв, которые обещаны, но не могли быть принесены по бедности давших обеты. Это длинные лыки, украшенные спереди частыми вырезками, изображающими гривы лошадей, а далее редкими пятнами, почерневшими от времени. Тут же и снопики можжевельника, а в удостоверение того, что это снопы овса или ржи, оловянная печать, которую приложил быть может какой-либо самозванный карт или йомзя-жрец-знахарь.
   Таковое мольбище мне привелось видеть в верстах в 70 или 8о от Казани за селом Ариным 4 сентября, причем я вместе с г. исправником среди этого мольбища водрузил большой деревянный крест из жердей, приготовленных для перекладин, употребляемых для варки жертвенного мяса. Священнику же местному я выразил желание, чтобы на сем месте была устроена надлежащая придорожная часовенька, каких много имеется среди русских поселений. Тогда же один крестьянин выразил мне желание исполнить этот мой совет. И вот местный священник А. С. мне пишет: „Сентября 14 после Божественной Литургии, взяв из храма Св. иконы, с причтом и несколькими учениками отправился я на черемиское мольбище, находящееся между деревнями Аз-ял и Шеншедур. По прибытии на место, где водружен Вашим Преосвященством крест, отслужен был молебен Иисусу Сладчайшему, Пресвятой Богородице и Святому Николаю Чудотворцу. По окончании молебна, рядом с крестом освящено св. водою место и водружена часовня с иконою Спасителя. Затем, при пении похвалы Божией Матери, обойдено со св. иконами вокруг мольбища с освящением св. водою. По отпуске провозглашено многолетие Царствующему Дому, Святейшему Правительствующему Синоду, Высокопреосвященнейшему Владимиру, Архиепископу Казанскому и Свияжскому, Вашему Преосвященству и всем православным христианам».
   По примеру Вашего Высокопреосвященства я послал в ту часовню икону Св. Николая Чудотворца и предложил священнику уговорить местных крестьян составить приговор об оставлении сего мольбища с тем, чтобы никогда не собираться в него для языческих жертвоприношений.
   Кажется, подобным образом могут быть закрываемы и многие другие языческие мольбища, чему учит и история церкви, показывающая, что многие священные храмы ставились на местах, бывших священными у язычников. И на это имеется юридическое право в тех местностях, где мольбища находятся на земле, принадлежащей христианам. Но, конечно, практическое осуществление сего дела требует большого такта и крайней осторожности, а главное благоприятных обстоятельств, из коих первейшим должно, кажется, почитаться охлаждение у жителей чувства благоговения к прежним чтилищам.
   Сводя все вышесказанное к неотложному практическому итогу считаю должным сказать следующее:
   Как для 1-го благочиния необходимо открыть 2 школы и 2 церкви-школы (например, в деревнях Туруновой и Большом Чигашеве), так и для 2-го благочиния необходимо открыть 2 школы и устроить 2 церкви-школы (например, в д.д. Каркатовой и Карамасах).
   Наконец, желательно также устроить церковь-школу в дер. Караях, Царевококшайского уезда, приписанной к Кукморскому приходу, Казанского уезда, где до 750 черемис в одной деревне и множество оных в близ лежащих деревнях, с припискою коих к этой деревне можно образовать самостоятельный приход своего уезда и тем положить конец большой географической путанице, а вместе и затруднениям духовенства села Кукмор, обязаннаго посещать деревню эту и для треб и для занятий в церковно-приходской школе, здесь находящейся.
   В крайнем же случае необходимо открыть хотя одну школу в Сотнуровском приходе, где нет ни одной-ни церковно-приходской, ни Братской школы, а между тем в Сотнурах причт двухштатный, жителей семь с половиною тысяч, почти все они черемисы и кроме того множество язычников.
Предложения Высокопреосвященнейшего Никанора, архиепископа Казанского и Свияжского духовенству и пастве Казанской.
I.
   Видя и слыша великое одушевление всякого рода представителей иноверия и пропаганду их, предлагаю Консистории написать всем настоятелям и их сотрудникам, чтобы они всячески усугубили свою проповедническую деятельность, возвещая слово христианского учения верным и неверным, да всяко некие спасут и Христу приобрящут. Да возбуждают они к проповеди о Христе и всех своих пасомых, ибо хотя Иисус Христос сказал только Апостолам, а в лице их и преемникам их: „шедше научити вся языки, учаще их блюсти вся, елика заповедях вам”, однако, и ко всем верующим Он говорил: „иже сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии Небесном», и в другой раз: „всяк, иже скажет обо Мне пред людьми и Я поведаю о нем пред Отцом Моим Небесным»; а Св. Апостол сказал: „кто обратит грешника от пути его, тот спасет душу его и покроет множество грехов». Это всеобщение, взаимнообщение и сближение православных христиан было необходимо всегда, как живое выражение их целокупной жизни о Христе, как главе, которого мы все частицы как бы живого организма и даже-воодушевленного Св. Духом Тела, или, иначе говоря, Святой Церкви Божией, в которой все члены (части), почему, когда страждут одни части, то больно и всем прочим частям, и всему составу церкви. А ныне именно такое время, когда многие члены Церкви нашей страждут многими немощами и слабостями. Посему все могущие понести немощи немощных, т. е. пособить им своими убеждениями, ободрениями, утешениями, должны всемерно и всячески пособить им и в особенности защитить от врагов, нападающих на слабых овец наших духовных и расхищающих их. Часто делается это по злоупотреблению свободою совести и другими мнимыми свободами, причем провозвестники свободы не стесняются и насилиями, будто-бы дозволенными только им объявленными свободами. Здесь, на высокой страже Государственной правды должны быть представители власти, которым смиренно и спокойно должны пастыри церковные поставлять на вид благовременно и разсудительно, да будет защищен силою законов всякий угнетаемый и удержан неправый ревнитель своего иноверия и заблуждения. Наиболее же всего пастыри духовные должны помнить то, что ныне именно то время, когда должно возвещать правое учение о Господе благовременно и безвременно, т. е. не только тогда, когда обычаем и установлениями положено сие, но и всегда, когда к тому представляется повод, даже при видимом недосуге, или усталости, ибо теперь не время для частых отдыхов и долгого покоя, Каждый час ныне уносит на вечно наших пасомых, совращаемых с истинного пути разного рода пропагандистами иноверных учений и разных заблуждений. По совету Господню можно оставлять 99 овец, чтобы возвратить одну заблудшую. Посему и оседлые пастыри должны двигаться, чтобы не дать расхитить их овец духовных, а тем более миссионеры по профессии. Постоянное странствие для оберегания и спасения вверенных им душ должно теперь, быть их неизменным уделом. Это передовые стражи Дома Божия. Но язвы заблуждения зреют и внутри и около нас, посему все должны заботиться о всех, „да вси единым сердцем и устами славят Бога и Христа Его во веки».
   1908 г.
   мая 16.
II.
   Во многих городских церквах, при существующих наемных хорах певчих, клирики совершенно отстраняют себя от церковного пения, а при иных одни они поют, невспомоществуемые никем. Посему предлагаю Консистории сделать распоряжение, чтобы: 1) клирики всегда пели в церквах по мере возможности и 2) при наличии наемных хоров не устраняли себя от церковного пения; з) кроме того, они должны всемерно располагать к церковному пению любителей: детей, юношей и старцев. Прочие члены причта должны им всемерно содействовать в этом, ибо этим они явят уважение к себе прихожан, а любители церковного пения-живое и деятельное проявление в них духа церковной жизни.
   16 октября
   1908 года.
III.
   О. благочинный 3 округа Свияжского уезда пишет, что „в причтах по большей части замечалась солидарность и понимание выгодности для дела единодушия, мира и любви». Он же пишет: „в настоящее время священники поняли, что для них выгоднее и совсем без вознаграждения преподавать в школах, чем законоучительские свои обязанности передавать учителям. Священникам приходов, зараженных расколом, приходилось и в частной жизни следить за каждым своим действием, размерять каждый шаг, не только свой, но и своего семейства, дабы не подать раскольникам повода неодобрительно отзываться о православном духовенстве и этим уловлять в свои сети православных». В заключение же отчета он говорит: „если миссионеры и пастыри также энергично и согласно будут работать, как в настоящее время, пропадут даром все раскольнические ухищрения, направляемые ими к уловлению православных».
   Рекомендуя все это всему духовенству Казанской епархии, прошу оное обратить особое внимание на первое, т. е. на взаимную солидарность, согласие, мир и любовь между собою.
   Кроме общего требования от всех христиан вообще и от христианских пастырей в особенности, это для духовенства Казанской епархии необходимо еще и потому, что местная Консистория, заваленная делами всякого рода, затрудняется вести их благовременно и желает усилить штат служащих в Консистории, обложив для сего монастыри новыми налогами при рьяном и резком осуждении и старых налогов. 1909 г. января 24343.
IV.
   Св. Апостол Павел учит, что унизительно вообще иметь междуусобные тяжбы и особенно не хорошо отдавать эти дела на решение лиц, ничего не значащих в Церкви (1 Кор. 6:1-7).
   Как бы щадя духовенство, наше Правительство многие дела духовных лиц отдает на рассмотрение их самих, на суд духовный: о.о. благочинных, советов благочиннических и т. д.
   Но многие пренебрегают этими первыми инстанциями суда и всякого свидетельства и обращаются прямо в Консисторию, к Архипастырю, всячески затрудняя их, особенно Консисторию, в которой скопляется непомерное количество бумажных дел. Советую всем прежде всего примиряться с соперниками, предлагаю далее, при несогласии, сначала обращаться к о.о. благочинным, к которым неизбежно должны посылать дела Консистория, а равно и наша мерность.
   Наипаче же архипастырски прошу и молю всех: не впадать в дела криминальные по которым неизбежно должно вести суд Консисторский, Владычный и даже Синодальный, горше же того-передавать дела в суд Окружной, Судебной Палаты и далее.
   Вспомните вдохновенное слово древнего премудрого, и не только не творите злое, но и не говорите зла, ибо небесная птица услышит это злое слово и поведает Судящему явное и сокровенное344.
334   Примечание, редакции. Правила эти были напечатаны в «Известиях по Казанской Епархии» за 1880 г. № 17.
335   Примечание редакции. Проект составлен Высокопреосвященным автором в 1888 году; упоминаемая комиссия была назначена под его председательством.
336   Примечание редакции. Составление Высокопреосвященным автором этой докладной записки, равно как и следующей, относится к 1884 г. в бытность его ректором Семинарии.
337   В настоящее время напр., по исчислению архитектора Невинского, для ремонтировки всей Семинарии требуется около 40,000 рублей.
338   Проценты на копейки не всегда исчисляются точно, так как это не может повести к разности общей даже на один рубль.
339   Примечание редакции. Отчет этот был представлен Высокопреосвященным автором, в бытность его викарием Казанским, Архиепископу Казанскому Павлу, по поручению которого и было совершено обозрение церквей означенных уездов с 1-го по 15 июня и с 22 по 25 ноября 1891 г.
340   Примечание редакции. Отчет этот был представлен Высокопреосвященным автором, в бытность его викарием Казанским, Архиепископу Казанскому Владимиру.
341   Он встретил меня на почтовой станции, находящейся в 35-ти верстах от Царевококшайска. На эту станцию я приехал из села Никольского чрез Кожлы-Солы, проехавши лесом около 100 верст и видевши на пути (называемом прямым трактом) только одну церковь, а именно в Кожле-Соле.
342   Из сего явствует, что в устрояемое Епархиальное Училище должно принимать бесплатно не только дьяческих дочерей, но и протоиерейских некоторых и иерейских, ибо последние больше добывают средств для него, нежели дьячки, и дочерям протоиереев и иереев необходимо быть не менее образованными, чем дьяческим.
343   См. Изв. по Каз. Еп. 1909 г. 1 февр. № 5.
344   См. Известия по Каз. Епархии. 1909 г. марта 8.

источник материала